home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



45

Домой из больницы Валентину Ипполитовну лихо доставили на милицейской автомашине. Позаботился Виктор Стрельников. Его напарник Алексей Матыкин остался сидеть за рулем, а старший оперуполномоченный помог учительнице подняться в квартиру.

– Я вас не отпущу, пока не попьем чай, – с порога заявила Валентина Ипполитовна.

– Это не обязательно.

– Никаких возражений. Нам нужно с вами поговорить.

Зашипел чайник, загремели чашки, звякнули ложки.

– Только прошу простить за беспорядок. Меня же не было дома больше недели, – извинилась Вишневская.

– Понимаю.

– Спасибо, что мы в магазин по пути заехали.

– Не за что, – милиционер покорно расположился на кухне.

Когда ароматный чай был заварен, Вишневская спросила:

– Виктор, вы посмотрели видеозапись пассажиров, выходящих из метро в день убийства Софьи Даниной?

– Сразу не получилось, Валентина Ипполитовна. Срочные задания были. А долго такие записи не хранят. Они периодически обновляются.

– Как же так! – расстроилась учительница.

– Дело закрыто. Убийца выявлен. Украденные статуэтки тоже найдены. Представьте, они даже не пострадали.

– А я? – Вишневская приподняла руку в гипсе. – Меня толкнули на эскалаторе!

– Это хулиганство. Или неосторожность. Такое, к сожалению, бывает.

– Меня толкнули специально! Как дважды два – четыре! Кто-то очень не хотел, чтобы я добралась до видеозаписей.

Оперативник втянул губами горячий чай, отставил чашку.

– Валентина Ипполитовна, вы кого-то подозреваете?

– Да, – кивнула учительница.

– Прежде чем назвать имя, подумайте, у вас есть улики? Учтите, камеры видеонаблюдения эскалатор не просматривают.

– Татьяна сообщила вам про часы? Это достаточно редкая модель.

– "Восток"? Они есть у многих. Не зацепиться. Валентина Ипполитовна, забудьте о прошлом. Надо жить сегодняшним днем.

– Архангельская сказала, что часы были "Восток"? – удивилась Вишневская.

– Да. А что-то не так?

– Многое не так. – Учительница засуетилась, неумело листая блокнот одной рукой. – Сейчас я ей позвоню.

– Не трудитесь. Архангельская с мужем уехала в Испанию.

– Уже уехала? Сейчас, поздней осенью?

– У богатых свои причуды. Уволилась и уехала.

– И даже не позвонила мне.

– Она сказала, что напишет.

– Напишет?

– Да. Звякнула мне уже из Испании. Попросила, чтобы я забрал вас из больницы. А вам передала привет, сказала, что всё напишет в письме. Ждите. Письма из-за границы идут долго.

Учительница на миг задумалась, потом встала.

– Вы подливайте себе чай, Виктор. И про булочки, которые мы купили, не забывайте. А я пока включу компьютер и посмотрю почту. Письма в нашем веке летают по проводам.

Оперативник откусил булочку, дотронулся до чайника.

– Еще не остыл, – с удовлетворением отметил он.

Вишневская неожиданно вспомнила.

– Вы головоломку про лампочку решили?

Старший лейтенант смущенно развел руки.

– Вот вам последняя подсказка. – Учительница решительно выключила люстру над их головой. – Теперь потрогайте лампочку.

Она вышла из кухни и поспешила к своему компьютеру. Вскоре на плоском мониторе высветилось содержимое электронного почтового ящика. За время ее отсутствия накопилось несколько непрочитанных писем. Самое последнее было от Архангельской. Вишневская открыла его и погрузилась в чтение.

Чем дальше она читала письмо, тем больше задумывалась. Что это: запоздалое желание рассказать правду или хитрая ложь?


предыдущая глава | Тайна точной красоты | cледующая глава