home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

Ладно, знаю, что хоть я и «молодое поколение», «скайпом» я пользуюсь фигово. Вообще-то я слегка торможу с любой техникой. Созвать Круг — да, пожалуйста. Вызвать любую из пяти стихий — легко. Разобраться, как синхронизировать айфон с новым компьютером — увы, это вряд ли. А уж стоит подумать о микроблоге, как у меня начинает болеть голова, и я понимаю, как мне не хватает Джека.

— Эй, это не так уж сложно! Просто нажми сюда. — Крамиша перегнулась через мое плечо и выхватила у меня из рук мышь. — А потом вот сюда, и готово. Мы в «скайпе», камера включена.

Я подняла голову и увидела вытаращившихся на меня Стиви Рей и всех остальных, включая Дракона, Ленобию и Эрика.

Стиви Рей, по крайней мере, улыбнулась и одними губами произнесла: «Клево-плево...»

— А зачем вообще это все... — начал Дракон, но замолчал, поскольку в эту секунду в зал заседаний вошла Неферет. И, к счастью, именно в это же мгновение властный голос Дуантии, Председателя Высшего Вампирского Совета, отчетливо и звонко раздался из динамиков ноута Дэмьена:

— Счастливо встретиться, Зои Редберд, — поздоровалась Дуантия. — Рада вновь с тобой пообщаться.

Я прижала кулак к сердцу и почтительно поклонилась.

— Счастливо встретиться, Дуантия. Спасибо, что нашли время.

— Счастливо встретиться, Дуантия, — поприветствовала ее Неферет, становясь рядом со мной и вежливо кланяясь. Я заметила, что она кинула на Дракона быстрый вопросительный взгляд, прежде чем льстиво улыбнуться и продолжить: — Прошу простить меня. Я ничего не знала и предполагала, что сегодня состоится обычное заседание школьного Совета. — Взгляд ее изумрудных глаз переместился на меня. — Это твоя инициатива, Зои?

— Да, конечно. Я бы сказала вам раньше, но вы появились только сейчас, — улыбаясь, ответила я супержизнерадостным тоном. Прежде чем Неферет сумела отбить удар, я переключилась на Дуантию. — Я хотела убедиться, что Высшему Совету во всех подробностях известно о вчерашнем чудесном появлении Никс в нашей школе и, — я замолчала, кивнув Неферет и тем самым вовлекая ее в разговор, — я знала, что Неферет так же, как и я, захочет с вами этим поделиться.

— Вообще-то нам почти ничего не известно, и во многом именно поэтому я ждала вашего звонка. — Дуантия перевела взгляд с меня на Неферет. — Днем, отдав распоряжение Дракону о том, что красным недолеткам и команде Зои с сегодняшнего дня разрешается посещать занятия, я попыталась дозвониться вам, но безуспешно, Верховная жрица.

Я чувствовала, как Неферет закипает, но она сказала только:

— Я уединилась для долгой молитвы.

— Еще один повод для разговора, — заметила Дуантия.

— Никс сотворила чудо! — Я сделала знак Стиви Рей войти в поле обзора камеры. — Это Стиви Рей, первая Красная Верховная жрица.

Стиви Рей прижала к сердцу кулак и низко поклонилась.

— Рада встрече с вами, мэм.

— Счастливо встретиться, Стиви Рей. Я много наслышана о тебе и твоих красных недолетках. И, конечно, я уже встречалась с Красным Воином, Старком. Никс и впрямь щедра на чудеса!

— Э... Спасибо, но то, что мы, ну, красные и всякое такое — это не чудо, — Стиви Рей покосилась на меня и добавила: — Ну, по крайней мере, не то чудо, о котором говорит Зои. — Она прочистила горло и сказала: — Чудо Никс имеет отношение к моему Супругу, Рефаиму.

Глаза Дуантии округлились:

— Разве не так зовут одно из тех существ, именуемых пересмешниками?

— Да. — Голос Дракона был столь же суров, как и выражение его лица. — Это имя твари, убившей мою Анастасию.

— Не понимаю, — изумилась Дуантия. — Как такую мерзость можно называть своим Супругом?

Прежде чем Неферет успела вставить очередную гадость, я затараторила:

— Да, раньше Рефаим был пересмешником, и Дракон прав, он действительно убил Анастасию. — Я посмотрела на Дракона, но он упорно отводил взгляд. — За это он попросил у Никс прощения.

— Как и за все плохое, что сделал, пока был сыном Калоны, — добавила Стиви Рей.

— Дар прощения — это... — начала Неферет, но я перебила ее:

— Дар прощения — это то, что может быть пожаловано нашей Богиней, и вчера она его осуществила. — Я посмотрела на Стиви Рей. — Расскажи Председателю Высшего Совета, как все случилось.

Стиви Рей кивнула, с трудом сглотнула, а затем произнесла:

— Несколько недель назад я нашла Рефаима почти при смерти. Его подстрелили. Я не стала его выдавать. — Она отвернулась от монитора и Дуантии и умоляюще посмотрела на Дракона. — Я никому не хотела причинить зла.

— Эта мерзость убила мою жену, — отчеканил Дракон. — В ту ночь, когда его подстрелили. Он должен был умереть!

— Профессор Ланкфорд, прошу, позвольте Красной Верховной жрице продолжить свой рассказ, — одернула его Дуантия.

Я увидела, что Дракон сжал зубы, а на его губах заиграла презрительная ухмылка, но Стиви Рей продолжила:

— Дракон прав. Той ночью, если бы я его не спасла, Рефаим бы умер. Я никому о нем не рассказала. Ну, кроме мамы, да и то потом. Короче, я стала о нем заботиться. Спасла ему жизнь. А в ответ он спас жизнь мне — дважды. Один раз — от Белого быка Тьмы.

— Он выступил против Тьмы ради тебя? — изумилась Дуантия.

— Да.

— Вообще-то, ради Стиви Рей он совсем от нее отвернулся, — продолжила я. — А прошлой ночью Рефаим попросил прощения у Никс и дал клятву следовать ее путем.

— И Богиня превратила его в человека! — заявила Стиви Рей так восторженно, что даже Дуантия улыбнулась.

— Но только с заката до рассвета, — ввернула Неферет. — В дневное время ему суждено быть вороном, зверем, не помнящим о своей человечности.

— Во искупление грехов прошлого, — пояснила Стиви Рей.

— И теперь, в человеческом обличье, Рефаим хочет посещать школу как обычный недолетка, — сказала я.

— Интерееесно, — протянула Дуантия.

— Этой твари не место в нашей школе! — бросил Дракон.

— Твари и не будет в школе, — возразила я. — Сюда будет ходить человек. Тот самый, кого простила Никс. Тот, кого Стиви Рей избрала своим Супругом. Тот, кто хотел бы верно служить вам.

— Дракон, вы его отвергли? — спросила Дуантия.

— Да, — глухо отозвался Дракон.

— И поэтому я исключила всех, — произнесла Неферет спокойным, уверенным, взрослым голосом. — Мой Фехтовальщик не в силах вынести его присутствия, и это логично. Когда друзья Зои решили проявить преданность не нам, а Стиви Рей и пересмешнику, у меня не осталось выбора, кроме как изгнать их всех.

— Он больше не пересмешник, — сердито поправила Стиви Рей.

— Но он остается убийцей моей жены! — Слова Дракона прозвучали в воздухе словно кнут.

— Подождите! — раздался из колонок властный голос Дуантии. Даже за тысячи километров и по «скайпу» власть ее голоса заполнила пространство, словно Жрица присутствовала в комнате. — Неферет, позвольте мне убедиться, что я верно поняла ход событий прошлой ночи. Наша Богиня Никс явилась в ваш Дом Ночи и простила ворона-пересмешника Рефаима, а затем даровала ему человеческий облик на темное время суток, но в наказание за свои прегрешения он будет оставаться вороном в течение дня?

— Да, — подтвердила Неферет.

Дуантия медленно покачала головой.

— Неферет, с одной стороны — заметьте, сейчас во мне говорит очень юная «я» — я понимаю вашу реакцию на столь поразительные события, хотя вы и ошиблись. Проще говоря, нельзя исключать из школы недолеток всего лишь за то, что они поддержали своего друга. Особенно этих недолеток. Богиня не для того столь милостива к ним, чтобы с ними так обращаться.

— И поэтому я хочу обсудить с вами еще кое-что, — вмешалась я. — Из-за различий между обычными недолетками и красными, последним будет лучше, если их исключат. — Я нахмурилась. — Нет, я неправильно выразилась.

— Она имеет в виду, что мы можем нормально спать только под землей, — помогла мне Стиви Рей. — А здесь с подземельями напряженка.

— Поэтому они бы хотели днем оставаться в туннелях под старым вокзалом, а на ночь приезжать сюда на автобусах на занятия. У Стиви Рей не так много красных недолеток, а из синих недолеток, кроме меня, почти никто не покидал школу, поэтому я думаю, что я, а также Красная Верховная жрица и два Воина могли бы поддерживать в туннелях порядок. — Я расплылась в улыбке и, сияя, взглянула на Неферет. — И я знаю, что Неферет настолько потрясающая Верховная жрица, что сможет встроить эти изменения в текущий школьный порядок.

Повисло долгое молчание, и все это время мы с Неферет, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза. Наконец Дуантия произнесла:

— Неферет, что скажете?

Прежде чем та повернулась к камере, я увидела на ее лице выражение самодовольства.

— Выслушав ваши мудрые слова, Дуантия, я поняла, что прошлой ночью приняла поспешное решение. Поскольку совсем недавно Никс простила и меня, я не могу не восхититься добротой Богини и сделаю все, чтобы заслужить ее благосклонность. Да, похоже, у нее есть особые планы на Зои и ее друзей. Возможно, обособленное место для отдыха пойдет им на пользу. Однако они будут обязаны подчиняться правилам нашего Дома Ночи и считать меня своей законной Верховной жрицей.

— Хм, вовсе необязательно, — возразила я, проигнорировав пронзительный взгляд Неферет и обращаясь к Дуантии: — Для меня очень многое значит время, проведенное на Скае с королевой Ских. Мы с ней очень сблизились. Ских сказала, что готова стать моей наставницей, и открыть Скай современному миру. Сейчас я не могу быть рядом с ней, но хочу последовать ее примеру. — Я сделала глубокий вдох и скороговоркой закончила: — Поэтому я хочу объявить старый вокзал Талсы вне юрисдикции Дома Ночи, как Ских в свое время объявила остров Скай. — Я посмотрела в глаза Неферет. — И, как и Ских, не я стану вмешиваться в ваши дела до тех пор, пока вы не вмешиваетесь в мои.

— Ты смеешь объявить себя королевой? — ошеломленно взвизгнула Неферет.

— Не обязательно. Но Ских так сделала, равно как и ее Хранитель. Старка признали моим Хранителем, в Потустороннем мире он получил меч и все атрибуты. Он мой Воин, поэтому это по умолчанию означает, что я королева. Ну, маленькая такая, — уточнила я.

— Мне это кажется неправильным, — выдавила из себя Неферет.

— Я согласен с Неферет, — поддержал ее Дракон.

Я уставилась на него, пытаясь мысленно передать ему сообщение: «Серьезно? Вы действительно согласны с Неферет после всего, что о ней знаете?». Но Дракон невидящим взглядом смотрел сквозь меня.

— Я должна обсудить этот вопрос с Высшим Советом, Зои Редберд. Мы не одобряем вампирских королев. Вампиры — это Жрицы, Воины, педагоги, и прочие жизненные пути, вытекающие из этих призваний. Это наша традиция.

— Но Ских же королева! — настаивала я. — И является ею уже многие века. Достаточно долго, чтобы превратить и это в традицию.

— Но не в вампирскую! — повысила голос Дуантия, отчего волоски у меня на руках встали дыбом.

Председательница Высшего Совета сделала глубокий вдох, очевидно пытаясь взять себя в руки, и продолжила более спокойным голосом: — Ских едва ли можно считать вампиром. Она долгие столетия живет вдали от нашего сообщества. Нам изначально было трудно взаимодействовать с нею. Нам закрыт вход на ее остров. Она не покидает его. — Дуантия остановилась и приподняла бровь. — Это изменилось, Зои? Ских собирается оставить Скай?

— Нет, — ответила я. — Но она сказала, что обдумает возможность принимать учеников.

— Это будет исключительно, если она позволит чужакам приезжать на Скай и уезжать оттуда. — Судя по тому, как Дуантия произнесла слово «исключительно», мне показалось, что она не считает его синонимом слова «хорошо».

— Полагаю, в это время перемен мы все должны открываться миру, — изрекла Неферет.

Все посмотрели на нее. Даже Дуантия на миг потеряла дар речи.

— Из-за того, что я так считаю, я приняла решение открыть двери своего Дома Ночи местным жителям, чтобы те могли заниматься здесь физическим трудом. Думаю, это прозорливо и ответственно, особенно в текущей непростой экономической ситуации. Надеюсь, Ских последует моему примеру.

— Отличная идея, Неферет, — поддержала ее Дуантия. — Как вам известно, здесь, на острове Сан-Клементе, люди долгие века живут бок о бок с нами. — Верховная жрица вампиров улыбнулась. — С тех пор, как мы стали начали идти в ногу со временем.

— И Дом Ночи Талсы желает того же, — подтвердила Неферет.

— В таком случае, решено. Дом Ночи Талсы станет принимать на работу людей. Рефаим, красные недолетки и друзья Зои по ночам будут посещать занятия в Доме Ночи Талсы, а днем отдыхать в туннелях под вокзалом. Я помечу себе поговорить с мэрией Талсы о его покупке.

— А что насчет королевского статуса Зои и лояльности обитателей вокзала мне и моему Дому Ночи? — спросила Неферет.

Я задержала дыхание.

— Мне нужно обсудить этот вопрос с Высшим Советом, это довольно серьезное решение: признать одаренную недолетку королевой, пусть даже и обучающейся этому статусу. Пока решение не вынесено, Зои Редберд и старый вокзал Талсы остаются частью Дома Ночи Талсы.

— И, следовательно, я по-прежнему их Верховная жрица, — заключила Неферет.

Стиви Рей кашлянула, привлекая наше внимание.

— Кхм, не то чтобы я на что-то претендую, но раз Зет пока не признают королевой, а нам нужна Верховная жрица, то я следующая в очереди. Моим красным недолеткам нужен кто-то, способный понять их нужды. А это я. Поэтому зовите нас филиалом Дома Ночи, если вам так угодно, но если во главе нас должна стоять Верховная жрица, то это должна быть я.

— Разумно, юная Жрица, — без колебаний согласилась Дуантия, и я подумала, что она словно ждала этого возражения. — Стиви Рей, пока не будет решено, что делать с Зои Редберд, ты назначаешься Верховной жрицей Вокзала — филиала Дома Ночи Талсы.

— Спасибо, мэм, — поблагодарила ее Стиви Рей. — И я не хотела вам грубить.

Резкие черты лица Дуантии смягчились, она улыбнулась:

— Ты и не грубила. Ты говорила как Верховная жрица. А теперь, если мы уже все обсудили, я отключусь, чтобы сообщить другим членам Высшего Совета о произошедших событиях и принятых решениях.

— У меня все, — сказала я.

— У меня тоже, — заключила Стиви Рей.

— Думаю, того, чего мы сегодня достигли, для одного дня достаточно, — согласилась Неферет.

— Превосходно. В таком случае, я прощаюсь с вами. Будьте благословенны!

Раздался звук разрыва связи «скайпа», и экран погас.

— Было довольно интересно, — сказала Ленобия.

Услышав ее голос, я поняла, что за все это время она не проронила ни слова.

И я задумалась, на чьей она стороне. Я имею в виду, раньше-то Ленобия была за меня и против Неферет, но ведь и Дракон прежде состоял в моем лагере.

— «Интересно» можно отнести ко всему нашему разговору, — подтвердила Неферет.

— Поздравляю, Верховная жрица, — обратилась я к Стиви Рей.

— Да, поздравляю, — подключился Эрик.

— Ты и так была нашей Верховной жрицей, но здорово, что теперь это звание закреплено за тобой официально, — поддержала нас Крамиша.

— Я не желаю, чтобы он посещал мои занятия, — резко вклинился в хор поздравлений Дракон.

Я открыла рот, чтобы отстоять право Рефаима заниматься фехтованием или чем он еще пожелает, одновременно чувствуя себя странно, вообще выступая в его поддержку, но ответ Стиви Рей поразил и успокоил меня:

— Думаю, вы правы. Я знаю, для вас это непросто, Дракон. Что, если я попрошу Дария и Старка организовать что-то вроде уроков обращения с холодным оружием? Рефаим сможет посещать эти занятия.

— Неплохая идея, — согласилась Ленобия. — Поскольку каждый недолетка обязан посещать уроки самообороны, с непредвиденным появлением красных недолеток ваш фехтовальный класс будет переполнен.

— Предполагалось, что все мы умрем. А теперь этих недобитых недолеток надо куда то девать, — съязвила Крамиша.

Неферет тяжело вздохнула и сказала:

— Недолеткам приказано посещать уроки самообороны из-за нападения воронов- пересмешников. Неужели только я вижу в этом жуткую иронию?

— Я тоже вижу, и не только иронию, — вздохнул Дракон.

— Умереть не встать! А я вот вижу, что вы продолжаете ворошить дерьмо! — взорвалась Стиви Рей. Она развернулась, оказавшись лицом к лицу с Неферет. Но не моргнула и не отступила. Моя лучшая подруга твердо стояла на своем, выглядя при этом сильной и взрослой.

Как Верховная жрица.

Верховная жрица, которая наживает себе опасных врагов.

— Дуантия решила, что Рефаим и все мы можем остаться, — заявила я, втискиваясь между Стиви Рей и Неферет. — Думаю, нам стоит придумать, как это сделать, не доставляя друг другу лишних проблем и неприятностей.

Я посмотрела на разгневанного Дракона, пытаясь разглядеть в нем тень знакомого мне мудрого и доброго Фехтовальщика.

— Мы и так столько наворотили, что последствия этого еще разгребать и разгребать... — вздохнула я.

— Я буду в спортзале с нормальными недолетками, — бросил Дракон и вышел из зала.

— Стиви Рей, можешь передать Старку и Дарию, что они могут проводить уроки в конюшнях, — сказала Ленобия.

— Я крайне признательна за ваше великодушие, профессор Ленобия, — вклинилась Неферет. — Первые же люди, которых я найму, помогут вам с уборкой... — Она помедлила, стрельнув взглядом в сторону Стиви Рей, Крамиши и меня, — нечистот в конюшнях.

— Навоза, — быстро поправила ее Ленобия. — В конюшнях нет нечистот, там есть навоз. И помощь в его уборке мне не требуется.

— О, но вы ее примете, потому что так надо и потому, что мое решение только что утвердил Высший Совет. Верно?

— Я буду поступать так, как считаю правильным.

— В таком случае вы будете поступать так, как я от вас жду! — Неферет отвернулась от Ленобии и сухо заметила: — Зои и Стиви Рей, красные недолетки должны возобновить занятия согласно расписанию, по которому учились до своей смерти. Вы обе тоже. Не важно, пережили ли вы атипичное Превращение, — она махнула рукой в сторону Стиви Рей, — или являетесь атипичными недолетками, — взгляд Неферет задержался на нас с Крамишей, — вы должны учиться. Вы все слишком молоды, а хорошее образование еще никому не помешало. Сейчас подходит к концу второй урок. Заседание Совета окончено.

И даже не сказав «Будьте благословенны», Неферет выплыла из комнаты.

— Опасная стерва, — высказалась Крамиша.

— Пипец сумасшедшая, — добавила Стиви Рей.

— Ну, с Неферет все понятно. Мы же знаем, что нам приходится иметь дело с Верховной жрицей, избравшей неправильный путь и совершенно безумной, — медленно произнесла Ленобия. — Я больше беспокоюсь о Драконе.

— Значит, вы с нами? — спросила я преподавательницу верховой езды.

Взгляд серых глаз Ленобии скрестился с моим.

— Однажды я сказала тебе, что мне пришлось встретиться со злом. До сих пор в душе и на теле я ношу шрамы от этой встречи, и больше никогда не позволю Тьме вторгнуться в мою жизнь. Я с тобой, с тобой и с тобой, —Ленобия поочередно кивнула Стиви Рей, Крамише и мне, — потому что вы на стороне Богини. — Затем она повернулась к неподвижно замершему Эрику. — Какова твоя роль в происходящем?

— Я Ищейка Дома Ночи Талсы.

— Нам это известно, но на чьей ты стороне? — нахмурилась Стиви Рей.

— На той, которая Метит детей и меняет их судьбы, — ускользнул от ответа Эрик.

— Эрик, когда-нибудь тебе придется сделать выбор! — предупредила я.

— Эй, если я не сражаюсь с Неферет в открытую, это вовсе не означает, что я не определился!

— Нет, это просто означает, что ты слабак, — заметила Стиви Рей.

— Плевать! И тебе известно не все, Стиви Рей! — Эрик выбежал из зала.

Крамиша фыркнула:

— Вот жалость-то! Такой трус уродился таким красавчиком!

Мне стало грустно, но я не могла с ней не согласиться.

— Я отгорожу часть манежа для воинских занятий, — сказала Ленобия. — Вам следует позвать обоих Воинов и сообщить им, что они станут преподавателями. По крайней мере, временно.

— Старк и Дарий наверняка в спортзале, упражняются с мечами, — отозвалась я.

— Я пойду с тобой, — сказала Стиви Рей.

— А я, видать, отправлюсь на второй урок, — тяжело вздохнув, пробормотала Крамиша.

Когда мы со Стиви Рей вышли из зала, она удержала меня за руку, чтобы я шла помедленнее, словно прогуливаясь.

— Ой, божечки, ты же понимаешь, что если Высший Совет и все на Вокзале называют меня Верховной жрицей, это не значит, что я буду командовать тобой и все такое прочее!

Я удивленно захлопала ресницами:

— Не грузись! Да и все равно, ты отличная Верховная жрица, а значит, будешь настоящей занозой в заднице!

Подруга не расхохоталась, как я ожидала, а накрутила на палец кудряшку, что было верным знаком того, что она нервничает:

— Ладно, это все здорово звучит, но я Верховная жрица всего, ну, пару секунд. Я должна быть уверена, что ты мне поможешь.

Я взяла ее под руку и толкнула плечом:

— Ты всегда можешь на меня положиться. Ты же знаешь!

— Даже после Рефаима?

— Даже после Лорена, Калоны и Старка? — парировала я.

Ее рот начал расплываться в улыбке.

— Ты всегда на очко впереди, а?

— Как ни прискорбно, думаю, на три!

Стиви Рей рассмеялась, а я вздохнула.

Мы вышли из той части Дома Ночи, где находилась похожая на башню медиатека, и свернули налево, на тропинку, ведущую к спортзалу и конюшням.

Ночь была холодной, но ясной. Небо было усеяно звездами, отчетливо видимыми сквозь усыпанные снегом ветви огромных дубов, рассредоточенных по территории кампуса.

— Так он симпатичный?

Я притворилась, что не понимаю, о ком она.

— Кто? Старк? Определенно.

Она толкнула меня плечом.

— Я о Рефаиме.

— О, о нем. Да, думаю, он ничего. — Я поколебалась и почти передумала задавать вопрос, но потом решила все же спросить. Ну, то есть, мы же лучшие подруги. А лучшие подруги могут спрашивать друг друга обо всем. — Так ты видела, как он превращается в птицу?

Я почувствовала, что Стиви Рей напряглась, но она почти обычным голосом ответила:

— Да, видела.

— И как оно?

— Ужасно.

— Он, эээ... задержался? Или сразу улетел? — Я просто сгорала от любопытства.

— Сразу улетел. Но как только солнце село, вернулся. Он говорит, что всегда найдет дорогу ко мне.

— Значит, так и будет, — заверила я, услышав нотки волнения в ее голосе.

— Я люблю его, Зет. Он и впрямь хороший. Клянусь.

Я открыла рот, чтобы сказать, что верю ей, но внезапно раздался крик. Несколько секунд я не могла разобрать слова, а лишь чувствовала, что происходит нечто опасное. Но Стиви Рей сразу обо всем догадалась.

— О, нет! Это Дракон! Он созывает Воинов!

Она выпустила мою руку и побежала на голос Дракона. Предчувствуя дурное, я бросилась за ней.


Рефаим | Призванный | Рефаим