home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дракон

Мастер Меча замечает все. Именно поэтому он так преуспел в своем призвании и до сих пор жив. Хотя Дракону Ланкфорду не потребовалось прибегать к своим исключительным способностям, чтобы понять, что в компании Зои что-то происходит. Достаточно было лишь следовать инстинктам и задать один простой вопрос.

Вскоре после начала второго урока Дракон наказал своим ученикам приступить к разминке и пообещал вернуться через несколько минут. Инстинкт обуревал его, подталкивал, вел и беспокоил. Дарий и Старк — талантливые воины, профессионалы в обращении со своим видом оружия. Дарий, должно быть, самый талантливый метатель ножей, которого Дракон когда-либо встречал, а неспособность Старка промахнуться при стрельбе из лука поистине поражала.

Однако ни один из этих талантов не означал, что они имеют право заниматься с юными впечатлительными недолетками. Преподавание само по себе дар, и Дракона терзали сомнения, обладают ли эти два столь молодых вампира достаточным опытом и мудростью, чтобы быть настоящими педагогами.

«Она тоже была молода, когда стала преподавателем, так молода...»

Тогда он и встретил ее, свою Спутницу, свою жизнь, свою единственную. Он знал, что сказала бы Анастасия, если бы оказалась здесь. Она бы тепло улыбнулась и напомнила ему, что не стоит относиться к людям предвзято из-за их возраста, ведь он на собственном опыте знал, насколько это несправедливо. Она бы напомнила ему, что он — наставник, призванный следить, чтобы молодые люди выросли достойными Воинами и отличными преподавателями.

Но Анастасия была мертва, как их общее прошлое, и поэтому жизнь Дракона совершенно изменилась. Он не хотел брать шефство над молодыми, особенно в свете того, что они начали вести свои занятия лишь потому, чтобы ему не пришлось терпеть присутствие превратившегося пересмешника. Но Дракон давно осознал, что долг — весьма странное понятие. Хотя он и сошел с пути, по которому шел со своей Спутницей и Богиней, Фехтовальщик еще не окончательно освободился от уз чести и ответственности.

Поэтому он нехотя уступил инстинкту, подсказывающему ему проверить, как идут дела у юных Воинов, и преодолел короткий путь от спортивного зала до манежа в конюшнях Ленобии, где занимались Старк и Дарий.

Ступив на покрытый опилками пол манежа, Дракон сразу же понял, что беспокоился не зря. Обучение вели не вампиры, а человеческий помощник Ленобии, которой самой не было видно. Воины же следовали за Афродитой к выходу из конюшен. Дракон неодобрительно покачал головой.

— Дарий! — позвал он.

Юный вампир остановился, знаком отпустил Старка и Афродиту, и поспешил к Дракону.

— Почему твой урок ведет человек?

— Нет другого выхода, — сказал Дарий. — Мы со Старком должны сопровождать Зои и Афродиту.

— Сопровождать? Куда?

Дракон видел, что Дарию не совсем удобно обсуждать это с ним, но выбора у юного Воина не было. Неважно, насколько разнились их мнения по поводу Рефаима, Неферет и новых красных недолеток, Дракон был старше Дария по званию, а значит, Воин обязан был ответить.

— Танатос проведет ритуал для Зои и ее Круга на ферме бабушки Зои. Она наложит заклятье, завесу тайны над смертью матери Зои открыть способное.

Дракон был потрясен: это должно быть заклинание безмерной силы, таящее в себе огромную опасность, пусть угроза скорее духовная, нежели физическая.

«Меня должны были поставить в известность», — подумал он.

Дракон запечатал свои мысли и лишь спросил:

— Почему этот ритуал проводится сейчас, во время уроков?

— Идет пятая ночь со дня убийства.

Дракон понимающе кивнул.

— По одной ночи на каждую из стихий. Четырех было бы недостаточно. Шесть — слишком поздно. Ритуал должен свершиться этой ночью.

— Да, именно так объяснила Танатос, — добавил смущенный Дарий. — Можно ли мне идти, Мастер Меча? Моя Пророчица ждет.

— Да, иди.

Дарий поклонился, и Дракон проводил его взглядом. Затем Дракон Ланкфорд с хмурой улыбкой на мужественном лице направился в другую сторону и быстро достиг кабинета Танатос.

Он вздохнул с облегчением, увидев, что Верховная жрица еще на месте, стоит перед шкафом в дальнем конце комнаты, собирая свечи и травы, которые аккуратно складывает в большую корзину, очень хорошо знакомую Дракону. Любимую корзину Анастасии.

При виде этого предмета Дракон почувствовал себя уязвимым и беззащитным. Но все же он кашлянул и сказал:

— Жрица, могу ли я с вами поговорить?

Танатос повернулась на звук его голоса.

— Конечно, Фехтовальщик.

— Дарий сказал, что вы поведете Круг Зои на Ритуал Откровения и сами осуществите чары на ферме бабушки Зои.

Хотя он не подал свою фразу как вопрос, Танатос кивнула.

— Верно.

— Жрица, я полагал, что вам известно, что я — Предводитель Сынов Эреба в этом Доме Ночи.

— Я осведомлена о занимаемой вами должности, Дракон, — согласилась Танатос.

— Тогда, хоть я не имею виду принижать вас или выказывать неуважение, я все же спрошу о причинах, на основании которых вы не поставили меня в известность о своих планах и не включили в состав присутствующих на таком важном и опасном мероприятии.

Танатос поколебалась, а затем кивнула, словно соглашаясь с ним.

— Вы правы, согласно занимаемой вами должности, я должна была уведомить вас о своих намерениях. Я этого не сделала по одной простой причине: решила, что ваше присутствие на ритуале станет отвлекающим моментом. Простите, если это выглядит как неуважение к вашей работе. Я не хотела бы, чтобы вы думали так.

— Отвлекающим моментом? Почему?

— Супруг и защитник Стиви Рей, Рефаим, будет присутствовать на ритуале.

Совершенно раздраженный, Дракон возразил:

— Какое отношение имеет Рефаим к тому, что я могу отвлечь задействованных в ритуале?

— Если вы навредите Супругу Жрицы, воплощающей Землю, это отвлечет ее от выполнения прямых обязанностей в Ритуале Откровения и нарушит последующие чары.

— Я должен быть там, чтобы защищать учеников, а не вредить им, — процедил сквозь стиснутые зубы Дракон.

— Но у Афродиты было видение, где речь о том, что вы причинили Рефаиму вред.

— Я бы не стал этого делать, если только он не представлял опасности для других учеников!

— Пусть так, но ваше присутствие все равно будет их отвлекать. Дракон, за безопасностью будут следить два Воина, а сила Круга Зои вам известна. Ученики защищены. И, Дракон, позвольте мне добавить, что после смерти Спутницы вы очень сильно изменились в худшую сторону, и меня это беспокоит.

— Я оплакиваю свою потерю.

— Фехтовальщик, я думаю, дело в том, что вы сами потеряны. И даже если бы на ритуале не присутствовал Рефаим, я бы все равно возражала против вашего участия.

— Ухожу, чтобы не отвлекать вас.

Дракон повернулся на каблуках, но прежде чем вышел из комнаты, его настиг голос Танатос:

— Пожалуйста, позвольте мне объясниться. Я бы не желала вашего присутствия на любом ритуале, где произносятся заклинания, раскрывающие правду о смерти, чтобы принести справедливость и облегчение. Не хочу вас оскорблять, но я чувствую, что сейчас вы находитесь в таком конфликте с самим собой, что ваше присутствие может выступить в противоречие с самим духом заклинания.

Дракон остановился, будто слова Танатос превратились в выросшую перед ним стену. Он не повернулся к Верховной жрице. Но произнес странным голосом:

— Мое присутствие может выступить в противоречие с самим духом заклинания, так вы сказали?

— Я сказала вам правду, известную мне.

— Это все, что вы хотели мне сообщить, Жрица?

Он по-прежнему не смотрел на нее.

— Да, кроме того, что хочу сказать вам «Будьте благословенны!», Фехтовальщик.

Дракон не стал ей кланяться. Не стал в знак уважения прикладывать кулак к сердцу. Он просто не мог. Он чувствовал, что взорвется, если сейчас же не уйдет куда-то, где сможет подумать.

Дракон, шатаясь, вышел в коридор и, не разбирая дороги, побрел, куда глаза глядят.

Его одолевали воспоминания. Слова кружились в голове.

Он помнил, как много-много лет назад другого Воина удержали от присутствия на ритуале другой Жрицы, и теперь он вновь услышал слова Анастасии так же четко, как если бы она произнесла их только что:

«Я не хочу оскорблять тебя, но я не могу сотворить заклинание мира, находясь под охраной Воина. Это противоречит самому духу заклинания...»

Верховная жрица Дома Ночи в Тауэр Гроув согласилась с юной преподавательницей Чар и Ритуалов и наказала Дракону сопроводить Анастасию вместо Воина-вампира. И он подвел Анастасию.

О нет, она выжила! Той ночью ее не убили, но Дракон позволил злу избежать меча. Спустя сто семьдесят семь лет то же самое зло убило его любовь, его жизнь, его единственную.

Дракон тяжело дышал. Он прислонился горящим телом к чему-то, показавшемуся прохладным и успокаивающим и поднял глаза, поняв, куда ноги привели его.

Он опирался на статую Никс напротив ее храма. Пока Фехтовальщик вглядывался в мраморное лицо Богини, шепчущий ветер развеял облака, и серебристый лунный свет заструился на фигуру Никс, подсвечивая ее глаза.

На секунду она показалась Дракону живой. Богиня смотрела на него с невообразимой грустью, от которой его сердце, которое он считал разбитым на сотни осколков, заныло.

И тогда Дракон понял, что должен сделать.

— Я отправлюсь на ритуал. Буду смотреть и не стану вмешиваться — если зло снова не явится. А если это произойдет, то на сей раз, клянусь, я уничтожу его!


Неферет | Призванный | cледующая глава