home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11

А в Кастель-ди-Гвидо вовсю идет праздник. В залах оглушительно играет музыка. Красные, фиолетовые, синие лучи света. Девушки танцуют гоу-гоу на тюках сена, они совершенно голые. Культурист закован в цепи, на его блестящем от масла теле лишь греко-романская набедренная повязка, он делает вид, что рычит, и пытается освободиться от цепей, которыми прикован к стене. Дани и Джули кричат от восторга.

Голая девица верхом на своем ухажере пересекает зал. На диване, уединившись, парни и девушки пьют, смеются, целуются в полутьме, изредка освещаемые всполохами зеленого цвета, мигающего в такт музыке. Официанты в безукоризненных белых пиджаках ходят с подносами, предлагая разные алкогольные напитки высшего качества, начиная от рома «John Bally» до джина «Sequoia». Кикко берет на лету два бокала и выпивает до дна. И танцует, не сходя с места, высоко подняв руки.

— Классное местечко! Это преисподняя для богачей, а значит, только для нас… супер!

С этими словами он подхватывает Даниелу и крутит ее в темпе музыки, они смеются, он ее обнимает и нежно целует в губы. Потом отпускает, но она продолжает кружится, не всегда попадая в такт.

— Подождите меня здесь, куколки, я возьму еще что-нибудь выпить!

Джули бросает взгляд ему вслед, потом оборачивается и молча смотрит на Даниелу.

— Дани, ты правда решилась?

— Уже ничего не поделаешь.

— Ах, вот как!

— Да нет же, он мне ужасно нравится, и нужно, чтобы все шло своим чередом, а ты только усложняешь.

— Я?

— А кто же еще? Я должна забыться. Но если я выпью, потом меня мутит.

— Дани, посмотри, это не Андреа Паломби?

— Да, он. Сто лет его не видела!

— Как он изменился! А что с ним случилось? Он с кем-то встречается?

— Нет, с тех пор, как мы расстались, у него депресняк.

— Вот видишь! И в первый раз тебе надо было сделать это с ним, он, по крайней мере, серьезно тебя любил. Сколько вы были вместе?

— Шесть месяцев.

— И что, за шесть месяцев не подвернулся удобный случай?

— Может, и подвернулся, но раз я так и хожу, значит, считай, что нет! Вот… И потом, такие вещи трудно рассчитать!

— А сегодня разве ты не рассчитываешь?

— Хватит, ты меня достала. Так я никогда это не сделаю. Мне нужен экстази! Вот, именно это мне и надо.

— Точно. Я брала его на вечере Джады, да, он точно тебе поможет.

— И как он на тебя подействовал?

— Ничего особенного. Я прекрасно себя чувствовала. Со мной был Джованни, и мы занимались любовью. Классно с ним было.

— Да уж, ты была в экстазе.

— Да при чем тут это. Нам с Джованни всегда классно! Мне всегда было с ним хорошо с этой точки зрения, у нас полное сексуальное совпадение, понимаешь?

— Да уж, у него сексуальное совпадение со всем, что двигается!

— Ну вот, теперь ты сама — язва. Тогда ты могла бы пойти с Джованни, и проблем бы не было.

— Хватит, давай не будем ссориться. Где мне его найти?

— Кого?

— Джованни?! Да нет… Экстази. Ты совсем отупела.

— Вон смотри, она торгует наркотиками.

— Кто?

— Барыга. Ты просто витаешь в небесах. Барыги — это те, у кого есть товар. Видишь ту, с косичками? Да не туда ты смотришь! Вон, рядом с пультом. Так вот, у нее есть все, что надо. Я видела ее на входе. Поняла, какая? Видишь?

— Угу, но она стоит рядом с Маддой.

— С кем?

— С Маддой Федеричи, которая подралась с моей сестрой два года назад.

— Ну а тебе-то что? Ты здесь при чем, прости меня? Просто они вместе работают. Поздоровайся с ней и увидишь, проблем не будет.

— Думаешь?

— Иди давай.

Даниела набирается храбрости и идет в другой конец зала. Мадда замечает ее издалека. И сразу узнает. Она их никогда не забудет. Ни ту, ни другую. Она оборачивается к барыге.

— Софи, что у тебя осталось?

— Экстази и колеса.

— Видишь ту, что идет в нашу сторону?

Барыга смотрит на Даниелу.

— Ну и?

— Если она у тебя попросит что-нибудь, дай ей именно колеса.

— И сколько с нее взять?

— Твое дело.

Даниела подходит к ним. Останавливается. Барыга вскидывает подбородок, как бы говоря: «Тебе что-то надо?». Даниела сначала здоровается с Маддой.

— Привет, как дела?

Мадда не отвечает. Даниела задает свой вопрос:

— Извини, я хотела узнать, есть ли у тебя экстази.

— А я хотела бы знать, есть ли у тебя деньги, — отвечает барыга.

— Сколько это может стоить?

— Пятьдесят евро.

— Хорошо, держи.

Даниела вынимает деньги из кармана брюк и дает ей. Деньги в один миг исчезают в кармане барыги. Потом она достает из браслета белую таблетку. Даниела берет ее и собирается уходить.

— Эй, стой, — Мадда перегораживает ей дорогу. — С этим нельзя ходить. Здесь глотай. Держи. — И она протягивает Даниеле недопитую бутылку пива.

Даниела смотрит на нее в волнении.

— А если с пивом, плохо не станет?

— Если уж ты сюда пришла, будет только хорошо!

Даниела сует в рот таблетку и делает большой глоток пива. Переводит дыхание. Улыбается.

— Готово.

Мадда удерживает ее.

— Покажи. Подними язык.

Даниела повинуется. Мадда внимательно смотрит: да, в самом деле таблетка проглочена.

— О'кей, чао, иди развлекайся.

Даниела идет обратно, и в это же время Кикко Бранделли подходит к Джули с двумя бутылками шампанского. Мадда и Софи продолжают следить за ней взглядом.

— Вот увидишь, у нее крыша съедет. Если ты никогда ничего не принимала, колеса так пробивают, что не помнишь даже, что делала.

— Ну и прекрасно. Так она передаст от меня привет своей сестрице.

— С тобой лучше не ссориться, да?

— Да. Я всегда отомщу. Вопрос времени.

— Ну ладно, Мадда, я пошла.

— А с последним экстази что будешь делать?

— Домой заберу. Дамиано сегодня рано вернется. По крайней мере, немного покувыркаемся.

— Флаг вам в руки. Можно последнюю просьбу? Ты знаешь, какая машина у Эрнесто?

— Да, такая синяя битая.

— Слушай, тебе надо сделать…

Музыка грохочет в ушах. Дурь делает свое дело. Дани безудержно танцует перед Джули.

— Как ты?

— Как в сказке.

— И как она на тебя действует?

— А я знаю? Понятия не имею. Знаю только, что хочу трахаться. Хочу трахаться!

Даниела кричит и прыгает как сумасшедшая, иногда ее вопли перекрывает музыка, иногда — нет. И именно в этот момент она оказывается перед Андреа Паломби.

— Я хочу трахаться! — во все горло вопит Даниела.

Андреа улыбается ей.

— Наконец-то! — отзывается он эхом. — Я — тоже.

— Да, но с тобой не хочу!

И Даниела несется дальше, громко крича и прыгая от радости, поднимая вокруг себя шум, увертываясь от хватающих ее рук, выпивая протянутые ей бокалы, танцуя со всеми подряд, и, наконец, видит его лицо, его улыбку, попадает в его объятия и отдается его поцелуям… Да… Я тебя искала. Ты мне нравишься. Какой ты красивый. Она видит его светлые волосы, потом — темные, потом — не видит вообще. Потом вдруг видит, что они в какой-то комнате и он раздевается. Потом понимает, что и сама раздевается. С матраса снимается целлофан, как обертка с мороженого, с мороженого, которое хочется лизать. И она облизывает его. Потом она лежит на спине на холодном матрасе. Чьи-то руки берут ее снизу, раздвигают ей ноги. И она чувствует, как они ее ласкают. Ой, как больно… Больно… Но и должно быть больно? Да, так надо, думает она. Вокруг — все то же странное море, и волны качают ее: вверх — вниз, вверх — вниз. И это тело на ней — тоже колышется. Она улыбается. И смеется. Ее волнует один лишь вопрос: завтра утром кто-нибудь напишет что-нибудь для нее на стене? Разве это не так обычно происходит? Любовное послание, только для нее… И она снова улыбается. Засыпая. Она еще не знает, что никакой надписи не будет, никакой. И даже имени его она не узнает.

Немного позже. На заре.

— Нет, этого не может быть! — Эрнесто вне себя бежит к своей синей машине. — Мне выбили стекло!

— Слушай, — говорит Мадда, садясь в машину, — да она вся разбита!

— Да ты не поняла, у меня украли чудный подарок, который я купил для тебя! Ты не представляешь, сколько я отдал за него! Это та куртка, розовая, которая так тебе нравилась!

— Так ты отстегнул тысячу евро за подарок для меня?! И чего же ты хотел взамен? А? Ай, хитрец! Отвези-ка меня домой, я устала, спать хочу!

— Клянусь, Мадда, я тебе ее купил!

— Ну ладно, ладно. Слушай, я хочу домой, мне завтра рано уезжать.

— Куда?

— Во Флоренцию, я еду туда на неделю. Может, созвонимся, когда вернусь.

— И зачем ты туда едешь?

— Ну, по работе, развлечься, да мало ли еще что. А почему ты меня допрашиваешь? Слушай, не надо меня утомлять… ты вечно меня душишь, оставь меня в покое!

И Мадда выскакивает на ходу, останавливает первую попавшуюся машину. И это машина Менджони. Тем лучше, она уедет с ним.

Эрнесто едет следом, крича:

— Куда ты? Подожди!

Мадда улыбается про себя. Чего ждать-то? Розовая курточка уже у нее дома. И не надо ее дожидаться. Какой чудный вечер! Сказочный! Здорово я влепила младшей Джервази! Просто класс! Мадда еще не знает, какому кошмару она положила начало.


предыдущая глава | Три метра над небом. Я хочу тебя | cледующая глава