home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

Я долго смотрела вслед Ауроксу.

«Что за черт? — Еще раз высморкавшись, я потрясла головой и уставилась на мокрые остатки бумажного платка в руке. — Какую игру затерял этот приспешник Неферет? Неужели она намеренно послала его сюда, чтобы он дал мне платок и еще больше запудрил мои уже и так неработающие мозги? Нет, это вряд ли. Неферет не знала, что Аурокс с бумажным платком напомнит мне Хита. Об этом не мог догадаться никто, кроме самого Хита. Ну, и Старка. Значит, это просто совпадение. Определенно, Аурокса в каком-то роде создала Неферет, что, однако, не подразумевает наличие у него иммунитета к девичьим слезам. Он же парень — а я печенкой чувствую, что это так, к тому, же нельзя категорически утверждать, что у него напрочь отсутствуют мозги. Он может быть неплохим парнем — по крайней мере, пока не превращается в похожую на быка смертоносную машину. Черт, Стиви Рей нашла себе «хорошего» пересмешника. Кто знает, что...А затем я поняла, что творю. Делаю то же, что с раньше Калоной. Стараюсь найти добро там, где его нет.

— О, нет-нет-нет! Туда я больше ни ногой! — вслух обругала я саму себя.

— Куда, Зет? — Старк возник передо мной с коробкой бумажных платков. — Похоже, тебе нужна замена, — он указал на скомканную салфетку в моей руке.

— Хм, я возьму другую, спасибо, — сказала я, вытягивая из коробки пару бумажных платочков и снова вытирая лицо.

— Так куда ты там не пойдешь? — Старк сел рядом на скамейку, задев меня плечом, и я прислонилась к нему.

— Я просто убеждала себя, что творящееся вокруг безумие, не должно свести меня с ума — по крайней мере, еще больше.

— Ты не сумасшедшая, Зет. Сейчас у тебя непростой период в жизни, но все будет хорошо, — заверил меня Старк.

— Надеюсь, ты прав, — пробормотала я, и тут меня осенила еще одна, более угнетающая, мысль. — Ты предупредил всех не относиться ко мне как к чокнутой из-за мамы?

— Мне не пришлось ничего им говорить. Они твои друзья, Зет. И будут вести себя с тобой так, как решат сами, — сказал Старк.

— Знаю, знаю, просто... — Я замолчала, не зная, как разложить по полочкам и облечь в слова боль, вину и жуткое чувство одиночества.

— Эй, — Старк посмотрел на меня, — ты не одна.

— Ты читаешь мои мысли? Ты же знаешь, мне не нравится, когда...

Он положил руки мне на плечи и легонько потряс.

— Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что ты сейчас чувствуешь. Я больше не знаю никого, у кого только что умерла мама, а ты?

— Я тоже, — я прикусила губу, чтобы снова не разрыдаться.

И тут он поцеловал меня. Не горячим страстным поцелуем типа «хочу-тебя-хочу», а нежным, сладким и успокаивающим. Оторвавшись от моих губ, Старк улыбнулся:

— Как я уже говорил, ты со всем справишься и не сойдешь с ума, потому что ты умная, сильная, красивая и просто очешуенная!

Я хихикнула:

— Очешуенная? Ты серьезно так сказал?

— Черт возьми, именно так я и сказал! Ты просто офигенная!

— Но очешуенная? — я снова хихикнула и почувствовала, как кулак, сжимающий мой желудок, ослабил хватку. — Это самое дурацкое слово, которое я от тебя слышала.

Старк схватился за сердце, словно я только что ударила его ножом.

— Зет, это больно! Я всего лишь попытался быть романтичным!

— Хорошо попопытался, — сказала я. — Пожалуйста, скажи, что не сам выдумал это слово.

— Не-а, — хитро и соблазнительно улыбнулся он. — Я услышал его час назад от стайки девчонок с третьей ступени. Они назвали меня так в манеже, глядя, как я стреляю из лука.

— Прааавда? — Я изогнула бровь и пронзительным взглядом уставилась на Старка. — Девчонок с третьей ступени?

Соблазнительность исчезла из его улыбки.

— Я хотел сказать, стремных девчонок с третьей ступени.

— Уверена, именно это ты и хотел сказать!

В его глазах заплясали искорки:

— Ревнуешь?

Я фыркнула и соврала:

— Нет!

— Не нужно ревновать. Никогда. Потому что ты не просто очешуенная. Ты просто очешуеннейшая!

— Уверен?

— Угу.

— Обещаешь?

— Угу.

Я прижалась к нему.

— Ладно, верю тебе, дурачок. — Я положила голову ему на плечо, а он обнял меня, — Мы можем поехать домой?

— Конечно. Твой маленький желтый лимузин готов и ждет только тебя.

Старк встал и помог подняться мне. Держась за руки, мы пошли к парковке. Я втихомолку покосилась на своего Воина. Он выглядел довольным собой и чертовски сексуальным. Очевидно, дурацкой игрой в слова он попытался хоть немного выдернуть меня из бездны депрессии, в которую я падала.

И Старк, должно быть, тоже это чувствовал, и не только потому, что без спроса читал мои мысли, а потому, что он мой Хранитель, мой Воин и много-много кто еще.

Я сжала его ладонь.

— Спасибо.

Он посмотрел на меня, улыбнулся, и поднес мою руку к губам.

— Всегда пожалуйста. Подожди, ты еще не слышала слово, которое я выдумаю, чтобы описать твои сиськи. Его-то я точно сочиню сам. И здесь мне помощь стремных соплячек не понадобится.

— Нет. Даже не вздумай!

— Но тебе может пригодиться пара минут смеха.

— Не-а. Все нормально, а говорить о сиськах совсем необязательно.

— Ладно, просто помни, что я здесь, если понадоблюсь, — улыбаясь, сказал он. — Всегда готов, хочу и могу.

— Спасибо, успокоил.

— Если что, эти слова из должностной инструкции Хранителя.

На этот раз обе мои брови подпрыгнули:

— Тебе правда давали должностную инструкцию?

— Типа того. Шорас сказал: «Заботься о своей королеве, а то я сделаю те малюсенькие царапины поглубже», — ответил Старк, подражая шотландскому акценту древнего Хранителя.

— Малюсенькие? — вздрогнула я, вспомнив окровавленные раны на груди Старка. Как их можно забыть? Пусть они больше и не кровоточили, а превратились в свежие розовые шрамы благодаря целительной силе стихий и моей крови. — Я бы так не сказала.

— Эй, девочка, не переживай! Не больше, чем царапины киски.

Я почувствовала, как выпучиваются мои глаза, и стукнула его по руке:

— Киски?

Он потер ушибленную руку и нормальным голосом сказал:

— Зет, в Шотландии кисками называют не девушек, а кошек. Серьезно.

— Ты, — нахмурилась я, — парень.

По какой-то дурацкой причине он расхохотался и обнял меня своими медвежьими лапищами.

— Ага, парень. Твой парень. И я хочу, чтобы ты помнила: больше всей этой фигни, — он замолчал и чуть-чуть отодвинулся, чтобы указать на Дом Ночи и микроавтобус, стоящий неподалеку, — и моих обязанностей Воина и Хранителя, я люблю тебя, Зои Редберд. И всегда буду рядом, когда понадоблюсь.

Я вновь шагнула в его объятия и с облегчением выдохнула:

— Спасибо!

— Вон она! — услышала я крик Крамиши и вздохнула, уверенная, что она имеет в виду меня.

Я подняла глаза, и, конечно же, увидела у микроавтобуса Крамишу в компании Стиви Рей, Афродиты, Дэмьена, Близняшек, Эрика и красной недолетки, которую я не узнала. Держа Старка за руку, я подошла к автобусу.

— Мне жаль, что так случилось с твоей мамой. Фигово, — вместо приветствия заявила Крамиша.

— Ммм, с-с-пасибо, — заикаясь, ответила я, и подумала, что вместо неуклюжего бормотания надо бы придумать изящный ответ на соболезнования.

Крамиша продолжила:

— Зет, я знаю, сейчас неподходящее время, но у нас явилась проблема.

Я подавила вздох.

— У нас — это у меня или у вас?

— Мы думаем, что повлиять она может на всех, — вклинилась в разговор Стиви Рей.

— Отлично, — съязвила я.

— Зои, это Шайлин, — Эрик представил мне незнакомую девочку, которая изучала меня так пристально, словно желала рассмотреть под микроскопом. Как же сложно знакомиться с новенькими!

— Привет, Шайлин, — сказала я, пытаясь говорить нормальным голосом и не обращать внимания на то, что она таращится на меня во все глаза.

— Пурпур, — сказала она.

— Мне показалось, Эрик представил тебя как Шайлин, — заметила я, хотя отчаянно хотела завизжать: «Да! Да, это я! Та самая, со странными татуировками!»

— Меня зовут Шайлин. — Она тепло и искренне улыбнулась мне. — А ты — пурпур.

— Она не Пурпур, она — Зои, — поправил ее Старк, чувствуя себя так же неловко, как и я.

— И еще немного серебра... — Шайлин перестала на меня пялиться и перевела взгляд на Старка: — А ты красный с золотом и немного черный. Хм. Странно.

— Так, я не...

— Да не грузись ты! — перебила его Афродита, показывая на Шайлин — Эту новенькую зовут Шайлин, и она не называет вас цветами, а видит, какого вы цвета.

— Какого мы цвета? Не понимаю, о чем ты, — нахмурилась я, переводя вопросительный взгляд с Афродиты на Шайлин.

— Я сама не знаю, что это значит, — ответила Шайлин. — Это началось после того, как меня Пометили.

— Думаю, у Шайлин дар, который называется Истинное Зрение, — объяснил Дэмьен. — Он очень редкий. Наверное, о нем говорится в углубленном учебНикс по Вампирской социологии, я его пару раз открывал. — Он выглядел смущенным и виноватым. — Но не вчитывался.

— Дэмьен, ты только на четвертой ступени. Этот учебник не входит в твою программу! — заметила Стиви Рей.

— Он от всякой домашки просто тащится! — хмыкнула Эрин.

— Ага, просто балдеет! — добавила Шони.

— Послушайте, — повысила я голос, и все уставились на меня вместо того, чтобы начать пререкаться, что было бы неизбежно, — я не знаю, что такое Истинное Зрение, но если это дар, исходящий от Никс, То в чем, собственно, проблема?

— Она красная недолетка, — помогла мне Афродита.

— И что? У нас их целый микроавтобус. — Я махнула в сторону желтого микроавтобуса, не понимая, из-за чего весь сыр-бор.

— Угу, но прежде чем получить такую Метку каждому из нас пришлось сначала откинуть коньки, а потом как бы их снова надеть! — Крамиша потерла красный полумесяц на лбу.

Я посмотрела на нее, потом на новенькую, и поняла, что к чему.

Повернувшись к Эрику, я спросила:

— То есть ты Пометил ее красной Меткой?

— Нет. То есть, да! — Эрик нервно закачал головой. — Я не хотел. То есть я Пометил ее. Но все пошло не так, как положено, потому что она была слепой, и это выбило меня из колеи. — Все уставились на него, а он провел рукой по голове, приглаживая свои густые темные волосы. Его плечи поникли: — Я все напутал. Вот почему она стала красной недолеткой и может видеть, какого мы цвета.

— Ничего ты не напутал, Эрик. — Шайлин потянулась, чтобы успокаивающе похлопать его по руке, но на полпути передумала, посмотрела на меня и продолжила:

— До того, как он Пометил меня, я была слепой. С детства. Но в ту же секунду, едва он произнес заклинание, ко мне вернулось зрение, и это никакая не путаница, а чудо!

— Я почувствовала, что увижу новенькую недолетку!

При звуке голоса Неферет мы все подскочили, словно она обожгла нас огнем. Жрица спешила к нам, подол ее длинного зеленого бархатного платья стелился по земле, отчего казалось, будто она не идет, а скользит над землей (что выглядело жутковато).

— Счастливо встретиться. Меня зовут Неферет, я ваша Верховная жрица. — Она на секунду задержала взгляд на Эрике, и я заметила вспыхнувший в ее глазах недовольный огонек. — Профессор Найт, вы не должны были приводить малышку сюда! — Неферет коснулась Шайлин и извиняющимся тоном обратилась к ней: — Юная недолетка, Ищейка должен был направить тебя в девичье общежитие, где бы ты присоединилась к... .

Она остановилась, наконец заметив Метку Шайлин.

— Вот именно, — заявила я, не в силах больше молчать. — Метка красная. А это значит, что Шайлин находится там, где должна бытъ!

— И ее Верховная жрица — я. А не вы, — закончила за меня Стиви Рей.

— О! Вы... что-то мне нехорошо! — Шайлин смотрела на Неферет, когда внезапно потеряла сознание. Эрик успел поймать ее, прежде чем девушка ударилась головой о землю. Он был напуган и одновременно выглядел как герой. Серьезно, он отличный актер!

— У нее был тяжелый день, — сказала Афродита, прямо таки наступая на Неферет и приблизившись к ней вплотную. — Ей нужно домой! На Вокзал! С нами! Немедленно!

Я задержала дыхание, увидев, как Неферет сузила глаза и окинула взглядом нашу компанию. Интуиция развита у всех вампиров, но у Неферет сильнее всех. Она умела читать мысли. Точнее, мысли большинства недолеток: все, что лежит на поверхности.

Я быстро мысленно обратилась к Богине: «Прошу, пусть все думают о чем угодно, лишь бы не об Истинном Зрении этой новенькой, чем бы оно ни было!»

Внезапно недоверие исчезло с лица Неферет, и она рассмеялась. Правда, рассмеялась. Не знаю, как так вышло, но ее смех был мерзким и язвительным. И как смех мог быть таким отвратительным?

— Она была слепой, вот почему ей досталась такая Метка! Она неполноценная! Ей не нужно было умирать, чтобы получить такую Метку! Ну, по крайней мере, пока.

Крамиша стояла рядом со мной, и я почувствовала ее страх. Неферет тоже.

Фальшивая Верховная жрица улыбнулась нашему поэту-лауреату.

— Что такое? Ты и впрямь думала, что красный контур гарантирует Превращение? — Она по-змеиному наклонила голову набок. — Да, я чувствую твое потрясение и страх. Ты об этом не думала, но твое тело все равно может отвергнуть Превращение!

— Вы не знаете этого наверняка! — Стиви Рей сделала шаг к Крамише.

— Разве? — И Неферет рассмеялась своим отвратительным смехом. Она кивнула в сторону Шайлин, все еще в бессознательном состоянии лежавшей на руках у Эрика. — Эта девчонка странная. — Тут Неферет перевела взгляд на Афродиту, которая тут же уперлась кулаками в бока, словно приготовившись к настоящему сражениию. — Как и ты, ты ведь больше не недолетка!

— Нет, но я довольна тем, кто я есть. А вы, Неферет?

Вместо ответа Неферет приказала:

— Забирайте новенькую с собой! В одном ты права, Афродита. Ее дом с вами и прочим отребьем! И что, во имя всех богов, выкинет Никс в следующий раз?

И затем, презрительно смеясь, Неферет небрежно развернулась и заскользила прочь.

Когда она отошла достаточно далеко, чтобы нас услышать, я тяжело выдохнула:

— Все молодцы, что не подумали об Истинном Зрении.

— Она меня пугает, — голосом маленькой девочки пролепетала Крамиша.

Стиви Рей обняла подругу:

— Это нормально. От этого мы просто еще яростнее сражаемся с ней.

— Или быстрее бежим, — мрачно добавил Эрик.

— Некоторые из нас не бегут, — заявила Стиви Рей.

— Ты уверена? — спросила Шайлин.

— Эй, ты очнулась? — спросил Эрик.

— Вообще-то я и не падала в обморок. Эээ, отпусти меня, пожалуйста.

— Ах, да. Конечно! — Эрик осторожно выпустил девушку, но продолжал держать ее за руку, словно хотел удостовериться, что она не упадет, хотя Шайлин твердо стояла на ногах.

— Значит, ты прикинулась тапком. А зачем? — поинтересовалась Афродита, опередив меня.

Шайлин посмотрела на Крамишу.

— Согласна с тобой. Она пугает. Я изобразила обморок, потому что вариантов была два: или сделать так, или с воплем убежать прочь. — Она обменялась взглядами с Эриком. — С тобой я тоже согласна. Она сказала, что является Верховной жрицей. Я не много знаю о вампирах, но всем известно, что Верховные жрицы в вампирском обществе главные. И с криками бежать прочь, едва став недолеткой, вряд ли было бы уместно.

— Поэтому ты решила изобразить опоссума, — сказала Стиви Рей.

— Изобразить кого?

— Если переводить с деревенского, то она говорит, что ты выпала в осадок, чтобы Неферет от тебя отстала, — объяснила ей Афродита.

— Да, именно это я и сделала, — согласилась Шайлин.

— Неплохой план, — похвалил Старк. — Отстойно в один день получить Метку да еще и встретиться с Неферет.

— Что ты видела? — Казалось, мой вопрос удивил всех, кроме Шайлин. Она посмотрела мне в глаза и не отводила взгляда, пока отвечала.

— Как раз перед тем как ослепнуть, я зашла с мамой в «Нам Хи», большой вьетнамский магазин на углу Двадцать первой и улицы Гарнетт. Там продавались целые рыбины, которые лежали в огромном контейнере со льдом. Они так напугали меня, что, помню, я не могла даже пошевелиться, а только стояла и смотрела на их мертвые глаза и вспоротые брюшки.

— То есть, Неферет цвета брюха дохлой рыбины? — спросила Стиви Рей.

— Нет. Ее цвет такой же, как у глаз дохлой рыбины. И других цветов в ней нет.

— Это вряд ли хорошо, — сказала Крамиша.

— Что вряд ли хорошо? — поинтересовался присоединившийся к нам Дарий, беря Афродиту за руку.

Она прижалась к нему и сказала:

— Дарий, Воин, познакомься с Шайлин, новенькой красной недолеткой, которой не пришлось умирать, чтобы получить красную Метку, и которая владеет даром Истинного Зрения. Она только что «увидела», — Афродита изобразила в воздухе кавычки, — «настоящий» цвет Неферет, и, похоже, он совпадает с цветом глаз дохлой рыбины.

Дарий нисколечко не удивился, а просто поклонился новенькой и сказал:

— Счастливо встретиться, Шайлин, — тем самым либо продемонстрировав воинскую выдержку, либо же еще раз подтвердив то, что наша жизнь в последнее время стала поистине безумной.

— Нам нужно узнать побольше об Истинном Зрении, — сказал Дэмьен. — Это проходят на шестой ступени на дополнительных занятиях. Ты что-нибудь об этом знаешь? — спросил он Дария.

— Немного. Я больше занимался фехтованием, а не вампирской социологией, — пояснил Дарий.

— У меня есть этот дурацкий учебник, — сказала Афродита. Когда мы, разинув рты, уставились на нее, она нахмурилась: — Что вылупились? Я училась на шестой ступени, когда случилось это. — Она указала на свой чистый лоб. — К несчастью, сегодня мне пришлось возобновить учебу по старому расписанию. — Когда мы, не говоря ни слова, продолжили таращиться на нее, она закатила глаза: — Черт возьми, это всего лишь значит, что мне придется делать домашние задания! Книжка лежит в моей крутой супермодной сумочке в автобусе для убогих.

— Прекрати говорить «убогих»! — закричала на нее Стиви Рей. — Открой сайт оскорбительных слов, может, тогда ты что-то поймешь!

Афродита несколько раз моргнула и наморщила лоб:

— Целый сайт обзывалок? Круто!

— Да, Афродита. Я сотню тысяч раз пыталась донести до тебя, что это слово унизительно и просто мерзко!

Афродита набрала в грудь воздуха и затараторила:

— А есть ли на этом сайте слово на букву «с», как в слове «сука», которое унижает достоинство половины жителей земли? Или...

— Довольно! — Я встала между ними. — Мы поняли. Можно вернуться к обсуждению Шайлин и Истинного Зрения?

— Буду просто счастлива! — бросила Афродита, откидывая назад волосы.

— Афродита мерзкая, Зет, но говорит правильно, — заметила Эрин.

Я уставилась на Шони, которая одобрительно кивала, но не встревая. Мне показалось, что у меня вот-вот взорвется голова.

— Вот черт! Я не помню, о чем мы говорили до перехода к убогим.

— Информация об Истинном Зрении лежит в автобусе, — напомнил Рефаим, удивив всех нас. Он скромно улыбнулся: — Я не особо понял смысл дальнейшего разговора. Разобрал только, что Афродита мерзкая, но это мне и так известно...

Стоявший рядом со мной Старк притворился, что закашлялся.

Я вздохнула.

— Ладно, давайте загружаться в автобус и поехали на вокзал. Афродита и Дэмьен, встречаемся на кухне. Афродита, принеси учебник. — Я замолчала и взглянула на Стиви Рей, по-прежнему сжимающую руку Рефаима. — Хочешь присоединиться к нам, когда...ну, знаешь... солнце встанет и все такое?

— Зет, не нужно ходить вокруг да около. Да, с рассветом Рефаим превратится в птицу, и до этого момента я бы хотела побыть с ним. — Стиви Рей посмотрела на Рефаима, все еще улыбавшегося так, словно у него день рождения, а она — какой-то изумительный подарок, который он только что развернул.

— Правда? — поинтересовалась Шайлин у Эрика.

— Ага. Долгая история, — ответил тот.

— Неудивительно, что он такого странного цвета, — протянула она.

Мне было любопытно узнать, какого цвета Рефаим, но сейчас было не время засыпать ее вопросами, поэтому я просто сказала:

— Крамиша, подумай, пожалуйста, куда мы поселим Шайлин?

— Чур, не ко мне! — воскликнула поэт-лауреат. Затем извиняющимся взглядом посмотрела на новенькую: — Прости, не хотела тебя обидеть.

— Все нормально. После того, как я ослепла, меня постоянно окружали люди. Я лучше поживу в отдельной комнате.

Крамиша улыбнулась:

— Правильно. Мне нравится быть независимой, и я помогу тебе отыскать свободную комнату.

— Договорились, — согласилась Шайлин.

— Кхм, — кашлянул Эрик, чтобы привлечь наше внимание. Мне показалось, что он нервничает и непривычно не уверен в себе. — Что, если я поеду за автобусом на машине, а Шайлин поедет со мной? По дороге я смогу просветить ее насчет Рефаима, красных недолеток и прочих ваших заморочек.

— Ищейки должны искать и Метить! — возразила Афродита.

— Ага, а недолетки должны быть Помечены синей Меткой, а потом Превратиться или умереть, — парировал он.

— Думаю, Эрику можно поехать за нами, — разрешила Стиви Рей, чем несказанно меня удивила, поскольку никогда не входила в число его поклонниц. — Как думаешь, Зет?

Я пожала плечами:

— Я не против.

Эрик коротко кивнул и вместе с Шайлин направился к своей машине.

— Готовы? — спросил Дарий.

— В принципе, да, или же будем, когда объявится наш «дружелюбный» водитель, — сказала я.

Дарий улыбнулся.

— Поведу я. Я сказал Кристофу, что сам способен отвезти нас на вокзал и обратно.

Я не удержалась и посмотрела на Афродиту. Ее лицо побледнело, а глаза округлились.

— Гыы, Афродитиха крутит шуры-муры с водителем автобуса! — засмеялась Шони.

Эрин тоже собиралась отпустить шуточку, но Афродита быстро подошла к Близняшкам.

— Дарий не водитель автобуса! Он Сын Эреба и способен убить вас, но настолько добр и благороден, что не сделает этого. Но я, с другой стороны, не благородна и не Воин, а поэтому убью вас, или по крайней мере так отколошмачу, что вы не доберетесь до следующего предпоказа новой коллекции в «Мисс Джексон»!

Близняшки уже набирали в грудь воздуха, когда я быстро вмешалась в ссору:

— Все, поехали на вокзал. Похоже, нам надо позаниматься.

Я схватила Афродиту за запястье и почти поволокла к автобусу. Она сначала дергалась, но потом забралась за мной в салон. На руки мне вскочил рыжий мохнатый комок.

— Нала! — воскликнула я, от неожиданности чуть не уронив ее. — Малышка моя! Я так по тебе скучала!

Я гладила свою кошку, целовала и засмеялась, когда она чихнула на меня и начала по-старушечьи ворчать, одновременно продолжая мурлыкать.

Пока я гладила Налу, из хвоста автобуса послышалось жуткое царапание, и внезапно Афродита закричала во все горло:

— Малефисент! Мамочка вернулась!

Казалось, белая шерсть летает повсюду. Пассажиры автобуса торопливо отдергивали руки и ноги, чтобы не те не оказались на пути самой страшной, плосконосой, огромной и ненавистной кошки во всей Вселенной. А та шествовала по проходу, шипя и воя.

Афродита нагнулась, подняла свою любимицу и начала говорить ей, какая та красивая, умная и великолепная.

— Это кошка точно сдвинутая, — сказала Крамиша, глядя за мое плечо. — Но с Афродитой они два сапога двое! — Она перевела взгляд с Малефисент на Налу, которая продолжала на меня ворчать. — Столько кошек — это полный и беспросветный песец!

— Сколько кошек? — Я подняла глаза от пушистой рыжей головки Налы и, как и предполагала, желтый микроавтобус оказался полон красных недолеток и кошек. — Когда это произошло?

— Они были здесь, когда мы пришли, — сказала Крамиша. — Как я и говорила, они все сдвинутые!

— Ладно. Думаю, это значит, что вокзал теперь и впрямь наш дом, — произнесла я, в первый раз почувствовав, что это может оказаться правдой.

— Зет, дом там, где ты, — сказал Старк, протянув руку, чтобы почесать Налу за ушком.

Я улыбнулась ему и почувствовала разливающееся внутри тепло, которое почти заставило меня забыть о глазах цвета лунного камня и людях, постоянно умиравших вокруг...


Аурокс | Призванный | Калона