home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Где Тириан?

Фэрис сидела совершенно неподвижно. За этой неподвижностью, как она сама понимала, скрывалась глубокая усталость. Хорошо бы сидеть и сидеть так за столом. Не думать. Не разговаривать. Просто сидеть.

— Наверное, это Агнес Паганель, сестра Менари Паганель? — А вот в голосе ее совсем не чувствовалось усталости. Он звучал спокойно, немного сухо и насмешливо. Фэрис позволила себе ощутить гордость за это спокойствие. Вероятно, Гринло все-таки слегка ее изменил.

— Принцесса Агнес — старшая сестра Менари и поэтому — предполагаемая наследница своего отца, короля Джулиана. — Рид говорил извиняющимся тоном.

— Король Джулиан, — повторила Фэрис с таким выражением, словно слова были на вкус несвежими.

— Она кажется вполне порядочной для аристократки из Аравиля. Она даже не пользуется своим титулом. Просто леди Бринкер. Разумеется, никому из нас в голову бы не пришло называть ее иначе.

— Если Бринкер теперь получил свою наследницу, чего он хочет от меня?

— Не имею ни малейшего понятия. Почему бы не поехать домой и не спросить у него?

Фэрис потерла лоб.

— Вопросы ни к чему хорошему не приводят. Если необходимо узнать, что на уме у Бринкера, нужно просто подождать, пока это не станет до боли ясным. Например, колледж Гринло. Гринло далеко, и, чтобы пройти в нем курс обучения, требуется много времени. Вероятно, единственная причина того, что он согласился выполнить завещание мамы и послать меня сюда, было желание устроить для себя подобный брак. Только я предполагала, что он планирует в первую очередь выдать замуж меня, а уж потом заниматься своей женитьбой.

— Путь дальний. Чем быстрее вы выедете, тем скорее прибудете домой, в Галазон. В пять часов пополудни из Понторсона отправляется поезд. У вас еще достаточно времени, чтобы собрать вещи.

— Я уеду из Гринло, когда буду готова, не раньше.

— Вы уедете сегодня. Признаю, что вы немного подросли, но мы вместе с Тирианом с вами справимся.

Фэрис задумчиво посмотрела на него.

— Ты так считаешь? — Она встала. — Пойдем.

Рид поднялся.

— Я рад, что вы проявляете такое благоразумие.

— Не радуйся. Я не собираюсь быть благоразумной. — Глаза Рида находились как раз на уровне ее глаз, и это ее почему-то раздражало. Она повернулась к двери и оглянулась через плечо. — Ты идешь?

— Куда мы? — Рид зашагал рядом с ней.

— Поговорить с Тирианом. Посмотрим, что он скажет на твои приказы.

В жилище Тириана лежало невскрытое письмо Рида. Никто не видел светловолосого мужчину с прошлого вечера. В тревожном молчании Фэрис вывела Рида обратно на улицу. Когда они вышли через ворота Гринло, он начал задавать вопросы.

Фэрис не обращала на него внимания. Начался отлив. Пустынные пески тянулись прочь от Гринло. Она сосредоточенно выбирала дорогу среди камней у подножия дамбы. Фэрис шла так быстро, что это в конце концов заставило Рида умолкнуть. Она ждала, когда Тириан прервет их прогулку, а пока обдумывала положение дел.

Учеба в Гринло и подруги излечили ее от тоски по дому. Уже давно она не листала усердно страницы газет и журналов в поисках известий о Галазоне. Если бы она более внимательно следила за скучными официальными сообщениями, то нашла бы в них отклики на женитьбу дяди. Любовь к Гринло отодвинула любовь к Галазону на задний план, и вот цена ее неверности. Известие застало ее врасплох, и она представления не имела о том, что делать дальше.

Если Тириан и Рид будут настаивать, у нее не останется другого выхода, придется вернуться в Галазон. Конечно, не хотелось бы немедленно повиноваться дяде, но, возможно, будет разумным быстрее узнать, что происходит. Ведь существует возможность, пусть и небольшая, что этот вызов действительно связан с чем-то важным.

С другой стороны, если Тириана и Рида удастся столкнуть лбами, может появиться шанс отсрочить свой отъезд из Гринло. При содействии декана можно будет устроить нечто вроде выпускного экзамена во время этой задержки. Но если бы даже можно было его организовать, то какие у нее основания предполагать, что она его сдаст? Фэрис не была уверена в успехе на экзамене даже в мае. Поспешив с испытанием, можно было просто лишиться всякой возможности получить диплом. Фэрис устало потерла глаза.

— Это было приятно. — Голос Рида звучал озадаченно, но добродушно. — Я люблю быструю ходьбу после хорошей еды.

Фэрис подняла глаза. Они снова стояли у ворот. Тириана нигде не было видно.

— А теперь пойдем и найдем Тириана?

Фэрис перевела взгляд с ворот на серые стены колледжа Гринло, поднимающиеся над городком, потом на венчающий все шпиль.

— Да, — ответила Фэрис. Ее голос звучал резко и холодно. В глазах застыла тревога.

У ворот колледжа Рида остановили и позволили посидеть на скамейке привратника, пока Фэрис не вернется.

— Я быстро, — пообещала ему девушка. — В последний раз я видела Тириана с одной из студенток. Если я сумею ее найти, может, она скажет мне, где он.

— Если вы не закончите дела к четырем часам, я пойду ужинать в «Белое руно». Ищите меня там утром. Постарайтесь уложить вещи, чтобы уехать девятичасовым поездом.

Фэрис просчитала про себя до десяти, глядя на Рида со смесью раздражения и насмешливого удивления. Когда голос снова стал ее слушаться, она приветливо сказала:

— Ты не понимаешь. Здесь не ты отдаешь приказы. И не мой дядя. Поеду я или останусь, ты — всего лишь посыльный. Помни об этом. Может наступить день, когда ты будешь мне благодарен.

Рид покачал головой.

— Вы действительно изменились.

Фэрис покинула его и направилась, более или менее наугад, в библиотеку. Она понятия не имела, где искать Менари, но ей казалось, что начать можно с библиотеки. Проходя мимо башни Гавриила, она услышала, что ее зовет Джейн. Фэрис остановилась. Широко улыбаясь, Джейн спешила к ней из сада декана.

— Почему ты не мучаешь своих студенток квадратными уравнениями? Декан объявила выходной на вторую половину дня?

— Слава богу, я тебя нашла. Декан мне сказала, что ты едешь домой. Я так рада за тебя. И как я уже тебе говорила, для нормального интеллекта квадратные уравнения очень просты.

Вздох Фэрис был полон тихого отчаяния.

— Не радуйся. Это снова мой коварный дядюшка. Он вызвал меня домой, даже не потрудившись изобрести предлог. Я должна сегодня бросить учебу.

Джейн подняла бровь.

— Ну, возможно, это довольно неожиданно. Но ты ведь хочешь уехать домой, правда? Я заметила, что при малейшей возможности ты только и рассуждаешь о сельском хозяйстве и прямо излучаешь тоску по родному поместью.

— Ты ведь не думаешь, что он послал за мной потому, что ему не хватает моего общества, не так ли? Нет, у него на уме какой-то хитрый план.

— Ты так привыкла думать о нем как о людоеде, что приписываешь ему самые худшие мотивы просто по привычке.

— Как по-твоему, есть у меня шансы убедить декана, чтобы мне устроили выпускной экзамен до отъезда?

Джейн подняла брови.

— Их больше, чем шансов его сдать. Если ты не хочешь ехать домой, не делай этого.

— Возможно, у меня нет выбора. Многое зависит от Тириана. Ты не видела сегодня Менари после утренней лекции? Где мне ее найти?

Джейн озадаченно сдвинула брови.

— Что тебе нужно от Менари?

— Мы разговаривали прошлой ночью. Она хотела дежурить вместе со мной. Несомненно, по каким-то своим таинственным причинам. Тириан ее отвлек, и я ушла.

— Отвлек, не сомневаюсь, — сказала Джейн больше про себя.

— С тех пор его никто не видел, и дома его нет. Интересно, не знает ли она, куда он пошел, когда я оставила их.

— Вряд ли ты получишь от нее вежливый ответ, но полагаю, нет ничего плохого, если ты ее спросишь. Она сидит в саду декана. Я видела ее, проходя мимо.

Фэрис и Джейн пошли в сад. У калитки Фэрис остановилась.

У корней дуба на сухой траве действительно сидела Менари. Ее светлые волосы были распущены и ниспадали на спину, она прислонилась головой к стволу дерева и смеялась, гладя на зверька, сидящего у нее на коленях.

Чтобы разглядеть его лучше, Фэрис подошла ближе. Это оказался черный кот, хвост которого распушился и стоял трубой. Кот шипел, но не пытался оцарапать Менари или вырваться. Прижав к голове уши, он, казалось, шарахался от ее прикосновений, когда она гладила его, но при этом его лапы оставались неподвижными.

Фэрис нахмурилась. Рядом с ней Джейн тихо сказала:

— Никогда не видела кота, который в такой ярости не пытался бы вцепиться в руку любому, кто оказался рядом.

Услышав ее голос, Менари подняла глаза.

— Посмотрите на моего нового любимца. Разве он не красив?

Фэрис подошла ближе. Ей всегда было трудно вежливо беседовать с Менари. И нынешний момент не был исключением.

— Твое дежурство прошло хорошо? — в конце концов спросила она.

Дикая радость заиграла в красивых глазах Менари, она улыбнулась Фэрис.

— Очень хорошо, благодарю. А твое? — Она гладила кота, не обращая внимания на его все более громкое ворчание.

— Нормально.

Фэрис с подозрением смотрела на веселую Менари. Та тихо рассмеялась и поцеловала кота между ушей. Кот снова зашипел.

— Ты выбрала странное время года для того, чтобы сидеть и играть в саду. — Фэрис пристально рассматривала кота.

Джейн настороженно переводила взгляд с Фэрис на Менари и обратно, потом произнесла с притворной сердечностью:

— Почему вы обе разговариваете так, будто вам совсем не хочется спать, я объяснить не могу. После своего дежурства я чувствовала себя так, словно меня выстирали и повесили на куст сохнуть.

Фэрис продолжала рассматривать кота.

— Что случилось с этим котом? Он не может двигать лапами?

Менари попыталась принять серьезный вид, но глаза выдавали ее веселье.

— Он упал, взбираясь на дерево. Скоро с ним будет все в порядке. — Под ее рукой голова кота дернулась. Менари передвинула пальцы, стараясь его успокоить, и Фэрис на мгновение встретила взгляд горящих желтых глаз.

Зрение Фэрис стало очень острым. Усталость, голод и досада улетучились, сменившись внезапным приливом гнева. В дальнем, спокойном участке ее мозга возникла мысль о том, как странно, когда люди говорят, что потеряли самообладание. Обычно она почти не замечала, что у нее есть самообладание. Теперь же оно явно присутствовало в ней, словно другой человек под ее кожей, но при этом начинало расползаться, как гнилая веревка.

Совершенно отрешенно она сказала себе, что именно самообладание позволило ей изучить свои собственные разнообразные реакции. Именно благодаря ему время, казалось, замедлило бег, а поле зрения сузилось до этих золотистых глаз. И именно ее самообладание отодвинуло куда-то далеко голос Джейн, а в ушах прозвучали слова Тириана. В тот день начинался прилив, они стояли на камнях, и он произнес совершенно обыденным тоном: «Я нашел на его постели мертвую крысу».

Делая шаг к Менари, она услышала свой собственный голос, громкий и хриплый:

— Где Тириан?

Джейн дотронулась до рукава Фэрис, когда она двинулась вперед. Как будто откуда-то издалека прозвучал голос подруги:

— Это не кот…

Рот Менари медленно скривился от удовольствия.

— Кем бы он раньше ни был, теперь он мой.

Фэрис стояла над Менари, когда та подняла глаза и прибавила:

— И что ты собираешься теперь предпринять, дочь моряка?

Опять Фэрис услышала, словно издалека, голос Джейн:

— О господи…

Затем Фэрис почувствовала шелк волос Менари в своих руках и услышала яростный вопль Поганки, когда рывком подняла ее на ноги. Кот вывалился из ее рук и упал в траву. Джейн снова попыталась удержать Фэрис за рукав.

Фэрис не обратила на нее внимания, она схватила Менари за плечи. Ей было трудно что-либо разглядеть. Поле зрения сузилось, и она почти не видела, что делают ее собственные руки. Гнев окрасил то немногое, что она видела, в красный цвет.

Она трясла Менари до тех пор, пока голова Поганки не стукнулась о ствол дерева. От удара у Фэрис даже руки загудели. Удовлетворительно, но не безупречно.

Она собралась с силами для следующей попытки. Менари снова взвизгнула, не от боли, а от ярости, и в этом визге можно было различить слова. Дальняя, спокойная часть сознания Фэрис смутно распознала за этими словами намерение. Ее руки разжались.

Когда Фэрис отступила назад, Менари снова упала на ствол и пронзительно вскрикнула: спутанный шелк ее волос вспыхнул.

«Это неестественный огонь», — осознала Фэрис. Он не давал жара, не было запаха паленого. Растрепанные волосы Менари горели бледно-золотым и зеленым огнем, по-своему красивым, таким же холодным и странным, как северное сияние.

Джейн закричала и оттолкнула Фэрис в сторону, а потом снова ухватила за рукав. Та с яростью вырвалась. Джейн сорвала мантию с плеч подруги и накинула на Менари, чтобы погасить огонь. Поганка продолжала кричать. От ее воплей у Фэрис заложило уши.

Внезапно Фэрис стало холодно, она затряслась и упала на колени. Гнев ее куда-то испарился, в глазах прояснилось. Даже слишком прояснилось. Невозможно было не видеть Менари, скорчившуюся у корней дуба. Кот исчез. На расстоянии вытянутой руки в бурой траве лежал обнаженный бесчувственный Тириан.

Услышав тихие шаги, Фэрис подняла глаза.

В садовой калитке появилась декан в сопровождении мадам Кассильды и мадам Виллет. Спокойно и строго декан посмотрела на беспорядок в саду, потом перевела взгляд на Фэрис.

— Вам придется рассказать мне, что именно здесь произошло, — сказала она с пугающей сдержанностью.

Фэрис сглотнула. Слова застряли у нее в горле. Она просто смотрела на декана с немым изумлением.

— Мадам Брейлсфорд, сообщите в лазарет о том, что здесь случилось, и пусть пришлют носилки. Мадам Виллет, мадам Кассильда, займитесь пострадавшими. Фэрис, идите со мной.

Джейн неуверенно посмотрела на декана, на Фэрис, потом вниз на Менари, которая тихо всхлипывала у ее ног. Мадам Кассильда и мадам Виллет прошли вперед, и что-то в их быстрой деловитости заставило Джейн решиться. Она почтительно кивнула декану и ушла.

— Фэрис… — В голосе декана звучало предостережение.

— Я не брошу Тириана, — хрипло ответила Фэрис. — Я за него в ответе.

— Вы в ответе, по-видимому, за многое. Мадам Виллет?

Наставница, склонившаяся над Тирианом, ответила:

— Он выкарабкается.

Успокоившись, Фэрис встала на ноги и медленно подошла к декану, чувствуя, как подгибаются колени.

— Я хочу, чтобы Менари Паганель прислали ко мне в кабинет, как только она придет в себя, — сказала декан мадам Кассильде и вышла из сада.

Фэрис нетвердой походкой следовала за ней.

В кабинете декана, где было замечательно тепло после холода в саду, Фэрис опустилась в предложенное ей кресло, подумав, что в этой любезности чувствуется нечто утешительное. Разве для немедленной казни ее стали бы усаживать?

Декан положила ладони на стол.

— Расскажите мне подробно, что произошло.

Фэрис сложила руки на коленях и заметила без особого удивления, что они дрожат.

— Я сама не совсем понимаю. — Ее голос был слабым и почти раздраженным. Она два раза кашлянула и продолжала спокойнее: — Я искала Тириана. Он работает на моего дядю. Он здесь из-за меня, поэтому я чувствую себя ответственной за него. Во время поисков я нашла Менари. Каким-то образом она превратила Тириана в животное. Искалеченное животное. Я вышла из себя…

— Нет, еще раньше. Расскажите мне все с самого начала. Вы несли дежурство вчера ночью. Начните с этого.

Фэрис заморгала.

— С самого начала?

Декан кивнула.

Фэрис снова откашлялась и начала рассказ. К тому времени как она закончила, декан сидела очень прямо, сжимая подлокотники кресла так, что у нее побелели пальцы.

Потом начальница колледжа очень мягко заговорила.

— Расскажите мне, что еще произошло на крыше часовни. Вы видели северное сияние?

— Больше ничего. Было облачно. Я слышала, как пролетали гуси. Видела звезды, когда небо прояснилось, перед самым рассветом. Меня исключат?

— Вы не можете остаться в Гринло, — ответила декан. — Вы уверены, что не испытали ничего необычного, пока находились наверху?

Фэрис закрыла глаза, пытаясь вернуть мыслям ясность. Она чувствовала невыразимую усталость, но сейчас не время выказывать свое состояние. Она расправила плечи и ответила на пронзительный взгляд декана как можно более прямым взглядом.

— Мне не было так холодно, как я ожидала.

— Вы понимали, что находитесь у якоря?

Фэрис кивнула.

— Вы понимаете, что присутствие людей нарушает состояние якоря? И, в свою очередь, якорь нарушает их состояние? Как вы себя чувствовали во время дежурства? У вас болела голова?

— Я чувствовала, что слегка запыхалась, но только в первый раз, когда посетила это место, вот и все, — ответила Фэрис.

Из ящика стола декан достала карточку и написала на обороте несколько слов.

— Время необычайно важно. При первой же возможности вы должны отправиться по этому адресу, — она вручила Фэрис карточку, — и спросить мсье Хилариона.

— Почему? — Фэрис изучала эту обычную визитную карточку, на одной ее стороне было выгравировано полное имя декана, а на другой изящным почерком был написан адрес: «Париж, улица дю Соммерар». — Кто такой мсье Хиларион?

В дверь постучали.

— Он объяснит вам это сам.

Вошла Джейн Брейлсфорд, получив разрешение декана.

— А пока, — продолжала начальница, — я должна задать Джейн несколько вопросов о той сцене, которую вы устроили в саду. Прошу вас уступить ей свое кресло.

— Одну минуту.

Не обращая на нее внимания, декан спросила:

— Джейн, мадам Кассильда уже закончила в лазарете?

— Нет, но мадам Виллет уже в коридоре.

— Отлично. Фэрис, идите и попросите мадам Виллет присмотреть за вами до тех пор, пока мне снова не понадобится поговорить с вами.

Фэрис вцепилась в подлокотники кресла.

— Я никуда не пойду.

Джейн остановилась рядом с ней.

— Твой друг Тириан в лазарете. Он тебя зовет.

Декан нахмурилась, глядя на Фэрис.

— Я вам уже сказала, что время очень важно. У меня есть несколько серьезных вопросов, которые я должна обсудить с Джейн. После этого мне нужно подготовиться к разговору с Менари Паганель. Лекари в лазарете обладают чудесными способностями исцеления, поэтому мое время ограничено. Идите и передайте мадам Виллет мое распоряжение посторожить вас.

— Зачем? В конце концов меня собираются исключить. Почему я должна вам повиноваться?

Джейн с отчаянием посмотрела на Фэрис.

— Плохо, что за время, проведенное здесь, вы так и не научились схватывать тонкости языка. Я не говорила, что вас исключат. Я сказала, что вы не можете остаться в Гринло.

Фэрис открыла рот, но, ничего не сказав, снова закрыла его.

Декан, казалось, была довольна произведенным эффектом.

— Мадам Виллет может проводить вас в лазарет. Идите и позаботьтесь о молодом человеке. В конце концов, вы заявили, что чувствуете ответственность за него.

Не желая повиноваться, но совершенно не в состоянии придумать причину, чтобы возразить, Фэрис встала. Джейн, у которой все еще был слегка ошеломленный вид, села в ее кресло.

Закрывая дверь, Фэрис услышала спокойный голос декана:

— А теперь, Джейн, расскажите мне подробно, что произошло, — с самого начала.

Вместе с мадам Виллет Фэрис пошла в лазарет. Это было небольшое серое здание, в котором сильно пахло карболовым мылом. В коридоре им встретилась озабоченная молодая женщина в белом халате.

— Я пришла навестить мужчину, которого принесли из сада декана.

Лекарь с интересом посмотрела на Фэрис.

— Обнаженного мужчину? В самом деле? Тем лучше. — Она протянула Фэрис свернутую в узел одежду черного цвета. — Это нашли под столом в кабинете Менари Паганель. Удивительно, правда? Можете отнести ему.

Фэрис невольно сделала шаг назад.

— Ни за что. Отнесите сами. Я его навещу, когда он немного придет в себя.

Женщина сунула сверток одежды в руки Фэрис.

— Кем вы себя возомнили, царицей Савской? Делайте, что вам говорят.

Фэрис взяла одежду и осталась стоять на сквозняке, чувствуя, как у нее опять дрожат колени. Мадам Виллет тихо сказала:

— Вот эта комната налево.

Вздохнув, Фэрис протянула ей сверток.

— Отнесите эту одежду. Пожалуйста.

Мадам Виллет улыбнулась.

— Нет.

Фэрис увидела обычную для лазарета комнату: чисто побеленное помещение с одним окном, пустое, если не считать узкой железной кровати. Под темным одеялом Тириан казался меньше ростом, чем она его помнила. Его растрепанные волосы резко выделялись на белой подушке. Он следил за ней, не сводя взгляда, но не произнес ни слова. Фэрис положила сверток ему в ноги и стала пятиться, пока не почувствовала лопатками дверь.

— Вашу одежду нашли, — сказала она без всякой необходимости. Ее голос звучал почти нормально, поэтому она прибавила: — Вы хорошо себя чувствуете?

— Да. — Казалось, ему больно говорить. — Спасибо.

— Мне сказали, что вы хотели меня видеть.

— Да. — Он напряженно смотрел на нее.

Тишина наполнила комнату. Казалось, Тириан этого не замечал. Он неотрывно смотрел в глаза Фэрис.

Фэрис повернулась и открыла дверь.

— Тогда я вернусь через несколько минут. Вам нужно одеться. — Его пристальный взгляд ее смущал: было в нем что-то странно детское, что не имело отношения к тому человеку, которого она ожидала увидеть.

К ее облегчению, он кивнул.

— Я подожду в коридоре. Позовите, когда будете готовы к разговору.

Когда он крикнул: «Ваша светлость!», Фэрис вернулась. На этот раз Тириан сидел на кровати, полностью одетый. Он заканчивал шнуровать ботинок, когда она вошла. Фэрис не видела его лица, но сгорбленные плечи указывали на смущение. Или на чувство вины.

— Я должен сказать вам три вещи. — Тириан говорил тихим голосом, не поднимая взгляда от ботинок. — Во-первых, я прошу прощения. У меня нет веского оправдания, кроме того, что она так молода. Так же молода, как и вы, ваша светлость. Я ее недооценил. Мне очень жаль.

Фэрис нахмурилась. Ей показалось, что Тириан говорит с трудом, как человек, страдающий от боли.

— С вами точно все в порядке?

По-прежнему не глядя на нее, Тириан продолжал:

— Во-вторых, спасибо, что разрушили чары. Вас я тоже недооценил. Пока вы меня не освободили, я думал, что останусь в ее власти навсегда. — Он помолчал. — Когда я согласился стать вашим телохранителем, то поклялся, что уберегу вас от любой беды. Вместо этого вам пришлось спасать меня. А третье — это моя отставка.

— Вот как!

Теперь Фэрис поняла, что он испытывал мучительный стыд. Она устало подумала о том, как справилась бы с этой ситуацией Джейн. После нескольких секунд раздумья она подошла и встала рядом с ним у кровати.

— Мне очень жаль. Меня так и подмывает наговорить вам всяких красивых слов и попытаться разубедить вас, но я не стану. Знаете, как это обычно говорится: я вас не нанимала, поэтому не могу принять вашу отставку… — Она подняла ладонь, предупреждая его возражения. — Нет. И вы не допустили, чтобы со мной случилась беда. Но я не буду с вами спорить, потому что прекрасно понимаю: магии с вас уже хватит.

Тириан встал.

— Спасибо.

И он медленно пошел к двери.

Фэрис не двинулась с места.

— Только, по-моему, будет очень жаль, если окажется, что во власти Менари Паганель помешать вам выполнять ваши обязанности.

Тириан повернулся и посмотрел на нее, плотно сжав губы.

— Очень жаль, что она вообще имеет какую-то власть, но это так. Действительно, имеет.

— Я предупреждена. И буду ее остерегаться. Хотя, — осторожно прибавила Фэрис, — сомневаюсь, что наши пути снова пересекутся. Менари, вероятно, исключат. А я должна покинуть Гринло. Мой дядя только что прислал Рида, чтобы увезти меня обратно в Галазон.

Глаза Тириана открылись шире.

— Рида? Дрейтона Рида?

— Ну, да, — Фэрис казалась удивленной. — Вы его знаете?

— Кто еще вместе с ним?

— Никто.

— Ваш дядя прислал его в одиночку сопровождать вас?

Фэрис кивнула.

— Тогда ваш дядя — глупец, и Рид тоже. — Тириан нахмурился и несколько мгновений смотрел в пол. Потом перевел на Фэрис взгляд, полный внезапной решимости. — Я отменяю свою отставку и поеду вместе с вами в Галазон. Я обязан это сделать.

Испытывая облегчение, Фэрис широко улыбнулась ему.

— Так вы знакомы с Ридом?

— Да. Не хочу его порочить, но у него гораздо меньше опыта в подобных вещах, чем у меня. Он не должен в одиночку нести ответственность за вашу безопасность.

Фэрис внимательно посмотрела на него.

— От имени моего дяди я принимаю вашу отставку. Теперь я сама вас нанимаю. — Она протянула руку Тириану. К ее изумлению, он склонился перед ней в придворном поклоне.

— Приказывайте, ваша светлость. — Тириан улыбнулся герцогине, и она обнаружила, что улыбается ему в ответ.

— Декан собирается разобраться в моих отношениях с Менари. Мне сказали, что, когда расследование закончится, я должна покинуть Гринло. Декан попросила меня нанести кому-то визит в Париже. — Фэрис слегка нахмурилась, но продолжала почти без паузы: — После этого мы поедем домой, в Галазон.

— С превеликим удовольствием, ваша светлость.

Тириан открыл дверь. За ней стояла мадам Виллет, занеся руку, чтобы постучать. Он вежливо поздоровался с ней.

— Декан послала за вами обоими. Она уже говорила с Менари и готова расспросить Тириана.

— Хорошо, — ответила Фэрис. — Время необычайно важно.

В половине третьего мадам Виллет впустила Тириана в кабинет декана и оставила Фэрис под присмотром Джейн. Герцогиня устало молчала, следуя за подругой-наставницей под косыми лучами зимнего солнца в большой зал.

— Мы должны ждать здесь, — тихо сказала Джейн.

Фэрис оглянулась на кружево многочисленных окон, разноцветный потолок и сложный узор из плиток на полу.

— Наверное, в этом есть какой-то смысл. Здесь я начинала.

— Декан допрашивала меня, словно я стала свидетельницей убийства. Это не простое разбирательство ссоры между студентками. Это настоящий трибунал. Что ты натворила?

Фэрис вздохнула.

— Ты там была и все видела. Я вышла из себя. Как ты думаешь, может, нам поискать где-нибудь стул?

— Мы должны оставаться здесь.

— Почему?

— Потому что иначе ты навлечешь на меня неприятности. — Джейн попыталась рассмеяться. Это ей не удалось, она выглядела встревоженной.

— О, перестань. Я не спала всю ночь. Я так давно не ела, что уже никогда не наемся. Меня допрашивала декан, и еще будет допрашивать. По крайней мере, позволь мне сесть. Мне нужно беречь силы.

— Я говорю серьезно, Фэрис. Мы должны оставаться здесь. Мне очень жаль, что здесь негде сесть, но ничего не могу поделать.

— Окончание колледжа очень плохо на тебя подействовало, Джейн Брейлсфорд. — Фэрис уселась на пол.

— Вставай. Нельзя судить трибуналом того, кто сидит на полу.

— Я встану, когда придет декан, обещаю. — Фэрис вытянулась на полу и зевнула во весь рот. — Разбуди меня, когда придет время.

Дверь открылась, и вошла Менари вместе с мадам Кассильдой. В сером платье строгого покроя, с аккуратным тюрбаном из белого полотна на голове, Менари напоминала студентку-первокурсницу, а не раскаивающуюся грешницу. Глаза ее смотрели задумчиво, выражение лица было безмятежно спокойным. Казалось, ее не тревожили ни произошедшие события, ни предстоящий разговор. Она посмотрела на Фэрис, и на лице ее появилась насмешливая улыбка.

— Разумеется, ты можешь пресмыкаться перед деканом, но обычно это делают, лежа на животе, а не на спине.

— Полагаюсь на твой гораздо более богатый опыт в этом вопросе.

Фэрис встала. Менари улыбнулась ей. Это была скупая и очень неприятная улыбка.

Джейн вклинилась между ними.

— Конфликт между Гринло и вами — на первом месте, ваша личная ссора — на втором. Ждите своей очереди.

— Удовольствие откладывается, — недовольно заметила Менари.

Фэрис презрительно усмехнулась.

— Пускай твой слуга объяснит тебе это понятие, — прибавила Менари.

— Хватит, — мрачно произнесла Джейн, так как Фэрис ощетинилась.

Менари рассмеялась.

— Стойте спокойно, мадам Брейлсфорд. — Она произнесла слово «мадам» с издевкой. — Вы ничего об этом не знаете. Это касается только моряцкого отродья и меня.

Мадам Кассильда предостерегающе положила руку на рукав Менари. Та презрительно стряхнула ее руку.

Из ведущей внутрь двери, которая открылась незаметно для всех, раздался голос декана:

— Теперь я призываю к порядку это собрание.

Все присутствующие в комнате повернулись, декан прошла мимо них вперед и остановилась в том месте, которое сочла подходящим.

— Думаю, здесь, Тириан.

Из внутренней комнаты появился Тириан, неся стул со спинкой в форме лиры, который поставил для декана. И поклонился с торжественной учтивостью, предлагая ей сесть. Она знаком руки отпустила его, и он отступил назад, присоединившись к остальным. Со своего места Фэрис пристально смотрела на Тириана. Неизвестно, что произошло во время его беседы с начальницей колледжа, но к нему вернулось прежнее спокойно-равнодушное выражение лица. Фэрис втайне обрадовалась этому.

Через наружную дверь вошла мадам Виллет, ведя за собой Дрейтона Рида. Они встали между Фэрис и Джейн.

— Мне кажется, я оставила тебя ждать у ворот, — шепнула Фэрис Риду.

— Вы сказали, что уходите ненадолго, — тихо ответил Рид.

Фэрис, не отрывая глаз от декана, проговорила, почти не разжимая губ:

— Я старалась вернуться быстрее. Смотри, куда это меня привело. На трибунал.

— Разве не хватило бы простого объявления о том, что вы больше не будете посещать занятия? Кто эта леди, похожая на дракона?

— Декан колледжа Гринло. Она здесь главная.

— Это чувствуется. Тириан всегда умеет втереться в доверие к власть имущим.

— Мадам Виллет, мадам Кассильда, мадам Брейлсфорд, мы здесь сегодня для того, чтобы разобрать проступки этих двух студенток. — Декан кивнула в сторону Фэрис и Менари, назвав их полные имена. — Расследование, которое я провела, убедило меня в том, что они совершили магические действия, будучи еще студентками. То, что сделали один раз, они могут сделать снова. Если они попытаются предпринять какое-либо действие, физическое или метафизическое, вы должны исполнить свой долг и помешать им всем доступными вам средствами. Вам понятно?

Мадам Виллет, казалось, испытала легкое удовлетворение, мадам Кассильда слегка насторожилась, а мадам Брейлсфорд немного забеспокоилась. Все они кивнули.

— Очень хорошо. — Декан повернулась от Менари к Фэрис. — Может ли хоть одна из вас привести доводы и объяснить свое возмутительное поведение? — В комнате воцарилась полная тишина. Декан перевела взгляд с Фэрис на Менари, глаза ее сверкали. — Говорите, если можете.

Фэрис посмотрела на Менари. Поганка с вежливой отрешенностью уставилась куда-то мимо головы декана. Можно было подумать, что она слушает далекую музыку, которая ей не очень нравится.

Потом Фэрис встретила стальной взгляд декана.

— Хорошо. Я могу.

— Говорите.

— Я не хотела прибегать ни к какой магии. Я пыталась убить Менари, вот и все. Она покусилась на человека, который был у меня на службе. Отошлите меня прочь, если так надо, но знайте: я сделала то, что сделала, по веской причине.

— Я правильно вас поняла? Вы признаетесь, что пытались убить свою соученицу?

Фэрис кивнула.

— И вы считаете это оправданием?

Фэрис снова кивнула.

Декан повернулась к Менари.

— А вы? Можете дать объяснение своим действиям?

Менари опустила взгляд и посмотрела декану в глаза.

— Нет.

Декан долгое мгновение удерживала взгляд Менари, пока та в конце концов не уставилась в пол. Тогда начальница колледжа объявила приговор:

— Вы исключены из колледжа. Вы обе уедете сегодня до захода солнца. И никогда сюда не вернетесь.

Менари кивнула и вышла из круга скользящими, грациозными шагами.

Во взгляде декана отразилось легкое нетерпение.

— Куда вы направились?

Менари остановилась, широко раскрыв серые глаза.

— Я собиралась покинуть колледж и никогда сюда не возвращаться. Я подчиняюсь приказу.

— Не всегда, — сухо сказала декан. — Не торопитесь так. Я еще не закончила разговора с вами.

Менари вернулась на свое место.

— По своим собственным причинам, продиктованным, вероятно, тщеславием и злобой, — обратилась к ней декан, — вы дурно вели себя почти с самого момента прибытия в Гринло. Вы привезли с собой не просто оскорбительную идею о том, что раз вы склонны сомневаться в правилах, то правила вас не касаются, — идею, которую разделяют несколько ваших соучениц… — тут она выразительно взглянула на Фэрис, — но и дурные наклонности. Вы поступали не так, как следовало. Не имеет никакого значения, как именно вы совершали эти поступки. Я верю, что вы не использовали магию Гринло. И все же, каким бы образом вам это ни удалось, вы все это совершили.

Менари невозмутимо смотрела в глаза декану.

— Сначала вы были многообещающей студенткой. Несмотря на жалобы, я позволила вам идти своим путем. Я ошиблась. Мне очень не хотелось ломать ваш характер только ради хороших манер.

— Не бойтесь, — мягко ответила Менари. — Я выстояла и против более суровых попыток приучить меня к дисциплине.

На лице декана отразилась грусть.

— Я это знаю. Кажется, вы твердо решили сделать так, чтобы ваши задатки остались нереализованными. Но я пока не могу позволить вам уехать. Вы наполовину прошли обучение и совершенно ненадежны. До того как уехать, вы должны рассказать мне о том, что вы видели во время своего дежурства.

Глаза Менари широко раскрылись, потом прищурились. Она ничего не ответила.

— Вы понимаете. Расскажите мне, иначе я спрошу вас еще раз, и вы не сможете не ответить.

— Я видела… — Менари колебалась. Ее глаза метнулись с декана на мадам Виллет, потом снова вернулись к декану.

Декан подняла руку.

— Не трудитесь лгать. — Она направила на Менари указательный палец, и Поганка, казалось, не могла оторвать от него взгляд. — Спрашиваю в третий и последний раз, и на этот раз вы должны ответить. Отвечайте.

Менари побледнела так, что ее глаза казались почти черными на белом лице.

— Тириана, — тихо, неохотно ответила она. Фэрис бросила взгляд на Тириана. Он пристально смотрел на декана, оставаясь невозмутимым.

Декан опустила руку.

— Тот вред, который причинил ему ваш каприз, уже исправлен. Он свободен от тех уз, которые вы на него наложили. Теперь, произнеся это слово, вы свободны от него. Вы свободны от той силы, которую вам дало дежурство. Теперь идите. И никогда не возвращайтесь.

Кровь снова прилила к коже Менари, и ярко-красный румянец сменил ее бледность. Она вся вспыхнула, но все же не опустила глаза. Через несколько секунд румянец побледнел и остался только на щеках.

— Мне некуда идти. Я должна вызвать корабль из дома.

— В Сен-Мало можно снять комнаты. Я не хочу оставлять вас в пределах Гринло, даже в городе. Мадам Кассильда, проследите за ней, пока она уложит вещи. Потом отвезите ее в Сен-Мало.

Бледная как мел, держась скованно, но все же гордо, Менари удалилась, мадам Кассильда ушла с ней. Когда дверь за ними закрылась, декан снова заговорила:

— Теперь о вас, Фэрис Налланин. Вам повезло, что в вашу защиту имеются столь веские доказательства. Мне ясно, что вы не использовали магию в этой драке. Действительно, ваши примитивные оправдания полностью подтверждают это. Вы вышли из себя и попытались убить соученицу. Позвольте мне напомнить вам, что это смертный грех.

Впервые с тех пор, как Фэрис закончила обучение хорошим манерам в классе мадам Брачет, она опустила глаза и с интересом стала рассматривать носки своих туфель.

Декан продолжала:

— Вы не можете остаться в Гринло. В этом, как ни в чем другом, взгляды вашего дяди и мои совпадают. Но я не намерена отправить наполовину подготовленную колдунью Гринло в свободное плавание по не подозревающему ни о чем миру. Скажите мне, что вы видели во время своего дежурства.

Фэрис нахмурилась.

— Я вам все рассказала.

Декан подняла руку.

— Расскажите еще раз.

— Хорошо. Было темно. Облачно. Перед самым рассветом небо прояснилось, и я увидела звезды.

— Подойдите сюда.

Голос декана звучал резко, и Фэрис без колебаний вышла вперед. Когда она была на расстоянии вытянутой руки от стула декана, та ее остановила.

— На колени. Смотрите на меня.

Фэрис опустилась на колени и обнаружила, что не может отвести взгляд. Темные глаза декана словно гипнотизировали ее, заставляя не двигаться и молчать. Она лишь слабо чувствовала пол под своими коленями, боль в шее, тишину огромного зала. Она видела только глаза начальницы. Ей казалось, что эти черные глаза отражают свет косых лучей солнца, пока они не вспыхнули золотом.

— Теперь отвечайте.

— Я видела звезды. — Голос Фэрис звучал сонно и словно издалека.

— Назовите их.

Из какого-то далекого урока по естественной истории ей вспомнились названия.

— Арктур, — произнесла она. — Вега, Спика, Северная Корона…

— Достаточно. — Декан сложила руки. Фэрис неловко встала.

— Вы можете идти. Вам нельзя возвращаться. Вы зашли слишком далеко, чтобы продолжать идти путем студентки. — В голосе декана звучала усталость. Глаза начальницы колледжа снова стали просто карими.

Фэрис выпрямилась.

— Я еще не готова уехать. У меня есть вопросы, и я хочу получить ответы.

— Зададите их на улице дю Соммерар. Вы хотите знать то, что относится к ведению Хилариона. Он бы не поблагодарил меня, если бы я попыталась вас просветить. Поезжайте в Париж.

На мгновение усталость и нетерпение подстегнули гнев Фэрис.

— Очень хорошо. Так как меня исключили вопреки вашему обещанию, так как за мной послал дядя и так как ехать домой в Галазон все равно надо через Париж, я поеду туда.

— Вы очень любезны. — Декан словно в изнеможении закрыла глаза.

— Но я не уеду, пока вы не вернете мне остаток платы за обучение за этот семестр, не говоря уже о тех средствах, которые лежат на депоненте с момента моего поступления.

Декан открыла глаза и одарила Фэрис взглядом, полным глубокого неудовольствия. Фэрис ответила ей тем же.

— Мадам Виллет, будьте добры, уведомите казначея колледжа, чтобы она подготовила аккредитив на имя этой юной вымогательницы. Мадам Брейлсфорд, идите укладывать вещи. Я не отправлю Фэрис Налланин отсюда с полным кошельком, если не буду вполне уверена, что за ней присмотрят в Париже. Кажется, она вас слушается. Вы будете ее сопровождать. Проследите, чтобы она нанесла визит на улицу дю Соммерар, на котором я настаиваю. Это имеет первостепенную важность. Идите.

Джейн широко раскрыла глаза.

— Сейчас ехать, мадам?

— Сейчас. Велите уложить также вещи Фэрис. Проследите, чтобы она вела себя прилично. Париж полон соблазнов, особенно для людей обеспеченных.

— Да, мадам. — Джейн вышла.

Декан встала, старательно отряхнула платье и посмотрела на Фэрис, Рида и Тириана.

— Побудьте здесь, пока за вами не придет мадам Брейлсфорд. У вас еще достаточно времени, чтобы добраться до Понторсона и успеть на парижский поезд. Вы должны уехать на нем.

Дверь кабинета была открыта. Она прошла в нее и исчезла.

Рид и Тириан переглянулись со скрытым облегчением. Фэрис села на стул, принесенный для декана. Неважно, сколько придется ждать возвращения Джейн, но она слишком устала, чтобы мерить шагами зал.


Новости из дома | Академия магии | ХРАНИТЕЛЬ ЗАПАДА