home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Калона

Что-то было в этой ночи такое, отчего он никак не мог успокоиться. Сыновья спали в трех охотничьих домиках, в тепле и безопасности. Он тоже должен был спать. Но вместо этого сидел на горной гряде. Размышлял на огромном плоском валуне.

Держа в руке айфон, Калона думал о современном мире и созданной им странной магии. Бессмертный не мог понять, нравится ли ему здесь больше, чем в древнем мире. Определенно, этот мир удобнее. И совершенно точно, сложнее. Но лучше ли? Калона был склонен полагать, что нет.

Он посмотрел на телефон. Недолетка дала ему его, чтобы он мог связаться с Рефаимом, но того не было в списке контактов.

«Глупая, бесполезная штуковина», — подумал Калона. А затем понял, что в списке значилось имя Стиви Рей. Можно позвонить Красной и связаться с сыном.

Калоне не хотелось разговаривать с Красной. Она была корнем его проблем. Если бы она не вмешалась, Рефаим был бы сейчас здесь, рядом с ним, как всегда.

«Или же умер бы, истекая кровью, со сломанным крылом и в одиночестве той ужасной ночью. Не стало бы это лучшим вариантом для моего сына, чем жизнь во власти юной вампирши и ее неумолимой Богини?»

Едва эта мысль оформилась в его голове, как Калона пожалел о ней.

Нет, если бы Рефаим умер, лучше бы не стало.

И Никс вовсе не неумолима. Она простила его сына. Только его самого все отказывалась прощать.

Калона обратился к небесам:

— Как странно, что, оказав милость моему сыну, ты так жестоко поступила со мной. Ты забрала у меня последнее существо в этом мире, которое по-настоящему любило меня.

Голос Калоны быстро утих в ночи, и Бессмертный вновь остался один. О, Богиня, он так устал от одиночества!

Он скучал по Рефаиму. Плечи Калоны поникли, и вдруг он почувствовал присутствие Тьмы. Его было сложно распознать, но Калона слишком долго имел дело с Тьмой, сражаясь как на ее стороне, так и против нее, чтобы его можно было обмануть.

Калона отложил телефон и принял спокойное и невозмутимое выражение лица. Он не понимал, зачем Белый бык в эту ночь подсматривает за ним, но точно знал, что присутствие Тьмы предвещает большие неприятности для этого мира и, возможно, для него самого.

Он понимал то, что опьяненная властью Неферет не способна взять в толк: олицетворение Тьмы никогда не сможет стать ей настоящим союзником. У Белого быка была лишь одна цель: разрушить и поглотить Черного. Тьма воспользуется чем и кем угодно, чтобы достичь своей цели, равно как и уничтожит что и кого угодно, если ей попытаются помешать.

Если Неферет верила, что Белый бык стал ее Супругом, она жестоко ошибалась. У Белого быка Тьмы не бывает Супругов, у него есть только вассалы.

Ощущение присутствия Тьмы улетучилось, и Калона с облегчением выдохнул. Затем выпрямился и сосредоточился.

«Неферет? Неужели я почувствовал и ее присутствие?»

Он бросил взгляд на айфон. Как долго они следили за ним? Что слышали? Что им известно?

Неужели Рефаим в опасности?

Калона поднялся и взмыл в небо. Его могучие крылья рассекали ночь, пока он бесшумно и плавно двигался вместе с воздушными потоками, направляясь на восток, к предрассветной дымке.

Он прилетел к вокзалу за считанные секунды до рассвета, тяжело приземлившись рядом с железнодорожными путями, достаточно далеко от главного входа, которым, как объяснила Шони, обитатели вокзала не пользовались.

Калона вышагивал туда-сюда, глядя на старую металлическую решетку и беззвучно проклиная себя за то, что оставил чертов телефон на камне, когда ржавая решетка открылась, и из здания выскочил Рефаим.

Калона двинулся к нему, испытывая облегчение от того, что с сыном все в порядке, но тут Рефаим открыл рот и вскрикнул. Этот крик прозвучал в ушах Калоны настоящей болью. Затем Бессмертный увидел, как тело Рефаима содрогнулось, скорчилось, начало меняться, и из кожи мальчика вырвался ворон!

Следуя лишь одному инстинкту, Калона оторвался от земли и полетел за вороном. Бессмертный держался высоко в небе, вдали от любопытных глаз горожан, хотя ворон не стал надолго задерживаться в городе. Он полетел на запад, немного отклоняясь на юг, по неясной странности следуя тем же путем, каким летел к вокзалу Калона.

Вскоре ворон достиг горного перевала и присел на ветку старого дуба, раскинувшегося над домиками пересмешников. Там ворон-Рефаим и остался. Иногда он отлетал поесть, иногда просто улетал, но всегда возвращался на это место.

С приближением заката ворон сорвался с ветки. На этот раз он не стал кружить над хребтом, а взял курс на восток, в сторону Талсы.

Калона последовал за ним, и когда солнце ушло за горизонт, ворон приземлился как раз напротив подвального входа в вокзал. Птица вскрикнула и превратилась в обнаженного, тяжело дышащего и стоящего на коленях Рефаима.

Калона спрятался в тень и смотрел, как сын одевается, но тут внимание обоих привлек звук открывающейся металлической решетки.

— Ты вернулся! Ура! — Красная бросилась в объятия Рефаима. Он поймал ее и прижал к себе, смеясь и целуя. Держась за руки, они исчезли в подвале здания.

У Калоны внезапно подогнулись колени, и он почувствовал себя глубоким стариком. Бессмертный сел на покрытые ржавчиной рельсы и обратился вслух к ночи и Никс, которая являлась ее воплощением:

— Ты простила его, но вынуждаешь страдать в обличье зверя. Почему? Потому что он должен расплатиться за мои прегрешения? Будь ты проклята, Никс. Будь ты проклята!


Рефаим | Призванный | cледующая глава