home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ерофей Трофимов

ЗАБЫТЫЙ ДЕМОН

В большом, ярко освещённом летним солнцем зале прозвучала протяжная команда, и четыре десятка парней и девушек в широких чёрных штанах и белых куртках торжественно поклонились. Тренировка была окончена. Вздохнув, Рой ответил им таким же поклоном и, дождавшись, когда толпа учеников скроется за дверью, подошёл к стойке с оружием.

Сам не зная зачем, он осторожно поправил уложенное в стойки оружие и, окинув зал долгим, бездумным взглядом, направился в свой кабинет. Рой и сам не понимал, что происходит с ним в последнее время, но всё чаще замечал, что начинает задумываться в самый неподходящий момент. Сознание словно отключалось, унося мысли в неизвестность. Даже самому себе Рой не мог ответить, о чём он думает в такие минуты, но это случалось, и сегодня он наконец решился сходить к психиатру. Точнее, психологу. Рой их вечно путал.

Как ни печально было это признавать, но ему нужна была помощь. Справиться с подобной проблемой самостоятельно Рой просто не мог. Он не понимал, что с ним происходит. И это больше всего угнетало его. Он, здоровый, сильный мужчина, способный голыми руками вколотить в асфальт любого агрессора, должен искать помощи у какого-нибудь очкастого книжного червя, привыкшего бежать в суд, даже если ему палец на ноге оттоптали.

Вообще, проблемы с памятью у Роя начались после железнодорожной катастрофы, в которой выжило всего пятеро. Как это случилось и куда он ехал, Рой вспомнить не мог. В больнице Рою сказали, что со временем память к нему вернётся, но время шло, а в его голове ничего не менялось. Со временем становилось только хуже. К большому сожалению полиции и самого Роя, все его вещи вместе с документами пропали, и после выхода из больницы он едва не стал бомжом. Точнее, он стал именно им. Единственное, что ему удалось вспомнить — имя. Только имя, даже без фамилии.

Ведь он не помнил, где жил и что делал. Помогла случайность. Однажды, когда он в очередной раз пытался хоть как-то заработать себе на пропитание и подошёл к заднему входу в гипермаркет, чтобы попроситься на разгрузку, несколько таких же обездоленных и потому обозлённых на весь белый свет мужчин кинулись на него в драку. Понимая, что, уступив однажды, он уже никогда не сможет вернуть себе самоуважение, Рой ответил им так, что засмотрелись даже работники магазина.

Сам Рой даже не думал. Он просто делал то, что считал нужным, резкими и сильными ударами разбрасывая нападавших. Сообразив, что так они ничего не добьются, бродяги вооружились кто чем — и снова ринулись в драку. Решив, что нужно срочно что-то менять, Рой подхватил оставшуюся от упаковочных материалов трубу из толстого картона, и драка завертелась с новой силой.

К удаче Роя это безобразие раньше полиции увидел тренер восточных единоборств, давно уже искавший толкового помощника. Узнав Роя по газетной фотографии, Майк Родон, широко известный в узких кругах тренер, усадил его в автомобиль, привез в свой зал и принялся задавать вопросы. Узнав, что Рой ничего о себе не помнит, Майк сразу дал ему работу, и вскоре потерявший память бомж уже сдавал квалификационный экзамен.

Сам того не ожидая, Рой прошёл все испытания с лёгкостью, которой можно добиться только путём долгих изнурительных тренировок, и вскоре получил сертификат, дающий разрешение на обучение других. С этого момента жизнь Роя снова вошла в нормальную колею. Он имел работу и мог жить в задней комнате тренировочного зала. Но отсутствие памяти, точнее прошлого, угнетало его.

И вот сегодня он должен был впервые встретиться с психиатром, которого присоветовал ему один из учеников. Быстро переодевшись, Рой подошёл к зеркалу и, задумчиво оглядев себя, подумал: «Ну и рожа. Будем надеяться, что этот доктор не из трусливых. Иначе точно полицию вызовет».

В большом зеркале отразился высокий, под метр девяносто, субъект с широченными плечами, выпуклыми грудными мышцами, жилистыми руками со сбитыми костяшками ударных пальцев и длинными ногами легкоатлета. Короткая стрижка, скуластое лицо, чёрные, как антрацит, глаза, прямой нос и упрямо сжатый, тонкогубый рот. В общем, личность не самая приятная.

Испустив ещё один вздох, Рой вышел из комнаты и, заперев за собой дверь зала, поймал такси. Назвав нужный адрес, он откинулся на спинку сиденья и, задумчиво глядя в окно, принялся размышлять. Таксист, разбитной чернокожий парень, яростно пыхтел самокруткой и гнал машину так, что на поворотах резина дымилась. У Роя сложилось впечатление, что прав у водителя отродясь не было.

К тому же, старательно принюхавшись, он отчётливо услышал запах конопли. Взглянув на козырёк бейсболки, прикрывавший затылок водителя, Рой мрачно подумал: «Похоже, невезение — это навсегда. Надо же было так попасть?! Из тысяч таксистов в этом городе я умудрился выбрать психованного наркомана».

Само собой, такое вопиющее нарушение правил не могло уйти от внимания дорожной полиции, и очень скоро за такси пристроилась патрульная машина, мигая маяками и завывая сиреной. Но таксист, похоже, не слышал или делал вид, что не слышит, продолжая выжимать из мотора всё возможное. Понимая, что так можно и до аварии докататься, Рой просунул руку в окошко, через которое пассажиры расплачивались с водителем, и, сжав пальцами плечо парня, прорычал:

— Ты что творишь, баран обкуренный?

Резко оглянувшись, парень удивлённо ахнул:

— А ты тут откуда взялся?

От такой наглости Рой даже забыл рассердиться.

— Тормози, придурок! — заорал он, продолжая сжимать плечо водителя.

— Не могу, — весело усмехнулся парень, старательно затягиваясь. — Я эту машину сегодня со стоянки угнал.

— Зачем же тогда пассажира взял? — спросил Рой, окончательно растерявшись.

— Решил на порцию травки бабла срубить, — снова усмехнулся парень, ловко вписываясь в поворот.

— Остановимся, я тебе мозги вышибу, — мрачно пообещал Рой.

В этот момент ещё одна патрульная машина, вылетев наперерез такси, ловко заблокировала проезд, и парень, грязно выругавшись, изо всех сил нажал на тормоз. Такси повело, и железная громадина, пролетев юзом метров пять, ткнулась бампером в борт полицейской машины. Двое патрульных, держа водителя на прицеле, вытащили его наружу и, уложив мордой на асфальт, привычно защёлкнули на нём наручники.

Распахнув дверцу, Рой выбрался из такси и мрачно покосился на лежащего парня.

— Мистер, вы в порядке? — спросил один из патрульных.

— Ну, если забыть, что из-за этого придурка я опоздал на встречу, то да, — ответил Рой.

В задумчивости стоя посреди улицы, Рой пытался решить, что делать дальше. По логике, он должен был позвонить врачу, с которым у него была назначена встреча, и сообщить, что опоздает. Но объяснить своё опоздание тем, что его, мастера единоборств, умудрился похитить обкуренный болван, он просто не мог. Хотя бы потому, что ему бы никто не поверил.

В этот момент, словно в ответ на его размышления, к месту происшествия подкатил фургон с логотипом какого-то канала, и к полиции, расталкивая зевак, ринулись двое. Лохматый оператор в бандане с камерой наперевес и дамочка неопределённого возраста, размахивавшая микрофоном так, словно это была боевая граната, которую она собиралась метнуть в толпу.

Но грузившие обкуренного таксиста в машину полицейские только отмахнулись, не собираясь вдаваться в подробности, и девица, недолго думая, ринулась к Рою.

— Скажите, мистер, это вы были в машине, когда водитель пытался оторваться от полиции?

— Я.

— И почему он это сделал?

— Обкуренный потому что.

— Как вы считаете, нужно запретить таксистам курить во время работы?

— А он вообще не таксист. Он угнал эту машину перед тем, как взять пассажира. Сказал, что хотел на дозу марихуаны заработать. Так что если уж запрещать, то наркотики, — вяло огрызнулся Рой, ища взглядом ближайший телефон.

Появление журналистов и данное им короткое интервью обеспечили ему алиби. Бросив ещё один взгляд на логотип канала, Рой решительно зашагал к ближайшей аптеке. Войдя вовнутрь, он вежливо поздоровался с пожилым лысым продавцом и, вздохнув, попросил у него телефон. Чуть помедлив, продавец смерил странного посетителя долгим, задумчивым взглядом и молча выставил аппарат на прилавок.

Сняв трубку, Рой быстро набрал номер и, дождавшись ответа, в двух словах описал ситуацию. Но, как оказалось, секретарь доктора уже видела репортаж в прямом эфире. С ходу сообщив о звонке Роя доктору, она обо всём договорилась. В итоге их встреча к обоюдному удовольствию сторон была перенесена на два часа. Теперь Рой мог не торопиться. Положив трубку, он коротко поблагодарил лысого и направился к выходу, когда продавец вдруг остановил его странным вопросом:

— Надеюсь, вы не сильно испугались, мистер?

— Нет, а что? — удивлённо повернулся к нему Рой.

— Откровенно говоря, я бы уже умер от страха, — улыбнулся лысый.

— Надеюсь, с вами такого не случится, — отмахнулся Рой. — Его уже арестовали.

— Да. Спасибо, — кивнул лысый, замолкая.

Махнув аптекарю рукой на прощание, Рой вышел на улицу и, зайдя за угол, остановился. В запасе у него было два часа, которые предстояло как-то убить. После короткого размышления он снова поймал такси и, назвав нужный адрес, внимательно присмотрелся к водителю. Убедившись, что водитель трезв, спокоен и ведёт себя вполне разумно, Рой несколько успокоился и решил дождаться встречи в каком-нибудь кафе, ближайшем к офису врача.

К удивлению Роя, врачом оказалась молодая симпатичная женщина лет тридцати, с ярко-рыжей гривой и зелёными кошачьими глазами. Длинные, рельефно-красивые ноги, тонкая талия и высокая грудь навели его на мысли о пластической хирургии, но вдаваться в эти подробности Рой не стал. На данном этапе ему хватало и своих проблем. Осторожно пожав протянутую руку с тонкими, изящными пальчиками, Рой уселся в мягкое кресло и мрачно уставился на врача.

— Меня зовут доктор Лейс. Я психиатр и психоаналитик. А вы, как мне сказали, Рой.

— Рой.

— Рой, а дальше? — с интересом спросила она.

— А дальше я не помню. Просто Рой.

— Вас беспокоят странные видения, которые начали посещать вас после травмы головы, — быстро проговорила доктор, просматривая какие-то бумаги.

— Вы хорошо информированы, — мрачно усмехнулся Рой.

— Ваш друг, записавший вас ко мне на приём, рассказал всё, что знал, и я затребовала результаты вашего обследования в больнице. Но, к сожалению, знают они не много.

— Я и сам не много знаю, — вздохнул Рой. — Потому и пришёл к вам.

— Тогда давайте начнём с самого начала, — сверкнув дежурной улыбкой, ответила доктор Лейс. — Расскажите, когда у вас это началось? Когда вы впервые увидели эти, скажем так, видения. А главное, о чём именно они. Это очень важно.

— Месяц назад. Во время тренировки. Мы отрабатывали приёмы с оружием, и вдруг я увидел это… Я стоял в какой-то комнате, убранной в восточном, кажется, китайском стиле. На стенах, везде, где только можно, было развешано боевое оружие. И почему-то я вдруг понял, что всё оно изготовлено мною. Моими руками. А ещё это была не Земля.

— Не Земля?! — растерянно переспросила доктор. — А что же тогда? Другая планета?

— Нет. Это было другое измерение, — опустил голову Рой.

— И как же вы это поняли? — с интересом спросила она.

В этот момент, словно очнувшись, он улыбнулся и, вздохнув, добавил:

— Я понимаю, звучит как бред сумасшедшего. Боюсь, я напрасно побеспокоил вас. Думаю, мне лучше уйти.

— Нет, нет. Вы очень правильно поступили, что пришли, — быстро ответила она.

— Судя по вашей реакции, вы уже готовы вызвать санитаров и запереть меня в психушке, — усмехнулся Рой, медленно вставая.

— Если я ничего не путаю, то психоаналитик здесь я, — улыбнулась доктор напряжённой улыбкой.

— Это верно. Но вы уже меня испугались, — вздохнул Рой и, не прощаясь, вышел из кабинета.

Он и сам не мог понять, почему вдруг решил прервать сеанс и почему подумал, что она испугалась его. Но её чуть дрогнувшие губы и насторожённая, напряжённая поза убедили его в правильности сделанных выводов. Пройдя через приёмную, Рой быстро спустился в холл, но у самых дверей дорогу ему решительно преградил охранник. Выставив перед собой ладонь, он шагнул к Рою и не терпящим возражения тоном приказал:

— Вам придётся задержаться, мистер. Не оказывайте сопротивления, или я буду вынужден применить силу и вызвать полицию.

— Или ты сейчас откроешь дверь сам, или я вышибу её твоей головой, — зарычал в ответ Рой, плавным движением хватая бодигарда за необдуманно вытянутую руку и привычным движением заламывая в обратную сторону.

Глухо взвыв от боли в вывернутых суставах, охранник изогнулся самым невероятным образом и, добежав на цыпочках до входной двери, послушно распахнул её перед опасным посетителем. Небрежно отшвырнув его в сторону, Рой вышел на улицу и решительно зашагал в сторону дома, быстро скрывшись в толпе. О том, что докторша может вызвать полицию, он старался не вспоминать. Ему нужно было подумать, и он решил пройтись пешком, чтобы привести мысли в порядок.

Но едва только Рой свернул за угол, как на него снова накатило. Сначала в глазах резко потемнело. Потом пропало ощущение времени и пространства. Затем последовательно отключились все органы чувств. Не было ничего. Ни верха, ни низа. Он словно парил в невесомости, а за спиной выросли крылья. Это ощущение было так реально, что Рой невольно оглянулся через плечо. Но зрение снова подвело. Там, за плечом, не было ничего. Вообще.

Только бесконечная пустота и холод. Почему-то он знал, что там вечный холод и мрак. Потом видение снова пропало. Всё стало просто тёмным, как будто он оказался в глухой пещере. Постепенно начали просыпаться все органы чувств. Где-то далеко, на грани слышимости завыла полицейская сирена, раздался гудок автомобильного клаксона и сиплый, каркающий голос что-то спросил.

Вздрогнув, Рой медленно открыл глаза и, оглядевшись, рассмотрел стоящих перед ним людей. Судя по одинаковым курткам и футболкам, это была одна из уличных банд. Перед Роем стоял высокий светлокожий парень и с мрачной ухмылкой, поигрывая ножом-«бабочкой», спрашивал:

— Ты чё, глухой, что ли? Или припадочный? Я сказал, воздух гони.

— Я не лесной массив и кислород не произвожу, — огрызнулся Рой, отталкиваясь от стены, к которой сам не помнил, когда прислонился.

— Бабло гони, козёл, пока я тебя на ленточки не порезал, — зарычал главарь, делая резкий выпад в лицо Рою.

Дальше тело Роя действовало самостоятельно. Резко перехваченная рука главаря с хрустом переломилась, а сам её обладатель со всего размаху влепился лицом в стену. Удар сбоку был блокирован по всем правилам боевых искусств, и в следующую секунду ударивший с воем повалился под ноги приятелям, старательно прижимая ладони к лицу. Хлёсткий удар напряжёнными пальцами в глаза чуть не лишил его зрения.

Пригнувшись, Рой пропустил над головой удар бейсбольной биты, одновременно с разворота всаживая кулак в живот её владельца. Споткнувшийся об упавшего приятеля следующий бандит мордой налетел на биту, и в воздухе веером рассыпались выбитые зубы. Выпрямляясь, Рой дотянулся левой рукой до горла ещё одного бандита и, снова пригнувшись, ушел от удара ногой в голову.

Вырвавшись из кольца нападавших, он пинком швырнул очередного противника под ноги приятелям и, всадив кулак в голову ещё одному парню, быстро осмотрелся. Тихо стонавшие бандиты живописно раскинулись на асфальте, сильно озаботившись состоянием собственного здоровья. Удовлетворённо кивнув, Рой отряхнул одежду, убедился, что она практически не пострадала, и быстро покинул переулок.

Горячка боя прошла, и к нему вдруг снова вернулось ощущение крыльев за спиной. Рой готов был поклясться, что когда-то у него были крылья, и он действительно умел летать. Летать. Странное слово для человека, обречённого всю жизнь ходить по земле. Зябко передёрнув плечами, Рой осторожно осмотрелся и, убедившись, что никому из окружающих нет до него никакого дела, ускорил шаг.

Он уже пожалел, что поддался на уговоры своего ученика и согласился на эту встречу. Теперь докторша от него не отвяжется. Но это было не самое неприятное. В данной ситуации большей проблемой было то, что она вполне могла сообщить о его состоянии в полицию, заявив, что он может быть опасным для окружающих. В таком случае его через суд обяжут посещать эти сеансы. А в итоге попросту запрут в психушке, быстренько забыв про все права и свободы.

Сумасшедший тренер по восточным единоборствам — это ли не лучший кандидат для содержания в психбольнице?! Чтобы не жить, каждую минуту вздрагивая от любого шороха, ему нужно было исчезнуть из города. И чем быстрее, тем лучше. Судя по реакции, докторша готова была вцепиться в него зубами, учуяв интересный материал для изучения. Вполне возможно, что это была паранойя, но, как говорится, лучше быть живым параноиком, чем мёртвым оптимистом. В данной ситуации слово «живым» вполне уместно было бы заменить на «свободным».

Приняв решение, Рой снова поймал такси и, назвав адрес, быстро оглянулся. Его никто не преследовал, но чувство опасности, холодным гвоздём засевшее где-то в области затылка, просто вопило, что события понеслись вскачь. Вернувшись домой, Рой быстро связался со своим шефом и, в двух словах описав ситуацию, попросил совета. Помолчав, Майк тяжело вздохнул и, растягивая слова, ответил:

— Собери вещи и приезжай ко мне. Здесь и поговорим.

Сообразив, что Майк прав, Рой быстро уложил свои немудрёные пожитки и, заперев зал, снова выскочил на улицу. Но в дверях его буквально на минуту остановил телефонный звонок. После третьего звонка сработал автоответчик, и Рой услышал уже знакомый голос доктора Лейс.

— Рой, возьмите трубку, нам нужно поговорить. Ваше состояние будет только ухудшаться. Вам нужна помощь, Рой. Прошу вас, позвольте мне помочь вам.

Усмехнувшись, Рой кивнул и захлопнул дверь. В голосе доктора он ясно расслышал злость и панику. Сразу возникал вопрос, с чего вдруг доктор, который впервые видит человека, начинает злиться и переживать? В том, что он никогда не встречал рыжую докторицу, Рой был уверен. К тому же она слишком хорошо была осведомлена о его проблемах, и это пугало, потому что слово «настораживало» здесь подходило мало.

Эта деталь сразу не понравилась Рою. Слова доктора о том, что ей всё рассказал его ученик, который одновременно являлся её пациентом, были заведомой ложью. Вся хохма в том, что Рой не говорил ему о своих видениях. Сказал только, что что-то мелькает перед внутренним взором. И потом он никому не говорил, в какой именно больнице лежал после катастрофы, а значит, затребовать его медицинскую карту, имея в исходных данных только имя, она просто не могла. Как не могла знать номера его домашнего телефона.

Мелочи. Но именно эти мелочи и заставили его вдруг насторожиться. К тому же она сама. Точнее её внешность, фигура. Слишком всё в ней было правильным, можно сказать идеальным. У любого человека есть свои слабости и привычки. Постучать пальцем, почесать нос, поправить волосы. А здесь не было ни одного лишнего движения. Всё точно выверено и безупречно проделано.

Прямая осанка, гордый разворот плеч, походка, когда она, выйдя из-за стола, пересела в кресло напротив. Даже юбка задралась так, чтобы обнажить точёные бёдра ровно настолько, насколько это было нужно, чтобы показать их, но в то же время не сбивать пациента с мысли. Быстро шагая по улице, Рой прокручивал в голове все эти факты и всё больше приходил к выводу, что всё именно так, а не иначе.

Значит, ему не показалось, и вся эта история не шутка и не бред сумасшедшего. Кто-то очень внимательно и очень настойчиво наблюдал за ним, стараясь сделать так, чтобы его амнезия продлилась как можно дольше. Но кто, зачем и для чего это вообще нужно? Подойдя к знакомому дому, Рой без стука открыл входную дверь и, шагнув в холл, негромко окликнул своего спасителя. Так он в шутку называл Майка. Выглянув из комнаты, Майк жестом позвал его внутрь и, дождавшись, когда Рой сбросит в кресло свою спортивную сумку, спросил:

— Это всё, что ты успел нажить, работая у меня?

— Ага.

— Негусто. Похоже, мне стоило платить тебе больше.

— Перестань. Просто мне много не надо. Лучше скажи, куда мне лучше уехать, чтобы не нашли?

— Отправляйся в Неваду, в пустыню. А ещё лучше через границу, в Мексику.

— А дальше?

— А дальше на Восток. Гонконг, Таиланд — туда, где твои таланты оценят по достоинству. Внешне ты вполне сойдёшь за полукровку. И помни, вырвавшись из страны, ты не будешь в безопасности. Если эти ребята из разведки или из подобной конторы, то просто так они от тебя не отстанут. В общем, постарайся сделать так, чтобы оставлять поменьше следов. Деньги есть?

— Немного. Я же почти ничего не тратил, — пожал плечами Рой.

— Вот, возьми. Здесь не очень много, но на первое время тебе хватит, — решительно ответил Майк, протягивая ему пачку банкнот.

— Не надо…

— Заткнись и бери. Я не всякого нанимаю на работу и не всякому помогаю. Придёт время — вернёшь. А теперь бери деньги и вали из моего дома. Я тебя не видел, и куда ты уехал понятия не имею. Ты позвонил мне и сказал, что уезжаешь. Всё. Проваливай.

Усмехнувшись, Рой молча сунул деньги во внутренний карман и, крепко обняв этого жилистого, почти совсем седого мужчину, тихо ответил:

— Мы ещё увидимся, брат. Обязательно.

— Надеюсь, — кивнул Майк, подталкивая его к дверям.

Выйдя из дома, Рой быстро осмотрелся и, не заметив ничего подозрительного, направился в сторону автобусной станции. Взяв билет, он выпил кофе в привокзальном кафе и, услышав объявление о посадке, быстро вышел на улицу. Только дождавшись, когда тяжёлый автобус выкатится с вокзала, Рой позволил себе немного расслабиться и осторожно оглядеться по сторонам.

Сидя в середине салона, у окна, он внимательно присматривался к попутчикам. Перед ним сидела пожилая супружеская пара, тихо о чём-то спорившая. Позади двое молодых парней-сёрферов громко обсуждали волны, на которых собирались покататься. Через проход уселась шумная семейка, родители с тремя детьми, которые с ходу начали выпихивать друг друга, стараясь занять место у окна.

В последнюю минуту рядом с Роем устроилась худощавая девица лет двадцати, с пирсингом во всех мыслимых и немыслимых местах, раскрашенными во все цвета радуги волосами и чёрной помадой на губах. Бросив на Роя оценивающий взгляд, который больше подошёл бы профессиональной проститутке, чем молодой девушке, она закинула на полку рюкзачок, плюхнулась на сиденье и спросила:

— Музыку любишь?

— Смотря какую, — бросил Рой, отвечая ей угрюмым взглядом.

Ему вдруг показалось, что девчонка может с точностью до одного доллара сказать, сколько денег лежит у него в карманах.

— А какую любишь?

— Классический джаз.

— Занудство. Как такой отстой слушать можно?

— А как можно слушать тот долбёж по ушам, что у вас называется, кажется, электро? — не остался в долгу Рой.

— Понятно. Весь из себя правильный, честный. Законов не нарушаем, спиртного не пьём, морды никому не бьём и на Рождество открытки родственникам рассылаем, — усмехнулась девица.

— По-всякому бывает, — хмыкнул Рой, устраиваясь поудобнее.

Потеряв к нему интерес, девица воткнула в уши крохотные наушники и, врубив плеер на полную, прикрыла глаза.

«Похоже, поездочка обещает быть весёлой», — подумал Рой, откидывая спинку сиденья и прикрывая глаза.

Выбравшись на шоссе, автобус прибавил ходу и бодро покатил в сторону границы. К концу дня, оправившись и прогулявшись на заправке, Рой уселся на своё место и наконец-то вздохнул спокойно. Документы у него были в порядке, а значит, перебравшись через границу, он сможет раствориться в толпе туристов, которые регулярно посещают мексиканские курорты.

Вопрос переезда на другой континент он почти не рассматривал, решив оставить это на самый крайний случай. Где-то в глубине сознания Рой и вправду считал, что всё происходящее не больше, чем его собственное воображение. Как ни крути, а головой он действительно здорово приложился. Но едва стемнело, как все его сомнения вспыхнули с новой силой.

Задремав под негромкий гул мотора, он вдруг оказался в странном, неизвестном месте. Больше того, в этом месте шла большая драка, а самое удивительное, что он принимал в этой драке самое непосредственное участие. В общем-то, назвать дракой всё это безобразие было сложно. Это было настоящее сражение, в котором все дрались со всеми.

Но самое неприятное, что участники этого сражения людей напоминали только отдалённо. Это был какой-то кошмар наркомана. Шестирукие, но безногие, гуманоидного вида, но с хвостом и крыльями. Щупальца, когти, клыки, хвосты и крылья. А уж расцветки! Что-то иссиня-чёрное с оскаленными клыками и огромными когтями кинулось на Роя, пытаясь добраться до его горла.

Инстинктивно вскинув руку, Рой привычно взмахнул зажатым в ней клинком, и чудище распалось пополам. Почему-то Рой был уверен, что больше оно не встанет. Одного удара меча было более чем достаточно. Клинок в его руке, длинный и плавно изогнутый, был смертельно опасным для противников, и поэтому они старались держаться подальше, нападая на остальных его соратников. Дай-катана с оскалившимся драконом на гарде и голубоватым клинком с муаровым узором.

Вдруг что-то мелкое и зубастое вцепилось в его руку, сжимавшую меч, и по жилам Роя словно разлился жидкий огонь. Рой вскрикнул от боли, пытаясь стряхнуть противника. В ту же секунду кто-то сильно толкнул его в плечо, и Рой, открыв глаза, очнулся. Он несколько секунд тупо пялился в спинку переднего сиденья, прежде чем понял, что едет в автобусе. Сообразив, где он и что происходит, Рой медленно повернул голову и наткнулся на ехидно заинтересованный взгляд своей соседки.

— Мальчику приснилась страшная бяка? Может, мамочку позвать? — пропела девица, иронично выгнув бровь.

— Я что, кричал во сне? — хрипло спросил Рой.

— Ну, кричать не кричал, а вот руками размахивал так, что чуть по физиономии мне не заехал. А ещё говорил что-то. Не по-нашему.

— Не по-нашему? — изумленно переспросил Рой. — В смысле, не по-английски?

— Ну да. Это было что-то вроде китайского или японского. В общем, что-то восточное. Точно не знаю.

— А откуда ты знаешь, что восточное? — напрягся Рой.

— Встречалась с ребятами из восточных кварталов, — пожала плечами девица.

— Я должен был догадаться, — вздохнул Рой.

По большому счёту в том, что он вдруг заговорил на восточном языке, не было ничего удивительного. Будучи тренером восточных единоборств, он просто обязан был знать счёт и команды, отдаваемые на этих языках. Но девица сказала, что он говорил. Не считал, не командовал, а именно говорил. Выходит, в прошлом его познания были намного шире.

Пока он раздумывал, девица снова затараторила. Судя по всему, она успела выспаться днём и теперь искала, с кем бы почесать языком. Бесцеремонно подтолкнув его локтем, она спросила:

— Расскажи, что приснилось.

— Ерунда всякая. Забудь, — попытался отмахнуться Рой, но она не отставала.

— Да ладно тебе. Всё равно ведь не спим. Так давай хоть поговорим. Ну, расскажи, — продолжала канючить девица, подталкивая его острым локтем.

Это было неприятно. Как неприятен был и сам её тон, и её неуёмное любопытство. Девчонка относилась к той категории обывателей, что считали себя вправе совать нос во все возможные дыры и чужие дела, не считаясь с чужим мнением и желанием. Понимая, что просто так она не отстанет, Рой решил немного похулиганить. Чуть сдвинувшись в кресле, Рой привычным движением прижал ей локоть так, что она невольно охнула и схватилась за руку.

— Я уже не помню, о чём был кошмар, — быстро сказал Рой, пристраиваясь поудобнее, чтобы снова уснуть.

— Слушай, у тебя что, проблемы с женщинами? — вдруг спросила девица.

— С чего ты взяла? — не понял Рой.

— Я пытаюсь завязать с тобой разговор, а ты спать укладываешься. Как это ещё называется? — возмутилась она.

— Я устал и не думаю, что мне нужен этот разговор, — пожал плечами Рой, закрывая глаза.

— Ну ты наглец! Я тебя разбудила, можно сказать, спасла от смерти, а ты даже поговорить со мной не хочешь?!

— А о чём мне с тобой разговаривать? — усмехнулся Рой. — Музыка мне не нравится, отстойная, по возрасту я для тебя старый, так что интересных для нас обоих тем я просто не вижу.

— Считаешь меня круглой дурой, которая не способна даже Моне от Мане отличить? — насупилась девица.

— А ты способна? — иронично усмехнулся Рой.

— К твоему сведению я закончила колледж. В этом году. А сейчас еду на курорт, чтобы как следует оттянуться перед долгим забегом по карьерной лестнице.

— И кем собираешься стать?

— Я художник, — гордо заявила девица. — Художник и искусствовед. Так что скоро буду работать в какой-нибудь галерее. Оценивать картины и решать, выставлять их или послать владельца подальше.

— Ну-ну, — кивнул Рой.

— А ты?

— Что я?

— Ты чем занимаешься?

— Тренер.

— Тренер?

— Тренер, — терпеливо кивнул Рой.

— И по какому виду спорта ты тренируешь? Аэробика, фитнес или ещё чего?

— Рукопашный бой.

— Да ладно?! Тогда понятно.

— Что тебе понятно? — не понял Рой.

— Откуда ты восточные языки знаешь и почему я об тебя весь локоть себе отбила. Тоже на курорт собрался, или будешь там работать?

— Пока не знаю.

— А вообще, куда именно ты едешь?

— Ещё не решил.

— А что ты вообще знаешь? — насупилась девица. Ответы Роя её явно не устраивали.

— Точно я знаю только то, что в данную минуту еду на этом автобусе куда-то в Мексику. Большее меня сейчас не интересует.

— А чего так?

— Так получилось, — вздохнул Рой, чувствуя, что ещё немного, и он просто вырубит чёртову девицу, чтобы спокойно отдохнуть.

— Короче говоря, болтать со мной ты не желаешь, — перевела она его ответ и, демонстративно воткнув наушники плеера в уши, отвернулась.

Чуть улыбнувшись, Рой снова откинулся на спинку кресла и с удовольствием закрыл глаза. Спать ему больше не хотелось, но осознать то, что он увидел в своём сне, было необходимо. Воспоминание об укусе в руку и ощущении резкой, ни с чем не сравнимой боли, заставило его осторожно отогнуть рукав рубашки и покоситься на правое предплечье.

Белёсый, давным-давно заживший шрам полностью соответствовал тому, как сомкнулись челюсти того зверя. Вздрогнув, Рой протёр глаза и, подняв руку, внимательно осмотрел кожу. Этот шрам был у него всегда. Точнее, с того момента, как он пришёл в себя в больнице и впервые понял, что ничего о себе не помнит. Выходит, всё, что ему приснилось, было с ним на самом деле, и это не сон, а события, в которых он принимал участие до катастрофы.

В таком случае, где это могло происходить и что это были за чудовища? Нет. Чушь! Бред! Таких тварей не существует на свете! Это невозможно! Ударными темпами впадая в панику, Рой с ужасом смотрел на руку, не веря своим глазам. Наконец, усилием воли подавив тревогу, Рой закрыл глаза, вздохнул и попытался разобраться в увиденном.

Глаза и пальцы его не обманывали. Шрам действительно был. Старый, давно заживший, едва заметный от времени, но был. И был он именно там, куда во сне его укусило то чудовище. Выходит, оно действительно было и сумело добраться до него. Но что это за существо? Назвать укусившую его тварь животным язык не поворачивался.

Пасть, полная здоровенных и острых, как бритва, зубов, когти, сделавшие бы честь любому хищнику, и склизкая буро-серая кожа, прочная, как камень. Эта тварь, величиной с небольшую собаку, вполне могла загрызть взрослого человека. В этом Рой был почему-то совершенно уверен. Как был уверен и в том, что слюна этой твари ядовита.

Но откуда это существо взялось, и каким образом со всем этим бредом связан он сам? На эти вопросы ответов пока не находилось. Как не было ответа и на то, какого чёрта там делал он. По логике выходило, что он действительно участвовал в том сражении. А по трезвому размышлению становилось понятно, что за подобное предположение его действительно нужно запереть в психушку.

Окончательно запутавшись в своих мыслях и чувствах, Рой в очередной раз вздохнул и попытался успокоить разгулявшиеся нервы, отложив процесс самокопания до лучших времён. Но успокоиться не получалось. Долбёжка, звучавшая из наушников девицы, раздражала его, заставляя злиться. Наконец, Рой пальцем постучал по её коленке и, дождавшись, когда она снимет наушники, вежливо попросил:

— Вы не могли бы сделать музыку потише. Она меня раздражает.

— Потерпишь, — злорадно огрызнулась девица.

— Выруби эту штуку, или я её тебе в глотку забью, — прошипел Рой так, что нахалку едва не хватил удар.

Побелев как полотно, девица выключила плеер и, испуганно покосившись на Роя, тихо проворчала:

— Псих ненормальный.

Оставив оскорбление без ответа, Рой прикрыл глаза и вскоре задремал. На этот раз обошлось без сновидений, и он спокойно проспал до самого утра. На очередной заправке он снова выпил кофе и, быстро проглотив пару булочек, вернулся в автобус. Водитель заправил машину, не спеша поднялся в салон и, убедившись, что все пассажиры на местах, недовольно кряхтя, уселся за руль.

Заметив неохоту, с которой этот пожилой служитель дороги садится на свое место, Рой насторожился. Что-то явно беспокоило водителя. Выглянув в окно, Рой не заметил ничего подозрительного и решил не поднимать панику раньше времени. Водитель, так и не запустив двигатель, продолжал что-то разглядывать на дороге.

Пользуясь тем, что его соседка переговаривается с кем-то в конце салона, Рой поднялся с места, подошел к водителю и тихо спросил:

— Что-то не так, дружище?

— Да как вам сказать, мистер. Часа через два мы въедем в Техас.

— И что? — не понял Рой.

— Вся беда в том, что на границе штата обитает банда байкеров. Так называемые «скорпионы». Беспредельщики, каких поискать. Промышляют тем, что грабят на дорогах. Даже наши автобусы останавливают.

— А куда власти смотрят? — поинтересовался Рой.

— Власти, — презрительно усмехнулся водитель. — Несколько раз пытались схватить их, но они не дураки. Специально устроились почти на самой границе, и как только появляются копы, выскакивают за границу штата. Вот и все власти.

— Эти «скорпионы», они только грабят или убивают свои жертвы? — насторожился Рой.

— А какая разница? — не понял водитель.

— Если просто грабят, то это дело полиции штата, а если убивают, то это уже федеральное преступление, и заниматься им должны федеральные власти. Согласись, разница большая. Для них границы штатов значения не имеют.

— Может, и так, но кто этим заниматься будет? — снова вздохнул водитель и нехотя запустил двигатель.

— Ладно, приятель. Будем надеяться, что пронесёт, — кивнул Рой, хлопнув его по плечу.

Вернувшись на своё место, Рой окинул взглядом свои пожитки и, осторожно коснувшись рукой зашитого кармана, в котором лежали все его деньги, подумал: «Начнут грабить, точно убивать буду. Всё равно из страны бегу, так лучше уж с деньгами, чем с голым задом».

Автобус выкатился на трассу, и Рой, усевшись на место, попытался заглянуть в правое боковое зеркало. К его удовольствию, большое панорамное зеркало давало отличный обзор дороги, остававшейся позади. Большой рекламный указатель гласил, что они въехали в знаменитый своими ковбоями, родео и нефтью штат. Уже через несколько минут Рой заметил в зеркале десяток мотоциклистов и вздрогнул. Таких совпадений не бывает.

Водитель тоже заметил преследователей и втопил педаль газа в пол. Мощный мотор легко разогнал тяжёлый автобус, заставив преследователей нервничать. Прибавив газу, мотоциклисты начали перестраиваться, быстро догоняя их. «Уйти на автобусе от мотоцикла нереально», — подумал Рой, быстро поднимаясь с места и подходя к водителю. Вставал вполне закономерный вопрос: как бандиты собираются остановить их?

— Это они? — тихо спросил он, кивая на зеркало.

— Нет, рождественские эльфы, — огрызнулся водитель, ловко вписываясь в поворот.

— Лучше сбрось скорость. Всё равно догонят, — сказал Рой, продолжая наблюдать за преследователями в зеркало.

— Без драки я не сдамся, — прорычал водитель и тут же яростно выругался, вдавив педаль тормоза в пол.

За поворотом поперёк дороги стоял грузовик, рядом с которым выстроилось человек десять на мотоциклах. Старательно пересчитав преследователей, Рой мрачно скривился. Сорок рыл — это слишком даже для мастера рукопашника любого уровня. Выход был только один: убрать главаря и, захватив его мотоцикл, рвать когти, увлекая за собой всю банду.

Тогда у оставшихся появится шанс удрать. В том, что с мотоциклом он справится, Рой почему-то не сомневался. Уходить нужно было в сторону государственной границы. В глубь штата они не полезут. Не станут попусту рисковать. Главное — сделать это в нужный момент, до того как они начнут потрошить багажный отсек.

Подумав, Рой попытался поделиться своими мыслями с водителем, но тот, остановив автобус, выхватил из-под сиденья бейсбольную биту и, открыв дверь, ринулся в атаку. Один из мотоциклистов, резко выкрутив ручку газа, поднял свою машину на заднее колесо и, налетев на водителя, ударил его передним колесом в грудь, отбросив на обочину дороги.

Не думая о том, что делает, Рой выскочил из автобуса и, присев над водителем, попытался нащупать пульс на его шее. Водитель был жив, но, похоже, без сознания. Подхватив его под мышки, Рой быстро затащил водителя в автобус, усадил на переднее сиденье и снова вышел на дорогу. Встав в дверях, он молча обвёл мотоциклистов мрачным взглядом и, убедившись, что нарушать молчание они не собираются, принялся соображать, что делать дальше.

Ударивший водителя байкер заглушил мотоцикл и, достав из-за спины пистолет, громко скомандовал:

— Эй, вы, там. Выходите на дорогу и складывайте все карточки и деньги вот в этот шлем. Побрякушки тоже. В общем, всё ценное — на улицу, — пояснил он, укладывая на землю мотоциклетный шлем.

— А рожа не треснет? — зло усмехнулся Рой.

— Решил в героя поиграть, ковбой? — рассмеялся главарь, наводя на него пистолет.

Рой промолчал, старательно оценивая расстояние между ними. Предпринимать какие-то действия до того, как парень с пистолетом окажется на расстоянии метра, было глупо. Мрачно ухмыляясь, главарь медленно приближался, продолжая держать Роя под прицелом.

— Не рискуй, парень. Лучше отойди, — услышал он хриплый голос водителя и с усмешкой медленно развёл руки в стороны.

— Такой смелый, что без пистолета даже подойти боишься? — усмехнулся Рой, не сводя с пистолета глаз. Курок был не взведён.

— Ах ты ублюдок, — зашипел главарь, делая ещё один шаг вперёд.

Вот теперь он оказался на нужном расстоянии, и Рой ударил. Ударил так, как бьёт настоящий мастер. Коротко, резко, без замаха и без единого лишнего движения. Сложенные в щепоть пальцы левой руки отбросили руку, державшую пистолет, ломая кости запястья. Одновременно с ударом Рой развернул корпус, чтобы уйти с линии выстрела и иметь разгон для нанесения следующего удара.

Пистолет отлетел в сторону и ударился о борт автобуса, в то же мгновение Рой нанёс удар правой рукой, вращательным движением корпуса раскрутив правое плечо. Твёрдый, как булыжник, кулак врезался в подбородок бандита, ломая кость нижней челюсти. Главарь обмяк и начал медленно оседать, когда Рой, подхватив пистолет, зажал горло противника в локтевом сгибе и, приставив оружие к голове главаря, громко крикнул:

— А ну замрите все, подонки. Одно движение, и я ему мозги вынесу.

— Лучше отпусти его. Иначе мы из твоего автобуса решето сделаем, — крикнул в ответ одни из бандитов.

Пользуясь тем, что главарь пребывал в отключке, Рой быстро прицелился и, не раздумывая, всадил пулю в голову говорившему. Потом, пользуясь замешательством бандитов, он втащил главаря в автобус и, повернувшись к водителю, скомандовал:

— Садись за руль и гони. Дави их, если сами не уберутся. Сейчас не до правил дорожного движения.

Подчиняясь его команде, водитель уселся за руль и, включив передачу, решительно нажал на газ, быстро выкручивая руль и скрипя зубами от боли. Заметив его гримасу, Рой, не сводя глаз с бандитов, спросил:

— Что с тобой?

— Похоже, несколько рёбер сломал, гад, — простонал водитель, продолжая крутить баранку.

— Гони, друг. Гони. Потом раны считать будем, — подбодрил его Рой, всматриваясь в зеркало.

— Дверь закрыть? — спросил водитель, выезжая обратно на дорогу.

— Не надо. Я этого подонка не собираюсь с собой тащить. До границы топлива хватит?

— Вполне.

— Тогда газу. Километров через десять я его на ходу выкину, — решительно приказал Рой.

Удивлённо покосившись на нежданного спасителя, водитель послушно прибавил газу, то и дело бросая обеспокоенные взгляды в зеркала. Сам Рой, продолжая держать за горло главаря нападавших, прислушался к своим ощущениям и вдруг понял, что происходящее ему нравится. Причём не просто нравится, а доставляет самое настоящее удовольствие.

От удивления он чуть не выронил бандита и, покосившись на пистолет в своей руке, решил плыть по течению. Как говорится, что-нибудь да получится. Негромко кашлянув, водитель привлёк его внимание и, кивком головы указав на зеркало, тихо сказал:

— На хвост сели. Теперь не отвяжутся, пока эта падаль у нас.

— Сколько уже проехали? — быстро спросил Рой.

— Миль пять отмахали.

— Значит, скоро, — кивнул Рой, хищно усмехнувшись.

Бросив на него ещё один быстрый и совершенно непонятный взгляд, водитель с тихим стоном вписался в очередной поворот и, скорчившись над рулём, сказал:

— Ещё пара таких поворотов, и кому-то придётся меня сменить. Рёбра болят так, что не вздохнуть.

— А где твой напарник? — повернулся к нему Рой, неожиданно сообразив, что второго водителя в автобусе нет.

— Остался на последней заправке. Это был его последний рейс. Решил не рисковать и уволился, согласившись довести машину до границы штата. Там он решил и осесть, — пояснил водитель, заходясь тяжёлым кашлем.

На губах его появилась кровавая слюна. Внимательно посмотрев на него, Рой удручённо покачал головой:

— Похоже, этот гад тебе лёгкое повредил, — проворчал он, встряхивая начавшего подавать признаки жизни главаря.

Молча подтвердив его догадку кивком, водитель ввёл автобус в следующий поворот и, тяжело вздохнув, сказал:

— Избавься от него побыстрее. Они догоняют.

— Ещё пару миль, — попросил Рой.

— Я бы с тобой согласился, но эти твари собираются стрелять в нас, — слабо улыбнулся водитель.

— На повороте, — решительно ответил Рой, разворачивая пленника лицом к дверям.

Дорога в этом месте делала крутой поворот налево, именно этим и решил воспользоваться Рой, чтобы отправить подонка в долгий полёт, подальше от автобуса. С глухим стоном водитель кое-как вписался в поворот. Пользуясь возникшей центробежной силой, Рой вздёрнул главаря за плечи и, утвердив его на подгибающихся ногах, резким ударом в поясницу вышвырнул на обочину.

Почти очнувшийся главарь с криком выпорхнул из автобуса и, подобно Икару, со всего размаху ударился о землю. Выглянув наружу, Рой заметил поравнявшегося с автобусом мотоциклиста и всадил ему пулю в грудь. В итоге седок остался на асфальте, а мотоцикл, выскочив на обочину, проехал дальше и, угодив в канаву, перевернулся.

Рой вернулся в автобус и мрачно улыбнулся водителю.

— Что там? — тихо спросил тот, почти лёжа на руле.

— Один думал, что умеет летать, а второй, что сделан из железа, — пожал плечами Рой.

— И что? — не понял водитель.

— Оба ошибались, — жёстко усмехнулся Рой, убирая пистолет за пояс.

— Эй, мистер! А вы не слишком ли разошлись? Так нельзя делать, — услышал Рой и, повернувшись, увидел решительно идущего к нему немолодого джентльмена, возмущённо сверкавшего очками в роговой оправе. — Такие методы порождают только ответную агрессию. Я уверен, что с этими людьми нужно было просто поговорить, а не устраивать бойню и не провоцировать их на драку.

— То есть покорно спустить штаны и нагнуться, униженно прося, чтобы они нас не поимели, — презрительно фыркнул Рой. — Если вам нравится, что вам бьют морду и унижают, это только ваши проблемы. Если вам так хочется, могу помочь покинуть автобус.

— Вас неправильно воспитали, молодой человек. Я всю жизнь занимался тем, что наставлял на путь непротивления насилию таких, как вы. Вы не правы.

— Может, нам остановить автобус и извиниться перед этими подонками? — спросил Рой, начиная терять терпение.

— Это было бы правильно, — с важным видом кивнул блаженный.

— Сядь на место и заткнись, козёл! — рявкнул Рой так, что испуганный миротворец шлёпнулся в проходе на задницу, потеряв при этом очки.

— Ты водишь машину? — спросил водитель, снова закашлявшись.

— Машину — да, но не автобус, — ответил Рой.

— Плохо. Мне всё хуже, — прохрипел водитель.

— Дай мне баранку, а остальное делай сам, — нашёл выход из положения Рой. — Будешь меньше напрягаться и следить за машиной.

Водитель покорно отпустил руль и, откинувшись в кресле, начал тихо давать нужные советы. Молча выполняя его команды, Рой вёл автобус, согнувшись над рулём и неестественно выгнув шею, чтобы как следует видеть дорогу. От неправильного положения тело быстро затекло и начало наливаться усталостью, но он продолжал неистово гнать автобус вперёд. Как можно дальше от места стычки. В том, что бандиты не побегут в полицию, он не сомневался, но не хотел их мести.

Наверняка если их предводитель выжил после падения, они кинутся в погоню, и если дать им хоть один шанс, то с жизнью расстанутся все, кто ехал на этом злополучном автобусе. Из задумчивости его вывел осторожный толчок в плечо. Обернувшись, Рой увидел всё ту же неугомонную девицу и, недовольно скривившись, спросил:

— Чего тебе?

— Нам нужно обратиться в полицию. Ему нужен врач, — быстро сказала она, указывая на водителя.

— Хорошо. В ближайшем городе можете идти в полицию, — вздохнул Рой, понимая, что, начав спорить, вызовет подозрения. — Мне нужно торопиться, так что на повороте я сойду, а вы можете идти куда хотите.

— Ты не хочешь встречаться с полицией? — быстро спросила девица.

— Я не хочу терять время впустую. Они всё равно ничего не сделают, и я только напрасно застряну здесь, — пробурчал Рой, продолжая вести автобус.

— У знака направо. Там ближайший город, — тихо выдохнул водитель.

— Далеко?

— Через полмили.

— Сам сможешь доехать? — быстро спросил Рой, выворачивая руль.

— Должен, — слабо усмехнулся водитель.

— Тогда тормози. Я сойду и дальше поеду на попутках, — решительно приказал Рой, осторожно прижимая автобус к обочине.

Водитель послушно остановил тяжёлую машину, дождался пока Рой заберет свой мешок и выскочит на дорогу и слабо улыбнулся:

— Удачи тебе, приятель. Храни тебя Бог.

— Спасибо, друг. Надеюсь, ты быстро поправишься и в обратный путь мы поедем вместе, — улыбнувшись одними губами, ответил Рой.

Водитель кивнул и, закрыв двери, медленно тронул машину с места. Глядя, как автобус вихляет по дороге, Рой удручённо хмыкнул. «Надеюсь, до города они доберутся», — подумал он.

Дождавшись, когда тяжёлая машина отъедет, Рой быстро осмотрелся и, вернувшись на перекрёсток, внимательно всмотрелся в ту сторону, откуда они приехали. Нужно было понять, нет ли погони. Неожиданно с его зрением что-то случилось.

Он вдруг смог увидеть то, чего обычный человек увидеть просто не способен. Далеко, миль за двадцать, группа мотоциклистов о чём-то бурно спорила, размахивая руками и различным оружием. Вздрогнув, Рой моргнул, и странное видение пропало. Потерев ладонями глаза, он судорожно вздохнул, тихо проворчав:

— Только глюков мне на пустом месте и не хватало.

Но какое-то внутреннее чутьё подсказывало, что всё увиденное не глюк, а то, что есть на самом деле. Поправив рюкзак, Рой решительно зашагал по асфальту прочь от города. Он успел пройти несколько километров, прежде чем услышал за спиной гул мотора. Быстро оглянувшись, Рой разглядел стремительные обводы спортивного автомобиля.

Ни на что не надеясь, он поднял руку, продолжая шагать. Пролетев мимо него, ярко-красный «Феррари» резко затормозил, и тонированное стекло с тихим жужжанием опустилось. Подойдя к машине, Рой заглянул в салон.

— Привет. Вы случайно не к границе едите? — спросил он, разглядывая миловидную брюнетку лет тридцати, которая в свою очередь рассматривала его сквозь тёмные очки.

— Нет, но от того места, куда я еду, до границы рукой подать, — улыбнулась она, делая рукой приглашающий жест.

Осторожно пристроив свой мешок на полу, между ног, Рой захлопнул дверцу, и женщина решительно нажала на педаль газа. Для роскошной, скоростной игрушки пролететь через весь штат было делом полутора часов. За это время они успели перекинуться всего парой десятков фраз. Долетев до очередного поворота, она остановила машину и, указав в нужную ему сторону, коротко сообщила:

— Граница там.

— Спасибо. Вы меня очень выручили, — кивнул Рой, послав ей дежурную улыбку.

— Сумасшедшие должны помогать друг другу, — усмехнулась она, бросая ему на колени газету.

С плохой газетной фотографии на Роя смотрело его собственное лицо. Здесь Рой был снят сразу после соревнований, где он подтверждал свою квалификацию. В кимоно и с синяком на скуле. Под фотографией большими буквами пестрел заголовок: «Тренер по рукопашному бою сходит с ума и может оказаться очень опасным».

— Быстро они это, — растерянно протянул Рой, разглядывая газету.

— Кто «они»? — с интересом спросила женщина.

— Те, из-за кого мне пришлось бежать.

— И как вы собираетесь пересечь границу? Особенно после такой статьи?

— Что-нибудь придумаю, — вздохнул Рой и, тут же опомнившись, спросил: — А почему вы сказали, что сумасшедшие должны помогать друг другу?

— Мои родственнички тоже мечтают запереть меня в психушке. Моё поведение для них — подрыв устоев общества, а главное — пустая трата денег, — грустно улыбнулась она. — Спят и видят, как бы упечь меня в какую-нибудь дыру, и желательно пожизненно.

— Это не родственники, — сочувственно заметил Рой, помахивая газетой.

— У меня есть предложение, — неожиданно сказала женщина. — Потерпите до завтра, и я перевезу вас через границу на своей машине. В багажнике. Согласны?

— Это было бы здорово, — вздохнул Рой.

— Тогда переночуйте в мотеле «Приют водителя», а завтра я вывезу вас из страны, — решительно сказала она.

— Меня зовут Рой, — запоздало представился он.

— Мелинда. Итак, до завтра. Мотель вы найдёте в пяти милях отсюда. Будьте готовы к часу собаки. Я приеду за вами.

— К часу собаки? — удивлённо переспросил Рой. — Вы пользуетесь восточной системой исчисления времени?

— Я увлекаюсь фэншуй, и мне нравятся древнекитайские обозначения.

— Интересно. Что ж, надеюсь, у нас будет время поговорить об этом. Скажу откровенно, я когда-то тоже увлекался этой наукой, — улыбнулся Рой.

Он сказал это не думая, по наитию, и неожиданно для себя понял, что это не просто слова. Он действительно знал фэншуй и мог запросто обсуждать эту тему. Это стало для Роя настоящим открытием. Растерявшись от такого неожиданного подарка, преподнесенного собственной памятью, он замер, словно окаменел.

— Рой, с вами всё в порядке? — насторожённо спросила Мелинда.

— А? Да, всё нормально. Меня потому и пытаются объявить сумасшедшим. Дело в том, что после катастрофы я потерял память, и теперь иногда вижу странные картинки, каким-то образом связанные с моим прошлым. Потому и замираю, как каменный. Боюсь упустить мысль, — рассеянно сказал Рой.

— Странно, в газете ничего об этом не сказано, — удивлённо ответила Мелинда.

— Они хотят выставить меня опасным психом, а не оправдать, — отрезал Рой, бросая газету на сиденье.

— Тогда до завтра. И постарайтесь не проспать, — улыбнулась Мелинда.

Выбравшись из машины, Рой закинул свой армейский мешок на плечо и решительно зашагал в указанную сторону. Что-то подсказывало ему, что этой странной женщине можно довериться и она действительно хочет ему помочь. Время встречи, которое она назначила, означало час между половиной четвёртого и пятью утра.

Полтора часа не тот срок, который он мог не поспать. Добравшись до мотеля, он снял номер, расплатившись заранее, и, приняв душ, завалился в постель. Есть почему-то не хотелось. В последнее время он вообще мало ел, словно его организм научился вытягивать всё необходимое из окружающей среды. После горячего душа ему вдруг показалось, что в теле что-то проснулось. Что-то очень пластичное, мощное и очень горячее.

Сконцентрировавшись в точке где-то внизу живота, оно медленно распространялось по всему телу, наливая мышцы странной, неизведанной силой. Не понимая, что с ним происходит, Рой резко сел на кровати, и в ту же секунду какая-то сила бросила его вперёд, словно пружиной. Едва успев выставить перед собой руки, Рой остановил свой бросок, уперевшись в стену.

С потолка посыпались штукатурка и пыль. Тело словно увеличилось в размерах. Высокий потолок вдруг почему-то оказался буквально над головой, а до любой из стен крошечного номера он мог дотянуться рукой. Растерявшись, Рой обводил номер испуганным взглядом, ища, за что бы зацепиться. Хоть за что-то знакомое, что может помочь вернуть душевное равновесие.

Будто в ответ на его молитву, взгляд наткнулся на брошенный в кресло армейский мешок. Старый, потёртый, но ещё крепкий. В который укладывал все свои пожитки сам Рой. Но к его ещё большему испугу, он вдруг понял, что может видеть каждую вещь, лежащую в мешке. Точнее, он видел не сами вещи, а то, что находилось вокруг них.

Их ауру. Это название всплыло из памяти случайно. Присмотревшись, он вдруг понял, что видит ауру всех находящихся в комнате вещей. Каждый предмет имел своё собственное, странное свечение. Стул и кресло отсвечивали зелёным, кровать была зеленовато-жёлтой, а телевизор тёмно-синим. Присмотревшись, Рой понял, что к ауре кровати примешивается аура тех, кто недавно лежал на ней.

Получалось, что мебель впитывала ауру постояльцев и по ней можно было узнать, кто именно здесь ночевал. Это был след. След, по которому знающий, а главное умелый преследователь может его найти. По всему выходило, что оставаться здесь было опасно, но после короткого размышления Рой решил не впадать в панику и остаться.

Так и не сообразив, что с ним происходит, Рой в очередной раз вздрогнул и вдруг услышал требовательный стук в дверь. Коротко моргнув, он заметил, что всё стало так, как было обычно, и открыл дверь. На пороге стоял администратор, которому постояльцы из соседнего номера уже успели нажаловаться на громкий стук в стену. Заметив, что постоялец открыл дверь в одном полотенце и с мокрой головой, администратор на секунду замялся и удивлённо спросил:

— Говорят, что у вас тут какой-то шум. Что это значит?

— Я бы и сам хотел знать. Я был в душе, когда что-то грохнуло. Я думал, что в номер забрался вор, но все вещи на месте, а дверь была заперта, — сообщил Рой.

— Я могу осмотреть ваш номер? — озадачено спросил парень.

— Входите, — ответил Рой, отступая в сторону.

Осторожно войдя в номер, парень внимательно посмотрел на стену и, не найдя на ней ничего странного, в нерешительности остановился.

— Может, это просто стены от перепада температуры трещат? — подкинул ему мысль Рой, пытаясь избавиться от неожиданного посетителя.

— Наверно, — кивнул парень и, поглядывая на Роя непонятным взглядом, поспешил исчезнуть.

Заперев за ним дверь, Рой облегчённо вздохнул и, отбросив полотенце, принялся одеваться. Причесав мокрые волосы, он снова улёгся на кровать, установил будильник в наручных часах на половину четвёртого и закрыл глаза. Это был не сон. Это было какое-то странное оцепенение. Что-то сродни состоянию медитации. Тело абсолютно расслабилось, а в мозгу медленно, словно нехотя, бродили разные, самые неожиданные мысли.

В таком состоянии Рой пролежал до того момента, когда будильник в часах на его руке пронзительно запиликал. Отключив его, Рой медленно сел и, от души потянувшись, понял, что давно не чувствовал себя таким отдохнувшим. Поднявшись, он быстро умылся, проверил, не забыл ли чего, и закинул мешок на плечо. Выйдя из номера, он уселся на скамейку, установленную прямо напротив парковки и, покосившись на звёздное небо, принялся ждать.

К его удивлению, Мелинда не стала задерживаться. На парковку мотеля вкатился большой джип с тонированными стеклами, и она, высунувшись из окна, негромко окликнула его:

— Эй, долго собираешься там сидеть? Нам ехать пора.

Тихо рассмеявшись, Рой подхватил свою сумку и, закинув её на заднее сиденье, прыгнул в салон. Включив передачу, Мелинда вывела машину на дорогу и не спеша поехала в сторону границы. Не доезжая нужного поворота, она остановилась и, заглушив двигатель, решительно сказала:

— Пора вас прятать. Впереди контрольный пункт.

— Думаете, вас не станут проверять?

— Сейчас ночь. Эти лентяи на ходу спят. А я еду одна, и не на самой дешёвой машине. Так что просто из багажника не высовывайтесь и всё будет нормально. Они больше проверяют на въезд, чем на выезд.

Согласно кивнув, Рой влез в багажник, где запросто можно было расположить ещё троих беглецов, и, накрывшись с головой каким-то одеялом, почему-то пахнущим псиной, затаился. Машина выехала на дорогу и, мягко качнувшись, не спеша покатила в сторону границы. Рой замер, надеясь, что в свете последних террористических актов работникам пропускного пункта не придёт в голову обыскивать машину.

Мелинда оказалась права. Сонные стражи границы, едва глянув в её документы, шлёпнули штамп и вяло поинтересовались, чего это вдруг леди решила ехать в Мексику среди ночи. Через открытые окна машины Рой слышал каждое слово их разговора. Убирая документы в бардачок, Мелинда с лёгкой усмешкой в голосе ответила, что давно хотела встретить рассвет на пустынном пляже, где её никто не станет беспокоить.

Негромко зажужжал поднимаемый шлагбаум, и машина снова покатилась по дороге. В этот момент Рою отчаянно захотелось чихнуть. Быстро зажав себе нос пальцами, он попытался сдержаться, но природа оказалась сильнее. Уткнувшись лицом в одеяло, он чихнул и тут же мысленно перекрестился, молясь, чтобы его никто не услышал.

— Будьте здоровы, — услышал он в ответ на свои молитвы. — И постарайтесь удержаться ещё несколько минут. Мы подъезжаем к мексиканскому пункту пропуска.

Понимая, что своим чиханием он может подставить и её, и себя, Рой приподнял краешек одеяла, стараясь дышать ртом. Послышались быстрые фразы на испанском, потом уже знакомый щелчок печати, и машина снова тронулась с места. Ещё минут через десять раздался озорной голос Мелинды, которая, судя по всему, от души веселилась, нарушая кучу всяких законов:

— Эй, беглец из рая, можете вылезать. Мы уже в Мексике.

Вняв дельному совету, Рой отбросил одеяло и, перебравшись на переднее сиденье, старательно почесал нос, в котором продолжало отчаянно свербеть.

— Что-то не так? — насторожилась Мелинда.

— То одеяло, у вас в багажнике, отчаянно пахнет псиной. Вы возили на нём собаку?

— Да, моего старого Бака. К сожалению, в этот раз мне пришлось оставить его дома. Он хоть и старый, но он боец, и не пустил бы вас в машину. Его специально так натаскивали.

— А что за порода? — с интересом спросил Рой.

— Шарлей. Бойцовая порода китайских императоров. Многие называют их помесью гиппопотама и собаки за широкую морду и складки на шкуре, но, несмотря на свой необычный внешний вид, они очень сильны и могут быть очень преданными.

— Знаю. Кажется, я когда-то занимался собаками, — вздохнул Рой, потирая лоб.

— Занимались? — удивлённо переспросила Мелинда.

— В смысле, что у меня была собака и мне приходилось обучать её, — медленно протянул Рой, и словно в ответ перед его внутренним взором мелькнула очередная картинка.

Пара крупных широкогрудых псов с короткими стоячими ушами и шерстью странного окраса. Один, что побольше, цветом напоминал недозрелый апельсин. Его блестящая, роскошная шерсть была цвета оранж с зеленоватым отливом. Второй, точнее вторая, чуть поменьше, но от этого не менее опасная, была белой с лазоревым отливом. Собаки фу — так называлась эта порода, выведенная специально для охоты на…

Дальше Рой снова вздрогнул и, очнувшись, виновато покосился на свою спасительницу. Продолжая вести машину, Мелинда бросала на него насторожённые, внимательные взгляды, словно пытаясь решить, что с ним, очередная попытка что-то вспомнить, или он действительно сходит с ума. Понимая, что должен разрядить обстановку, Рой быстро сказал:

— Их было две. Две собаки. Кобель и сука.

— А какой породы? — с интересом спросила Мелинда.

— Не помню, — покачал головой Рой. — Что-то большое и лохматое. И очень сильное.

— Большое, лохматое, очень сильное. Такое описание больше подходит медведю, чем собаке, — усмехнулась она.

— Если бы потребовалось, эта парочка порвала бы любого медведя на мелкие лоскуты. Я же говорю, очень сильные, — вздохнул Рой, не зная, что ещё добавить.

С того момента, как он побывал на приёме у доктора Лейс, видения начали посещать его всё чаще. Кроме того, что-то необычное происходило и с его телом. Что именно, он и сам не понимал, но оно словно оживало. Как змея сбрасывает старую кожу, так же и его тело словно пыталось вырваться из своей внешней оболочки и стать тем, чем оно было на самом деле.

Из размышлений его выдернул очередной вопрос Мелинды. Тряхнув головой, он повернулся к ней и, тяжело вздохнув, проворчал:

— Простите, я не расслышал ваш вопрос.

— Я спросила, что вы собираетесь делать дальше, — понимающе улыбнулась Мелинда.

— Не знаю. Наверное, отправлюсь в порт и попытаюсь наняться матросом на корабль, идущий на Восток.

— А почему именно на Восток? Ведь среди похожих людей проще затеряться.

— Это верно, но я почему-то уверен, что должен ехать туда.

— И это срочно? — спросила она с непонятной интонацией в голосе.

— Не знаю, — снова вздохнул Рой. — Простите. Я совсем запутался. Побег, видения, а тут ещё голова трещит.

— Я вас понимаю, — чуть улыбнувшись, ответила Мелинда. — Иногда я и сама не понимаю, зачем делаю так, а не иначе и почему заранее уверена в результате.

— Вы провидица? — растерялся Рой.

— Нет. Это что-то сродни вашим видениям. Мелькает что-то странное, непонятное, а потом или складывается в картинку, или рассыпается, как искры.

— Но… но как такое может быть? В смысле, вы же не теряли память и отлично знаете всё, что с вами было раньше, — заикаясь от волнения, спросил Рой.

— Я и не говорила, что это видения из моего прошлого. Наоборот. Они из будущего. И не всегда моего, — тихо ответила Мелинда.

Икнув от неожиданности, Рой уставился на неё, пытаясь понять, шутит она или говорит серьёзно. Но лицо женщины было серьёзным и немного грустным. Сообразив, что молчание слишком затянулось, Рой откашлялся и, решившись, задал очередной вопрос:

— Поэтому ваши родственники попытались объявить вас сумасшедшей?

Мелинда молча кивнула.

— Синдром Кассандры. Люди не любят провидцев, приносящих дурные вести. Так всегда было, — сочувственно вздохнул Рой.

— Даже если это их близкие родственники, — в тон ему вздохнула Мелинда.

— Значит, там, на дороге, вы знали, кто я такой, что мне нужна ваша помощь и что я не обижу вас? — с интересом спросил Рой.

— Приятель, я же не настоящая Кассандра, — грустно улыбнулась Мелинда. — Я ничего не знала. Я и сейчас ничего толком не знаю. Просто иногда я поступаю так или иначе по наитию. Я просто знаю, что должна это сделать, и делаю. Но ты не ответил на мой вопрос. Как скоро тебе нужно отправляться на Восток?

— Не знаю. По-моему, время становится слишком растяжимым понятием.

— Что это значит? — не поняла Мелинда.

— Кажется, я и сам не понял, что сказал, — смущённо усмехнулся Рой.

— Ладно. Доберёмся до места, отдохнём, а потом поговорим, — решительно тряхнув волосами, ответила Мелинда, заметно прибавляя газу.


| Забытый демон |