home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3

Поначалу мой сон представлял собой темный таинственный туман. Пока я в него погружалась, в голове промелькнули шекспировские слова насчет сна-убийцы. Меня терзали дурные предчувствия, но я не могла заставить себя проснуться, вместо этого упала в объятия страны грез, от которой обычно беззастенчиво получала удовольствие. Но в первую же секунду, когда перед моим сонным взором начали появляться образы, я поняла, что такого прежде не видела. На черном ночном экране сменялись разрозненные сцены. Передо мной проплывали призрачные, не до конца сформированные видения, отчасти кентавры, отчасти демоны, отчасти люди. Я никого не узнавала и ничего не понимала.

Моя уснувшая душа содрогнулась и попыталась управлять видениями, как я всегда делала в прошлом, но на этот раз страна, населенная когда-то веселыми фантазиями, изменилась, превратившись в ландшафт для ночных кошмаров.

Я знала, что сплю, говорила себе, что могу проснуться в любую минуту, но это служило мне плохим утешением. Разрозненные образы сливались и крепли, приобретали гротескный знакомый вид. Я словно присутствовала на сумасшедшем киносеансе в «Отеле "Калифорния"», где заново происходила финальная битва между Партолоной и фоморианцами. Только на этот раз Эпона не вмешивалась и нас ждало поражение. Кентавры и люди, погибшие в предыдущих битвах, пробуждались от вечного сна и, как зомби, поднимались из земли, чтобы снова умереть.

У одних были только глаза, у других - лишь клыкастые рты. Некоторых будто тронула божественная рука, наделив их невероятной красотой. Моя душа стремилась отпрянуть от всех.

Я не видела собственной смерти, зато наблюдала, как сначала Аланна, а затем Каролан, Виктория и Дугал пали от зубов и когтей фоморианцев. Битва продолжала бушевать. Мои друзья снова и снова возрождались, чтобы опять быть растерзанными. Потом в поле моего зрения попал предводитель фоморианцев Нуада. На этот раз мой муж не уничтожил его. Я беспомощно смотрела, как Нуада вспорол Клан-Финтану живот.

Монстр отвернулся от тела кентавра и заметил одинокого воина, в котором я сразу узнала возродившегося отца Рианнон, зеркального двойника моего папы. Крылатая тварь торжествующе зашипела и рассекла бледное горло Маккаллана, чуть не лишив его головы.

Крик, который долго не мог вырваться наружу, прозвучал в моем сне. Имя отца разнеслось эхом по всему ужасному полю боя. Темный демон неожиданно обернулся и принялся озираться, словно высматривая кого-то. Глаза его сощурились, он выпрямился во весь рост, развел в стороны крылья. Кровь и пена брызнули из его рта, когда он завопил: «Да, женщина! Я слышал твой зов. Мы никогда не избавимся друг от друга. Я приду за тобой, где бы ты ни была!»

Я набрала в легкие воздух и внезапно очнулась, пробужденная собственным пронзительным криком.

Сильные руки трясли меня, низкий голос встревоженно гудел:

- Шаннон!… Шаннон! Проснись!

Я открыла глаза, взглянула в испуганное лицо Клинта, и сердце зашлось при виде знакомых черт. Тоска по Клан-Финтану резанула душу.

- Все хорошо. Я в порядке,- попыталась я слабо улыбнуться и вырваться из его рук.

Он неохотно меня отпустил.

- Плохой сон? - спросил Клинт.

- Да,- кивнула я,- Кошмар.

Я впервые не только произнесла это слово, но и пережила его.

- Принести тебе чего-нибудь? Воды или чая? - Он все не отходил от меня, явно не желая возвращаться в свое кресло-качалку.

- Нет, со мной все нормально,- Его разочарованный вид заставил меня добавить: - Все равно спасибо. Я действительно устала. Нужно попробовать уснуть.

Он взглянул на часы.

- У тебя еще есть несколько часов до рассвета.

- Спасибо,- повторила я и повернулась лицом к стене и спиной к нему.

Я услышала, что Клинт вновь уселся в свое кресло, и удивилась на секунду, не собирается ли он всю ночь дежурить у моей постели. Хотя мне было все равно. Пусть он ночует так, как ему угодно. Завтра меня здесь не будет, я вернусь к мужу и своему народу. Но тревога по-прежнему мучила меня, лишала уверенности в себе.

До сих пор мне никогда не снились кошмары. Ни разу. Я училась в третьем классе, когда узнала, что другие, в отличие от меня, не могут управлять своими снами. В стране грез я всегда повелевала. Именно благодаря снам Эпона вызывала мою душу из спящего тела и позволяла быть ее ушами и глазами во всей Партолоне. Но сегодня все произошло иначе. Я не стала участницей видения, вызванного богиней и называемого магическим сном. В этом сомневаться не приходилось. Все то, что возникло в моем уснувшем мозгу, на самом деле не происходило. Ни в одном из измерений. Это был самый настоящий кошмар, дурной сон, фантазия, такая же нематериальная, как бука или Зубная фея. Перемена миров, вероятно, сместила что-то в моей башке, и теперь мне, как всем, мог присниться плохой сон.

Так оно и было. Точно.

Я плотно закрыла глаза и постаралась забыть о зле, которое, как мне пригрезилось, окутало Партолону. Это было то самое зло, которое я ощущала, когда Клинт тянул меня сквозь деревья в Оклахому. То самое зло, которым интересовались Брес и Рианнон. Ничего поделать с ним я пока не могла. Нужно было поспать. Я заставила себя расслабиться.

К счастью, усталость всегда побеждает страхи и волнения. Я медленно погружалась в сонное царство, гоня прочь все предчувствия зла, слишком ярко напоминавшие ночной кошмар.

Я глубоко вдохнула и позволила сну окончательно завладеть моим сознанием. Как Скарлетт О'Хара, я решила подумать об этом завтра…


предыдущая глава | Богиня по зову сердца | cледующая глава