home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

— Микроавтобус? Да ладно? — У меня хватило сил только покачать головой и во все глаза уставиться на приземистое желтое транспортное средство, на боку которого черной краской были выведено «ДОМ НОЧИ». — Круто, что после моего звонка Танатос так быстро управилась и теперь мы можем вернуться в школу, но микроавтобус?

— Близняшка! Они прислали за нами автобус для убогих! — хихикая, заявила Эрин.

— Близняшка, это и впрямь гадко! — отозвалась Шони.

— Знаю, Близняшка. Не могу поверить, что Неферет настолько гадкая, что отправила за нами автобус для убогих, — продолжила Эрин.

— Нет, я не о том, что Неферет гадкая. Я о том, что гадко говорить «убогие», — пояснила Шони, закатывая глаза.

— Я думаю, Шони права, а тебе следует подумать о расширении своего словарного запаса. Ты постоянно используешь одни и те же слова, твоя речь ими перенасыщена, — вставил свои пять копеек Дэмьен.

Шони, Эрин, Стиви Рей, Рефаим молча уставились на него.

Все мы были рады, что Дэмьен вновь печется о словарном запасе Близняшек, и никто из нас не решился возразить ему ни слова, из опаски, что Дэмьен снова расплачется и вернется в глухую депрессию, в которой пребывал с самой смерти Джека.

В эту секунду из туннелей вышли Афродита и Дарий. Афродита, как обычно, заполнила паузу, применив свое не раз испытанное правило «Стреляй, не отходя от кассы».

— О, Богиня, я в это не сяду! Микроавтобус — это для убогих, — фыркнула она, отбрасывая волосы за спину.

— Эй, не настолько уж он и плох! Видно же, что новый. И буквы «ДОМ НОЧИ» совсем свежие, — попыталась смягчить обстановку Стиви Рей.

— С таким же успехом на нем можно было написать «Социальное самоубийство», — скривилась Афродита.

— Я не дам тебе испортить мне праздник! Мне нравится учиться! — заявила Стиви Рей. Она села в автобус, улыбнувшись Сыну Эреба, хмуро открывшему перед ней дверь.

— Жрица, — сурово поприветствовал ее он, а затем, не обратив внимания на нашего собственного Сына Эреба, Дария, посмотрел на меня и с едва уловимым кивком объявил: — Уведомляю вас обеих, что через тридцать минут начинается заседание школьного Совета, где вы обязаны присутствовать.

— Хорошо. Старк собирает остальных, поэтому отправимся через минуту, — сказала я, улыбаясь ему так, словно его лицо ничем не напоминало грозовую тучу.

— Умереть не встать! Тут даже пахнет новой машиной! — крикнула Стиви Рей.

Сквозь оконное стекло я видела ее короткие светлые кудри, подпрыгивавшие словно пружинки, пока она изучала салон микроавтобуса. Затем Стиви Рей выскочила на улицу и с улыбкой схватила за руку Рефаима.

— Хочешь сесть со мной сзади? Будет круче, чем на американских горках!

— Уфф, — фыркнула Афродита. — Тебе, как убогой, эта колымага подходит просто идеально! И, хотя мне жутко не нравится говорить это тебе первой, — то есть, нет, вру, на самом деле мне все равно, — Высший Совет, наверное, надавил на Неферет, вынудив ее прислать за нами эту таратайку, — твоей птичке все равно никто в Доме Ночи не обрадуется. Думаю, ты просто не врубилась, пока вы там после наступления заката пару секунд кое-чем занимались!

Я увидела, как Стиви Рей крепче сжала руку Рефаима.

— Эй, ты, полегче! Во-первых, после заката прошло больше, чем пара секунд, во-вторых, не твое дело, чем мы занимались, а в-третьих, Рефаим поедет с нами!

Белесые брови Афродиты подпрыгнули.

— Прикалываешься?

— Нет, — твердо заявила Стиви Рей. — И тебе это должно быть понятнее, чем остальным.

— Мне? Понятнее? Да о чем ты, черт возьми, говоришь?

— Ты не недолетка — ни красная, ни обычная. Ты не вампир. И, скорее всего, даже не человек!

— А ведьма, — донесся до меня шепот Шони.

— Из Преисподней, — прошептала Эрин.

Афродита зыркнула на Близняшек, но Стиви Рей не закончила.

— Как и Рефаим, ты — аномалия, но Никс благословила тебя, пусть никто из нас и не понимает, с какой стати. Значит, ты едешь в школу. Я еду в школу. И Рефаим тоже едет в школу. Точка.

— В словах Стиви Рей есть смысл, — сказал Старк, присоединяясь к нам на стоянке. За ним шли остальные красные недолетки. — Неферет это не понравится, но Никс действительно простила и благословила Рефаима.

— В присутствии всей школы, — быстро добавила Стиви Рей.

— Значит, все в курсе, — пробормотал Рефаим. Он перевел взгляд со Стиви Рей на нас, и остановил его на мне. — Как ты думаешь, — озадачил он меня вопросом, — мне ехать в Дом Ночи или это только принесет ненужные проблемы?

Все уставились на меня. Покосившись на Сына Эреба, сидящего с каменным лицом на месте водителя, я вздохнула:

— Ребята, залезайте в автобус. Мне нужно поговорить с моим...э... — обобщающим жестом я указала на Афродиту, Стиви Рей и остальных своих близких друзей.

— С твоим кругом, — улыбаясь, подсказала Стиви Рей. — Поговорить с твоим кругом.

— И его амуницией, — добавил Дэмьен, кивая в сторону Афродиты, Дария и Крамиши.

Я улыбнулась:

— Ага! Ладно, ребята, залезайте в автобус, а я пока поговорю со своим кругом и его амуницией, договорились?

— Не уверена, что мне нравится, когда меня называют амуницией, — проворчала Крамиша, сощурив глаза.

— Это значит... — начала Стиви Рей, но Крамиша перебила ее, покачав головой:

— Я знаю, что имеет ввиду это слово. И говорю, что не уверена, что оно мне нравится!

— Можешь порефлексировать об этом в своей тетрадке позже, а сейчас заткнись и делай, как сказала Зои! — пробурчала Афродита, и Крамиша со свистом втянула в себя воздух, злобно глядя на нее. — И на всякий случай, — заявила наша Провидица, указывая на всех, кроме Дария. — Вы — кучка-вонючка. А я — ваша популярная и несравненная попутчица!

Близняшки надулись и уже хотели обрушиться на обидчицу с проклятиями, как я сказала:

— Ребята, давайте без скандалов! Вопрос Рефаима крайне важен.

К счастью, все успокоились, и я сделала своему кругу, его «амуниции» и Афродите знак проследовать за мной на обочину, чтобы нас не услышали сидящие в автобусе красные недолетки.

Я отчаянно пыталась сосредоточиться на вопросе о Рефаиме.

Мой мозг превратился в кашу. Прошлая ночь была ужасной. Я посмотрела на Старка, чувствуя, как на щеках выступает румянец. Ладно, не все было ужасно, но в голове все равно был бардак. Я мысленно встряхнулась. Я больше не ребенок. Я — первая недолетка, ставшая Верховной жрицей, и все считают, что мне известны правильные ответы на все вопросы (ну, за исключением геометрии, испанского языка и параллельной парковки).

«Пожалуйста, Никс, дай мне принять верное решение», — безмолвно взмолилась я Богине и встретилась взглядом с Рефаимом, внезапно поняв, что нам нужен не мой ответ.

— Чего ты хочешь? — спросила я.

— Ну, он хочет... — начала Стиви Рей, но жестом я заставила лучшую подругу заткнуться.

— Нет, — сказала я. — Не говори, чего хочет Рефаим, или чего хочешь для него ты. Пускай скажет сам. Так в чем дело? Чего ты хочешь? — повторила я.

Рефаим пристально посмотрел мне в глаза.

— Я хочу стать нормальным.

Афродита фыркнула.

— К несчастью, нормальный плюс подросток равняется необходимость ходить в дурацкую школу.

— Школа не дурацкая, — возразил Дэмьен и повернулся к Рефаиму: — Но относительно о нормальности, Афродита права. Нормальные дети ходят в школу.

— Угу, — подтвердила Шони.

— Школа это отстой, — добавила Эрин. — Но отличный модный полигон.

— Точно, Близняшка, — согласилась Шони.

— Что это значит? — поинтересовался Рефаим у Стиви Рей.

Она улыбнулась ему:

— Ну, в основном то, что ты просто должен ходить с нами в школу.

Рефаим улыбнулся ей в ответ, и его лицо засветилось любовью. Когда он перевел взгляд со Стиви Рей на меня, выражение его лица не изменилось, и я не смогла удержаться от улыбки.

— Раз «нормальность» означает «ходить в школу», то я с удовольствием присоединюсь к вам. Если это не доставит никому проблем.

— Не сомневайся, проблемы возникнут, — сказал Дарий.

— Думаешь, не стоит рисковать? — спросила я.

— Я этого не говорил. Согласен, что это его выбор и его решение, но, Рефаим, тебе стоит понять, что сейчас правильнее остаться здесь, по крайней мере, пока мы не увидим, что предпримут Неферет и Калона.

Мне показалось, что при упоминании отца Рефаим съежился, но кивнул и сказал:

— Я понимаю, но я устал прятаться в темноте. — Он снова посмотрел на Стиви Рей, а затем на нас. — И я могу понадобиться Стиви Рей.

— В теории все эти «пусть птицепарень сам решит» и «я могу понадобиться Стиви Рей» звучат очень мило, но на самом деле все мы окажемся в школе, возглавляемой ненавидящей нас чокнутой Верховной жрицей, которая не погнушается ничем, чтобы растереть нас в порошок, а особенно тебя, Зет. Не говоря уж о Драконе, предводителе Сынов Эреба, который явно не зальется слезами умиления, учитывая то, что этот птицепарень убил его супругу. Неферет воспользуется Рефаимом как оружием против нас, а Дракон ее поддержит. Я прямо чувствую, как пахнет жареным! — разродилась тирадой Афродита.

— Ну, — сказала я, — это не впервой.

— Кхм, позволите мне высказаться? — Дэмьен поднял руку как ученик, желающий, чтобы его вызвали к доске.

— Да, дорогой, и поднимать руку вовсе необязательно, — сказала я.

— О, спасибо. Я хотел сказать, что нам следует помнить: когда Никс явилась в Дом Ночи, простила и благословила Рефаима, она как бы дала нам разрешение сделать его частью нашей группы. Неферет не может выступить против нас — во всяком случае, открыто. Как и Дракон. А что им там не нравится, уже не наше дело.

— Но ведь они уже против, — напомнил Старк. — Неферет спросила Дракона, примет ли он Рефаима, и тот отказался. Тогда она изгнала Рефаима, а Стиви Рей заявила, что Неферет ведет себя как идиотка. Кончилось тем, что мы ушли все.

— Ага, и то, что Высший Совет смог повлиять на Неферет, и она позволила нам вернуться к занятиям, вовсе не означает, что нас на самом деле примут с восторгом и умилением. Гарантирую, что Неферет, Дракон и еще куча народу вряд ли обрадуются, увидев это, — Афродита ткнула наманикюренным пальчиком в Рефаима.

Дэмьен заговорил, прежде чем я успела собраться с мыслями.

— Но ни Неферет, ни Дракон не могут аннулировать распоряжение Богини.

— Анну...что? — спросила Шони.

— Кто нули? — поддержала ее Эрин.

— Это значит отменить, — объяснила за Дэмьена Стиви Рей. — И в твоих словах есть смысл, Дэмьен. Никто не вправе аннулировать распоряжение Богини, даже Верховная Жрица.

— Можешь себе представить, что скажут на это чопорные дамочки из Высшего Совета? — закатила глаза Афродита. — Они натурально выродят по нескольку выводков летающих котят. Каждая.

Я захлопала ресницами и внезапно сильно захотела обнять Афродиту. Хотя это желание быстро испарилось, тем не менее.

— Афродита, — сказала я. — Ты гениальна! Как и Дэмьен.

— Кто бы сомневался, — самодовольно отозвалась наша Ясновидящая.

— Ты донесешь Высшему Совету о Неферет и Драконе? — спросил Дэмьен.

— Думаю, «доносить» это не совсем точное слово. У тебя с собой ноутбук? — спросила я нашего всезнайку.

Дэмьен похлопал по висящему у него на плече портфелю.

— Конечно. Он у меня в клатче.

— Будь проще, — добавила Эрин.

— Если бы на нем были перья... — сказала Эрин.

— И разные подвесочки... — продолжила Шони.

— Чем бы ни была твоя... сумка, я рада, что в ней находится компьютер, — встряла я, пока Дэмьен не послал Близняшек подальше с помощью своего обширного словарного запаса. — Там установлен «скайп»?

— Да, — кивнул Дэмьен.

— Отлично. Одолжишь мне ноутбук на заседание Совета?

— Без проблем, — ответил наш любимый мальчик-талисманчик, вопросительно вскинув брови.

— Что ты задумала? — прочитала мысли Дэмьена Стиви Рей.

Ну, когда я просила Танатос помочь нам вернуться в школу, то не упомянула об одной мелочи, а именно, что мы вроде как откололись и образовали свой, новый Дом Ночи, но посещать занятия и все такое прочее собираемся в прежнем.

— Нам надо придумать ему новое классное название, — сказала Шони.

— Ооо, точно, Близняшка! — поддакнула Эрин.

— Эй, ну раз мы живем на вокзале, так может быть Привокзальный Дом Ночи? — предложила Шони.

Я посмотрела на них, покачала головой и убежденно заявила:

— Никакой привокзалыцины! — И вернулась к прерванной мысли. — Но нам следует провести видеоконференцию с Высшим Вампирским Советом, чтобы получить от него разрешение на то, что мы уже почти сделали. Заседание школьного Совета для этого вполне подходит, кроме того, я уверена: Неферет понравится, если я попрошу ее присутствовать при нашем разговоре от начала до конца.

— Зет, извините мои тапки, но все это звучит как-то дерьмово. Неферет точно понравится разговаривать с Высшим Советом, но она ни хрена не остановится перед тем, чтобы вывернуть твои слова так, что ты будешь выглядеть Чокнутой недолеткой, — заметила Афродита.

— В этом то и план, — сказала я. — Я не буду Чокнутой недолеткой. Я буду Верховной жрицей недолеток, которая в ярких подробностях сообщит Высшему Совету о том, каким чудным Даром Никс наградила Супруга нашей Красной Верховной жрицы, Рефаима, и как он предвкушает начало своего обучения в Доме Ночи Талсы. Уверена, они даже захотят поздравить Неферет с тем, что она такая замечательная Верховная жрица и отлично справляется со всеми происходящими у нас изменениями.

— Хитро. Мне нравится, — одобрила Афродита. — Ты поставишь Неферет и даже Дракона в такое положение, что если они скажут: «Видали мы этого птицепарня в белых тапках», или просто начнут ныть и брюзжать, то будут выглядеть не лучшим образом в свете явления Никс и ее даров.

— Но его путь все равно будет нелегким, — предупредил Старк.

Рефаим пристально посмотрел ему в глаза.

— Неважно, насколько тернист этот путь. Он все равно лучше того, который ведет во тьму, к ненависти и смерти. Думаю, тебе известно, о чем я.

— Так и есть, — без обиняков согласился Старк.

— Как и мне, — добавила Стиви Рей.

— И мне, — заключила я.

— Значит, быть по тому. Рефаим отбывает с нами в Дом Ночи, — подытожил Дарий.

— Эй, эй, погодите! Выходит, нам все-таки придется забиваться в этот уродский микроавтобус? — нахмурилась Афродита.

— Да! — хором прокричали мы.

Смеясь и впервые за долгие дни чувствуя себя вполне сносно, я загрузилась вместе с друзьями в микроавтобус и толкнула плечом Старка, пристраиваясь рядом. Он едва взглянул в мою сторону. И тогда я осознала, что с самого пробуждения мы обменялись лишь парой слов. Вспомнив о нашей близости, о том, как он меня касался, отчего мне показалось, что все снова хорошо — я закусила губу и снова покосилась на своего Воина. Он смотрел в окно и выглядел усталым. Очень усталым.

— Эй, что с тобой? — спросила я, в то время как автобус ехал по Цинциннати-стрит в сторону центра.

— Со мной? Ничего.

— У тебя усталый вид. С тобой все нормально?

— Зои, я вчера почти весь день не спал. Сначала ты меня разбудила и не дала уснуть, потом ты позвонила Танатос, чтобы запустить это пресловутое «возвращение в школу», и ваш разговор шел не на пониженных тонах. Едва я задремал, как ты что-то прокричала и опять меня разбудила. Хотя... заниматься любовью было здорово. — Он замолчал и улыбнулся, на секунду став самим собой. Но потом открыл рот и испортил впечатление: — А потом ты долго ворочалась и не могла уснуть. Я тоже. Поэтому я устал. Вот и все.

Я моргнула. Дважды. И попыталась не думать о том, что словно получила пощечину. Понизив голос, чтобы остальные меня не слышали, я сказала:

— Ладно, если забыть о звонке Танатос на предмет нашего возвращения в школу, что вообще-то входит в мои обязанности Верховной жрицы недолеток, как и то, что это ты начал ко мне приставать, когда я хотела лишь прижаться к тебе и заснуть, умерла моя мама, Старк. Никс позволила мне увидеть, как она входит в Потусторонний мир. На данный момент мне неизвестно, как и почему это случилось. Я изо всех сил пытаюсь вести себя нормально. Даже с бабушкой пока не говорила.

— Верно, не говорила. А я тебе советовал сразу же ей позвонить. Или хотя бы набрать номер мамы. Что, если это был просто сон?

Я с недоверием взглянула на Старка, пытаясь контролировать свой голос и эмоции.

— Ты единственный человек в мире, который понимает, что я представляю себе разницу между видением о Потустороннем мире и сном о нем.

— Да, я знаю, но...

— Но ты считаешь, что я должна пройти через это сама и не тревожить твой драгоценный покой! Ну, разве что только ради секса!

Я закрыла рот и попыталась принять равнодушный вид, когда заметила, что Афродита обернулась и вопрошающе уставилась на меня.

Старк протяжно выдохнул:

— Нет, я не это имел в виду. Прости, Зет. — Он взял меня за руку. — Серьезно, я вел себя как полный придурок.

— О да, — согласилась я.

— Еще раз, прости, — сказал он, и слегка толкнул меня плечом. — Мы можем начать этот разговор заново?

— Угу.

— Так вот: я устал, и от этого туплю. А что касается твоей мамы, то мы не знаем, что на самом деле случилось, и именно это нас страшит. Но я люблю тебя, несмотря ни на что, даже если я придурок. Сойдет?

— Сойдет.

Не отнимая у него руки, я посмотрела в окно. Мы повернули налево на Пятнадцатую улицу, проехали мимо Сада Гумпи, откуда в воздухе разливался аромат сосновой хвои, и покатили по Вишневой улице.

Когда мы доехали до Утики и свернули на Двадцать первую улицу, я полностью погрузилась в мысли о маме и бабушке, решив, что, возможно, Старк прав, ставя мое видение под сомнение. Я имею в виду, что бабушка мне не позвонила. Вдруг это и правда просто кошмарный сон...

— Он всегда такой красивый, — раздался голос Дэмьена с переднего сидения, которое он занимал по умолчанию. — Когда смотришь на него отсюда, сложно поверить, что там могут происходить такие душераздирающие события.

Я услышала дрожь в его голосе, сжала руку Старка перед тем, как выпустить ее, встала и направилась по проходу к Дэмьену.

— Эй, — сказала я, беря его под руку. — Вспомни чудесные счастливые минуты, которых там тоже в избытке. Не забывай, что именно там ты встретил Джека и полюбил его

.Дэмьен посмотрел на меня, и я подумала, что вижу в его глазах мудрость.

— Как тебе без Хита?

— Я скучаю по нему, — честно призналась я. И отчего-то добавила: — Но не хочу, чтобы печаль поглотила меня, как Дракона.

— И я скучаю, — тихо сказал Дэмьен. — Иногда все так сложно...

— Прошло еще очень мало времени.

Стиснув зубы, словно борясь со слезами, Дэмьен кивнул.

— Ты справишься. Как и я. Мы справимся. Вместе, — твердо закончила я.

Мы въехали в железные ворота с гербом в виде полумесяца на створках, и направились в сторону черного входа в школу.

— Заседание школьного Совета начинается в семь тридцать, — объявил Сын Эреба, когда микроавтобус остановился. — Занятия начинаются ровно в восемь, как обычно.

— Спасибо, — сказала я, поскольку он вел себя дружелюбно, даже уважительно.

Я посмотрела на экран мобильника: двадцать минут восьмого. Десять минут до заседания и сорок до начала занятий. Я встала и оглянулась на стайку явно взволнованных недолеток.

— Ладно, — начала я. — Просто идите в свои старые комнаты и ждите. Стиви Рей, Старк и я отправляемся на заседание Совета, где попытаемся включить в расписание вас и Рефаима.

— А как насчет меня? Я разве не должна присутствовать на Совете? — поинтересовалась Крамиша. — Там такая тоска, но могу поспорить, сегодня зевать не придется.

— Ты права, — согласилась я. — Пора бы им внести тебя в список, как нас со Стиви Рей.

— А мне куда идти? — донесся голос Рефаима из хвоста микроавтобуса.

Я пытаясь сообразить, куда бы его отправить, когда Дэмьен встал рядом.

— Можешь пойти со мной — на сегодня. Если Зои и Стиви Рей не против.

Я улыбнулась Дэмьену. Я никогда им так не гордилась. Все беспокоились за него и обращались с ним так, словно он вот-вот впадет в истерику. Если Рефаим прибьется к Дэмьену, никто не станет докучать ему вопросами, опасаясь расстроить.

— Спасибо, — сказала я.

— Отличная идея, Дэмьен, — поддержала меня Стиви Рей.

— Пытайтесь вести себя, как ни в чем не бывало, — посоветовала я. — Увидимся после занятий.

— У меня первым уроком «Чары и ритуалы», — тихо сказала Дарию Афродита. — Сейчас его ведет та новая вампирша, которой на вид лет двенадцать. Будет весело.

— Не забывайся, — с серьезным видом обратилась к Афродите Стиви Рей, но та совсем не обратила на нее внимания. — Будь паинькой.

Мы выпорхнули из автобуса. Я видела, как трудно Стиви Рей отпускать Рефаима с Дэмьеном. Мы не знали, что будет, но понимали, что шансы на то, что его примут в Доме Ночи ничтожно малы.

Когда мы со Стиви Рей, Старком и Крамишей остались одни, я сказала:

— Готовы войти в логово льва?

— По мне так больше похоже на мерзотное осиное гнездо, — заметила Крамиша. — Но я готова.

— Ой, божечки! Давайте уж соберемся и покончим с этим! — поддержала ее Стиви Рей.

— Договорились, — сказала я.

— Договорились, — эхом отозвались мои подруги.

И мы сделали шаг в будущее, предвкушение которого заставляло мой желудок сжиматься, и мне казалось, что меня в любую минуту могут одолеть колики.

Вот черт!


* * * | Призванный | Калона