home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



VIII

На следующий день Алексей тоже вернулся домой раньше и встретил Ингу выходящей из его дома.

– Добрый вечер, – устало поздоровался он.

Когда девушка, поприветствовав его, уже направилась к воротам, он окликнул ее:

– Инга, подождите! Я хотел бы поговорить с вами о Лизе. Мы вчера об этом договаривались… Если не возражаете, я мог бы подвезти вас к дому, и по дороге мы бы поговорили.

– Возражаю, – с мягкой улыбкой ответила Инга и, заметив, как брови Алексея удивленно поползли вверх, добавила: – Но не против небольшой пешей прогулки.

Они вместе дошли до набережной – ровно на такой отрезок пути хватило небольшого рассказа Алексея о дочери.

– …Лизка росла веселой и умной девочкой. Кристина, моя жена, много с ней занималась. Как вы уже знаете, у меня просто катастрофически не хватает времени на собственную дочь… – Алексей с горечью усмехнулся и, прищурившись, посмотрел на небо. На Ингу за все время пути он ни разу не взглянул.

– Кристи рано научила Лизу читать. И сейчас дочка почти все свое время проводит за книжками. Она практически ни во что не играет, только читает, читает… Очень много для восьмилетнего ребенка. У нас дома есть большая библиотека: Кристина просто боготворила книги. Так любимое Елизаветино место в доме – именно там, среди книжных стеллажей. Я не возражаю против того, чтобы она так много читала, но, знаете, иногда меня немного настораживает такая Лизкина страсть к книгам.

– Что в этом плохого? – непонимающе вскинула брови Инга. – Девочка вырастет образованной.

– Да, но она уже сейчас читает такие книги, которые, мягко выражаясь, не предназначены для ее возраста! – воскликнул Алексей с непонятным отчаянием, и Инга, чуть замедлив шаг, внимательно посмотрела на него. Сейчас, несмотря на свою крупную комплекцию и внушительный рост, он казался удивительно уязвимым. Даже его чеканный профиль, тяжелая нижняя челюсть и коротко стриженный затылок кричали об уязвимости. – Ладно, когда Лизка читает там свои детские книжки, того же Гарри Поттера… Это еще понятно. Допустим, ей уже интересны и приключенческие истории Майна Рида и Жюля Верна. Но недавно я застал ее читающей знаете что? Книгу какого-то Майкла… Майкла… Не помню. В общем, что-то там про души.

– Майкл Ньютон, «Путешествия души», – задумчиво подсказала Инга.

– Вот! Вот именно! Скажите, как могут быть интересны подобные книги восьмилетней девочке?

– Любознательная она у вас.

– Пусть уж лучше камешки красит и в принцесс играет… – проворчал Алексей и тихо добавил: – Кристина тоже, как и вы, придумывала для Лизки много новых игр. А сейчас, после ее смерти, мы как будто осиротели… оба.

Он остановился и вытащил из кармана сигареты. Инга, остановившись чуть поодаль, с неожиданно защемившим сердцем наблюдала, как Алексей, тихо чертыхаясь под нос, безуспешно чиркает заклинившей зажигалкой. Сейчас он открылся ей с новой стороны. В броне сильного и успешного человека с жестким характером обнаружилась трещина, и Алексей предстал предстал перед Ингой обычным человеком со своими слабостями, с тщательно скрываемым за оболочкой «успешности» личным горем. И этот другой Чернов вызвал у нее неожиданно сильную симпатию. Спохватившись, она собралась предложить ему свою зажигалку, но Алексею уже удалось прикурить от собственной.

– Инга, вы поможете? – Он поднял на девушку глаза, в его голосе звучало требование. Это был не столько вопрос, сколько утверждение.

– Помочь? В чем? Кажется, я уже и так немного облегчаю вам жизнь, гуляя с Лизой.

– Вы поможете ей снова заговорить? Я знаю, что у вас получится! Не могу объяснить, почему так думаю, но я практически уверен в том, что именно вы сможете разговорить Лизу! Она не разговаривает с тех пор, как мы похоронили Кристину. Просто молчит, и все… Доктора уверяют, что это такая реакция на стресс… Которая когда-нибудь пройдет. Когда-нибудь! Инга, помогите! – Он в возбуждении схватил девушку за запястье.

Инга растерялась от такой горячности Алексея и, покосившись на его пальцы, крепко сжимающие ее запястье, не осмелилась выдернуть свою руку из его. Алексей сам, спохватившись, разжал пальцы.

– Мне бы вашу уверенность, Алексей… Я не специалист по подобным вещам! И к тому же у нас с вами не было такого уговора. Я просто предложила гулять с Лизой, чтобы девочка не сидела в одиночестве дома. За большее я не берусь.

– Инга, я вам заплачу…

– Опять вы о своем! – рассердилась она и, сощурившись, высокомерно посмотрела на него. – Алексей, я вообще-то сейчас на отдыхе, а не на работе. Между прочим, у меня недавно случилось большое горе – умер мой дядя, заменивший мне отца, и я приехала сюда, чтобы немного отвлечься, отдохнуть, восстановить силы, если хотите…

– Извините, – стушевался мужчина. – Я не буду больше на вас… давить.

– Да уж, пожалуйста. Спасибо, что вызвались проводить, дальше я дойду сама.

– Инга, вы на меня рассердились или обиделись? – встревожился Алексей.

– Нет. Не беспокойтесь об этом. Я хочу прогуляться одна – обдумать все то немногое, что вы мне сейчас рассказали о Лизе. А вам пора бы вернуться к дочери.

– Вы опять мне указываете, – весело усмехнулся он. Теперь ее манера указывать, что ему следует делать, его забавляла.

– Ну что вы, кто я такая, чтобы указывать вам, – парировала она.

– Инга, знаете, я еще не сказал… Лиза иногда… Впрочем, нет.

– Что – нет? – нахмурилась девушка, поняв, что Алексей что-то недоговорил. Но он, натянуто рассмеявшись, развел руками.

– Да нет, нет. Ничего. Вы точно не хотите, чтобы я вас проводил до дома?

– Мне надо пройтись одной.

– Ясно. Нет вопросов. – Он, словно сдаваясь, поднял руки. – До свидания.

– До свидания.

Когда она перешла дорогу и уже направилась к своей калитке, за ее спиной неожиданно раздался грохот. Испуганно обернувшись на шум, Инга увидела распластавшегося на дороге человека в мотоциклетном шлеме и рядом – лежащий на боку мотоцикл с еще вращающимися колесами. Девушка подбежала к мотоциклисту, который успел к этому моменту сесть на обочине и осматривал свою ссаженную руку.

– С вами все в порядке?

Парень бросил на нее, присевшую рядом с ним на корточки, быстрый взгляд:

– Кажется.

И, поднявшись, принялся отряхивать испачканные джинсы.

– У вас локоть разбит… – нахмурившись, заметила Инга и тоже выпрямилась.

– Ничего страшного. – Парень снова взглянул на свою руку и улыбнулся ей: – Не смертельно.

– Но кровоточит же.

Она и сама не понимала, почему задерживается рядом с этим незнакомцем, ведь убедилась же в том, что помощи не требуется.

– Наверное, по закону жанра, вы хотели бы пригласить меня сейчас к себе, чтобы обработать ссадину? – с лукавой усмешкой поинтересовался парень.

Инга, мысленно аплодируя его веселой наглости, ответила:

– У меня дома нет аптечки.

– Жаль. Могли бы соврать, что есть.

Он наклонился, чтобы поднять свой мотоцикл.

– Но у вас мог бы оказаться чистый носовой платок. Это тоже вполне соответствует жанру…

– Знаете, я, наверное, не читаю книг такого рода и фильмы в этом жанре тоже не смотрю. Поэтому у меня нет с собой платка – ни чистого, ни грязного, – засмеялась Инга. – Так что, к сожалению, ничем помочь не могу.

– Ясно, – притворно вздохнул парень и сел на мотоцикл. Он завел мотор, но, однако, медлил с тем, чтобы уехать.

– Вы очень красивая. Если я спрошу, как вас зовут…

– Это будет соответствовать жанру, но очень предсказуемо, – отрезала Инга и направилась к калитке.

– А вы, значит, не любите предсказуемость.

– Терпеть не могу! – оглянувшись, с улыбкой ответила она. – Всего вам доброго. И будьте осторожны на дороге.

– Постараюсь. И вам тоже всего хорошего! Спасибо за участие! – Парень в шутку отсалютовал ей и, нажав на «газ», сорвался с места.

И все же она, замешкавшись возле калитки, не удержалась и оглянулась вслед «любителю жанра».


Алексей проснулся от мягких, но настойчивых прикосновений к лицу. Перед этим ему снилось, будто Кристина будит его, как раньше, ласково касаясь пальцами его щеки. Еще находясь во власти сновидения, мужчина открыл глаза в полной уверенности, что сейчас увидит склонившуюся над ним жену. Он даже чуть было не произнес фразу, которую иногда говорил ей, когда она будила его: «Кристи, еще минуточку…» Но комната, слабо освещенная светом дворового фонаря, была пуста. Алексей, сев на кровати, с недоумением огляделся и дотронулся пальцами до щеки, которая еще слишком явственно хранила ощущения чьих-то ласковых прикосновений. Яркий сон или… Мужчина, прикрыв глаза, втянул ноздрями воздух с разлитым в нем еле уловимым ароматом ванили. Запах Кристины, он не может ошибаться! Еще не понимая, что делает, мужчина вскочил с кровати и, не одевшись, бросился к двери.

– Кристина!

Он, споткнувшись о небольшой порог, упал, но тут же вскочил на ноги и, совершенно не беспокоясь о том, что может разбудить дочь, выбежал в коридор.

– Кристи…

Стоя посреди пустого коридора, Алексей медленно приходил в себя, чувствуя себя дураком, который повелся на глупый розыгрыш. Розыгрыш – это сон, который непонятно почему он принял за действительность. От досады ему захотелось с силой засадить кулаком в стену, но сейчас, немного остыв, Алексей уже понимал, что разбудит дочь. Приложив ладонь к груди, где громко и часто ухало сердце, он зажмурился и сделал несколько глубоких вдохов. Может, ему стоит найти высококлассного психотерапевта?.. Повторяющиеся галлюцинации – это, наверное, тревожный симптом. Впрочем, доктор наверняка пропишет какие-нибудь травяные микстуры для успокоения нервов и настоятельно порекомендует отдых. В травяные настойки Алексей не верил, в возможность уйти в отпуск – тоже. Психотерапевт отпадает, однозначно.

Он открыл глаза и вытер ладонью влажный лоб. Надо же, от волнения даже выступила испарина. Неужели он и в самом деле поверил в то, что сейчас увидит свою покойную жену, догонит ее, схватит за руку? С трудом сдерживая клокочущие в душе эмоции, Алексей стиснул зубы и уткнулся лбом в стену.

Сколько он так простоял в коридоре, еле сдерживая рвущийся наружу вой, он не знал. Ему не хотелось возвращаться к себе. Он боялся, что войдет в свою спальню и вновь почувствует запах Кристининых духов. И тогда он сойдет с ума – от горя, от отчаяния, от рвущего душу крика. Если он не сошел с ума тогда, когда ее не стало, то сойдет сейчас, он уже на грани этого. Тихо оттолкнувшись от стены, Алексей, пошатываясь, словно пьяный, побрел к своему кабинету, где в шкафу хранил бутылку конька.


предыдущая глава | Девушка, прядущая судьбу | cледующая глава