home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

Меня разбудила громкая болтовня пересмешника.

- Боже, какое надоедливое создание,- заворчала я, протирая глаза.

Я, конечно, соскучилась по Оклахоме, но только не по пересмешникам с их бесконечным чириканьем.

- Доброе утро, Шаннон, девочка моя!

Клинт выглядел отдохнувшим и посвежевшим. Он как раз надевал через голову толстый вязаный свитер.

- Я не твоя девочка,- буркнула я ему.

Он лишь весело рассмеялся.

«Отлично. Клинт Фриман - утренняя пташка. Еще одно сходство между ним и моим мужем».

Только на этот раз оно раздражало, а не умиляло.

Я опустила ноги, завернула в одеяло свое полуголое тело и поднялась.

- Где здесь дамская комната?

- Пройди через кухню,- мотнул он головой в сторону двери.- В шкафчике найдешь новую зубную щетку. Еще я там разложил кое-что из вещей, оставленных Рианнон.- Клинт окинул меня оценивающим взглядом, словно мог видеть сквозь одеяло, в которое я завернулась еще плотнее.

- Размер подойдет. Чувствуй себя как дома,- весело сказал он.

- Угу,- пробормотала я, направляясь на кухню.

- А я пока сварю кофе и приготовлю яичницу.

При упоминании о еде мой желудок учинил бунт и сжался. Но признаки утренней тошноты вызвали улыбку на моем лице. С ребенком все в порядке.

- Я обойдусь тостом и чаем. То и другое моту приготовить сама. Тебе не нужно хлопотать,- бросила я через плечо, слегка раздосадованная тем, что Фриман сразу бросился застилать за мной кровать.

«Неужели он помешан на порядке?»

Не дожидаясь ответа, я покачала головой, быстро прошла через безукоризненно чистую кухоньку и внезапно ощутила холод, идущий от деревянных полов.

Ванная комната оказалась на удивление большой и удобной, с просторной душевой кабиной, настоящей ванной на ножках и огромным запасом туалетной бумаги. Я вздохнула от удовольствия.

Современная сантехника - вот чего мне так не хватало.

На бортике ванны были аккуратно сложены до нелепости дорогие вещи. Это я определила сразу, еще не дотронувшись до них. Я взяла первое, что лежало сверху, и встряхнула. Черные кожаные брюки от Джорджио Армани. Коричневый кашемировый свитерок цвета осенних листьев с треугольным вырезом, отделанный черным мехом, который мог быть только норкой. Наверное, Рианнон детально изучила ассортимент местного магазина «Сакс Пятая авеню». Черное кружевное белье. Я повертела на пальце тонюсенькую полоску ткани и покачала головой.

- Рианнон, Рианнон, стринги - твой пунктик.

Это было одно из наших многочисленных отличий. Она помешалась на стрингах, обнаженных сиськах и легких одеждах. Я далеко не ханжа, но не получаю никакого удовольствия от выставления себя напоказ. Что же касается белья, то предпочитаю обычные, хорошо сидящие штанишки, которые не лезут тебе в задницу.

Нет, правда, какому нормальному человеку это понравится?

Душ показался мне блаженством, я долго стояла под мощными струями. Двукратная чистка зубов настоящей пастой после использования зубной нити превратилась практически в религиозный ритуал. Заглянув в шкафчик под раковиной, я обнаружила фен и запас косметики. Похоже, Рианнон опустошила весь прилавок с «Шанелью». На дне косметички я нашла идеальную заколку для своих непослушных рыжих волос.

Я натянула брюки из мягчайшей кожи и громко рассмеялась. Вместо современной молнии спереди была кожаная шнуровка. Наверняка она шила это на заказ. Что ж, полагаю, можно вытащить девушку из Партолоны, но не Партолону из девушки.

Свитер сидел так же, как брюки,- идеально. Я взглянула в зеркало и улыбнулась своему отражению. Одного нельзя было отнять у Рианнон - она точно знала, как нас одеть, чтобы подчеркнуть все достоинства.

В поисках носков я зашлепала из теплой ванной в ярко освещенную кухню. Клинт стоял ко мне спиной и помешивал что-то на сковородке. Мой неустойчивый желудок содрогнулся от запаха яичницы-болтуньи и сыра. Я направилась к дубовому столу, где уже возвышалась горка поджаренного хлеба рядом с дымящимся печеньем и набором приправ.

Я откусила краешек тоста и прокашлялась. Клинт вздрогнул, повернул голову, улыбнулся мне через плечо и вдруг застыл. Улыбка сползла с его лица. Взгляд изменил выражение, буквально пронзил меня внезапным огнем. Моя рука, подносившая ко рту тост, замерла на полдороге, когда тело ответило на этот хорошо знакомый взгляд. Так на меня смотрел муж, охваченный горячим желанием.

«Нет! - Все во мне воспротивилось.- Он просто похож на Клан-Финтана».

Я отвела взгляд, откусила большой кусок тоста и спросила с полным ртом:

- Чай есть?

- Да. Я только что вскипятил воду.

Я притворилась, что не заметила в его голосе нотки подавленного желания.

- Хорошо. Я выпью глоток.

Клинт зашевелился, схватил прихватку, висевшую на крючке за плитой, принес чайник и поставил на стол рядом с кружкой.

- Заварка в кладовке,- махнул он рукой на дверь в углу и вернулся к сковородке с яичницей.

- Спасибо,- сказала я, продолжая жевать тост.

- Хочешь яичницы?

- Пожалуй, не буду. Лучше съем печенья с джемом. Желудок пока не успокоился,- Я сама не знала, почему считала необходимым скрывать свою беременность.

- Как угодно,- коротко бросил Фриман, накладывая в тарелку щедрую порцию яичницы.

При близком рассмотрении я увидела, что он пожарил вместе с яйцами кусочки ветчины, грибов и сыра, которые я унюхала раньше. Я проигнорировала все эти деликатесы и приказала своему желудку поступить так же.

Мы ели в тягостной тишине. Он не смотрел на меня, я - на него.

Клинт наливал себе вторую чашку кофе, я намазывала на все еще теплое печенье клубничный джем, а потому рискнула бросить на него взгляд. Фриман смотрел куда угодно, только не на меня.

- Печенье вкусное,- сказала я, давая понять, что не против общения.

Он проворчал в ответ что-то невразумительное.

Я вздохнула. Пожалуй, лучше взглянуть фактам в лицо и не играть больше в прятки.

- Наверное, мое сходство с Рианнон явилось для тебя шоком, особенно когда я напялила ее тряпки.

Он медленно перевел взгляд на меня и глухо произнес:

- Я не сказал бы, что это был шок.

- Во всяком случае, ты выглядел потрясенным.

- Неужели, Шаннон, девочка моя? - Похоже, Клинт искренне удивился.- Но я не чувствовал никакого потрясения.

«Ой- ой».

Я сглотнула, и наши взгляды встретились.

Эти темные искренние глаза смотрели так знакомо, что у меня заныло в груди. Он был точной копией моего любимого Клан-Финтана.

«Но не им самим»,- напомнила я себе и громко отхлебнула горячего чая, что совсем не шло даме.

- Чай тоже хороший! - широко улыбнулась я, надеясь, что у меня из носа не торчит большая козявка.

- Спасибо,- сказал он и добавил с улыбкой: - Кажется, у тебя что-то застряло между зубов.

- Ненавижу, когда это случается,- рассмеялась я и цыкнула зубом, как это принято у жителей Оклахомы.

Клинт снова улыбнулся, покачал головой и вновь занялся яичницей.

Напряжение спало, я облегченно вздохнула, и мы закончили завтрак в гораздо более приятной тишине.

Фриман помыл тарелки, наскоро прибрался и открыл шкафчик, встроенный между кухней и ванной.

- Держи,- протянул он мне пару толстых носков и роскошные английские сапоги для верховой езды.

- Спасибо,- поблагодарила я, присев на край кровати,- А то ноги совсем замерзли.

- Могла бы сказать раньше,- буркнул он, повернулся к шкафу и вынул два толстых пуховика.

- Все в порядке,- Я натянула сапоги,- Просто меня удивило, какой здесь холодный пол, только и всего,- сухо сказала я, чувствуя себя неловко оттого, что его явно тревожило мое благополучие.

- В этом году непривычно холодно. Метеоролога даже предсказывают снегопад на сегодняшнюю ночь и завтрашний день.

- Надо же, снег в Оклахоме в ноябре!

Он помог мне надеть куртку. Я ругала себя за неловкость, влезая в рукава, и все пыталась убедить себя в том, что с его стороны это простая вежливость.

Но Фриман стоял при этом чертовски близко.

- Да,- выдохнул он мне в ухо и повторил: - Снег в ноябре.

От теплого дыхания Клинта я вздрогнула, поспешила отойти в сторону, делая вид, что занята застежкой-молнией, и прощебетала:

- Готово!

- Все время забываю, что ты торопишься,- сдавленно произнес он, и я снова заметила морщинки вокруг его глаз и легкую проседь в темных волосах.

Легковесное замечание, готовое сорваться с губ, так и осталось невысказанным.

- Я не она, Клинт,- печально улыбнулась я.

- А я и не хочу, чтобы ты была ею.

Я расстроенно фыркнула:

- Ты меня совсем не знаешь. Если я чем-то тебя привлекаю, то это наверняка связано с чертовкой Рианнон.

- Она перестала меня привлекать с тех пор, как я узнал ее истинную природу.

Я не знала, что ответить. Наши взгляды встретились. В его глазах я прочла невероятно глубокую печаль.

«Господи, как трудно быть рядом с ним и не думать о чувствах!»

Я невольно продолжала отмечать его сходство с Клан-Финтаном, причем не только внешнее, пыталась внушить себе, что он более серьезный и отстраненный. Но стоило мне вернуться в прошлое, всего на полгода назад, как я тут же вспомнила красивого кентавра, который тоже поначалу держался со мной чересчур серьезно и отстранение. До тех пор пока я не полюбила его, не доказала ему, что я не Рианнон. А Клинту ничего не нужно было доказывать. Он и гак все знал. Я обуздала свои беспорядочные мысли.

- Мне нужно вернуться домой,- Я оторвала от него взгляд, повернулась и решительно направилась к двери.

- Знаю, Шаннон.- Он одним прыжком догнал меня и распахнул дверь.

Я ничего не сказала, только неуверенно взглянула на него, всем сердцем желая, чтобы он понял, потом шагнула за порог, в холодное оклахомское утро.

- Брр! - Я подняла воротник куртки,- Ты уверен, что сегодня только первое ноября?

- Да, вчера был Самайн.

- Ты имеешь в виду Хеллоуин? - вопросительно подняла я бровь.

- Нет, Шаннон, девочка моя,- Он снова обогнал меня и спрыгнул с нескольких ступенек симпатичного маленького крыльца.

Накануне ночью я видела, как он еле передвигался. Теперешняя его резвость немало меня удивила.

Двора никакого не оказалось. Лес начинался гам, где заканчивался дом. Клинт набрал в легкие сырого утреннего воздуха, обернулся и внимательно посмотрел на меня.

- Нет, я имею в виду Самайн. Вовсе не обязательно жить в Партолоне, чтобы понимать смену сезонов и уважать таинства природы.

- Я ничего не хотела сказать,- Меня огорчило, что я стала таким снобом и перестала обращать внимание на то, что он по-прежнему называл меня своей девочкой,- Просто мне казалось, что название Самайн здесь считается устаревшим,- Я последовала за ним в лес.

- То, что находится в гармонии с лесом, не устаревает,- мягко произнес он, указывая на едва заметную тропку, уходившую вправо.- Сюда.

Он зашагал впереди. Я еле за ним поспевала, тихо распекая всех мужиков с их эгоизмом.

- Что? - Он оглянулся на меня через плечо.

- Ничего,- поспешила ответить я, а потом добавила: - Отсюда далеко до того места, где находится пузырь для смены измерений?

Он коротко хохотнул:

- Пузырь!… Хорошо ты его припечатала. Нет, не очень далеко,- Клинт увернулся от низкой ветки,- Примерно в часе быстрой ходьбы.

«Превосходно. Интересно, а сколько тогда будет очень Далеко? Боже, как я ненавижу турпоходы!»

Внезапно Оклахома напомнила мне Партолону, хотя здесь меня не покидала ностальгия.

- А доехать туда нельзя? - поинтересовалась я, вынимая из волос клок паутины и отряхиваясь от невидимых пауков.

- Ни одно транспортное средство сюда не проедет.

- Жаль, что у тебя нет лошади,- огорченно заявила я.

- Я не люблю лошадей,- чуть ли не с обидой сказал он.

- Что? - не поверила я своим ушам.

- Не люблю лошадей. И никогда не любил. Я вообще не езжу верхом,- отрывисто произнес Фриман.

Я сначала захихикала, а потом не удержалась, расхохоталась во весь голос, иногда фыркая.

- Что, черт возьми, такого смешного?

- А разве Рианнон ничего не рассказывала тебе о жителях Партолоны? - пролепетала я между приступами смеха.

Это было чертовски смешно. Сами подумайте. Он не любил лошадей, а его зеркальный двойник был наполовину лошадью.

- Она говорила, что не захотела там остаться, потому что ее принуждали к браку без любви. А еще на ее страну собирались напасть какие-то дьявольские существа. Вот и все,- В его голосе слышалось любопытство, хотя он продолжал досадливо поглядывать на меня каждый раз, когда я не могла сдержать смеха.

- Клинт, Рианнон не желала вступать в брак с Клан-Финтаном лишь потому, что он не позволил бы ей сохранить прежний стиль жизни. Она, видишь ли, не могла принадлежать кому-то одному.

«Даже если этот один был кентавр, меняющий облик, верховный шаман своего племени»,- мысленно договорила я.

- Да, я убедился в этом.

Его холодный тон мигом меня отрезвил. Я без труда вспомнила, что стерва Рианнон воспользовалась этим мужчиной и больно ранила его. Мне пора было бы привыкнуть к тому, что все время приходится расхлебывать кашу, заваренную ею.

- Итак, что тебя рассмешило?

Я замялась.

- Твой зеркальный двойник в Партолоне!… Скажем так, он превосходный лошадник.

«В буквальном смысле слова. Я сейчас подавлюсь от смеха. Господи, как бы не лопнуть».

- Это лишний раз подтверждает то, что ты с самого начала говорила о себе и Рианнон. Зеркальные двойники могут оказаться совершенно разными,- Он оглянулся через плечо и вздернул бровь, совсем как Клан-Финтан.

Мне оставалось лишь тепло улыбнуться ему в ответ:

- Совершенно верно.

«Нет, он определенно мил».

Наши взгляды встретились. Клинт споткнулся и чуть не врезался в дерево. Я быстро отвела взгляд, сделав вид, что ничего не заметила. Мне пришлось до крови прикусить губу, чтобы сдержать смех.

Узкая тропка резко вильнула направо и новела нас вверх по крутому холму, так что мне пришлось шагать, не отвлекаясь на посторонние разговоры. Все-таки туризм не для меня. Неудивительно, что никто не додумался выпустить Барби с рюкзаком.

Тропка продолжала виться, уходя вверх, а Клинт задал хороший темп. Я порадовалась, что не пыхчу у него за спиной как паровоз, а легко следую шаг в шаг, и обратила внимание на то, что чем глубже мы продвигались в лес, тем больше у меня прибавлялось сил. Я словно обретала второе, третье, четвертое дыхание, карабкалась вверх за широкой спиной Клинта и тихо улыбалась самой себе, ощущая, как приятно напрягаются мускулы ног.

Мне было так хорошо, что я даже успевала оглядеться вокруг. Массивные деревья росли густо, как на фотографиях из журнала «Нэшнл джиографик». Дубы и картасы гармонично перемежались с вечнозелеными соснами и можжевельником. Их ветви переплетались и закрывали все небо, укутанное свинцовыми тучами, если не считать нескольких голубых лоскутков. Земля была застелена ковром из опавших листьев и сухих веток, сквозь который пробились колючие пучки дикой ежевики. Создавалось впечатление, будто лесные феи забыли здесь пропылесосить.

Потом я услышала шепот, поначалу подумала, что это ветер шумел голыми ветками, но подняла глаза и убедилась в том, что ветви не шевелились. Ветер едва ощущался, ему просто не хватило бы сил раскачать голые ветви.

По пути мне попалось особенно большое дерево, которое пришлось обходить вокруг, так как его основание почти перекрыло тропу. Моя рука невольно коснулась шершавого ствола.

«Добро пожаловать, Возлюбленная»,- пронеслось у меня в голове, и я резко остановилась.

- Шаннон! - воскликнул Клинт, шагавший в нескольких ярдах передо мной, и тоже замер.

- Я что-то услышала,- оторопело произнесла я.

Он резко оглянулся, внимательно прислушался, потом заметил:

- Тут никого нет.

- Знаю,- ответила я и показала на свою голову.- Эти слова прозвучали в мозгу.

- Что ты услышала? - взволнованно спросил Клинт и торопливо возвратился ко мне.

- Что-то меня поприветствовало, назвало Возлюбленной.

Мой голос осекся.

«Так называет меня моя Богиня»,- подумала я, но вслух этого не произнесла.

Фриман огляделся вокруг. Его взгляд остановился на огромном дереве.

- Возможно, все дело в этом древнем гиганте.

Он шагнул к дереву, снял перчатку с правой руки, положил ладонь на грубую кору и закрыл глаза. Лицо Клинта выражало сосредоточенность. Потом морщины на его лбу разгладились, губы растянулись в мягкой улыбке. Он открыл глаза и ободряюще кивнул мне, чтобы я подошла.

Я помнила об электрическом ударе, полученном в последний раз, когда пыталась послушать дерево, и застыла на месте. Клинт увидел, что я не собираюсь шевелиться, взял мою руку и крепко прижал к дереву.

Я напряглась, невольно ожидая чего-то ужасного. Но на этот раз все было по-другому. Я почувствовала под ладонью приятное тепло, словно опустила ее на спину зверушки. Потом оно разлилось по всему моему телу. С ним пришло чудесное ощущение, будто я неожиданно встретила старого друга.

«Здравствуй, Возлюбленная Эпоны!»

На этот раз ошибки не было. Слова явственно прозвучали у меня в голове, и ветер не имел к этому никакого отношения.

Я с благоговением прижала вторую руку к древнему стволу.

- Ты знаешь, кто я!

«Да!»

Внутренний голос умолк. По-моему, так могла ответить только восторженная женщина.

- Ой, Клинт! - Я придвинулась к дереву и коснулась его щекой.- Оно меня знает.

Я сморгнула слезы, беззастенчиво радуясь тому, что Меня вновь приветствовали как Возлюбленную Эпоны.

- Лес говорит с тобой,- Похоже, Клинт был доволен.

Я счастливо закивала, не желая отпускать дерево.

- Если деревья знают, кто я такая, то это наверняка означает, что они помогут мне вернуться в Партолону! - Я глубоко вздохнула и послала мысленно просьбу древнему духу дерева.

- Тогда нам следует двигаться дальше,- Благодушие покинуло голос Клинта, сменившись мрачной обреченностью.

Я удивленно заморгала, ощутив, что дерево отозвалось на его печаль.

Я погладила на прощание кору, мысленно прошептала дереву, что Клинт не мой муж… не мой муж… не мой муж, и медленно отошла от дуба.

- Ты прав,- Я подавила в себе все чувства к этому человеку, который стоял так близко,- Мне пора идти.

Клинт коротко кивнул, повернулся и быстро пошел вперед.

Я снова пристроилась за ним, удивленно прислушиваясь к шепоту, звучавшему у меня в голове:

«Да здравствует Эпона!»

«Приятно познакомиться, Возлюбленная!»

«Будь благословенна!»

«Приветствуем тебя, Возлюбленная Эпоны!»

Я погрузилась в радость этого признания и пользовалась любой возможностью, чтобы ласково потрогать стволы и ветви деревьев, растущих вдоль тропы. Прикасаясь к ним, особенно к какому-нибудь древнему мощному гиганту, я каждый раз чувствовала, что волна тепла от пальцев растекалась по всему телу. Очень скоро я поняла, что вместе с теплом насыщалась энергией.

- Эй! - крикнула я в спину Клинта.- Я получаю от деревьев какую-то подпитку!

- Знаю,- ответил он, не поворачиваясь и не замедляя шаг.

Я задержалась на секунду, чтобы провести рукой по очередному шишковатому стволу. Бац! Тепло буквально хлынуло в меня.

- Надо же! Я чувствую себя совсем как Чудо-Женщина.- Я прижала руку к разгоряченным щекам. Готова поклясться, стоило мне тогда развязать волосы, и они с треском встали бы дыбом, растопырились бы куда больше, чем обычно.

Клинт внезапно остановился и повернулся ко мне:

- Не как супергероиня, как богиня.

- Да,- задыхаясь, промолвила я, чувствуя, как сердце зашлось от его слов,- Да,- повторила я,- как богиня. Но богиня не по ошибке, богиня по выбору.

Клинт поднял руку, поднес к моей щеке, но не коснулся ее. Знакомые черты исказила тоска. Мне до боли хотелось подойти к нему, но я не двинулась с места. Не смогла. Его рука безвольно опустилась.

Он отвел взгляд, посмотрел направо от тропы и указал в ту сторону:

- Теперь сюда. Иди за мной.

Я с жаром закивала. Мне не терпелось сойти с тропы и углубиться еще дальше в лес. При этом я заставляла себя не обращать внимания на его угрюмость и поникшие широкие плечи.

Мы не прошли и сотни шагов, как оказались на краю небольшой поляны. Я тихо охнула и удивленно огляделась.

- Господи! В точности так, как в Партолоне.

Тот же самый прозрачный спокойный ручей тихо журчал, протекая по поляне, и скрывался где-то в лесу. Но мой взгляд не был прикован к ручью. Я не отрываясь смотрела на два огромных болотных дуба, росших по обоим его берегам. Как и в Партолоне, их массивные ветви были покрыты зеленой листвой вопреки холодной ноябрьской погоде. Кроны так переплелись, что невозможно было определить, где заканчивалось одно дерево и начиналось другое. Словно само время объединило их друг с другом. Широкие стволы покрывал светящийся мох, сверкающий и манящий.

Не говоря ни слова, мы с Клинтом одновременно пошли к деревьям. Я заметила, как тихо стало вокруг: ни ветерка, ни птичьих голосов. Чем ближе я подходила к деревьям, тем отчетливее их ощущала. Они словно излучали свет, который притягивал к себе как магнит.

Я остановилась в шаге от деревьев, посмотрела на Клин- та и напряженно спросила:

- Что теперь?

- Поступай так, как это делал я,- тихо произнес он, словно мы были в церкви,- Представь, что вся энергия леса собирается в тебе в виде шара,- Я удивленно заморгала, а он коротко мне улыбнулся,- Да, я тоже чувствую энергию леса. Конечно, не так явственно, как ты. Она не обволакивает меня, но я все равно способен к ней подключиться. Обычно я использую ее, чтобы восстановить свои физические силы.

- Как Шторм из «Икс-Мен», который использовал силу ветра для полета? - в шутку уточнила я.

«Да, знаю, конечно, я охламонка».

- Не совсем,- улыбнулся он еще шире.- Это больше похоже на суперлекарство для моей больной спины.

«Неудивительно, что этот парень показался мне таким резвым, стоило ему войти в лес».

Я понимающе кивнула, и он продолжил:

- Я собрал всю энергию внутри себя, сосредоточился на Рианнон и тех причинах, по которым ей нельзя оставаться в этом мире. Потом я сконцентрировался на твоей ауре, стараясь, чтобы ты услышала мой зов. Ты мне рассказывала, что сама его не услышала. Это сделала твоя лошадь, которая и пришла на полянку.

- А я слышала, как меня звали деревья, когда я вошла в этот лес.

- Да. Итак, я сосредоточился на том, чтобы перебросить Рианнон туда, а тебя сюда. Когда ты дотронулась до деревьев, я схватил тебя за руки и потянул,- Он изобразил рывок,- Понятия не имею, почему это не подействовало на Рианнон, зато ты оказалась здесь.

- Что ж, ладно,- сказала я, потерев руки, и решительно шагнула к деревьям,- По крайней мере, на этот раз нам не нужно думать о Рианнон. Черт с ней. Давай просто переправим меня домой.

Я встала над ручьем, широко расставила ноги на обоих его берегах, как это сделала в Партолоне за секунду до того перехода сюда, решительно подняла руки и приложила ладони к изумрудному мху. Тепловой удар, пронзивший их, поразил меня своей силой.

- Думаю, с концентрацией энергии проблем не будет,- процедила я Клинту сквозь стиснутые зубы.- Во мне сейчас столько сил, что я могла бы перепрыгнуть через высотный дом.

- Сосредоточься на Партолоне,- пробасил Фриман, совсем как Клан-Финтан.

Я на секунду подняла глаза, почти ожидая увидеть на его месте своего мужа.

«Нет,- напомнил мне разум, пока я вглядывалась в знакомое лицо,- Это просто его двойник. Это не он».

- Давай, Шаннон, девочка моя,- совсем тихо произнес Клинт.

Мне даже пришлось напрячь слух, чтобы расслышать что-то в мощном гуле деревьев.

- Возвращайся к нему. Ступай домой.

- Спасибо,- прошептала я сквозь внезапно навернувшиеся слезы, прежде чем сосредоточиться на деревьях.

Я наклонила голову, крепче прижала ладони к замшелым стволам и уставилась в прозрачные воды ручейка. Именно там я вновь увидела этот мир спустя полгода, поэтому вполне разумно было предположить, что с их помощью я вернусь в Партолону.

Я сосредоточилась. Первой в памяти возникла Эпи. Я позволила себе вспомнить ее мягкую морду, которой она тыкалась в меня после приветственного ржания, и влажные карие глаза, отражавшие, как мне казалось, все лучшее, что было в моей душе. Потом я вспомнила Аланну, но не двойника моей подруги из этого мира, а ту, которую я успела полюбить за ее уникальную доброту, чувство юмора и за то, как она ловко со мной управлялась.

Затем на меня нахлынули воспоминания о Клан-Финтане. Я размышляла о том, как он старался не влюбляться в меня, веря, что перед ним Рианнон, но потом все-таки поддался чувству. Муж защищал и любил меня. Он часто убирал с моего лица локоны, выбившиеся из прически, и брал меня за подбородок, опаляя жаром своего тела, когда склонялся к моим губам.

Я осторожно надавила на стволы, надеясь, что мои ладони утонут в их мягкости. Но деревья оставались твердыми и неподатливыми.

Я расстроенно вздохнула, опустила руки, повернулась к Клинту и сказала:

- Не получается. Наверное, тебе придется мне помочь. Думаю, раз ты переправил меня сюда, то, возможно, мое возвращение не обойдется без твоего участия,- Я показала на деревья,- Давай-ка встань напротив меня по ту сторону стволов и попытайся думать о той энергии, которая помогла тебе протащить меня в это измерение.

Клинт кивнул, обошел дубы и занял свое место.

- Готов? - спросила я.

Он снова кивнул. Мы вместе подняли руки, прижали ладони к стволам деревьев с противоположных сторон и стояли так напротив друг друга. Я подняла глаза и встретилась с его пронзительным взглядом. Нас окутала энергия деревьев. Через нее я ощутила, как билось сердце Клинта, пульсировала его кровь, подпитывая меня своей жизненной силой. Я быстро заморгала и неожиданно разглядела ауру, очертившую его силуэт. Она была ярко-голубого цвета с янтарно-золотистыми гранями по краям. Зрелище завораживало.

- Если хочешь, чтобы я мог сосредоточиться и отправить тебя обратно, то не смотри на меня так,- донесся до моего сознания его взволнованный голос.

- Прости! - Я крепко зажмурилась, вытесняя из мыслей его образ.

«Клан- Финтан!»

Я призвала на помощь воспоминания, вспомнила, как он был со мной нежен, как позволил свыкнуться с мыслью о том, что я полюбила существо из другого, незнакомого мне мира. Как мне понравились его целостность и честность, прежде чем я узнала его сердце и душу. Вспомнила о превращении, о красоте этого ритуала, причинявшего ему сильную боль. Ведь иначе мы не могли бы заняться с ним любовью.

Под ладонями я ощутила дрожание мха, не поднимая головы открыла глаза и устремила сосредоточенный взгляд на ручей. Вода в нем сначала покрылась рябью, а потом разгладилась. Я увидела мир, лежащий по ту сторону.

Там была точно такая же полянка, только пустая. Нимало не колеблясь, я собрала энергию, накопившуюся во мне, и направила через воду в Партолону, будто выбросила ее из пращи. Деревья снова вздрогнули. Я сосредоточилась на ауре, окружавшей Клинта всего несколько мгновений тому назад, и призвала к себе его двойника.

Не знаю, сколько прошло времени, помню только, что я вся воплотилась в этом призыве. В какое-то мгновение мне пришлось сморгнуть капли пота, сбежавшие со лба. Сознание подспудно фиксировало учащенное дыхание и промокшую насквозь одежду.

Руки начали трястись, когда я услышала быстро нарастающий шум. Как зачарованная я продолжала сверлить взглядом ручей и дождалась. Из подлеска, ломая кусты, на поляну вырвался Клан-Финтан с четко очерченной сапфирово-голубой аурой, края которой дико пульсировали золотом.

- Шаннон! - перелетело через ручей зловещее эхо его мощного голоса.

- Сюда! - закричала я.

Кентавр молнией метнулся к деревьям и замер точно на том месте, где в этом мире стоял Клинт.

- Как мне тебе помочь? - Он был огорчен не меньше меня.

- Сосредоточься! Прижми ладони к деревьям и думай обо мне.

Муж немедленно поднял руки и приставил ладони к стволам.

Я увидела, что он закрыл глаза, и услышала эхо его ответа:

- Любовь моя, я ни о чем другом не думаю.

Я надавила на стволы, и мои ладони утонули во мху, который теперь словно превратится в теплое желе. Я приложила больше сил. Руки по локоть погрузились в жидую массу. Я подалась вперед и внезапно почувствовала, как мои ладони коснулись других. Они были крупнее и теплее, чем руки обыкновенного мужчины.

Через ручей я разглядела, как Клан-Финтан мгновенно открыл глаза, и приказала своим рукам вцепиться в его ладони. Потом откуда-то из-за спины мужа на поляну выползло темное пятно. В ту же секунду в деревьях что-то переменилось. Энергия, к которой я подсоединилась, пошла на убыль, словно кто-то забирал ее у меня.

Я слегка повернула голову, деля свое внимание между Клан-Финтаном и темным сгустком, появившимся на партолонской полянке. Из леса сочилась тьма, растекаясь по земле нефтяным пятном. Оно подползало все ближе, и меня охватило знакомое чувство. По телу пробежала дрожь, я поняла, почему оно мне знакомо, даже удивилась тому, что прежде его не узнала. Это было зло, то самое, которое сопровождало все передвижения армии фоморианцев.

Тень приблизилась. Она не имела формы - одно темное пятно в другом.

Через наши соприкасающиеся ладони я почувствовала, что Клан-Финтана передернуло.

- Что-то…- донеслось до меня эхо его слов, а сам он поднял голову и бросил взгляд через плечо.

Но тут черная тень окончательно превратилась в жидкость и пролилась в хрустально-чистый ручей. Я в ужасе смотрела, как вода у моих ног становилась омерзительно черной. Партолонская тень пересекла грань меж двух миров.

- Шаннон! Что происходит?! - Голос Клан-Финтана отдалился.

- Не…- Я не договорила, так как в эту секунду черное пятно проплыло мимо меня и выползло на берег.

Там оно собралось и приняло форму крылатой твари, при виде которой у меня перехватило дыхание, а из горла в панике вырвалось одно слово:

- Нуада!

- Да-а-а, женщина,- булькнула тварь черной пастью.- Я ответил на твой зов. Теперь мы заново начнем нашу игру.

- Нет! - крикнула я, не в силах дольше фокусировать внимание.

Рук Клан- Финтана я больше не чувствовала.

Деревья вытолкнули мои ладони из своего жидкого нутра. В ту же секунду раздался дикий вопль мужа, выкрикнувшего мое имя. Поверхность ручья покрылась рябью словно от порыва ветра, и картинка Партолоны исчезла. Спотыкаясь, я отошла от деревьев.

Тварь двинулась ко мне скользящим шагом.

- Я доволен, что ты меня позвала,- пробулькал Нуада и мерзко имитировал смех.

Потом он поднял наполовину сформированные руки и попытался расправить жидкую когтистую лапу.

Я уставилась на существо, торчавшее передо мной, не в силах понять происходящее, и тупо сказала:

- Но ты ведь мертв.

- Уже нет, женщина,- прошипел он,- Мы связаны. Не притворяйся, что не использовала темные силы, чтобы пробудить меня и вызвать сюда.

Монстр подошел ближе. Я в ужасе смотрела, как его когти начинали затвердевать.

- Я соскучился по тебе, женщина, почти так же, как по жизни.

- Отойди назад, - раздался спокойный голос Клинта.

Он шагнул вперед, загородив меня собой.

Нуада замер, окинул мужчину злобным взглядом.

- Это слабое отражение твоего дружка-мутанта считает, что ты принадлежишь ему,- Он повернулся к Клинту и брызнул темными пятнами.

Я видела, как пульсировала черная аура твари, не имевшей в себе ни грана доброты.

Нуада выпрямился во весь рост и развел в стороны крылья.

- Мне доставит удовольствие убить его.

- Нет! - закричала я.

Монстр набросился на Клинта, прилип к нему черной тенью. Я застыла от потрясения и могла только смотреть, как тварь поглощала Клинта. Его когти готовы были нанести смертельный удар, но тут аура Клинта начала мерцать. Ее внешний золотой край затрещал, выстреливая искры в тех местах, где его касалась чернота Нуады.

Тварь заверещала и попятилась.

- Человек! - загробным голосом завыл фоморианец,- Я чувствую твою магию, но ты не в силах мне противостоять.

Тварь воздела руки к небу. Мне показалось, что от леса отделились тени и полетели прямо к нему. Смертоносная аура запульсировала как безумная. Монстр вновь двинулся вперед.

Когда Нуада опять коснулся ауры Клинта, ярко-золотистые искры чуть померкли, стали похожими на желтое пламя свечей. Но и этого хватило, чтобы Нуада опять отступил, хотя только на шаг. И я, и демон заметили, как напряжено лицо Фримана, покрытое испариной.

- Твои жалкие силы гаснут,- прошипел Нуада и вновь пошел в атаку.

Я метнулась к Клинту, схватила его руку обеими ладонями, все еще хранящими тепло деревьев, сосредоточилась и направила в него всю эту энергию. Недавно я проделала нечто подобное, перекинув ее через ручей в Партолону. В то же мгновение Нуада шагнул в зону невероятно сильной вибрирующей голубой ауры.

Искры стали молниями и пронзили темное тело монстра. Эхо его крика разнеслось но всему лесу. Нуада сложился пополам и отлетел назад.

- Ты моя. Пока я тобой владею, буду уничтожать все, что ты любишь, как в этом мире, так и в другом.

Его слова еще долго звенели в воздухе, хотя черная тень уже растворилась в лесу.

Голова у меня резко закружилась, перед глазами все расплылось. Колени подогнулись. Я застонала, выпустила руку Клинта и повалилась на холодную землю.

- Шаннон! - Фриман опустился на колени рядом со мной, крепко обнял.

- Я н-не чувствую н-ног.- У меня зуб на зуб не попадал от сильной дрожи.

Я взглянула в бледное лицо Клинта, попыталась поднять руку, чтобы коснуться его щеки, но та не подчинилась простейшей команде. Я ощутила странную разобщенность с собственным организмом, будто он и я больше не были одним целым.

- Не разговаривай,- сказал Клинт, обхватил меня под мышками, сцепил руки и потащил назад, к двум дубам.

Я уже ничего не видела. Все вокруг посерело. Странный звук, который доносился до меня, оказался моим собственным затрудненным дыханием.

Последним рывком Клинт преодолел расстояние, отделявшее нас от деревьев, и осторожно усадил меня, прислонив спиной к одному из замшелых стволов.

Все происходило словно не со мной, а с кем-то другим. Я чувствовала спиной тепло дерева, но оно уже не согревало меня. Его не пускал холод, царящий во мне. Сознание начало гаснуть, как свеча на ветру.

Сквозь серую пелену я увидела, что Клинт рухнул на колени, вытянул руки по обе стороны от моей головы и прижался ладонями к стволу дерева.

- Помоги ей,- потребовал он.- Она умирает!

Тепловой удар, проникший в мое тело, оказался очень сильным. Из онемевших губ вырвался стон от боли. Конечности начали обретать чувствительность. В руки и ноги словно впились сотни острых иголок. Я задышала глубоко, хватая ртом животворный воздух, хотя грудь по-прежнему сдавливало. Только сейчас до меня смутно дошло, что я, должно быть, какое-то время вообще не дышала.

Я со страхом подумала о своей дочке и тут же была вознаграждена чудесным приступом тошноты.

«Эпона, пусть с ней все будет в порядке».

Серый туман перед глазами завертелся и рассеялся. Я увидела лицо Клинта. На этот раз рука послушалась. Я сумела ее поднять, потянулась к щеке Клинта, смахнула с нее слезу и еле слышно прошептала:

- Теперь со мной все хорошо.

- Спасибо твоей Богине,- прохрипел он.

Я заметила, что у него дрожали руки.

- И тебе.

Моя рука безвольно упала, я крепче прижалась спиной к спасительному дереву. Клинт присел рядом со мной и тоже прислонился к стволу. Я чувствовала на себе его взгляд, но головы не повернула, просто сидела и смотрела на поляну, пытаясь осмыслить то, что сейчас произошло.

В эту минуту свинцовое небо начало сыпать на землю мягкие хлопья.

- Пошел снег,- тихо произнесла я.

Клинт вздрогнул от неожиданности, потом спросил:

- Как думаешь, тебе удастся сейчас уйти отсюда?

Я слабо кивнула, внезапно ощутила промозглость воздуха и холодную сырость пропотевшей одежды. Клинт с трудом поднялся с земли, потом поднял меня, помог надеть перчатки и нацепил их сам.

- Идти сможешь? - спросил он.

- Да.

Мой голос по-прежнему звучал странно, но я, по крайней мере, вновь соединилась со своим телом. Меня пошатывало, голова кружилась, но я была уверена в том, что смогу идти.

Я подняла глаза на разбухшие тучи. Вместо мягких снежинок сыпались твердые большие шарики, ветер подхватывал их и направлял под резким углом. Я поежилась и плотнее завернула вокруг шеи сырой воротник.

- Нам нужно вернуться в хижину,- тревожно сказал Клинт.

Он подхватил меня под локоть, и мы вместе шагнули из-под крон двух деревьев на ветер и снег.

Я ступала неуверенно, тяжело опираясь на руку Фримана. Когда мы достигли края поляны и укрылись под пологом леса, я уже дышала с трудом. Мы медленно пробирались сквозь подлесок, пока наконец не вышли на узкую тропу. Клинт не дал мне отдышаться и потянул по ней дальше.

Вскоре мы вышли к дубу, на вид очень древнему. Клинт свел меня с тропы, заставил сделать еще несколько шагов и позволил прислониться к целительному стволу.

Я закрыла глаза, впитывая тепло и энергию.

«Отдохни, Возлюбленная Эпоны»,- пронеслось в моей усталой голове.

- Готова? - Клинт не дал мне опомниться, потребовал идти дальше.

Возвращение домой напоминало какой-то сюрреалистический сюжет. Я спотыкалась на тропе, крепко хватаясь за сильную руку Клинта. Когда мне казалось, что я не могу больше сделать ни шага, он направлял меня к какому-нибудь древнему дереву. Я была похожа на почти разряженный мобильник. Мысли рвались и путались.

Неизменный оклахомский ветер продолжал усиливаться, пробиваясь сквозь толстый лесной потолок. Дневной свет померк, среди моих обрывочных мыслей мелькнул вопрос: как долго мы пытались открыть дверь в Партолону?

Должно быть, я произнесла его вслух, потому что ответ Клинта разрушил тишину:

- Несколько часов - Было ясно, что он тоже выбился из сил,- Скоро стемнеет.

Я удивленно охнула.

- У тебя все получится, Шаннон, девочка моя. Дом уже скоро,- пытался он изобразить уверенность.

Мы продолжали свой путь. Слово «дом» зависло в снежном воздухе. Дом остался там, на поляне. В моем сердце по-прежнему звучал печальный голос Клан-Финтана.

Я споткнулась на ступеньке, качнулась назад и в недоумении тряхнула головой. Клинт тут же обхватил меня и то ли внес, то ли втащил по ступеням.

- Сиди здесь. Я разведу огонь.

Я упала в кресло-качалку, а Клинт опустился на колени перед огнем, сорвал с себя перчатки и трясущимися руками зажег спичку. Хижина настолько промерзла, что из наших ртов валил пар.

Огонь занялся легко. Вскоре дрова затрещали, но тепло по-прежнему не доходило до меня. Зубы стучали, лицо онемело от холода.

Клинт сорвал с себя куртку, стянул мокрый свитер и Рубашку, потом освободился от ботинок и штанов. Он быстро подошел к шкафу, стоявшему рядом с кроватью. Рывком выдвинул ящик, схватил свитер и надел его через голову. Тем же резким движением Фриман выхватил чистую пару джинсов, порылся в ящике, нашел какую-то фуфайку и тренировочные штаны. Свободной рукой он сорвал с кровати вязаную шерстяную накидку и кинулся ко мне. К этому времени меня била крупная дрожь.

Он долго возился с молнией на моей куртке, наконец справился с ней и грубо стащил с меня не только верхнюю одежку, но и кашемировый свитер.

- Эй! - выкрикнула я, но Фриман не обратил на это ни малейшего внимания, снял с меня сапоги и поднял с кресла.

Я топталась как пьяная, пока он стягивал с меня кожаные брюки. Потом Клинт методично растер меня досуха шерстяной накидкой, помог напялить фуфайку и треники.

- Посиди, пока я приготовлю теплое питье,- сказал он, толкнув меня обратно в кресло, затем подвинул его ближе к огню, укрыл мне колени шерстяной накидкой и решительно направился на кухню.

- Тайфун, а не мужчина,- проворчала я синими губами.

Я слышала, как Клинт гремел посудой, открывал и закрывал дверцу холодильника. Я наклонила кресло к ярко горящему пламени, протянула к нему руки, наслаждаясь теплом и сознанием, что меня больше не трясет.

Клинт быстро вернулся, сунул мне в руку кружку с дымящейся жидкостью, а затем снова поспешил на кухню.

- Пей,- бросил он через плечо.

Я обхватила кружку обеими ладонями и сделала маленький глоток. Мое тело буквально ожило, когда густой горячий шоколад прошел по горлу, попал в пустой желудок и тот угрожающе заурчал.

Не успела я позвать Клинта, как он опять появился с подносом наспех сляпанных сэндвичей, еще одной кружкой и ковшиком дымящегося шоколада. Прежде чем пододвинуть второе кресло-качалку к огню, он протянул мне сэндвич.

Я вгрызлась в толстые куски ветчины и сыра, уложенные между двух ломтей домашнего ржаного хлеба. Хорошо, что утренняя тошнота, по крайней мере на сегодня, так и осталась утренней. Мне показалось, что такого вкусного сэндвича я в жизни не ела.

- Отлично,- сказала я и откусила еще.

- Просто ешь,- резко проговорил Клинт, не сводя взгляда с пламени.

Потом он, должно быть, пожалел о своем тоне, потому что заметно смягчился и посмотрел мне в лицо.

- Тебе станет лучше.

Я выпила еще немного шоколада и кивнула:

- Мне уже лучше.

Клинт облегченно улыбнулся, и мы молча закончили нашу трапезу.

Едва я сделала последний глоток горячего шоколада, как меня одолела зевота.

- Тебе нужно поспать.

Я почувствовала легкий страх.

- Что делать, если Нуада вернется? - Мне самой не верилось, что такое возможно.

Клинт взял меня за руку и поднял с кресла.

- А кто этот Нуада? Ты так его называла и там, на поляне.

Мои пальцы сомкнулись на его руке.

- Он был предводителем тварей, с которыми мы сражались. Я думала, монстр мертв.

Клинт мягко прижал палец к моим губам, заставив умолкнуть.

- Объяснишь после. Думаю, эта нечисть сегодня не вернется. Она даже сформирована была не полностью, поэтому силы будет восстанавливать еще медленнее, чем мы с тобой.

- А вдруг ты ошибаешься? - спросила я, невольно задрожав от страха, сковавшего тело.

- Если что-то приблизится к этой хижине, то я буду об этом знать.

- Каким образом? - поинтересовалась я.

- Доверься мне,- ответил он, подводя меня к кровати и отбрасывая толстое пуховое одеяло.

Я провалилась в пуховую перину, поняла, что бодрствовать мне осталось недолго, и свернулась калачиком на боку. Клинт укрыл меня, повернулся, чтобы вернуться к креслу у огня, но я его остановила, поймав за руку.

- А вторая кровать там есть? - мотнула я головой, указывая на чердак.

- Нет,- тихо ответил он,- Только письменный стол с компьютером.

- Тогда спи здесь. Ты тоже без сил.

Клинт пытливо посмотрел мне в глаза, потом устало кивнул и обошел кровать с другой стороны. Я лежала к нему спиной, но почувствовала, как перина осела под его весом. Не говоря ни слова, он обнял меня за талию и уютно притянул к себе. Я понимала, что не должна так поступать, но заснула, наслаждаясь его теплом и ощущением покоя.


предыдущая глава | Богиня по зову сердца | cледующая глава