home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Пока мы ехали домой — втридорога, в полуночном такси, — Наталья сперва дулась: я, дескать, вся изнервничалась, а он с ментами коньяк глушит! Потом вдруг замолчала, прижалась ко мне, и так мы сидели, обнявшись, до самого дома. Мир. Все обошлось, все хорошо. Все она прекрасно понимает. И я ее понимаю: переволновалась за любимого мужа.

Денис уже дрыхнул, а вот мы долго не могли уснуть. Лежали в постели, я Наташке излагал свои похождения, красочно, в лицах, расплескивая остатки испуга, переплавляя их в смех, в пустячную клоунаду, а дальше как-то внезапно…

Нет, не заснули.

Наоборот.

Разбудил меня телефонный звонок. В половине десятого. Звонил щекастый подполковник Качка. Просил зайти, сверить и подписать свидетельские показания. Но уже не в привокзальное отделение, а на Совнаркомовскую, в Серый дом. На аудиенцию к следователю я отправился пешком, благо от улицы Фрунзе до Совнаркомовской рукой подать. Символично, однако: Фрунзе вроде бы и числился в наркомах, если не ошибаюсь.

А у нас сейчас наркомами наркоманов зовут.

Дежурный на входе о моем визите был явно предупрежден. Мельком взглянул в журнал, в предъявленный паспорт и сразу выдал пропуск, строго предупредив: «Не забудьте сдать на выходе!» Забудешь тут, как же! Это в Австралии один мой приятель ухитрился заначить разовый пропуск в тамошнее министерство обороны — просто так, в качестве сувенира на память! Часовому на выходе сказал, что пропуск потерял, и пока бедняга абориген, жертва цивилизации, соображал, что делать, — преспокойненько себе ушел. А нам Австралия не указ! Потеряешь пропуск — небось вообще отсюда не выпустят. Будешь скитаться по этажам бесприютным призраком коммунизма, стеная и гремя цепями до скончания дней…

— Простите, где здесь тридцать шестая комната?

— Пятая дверь по коридору.

Вот это уже было по-взрослому! Настоящие апартаменты старследа по особо важным. Видно, в отделении ему «времянку» выделили, какая нашлась. Огромный стол — буква «Т» красного дерева. На стенах — панели «под дуб» (или взаправду дубовые?!), книжные полки, тяжесть портьер на окнах. Роскошный письменный прибор (черненая бронза…), два телефона «под старину». Новенький компьютер смотрелся в этом окружении подозрительным иностранцем.

— Здравствуйте, Валерий Яковлевич. Присаживайтесь.

Кресла обиты скрипучей кожей. Сядешь — утонешь.

— Вот, ознакомьтесь.

Беру пачку листков, распечатанных на «лазерке». Следом вручается зеленый маркер.

— В случае расхождений — правьте.

Оперативно работают! И когда успели?

Читаю. Фразы сухие, казенные, не мои — но по сути вроде все верно. Хорошая память у подполковника Качки! Стоп. А это что?

— Простите, Матвей Андреевич… Тут написано: «Услышав подряд три выстрела»…

— Что-то не так?

— Ну, поначалу я вообще не понял, что это выстрелы. Думал, пацаны с петардами. И, кроме того, выстрелов было два.

— Вы уверены? Не ошибаетесь?

— Ну… — Я замялся, пытаясь вспомнить. — Вроде бы два. Но точно ручаться не стану.

— Я понимаю вас, Валерий Яковлевич. Шли, думали о своем, под ноги смотрели, чтоб не упасть… А выстрелов на самом деле было три. Один предупредительный, в воздух, и два на поражение.

Качка смотрит на меня. Ласково, по-отечески. Он смотрит — а мне уже, в общем, все ясно. Конечно, выстрелов было два. Оба — на поражение. А подполковнику надо, чтобы три. Чтобы первый — предупредительный. Понятное дело, начальство в любом случае закроет глаза — опасный преступник, не карманник задрипанный. Ну почему бы не пойти навстречу хорошему человеку?

— Полагаю, вы правы. Пусть остается три выстрела. Я, скорее всего, ошибся.

Качка кивает. Мы прекрасно друг друга поняли. Читаю дальше.

Пару мелких неточностей исправил. Возле каждой правки вывел на полях «Исправленному верить» — и подпись. Еще одна подпись — в конце, после «С моих слов записано верно».

— Большое спасибо, Валерий Яковлевич. Вы нам очень помогли. Ну, бывайте здоровы. Если понадобится, мы вас еще вызовем, но, думаю, надобности такой не возникнет. До суда Скоморох, судя по диагнозу, не доживет… Всего хорошего.


Тем не менее Матвей Андреевич позвонил мне на следующей неделе.


предыдущая глава | Книга Тьмы | cледующая глава