home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Рефаим

— Нам надо поговорить о видении Афродиты, — сказала Стиви Рей.

Рефаим ухватил прядь ее кудрявых волос и закрутил на пальце, игриво потянув Стиви Рей на себя.

— Ты говори, а я буду перебирать твои волосы.

Она улыбнулась, но ласково оттолкнула его руку.

— Рефаим, прекрати. Веди себя серьезнее. Видение было страшным.

— Разве не ты мне рассказывала, что Афродита дважды предсказывала смерть Зои? И ее бабушки? Каждый раз подобное предсказание позволяло предотвратить смерть. — Рефаим погладил Стиви Рей по щеке и нежно поцеловал ее, а затем сказал: — Мы используем это видение, чтобы предотвратить и мою смерть.

— Ладно. Звучит разумно. — Она потерлась щекой о его ладонь. — Но нам нужно четко уяснить: Дракон является своего рода ключом, поэтому тебе точно нужно держаться от него подальше.

— Да. Я знаю. — Рефаим погладил ее висок, восхищаясь мягкостью волос, и медленно провел кончиками пальцев по шее и плечам.

— Рефаим, прошу, выслушай меня. — Стиви Рей взяла его лицо в ладони, чтобы он прекратил отвлекаться.

— Я тебя слушаю. — Рефаим неохотно сосредоточился на ее словах.

— Я тут подумала, что, может быть, я действительно неправа. Возможно, тебе и правда нужно остаться здесь и не ходить в школу, и уж точно не ехать с нами на ритуал к бабушке Зои. Ну или хотя бы держаться в сторонке, пока мы не узнаем о видении Афродиты побольше.

Рефаим убрал ее руки с лица и нежно сжал их.

— Стиви Рей, если я сейчас начну прятаться, то когда это закончится?

— Не знаю, но ты будешь жив!

— Есть вещи похуже смерти. Жить в постоянном страхе, например. — Рефаим улыбнулся. — Вообще-то, мне эта ситуация даже нравится. Видение означает, что я настоящий человек!

— О чем ты говоришь? Ты и есть человек!

— Я выгляжу как человек, по крайней мере, до рассвета. Но именно способность умереть делает меня действительно тем, кем я выгляжу.

— Разве тебя не печалит, что ты лишился бессмертной крови?

— Нет, от этого я чувствую себя нормальным.

Яркие голубые глаза Стиви Рей округлились:

— Ты знаешь, что еще с тобой произошло? Ты больше не часть крови Калоны!

Рефаим пытался понять неприязнь, которую Стиви Рей испытывала к его отцу. Он старался, но не мог постичь ту почти отчаянную необходимость попыток Стиви Рей разлучить его с Бессмертным.

— Ты согласна, что не только кровь делает отца отцом? — Он говорил медленно, пытаясь придерживаться рассудка, а не эмоций, и искать правду в самом себе.

— Да, конечно, — отозвалась она.

— Тогда правильнее будет сказать, что отсутствие общей крови не лишает человека отца. — Прежде чем Стиви Рей успела возразить, Рефаим продолжил: — Калона — бессмертный, но я достаточно долго находился подле него, чтобы заметить в его бессмертии человечность.

— Рефаим, я не хочу вступать в спор о твоем отце. Знаю, ты думаешь, что я его ненавижу, но это не так. Я ненавижу, когда он причиняет тебе боль.

— Я тебя понимаю. — Он обнял ее и поцеловал в макушку, вдыхая знакомый и любимый запах своей девушки, мыла и шампуня. — Но ты должна позволить мне сделать самостоятельный выбор. Калона мой отец. И ничто не способно это изменить.

— Ладно, я постараюсь воздержаться от разговоров о нем, но хочу, чтобы ты пообещал мне остерегаться Дракона — по крайней мере, некоторое время.

— Это легко. Я уже пытаюсь избегать Фехтовальщика, потому что знаю, как больно ему меня видеть. Но прятаться я не буду. Я не могу скрываться ни от Дракона, ни от своего отца.

Стиви Рей отстранилась и посмотрела на него:

— Вместе победим, так?

Рефаим заглянул ей в глаза:

— Конечно. Вместе навсегда.

— Хорошо. Давай останемся вместе, пусть это и опасно. Я защищу тебя, — пообещала Стиви Рей.

— А я тебя, — согласился Рефаим. Он прижался к ее губам долгим поцелуем, и еще несколько секунд держал в объятиях, позволяя ее аромату окутать себя.

— Тебе уже пора? — уткнувшись лицом ему в грудь, спросила Стиви Рей.

— Ты же знаешь, что да.

— Я прекращу просить тебя взять меня с собой наверх, потому что знаю, что тебе не хочется превращаться при мне, но знай, что если ты когда-нибудь передумаешь, я останусь с тобой до самого конца. Потому что, даже когда ты птица, ты — моя птица!

Рефаим усмехнулся.

— Я никогда не думал об этом в таком ключе, но да, я твоя птица, которой сейчас нужно расправить крылышки в утреннем небе.

— Оки-доки. Я буду ждать тебя, когда ты прилетишь домой.

Рефаим обрадовался, что сегодня она первой отпустила его и улыбнулась заразительной, хотя и несколько вымученной улыбкой.

— Хорошо, потому что я всегда прилечу домой, к тебе.

Он быстро чмокнул ее в губы, натянул рубашку и вышел из комнаты.

Рефаим был рад, что ушел до того, как кожу начало жечь. Он терпеть не мог панику, охватывающую его во время гонки по туннелям в нестерпимом желании вырваться из-под земли в манящее небо.

Недалеко от выхода из подвала он заметил какое-то движение в тени, и автоматически принял оборонительную стойку.

— Эй, расслабься, это всего лишь я.

Он успокоился, узнав голос Шони, а через мгновение из ответвления справа появилась и сама девушка. Она была взъерошена и тащила огромную пластиковую корзину.

— Привет, Шони, — поздоровался он. — Ты в порядке?

— Ну, вроде да. Осталась еще одна ходка за вещами в комнату Эрин, и переезд можно считать завершенным. Моя новая комната вон там. — Она указала в темноту. — Да, знаю, нужно освещение.

— Тебе? Освещение?

Шони улыбнулась, повернула руку ладонью вверх, дунула на нее, и на поверхности кожи заплясал язычок пламени.

— Ну, мне-то необязательно, но те, кто захочет наведаться ко мне, вряд ли одобрят кромешную темноту.

— Если хочешь, я завтра помогу тебе все наладить, — сказал Рефаим, и тут же об этом пожалел. А что если она такая же, как другие недолетки, и не хочет иметь с ним ничего общего?

Но он беспокоился зря. Шони не отказалась от помощи. Скорее, еще больше расплылась в улыбке.

— Будет здорово. Я собиралась повесить светящиеся гирлянды после того, как закончу перетаскивать вещи, но так устала, что сейчас хочу только свернуться на кровати и пересмотреть последнюю серию «Игры престолов» на айпаде. Я просто без ума от Дейенерис.

— Мы со Стиви Рей тоже смотрим этот сериал. Знаешь ведь, там есть вороны.

— Ага, а еще драконы, ожившие мертвецы и прикольный карлик, и все это вместе должно по идее казаться полным безумием и чушью. В принципе, так и есть, но в хорошем смысле слова.

Она прикусила губу, и Рефаиму показалось, что она не договорила, поэтому он просто стоял и ждал, хотя его кожу уже начало покалывать. Наконец Шони тихо произнесла:

— Эрин этот фильм никогда не нравился. Она говорила, что это ересь в духе «Драконов и подземелий», и вслух я соглашалась с ней, хотя втихомолку смотрела, пока она спала.

Рефаим не знал, как на это ответить. Он не совсем понимал, зачем двум девчонкам вести себя так, будто они являются одним человеком, и теперь ему было сложно понять, почему сейчас они обе выглядят каждая по-своему расстроенной и одинокой.

— Может, посмотришь его с нами, когда начнется новый сезон? — предложил он.

— А Стиви Рей сделает попкорн с маслом? Раньше она делала чудесный попкорн.

— И по-прежнему его делает, поэтому да, попкорн будет. С маслом.

— Красота, тогда договорились. Спасибо, Рефаим.

— Не за что. Мне уже пора... — Он затих, постепенно отходя от Шони к двери, ведущей наружу.

— Эй, я слышала про видение Афродиты. Просто хочу сказать: я надеюсь, что ты не умрешь!

— Я тоже. — Он на секунду замолчал, а затем добавил: — Если со мной что-то случится, ты позвонишь на тот телефон, что дала отцу?

— Конечно. Но с тобой ничего не случится. Я так думаю. К тому же, тебе вовсе не обязательно умирать. Ты можешь набрать этот номер, когда захочешь. Ну, знаешь, просто поговорить с ним.

Рефаим осознал, что никогда даже и не думал о чем-то настолько простом, обыденном и нормальном: о звонке отцу.

— Непременно, — кивнул он, намереваясь так и сделать. — Увидимся после заката.

— Пока! — крикнула ему вслед Шони.

Рефаиму пришлось пронестись по туннелю, бегом взобраться по металлической лестнице, промчаться по подвалу, но он не возражал. Последней его мыслью перед тем, как он обратился в ворона и взмыл в небо, было то, что он рад, что Шони и Эрин перестали быть одним человеком, потому что Шони сама по себе неплохая девчонка. И вместе с Дэмьеном и, возможно, Зои, стала одной из первых в его жизни настоящих друзей...


Неферет | Призванный | Калона