home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



47

Бегло прочтя письмо Архангельской, Вишневская вновь вернулась к его началу. На этот раз она не спешила.


"Здравствуйте, Валентина Ипполитовна. Надеюсь, раз вы читаете мое послание, с вами всё в порядке, и вы уже дома. Простите, что не смогла больше посетить вас в больнице. Эти часы меня доконали.

Но лучше по порядку.

Как только мне сообщили о странной смерти матери Данина, я ощутила холодок недоброго предчувствия. И с каждым днем чувство холода лишь разрасталось во мне. Я сразу поняла, что смерть связана с рукописями Данина. Проклятая тайна теоремы Ферма, всегда мучила Константина. Он искал утраченное доказательство долгие годы. И даже официальное решение проблемы английским математиком его не остановило. Данин сравнивал доказательство Уайлса с покорением Эвереста на самолете. Но во времена Ферма подобной техники не было. Гениальный француз нашел "поистине удивительное доказательство" пользуясь классическими методами, известными со времен Диофанта. Данин исповедовал только такой подход. Он хотел увидеть самую точную Красоту, которая открылась единственному человеку на Земле: Пьеру Ферма. Он бредил этой мечтой.

И не он один.

Когда я узнала об убийстве, то сразу вспомнила Феликса. Он всю жизнь во всем соревновался с Даниным. Даже за право обладать мной, и в этом победил. Но в математике Феликс всегда проигрывал Данину. А теорема Ферма…

Она тоже была его мечтой. Феликс перезванивался с Даниным и иногда заезжал к нему. Однажды он застал Данина, по его словам, ослепленного Красотой. Он понял, чем вызвано необычное состояние школьного друга. Данин нашел удивительное доказательство Ферма. Он постиг величайшую Красоту мира Чисел, а значит и всей Вселенной!

Вы, как математик, поймете, что я не преувеличиваю.

Феликс был потрясен. Но Данин не захотел ни с кем делиться своим открытием.

Феликс предлагал ему помочь с написанием статьи. Данин категорически возражал. Он заявил, что полностью разделяет убеждения Ферма и не намерен отнимать Мечту у других математиков.

Феликс многое бы отдал, чтобы взглянуть на запись доказательства. Я позвонила ему в тот день. Но он отключил трубку. Тогда я позвонила его шоферу, который встречал Феликса в аэропорту. Водитель сказал, что была пробка, Базилевич спешил и пересел на метро. Я сопоставила время, и мне стало страшно.

Вечером я пыталась поговорить с Феликсом, но он зарылся в бумагах и гнал меня прочь. На следующее утро он был сам не свой, и вновь исчез до поздней ночи. Я не знала, что и подумать. А ваши наводящие вопросы, буква Ф, которую вы упомянули, лишь усиливали мои подозрения.

Когда вы мне назначили встречу в метро, чтобы посмотреть видеозапись, он слышал наш разговор. Я предложила ему поехать вместе. Но Феликс заявил, что у него дела и сразу умчался.

А потом вы узнали часы "Maurice Lacroix". Такие же были у Феликса.

Я пребывала в панике. Мой муж – убийца! Что делать?

В тот вечер он показал мне фотографии чудного дома, который купил в Испании. Это был его обещанный сюрприз. Он предложил срочно уехать туда. Я спросила, в чем причина спешки? Он сказал, что у него возникли серьезные трудности с налогами и бандитами, надо переждать. Я ему не поверила. Сейчас же не дикие девяностые с тупыми отморозками, выхватывающими оружие по любому поводу. Но возражать не стала.

Следователю я сообщила, что вы видели часы марки "Восток". Я не хотела вредить своему мужу. Мы улетели.

В Испании я успокоилась. Представилась возможность задать Феликсу непростые вопросы. Он смеялся над моими подозрениями. На всё у него находилось логичное объяснение. Тогда я спросила про часы. Он задумался, а потом рассказал историю, как месяц назад подарил их Михаилу Фищуку. Будто когда-то в студенческие годы Феликс разбил его часы и вот, вернул должок. С процентами.

Не знаю, верить ему или нет, но, обыскав все вещи (мы взяли с собой немного), я не нашла ни одной бумаги, написанной рукой Данина. В Петербурге дело об убийстве закрыто. Я тоже хочу навсегда забыть о неприятной червоточине в своей душе.

Вот и всё. Не судите нас строго. По примеру мужа, я тоже постепенно превращаюсь в испанку.

Ваша Таня Архангельская".


К письму был приложен файл. Вишневская открыла его. На экране появилась фотография Татьяны и Феликса на фоне холодного моря. Татьяна была одета в дутое пальто с высоким воротом, напоминавшим кружевной средневековый воротник. Феликс удивил учительницу острой бородкой-эспаньолкой.

Валентина Ипполитовна вглядывалась в фотографии бывших учеников. Их глаза прикрывали солнцезащитные очки, а на лицах застыла грустная улыбка. Однако не это заинтересовало учительницу. Она увеличила изображение, пытаясь лучше разглядеть важную деталь.

За спиной Вишневской вырос Виктор Стрельников.

– Я догадался! – радостно сообщил он.

– Я тоже кое-что поняла, – прошептала потрясенная учительница.


предыдущая глава | Тайна точной красоты | cледующая глава