home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



37

Ефим Здановский терял терпение перед закрытой дверью квартиры учительницы. Устав пререкаться и давить на звонок, он схватился за ручку и со всей силы затряс дверь. Вишневской показалось, что взбешенный математик-неудачник готов идти на пролом. Слабая рука женщины легла на дрожащую цепочку, последнюю преграду, разделяющую их.

Безумцу не удастся прорваться к ней силой, решила Валентина Ипполитовна. Чтобы этого не случилось, она сняла цепочку и сама открыла замок.

Разъяренный Здановский оттолкнул женщину и вошел в прихожую. За его спиной хлопнула входная дверь. Из оскаленного рта вылетали угрозы:

– Да, я не люблю Данина. Мне не за что его любить! Он отнял мои результаты! Он разрушил мой труд! Мимоходом, совершенно не заметив этого. Его придирки во время докладов, его едкие замечания… Как они меня раздражали. Я терпеть его не мог и был рад, что его выгнали из института!

– Константин сам ушел.

– Нет, его выгнали! Он всем мешал! Всем трудягам, таким, как я, которые годами работают над результатом. Своими неординарными идеями он мог принизить значение любого открытия. Рядом с подобным выскочкой никто не хотел работать!

– Допустим. А зачем же…

– Мне не нужны его рукописи! Теперь, когда его нет в институте, я сам всего достигну.

– Да, конечно…

– И в вашу квартиру я не залезал! И в его тоже!

– Я знаю. Вы извините, это метод такой.

– Какой еще метод?

– Выключателя и лампочки. Я щелкнула, но уже отключила. Вы хоть и нагрелись, но по другой причине.

– Что вы несете?

– Это так… Мой личный метод.

– Вы сумасшедшая!

– Да-да. Полностью с вами согласна. Забудьте всё, что я вам наговорила, и возвращайтесь домой. Больше я вас не потревожу.

– А милиция? Вы угрожали милицией. Там служат бестолковые. Им невозможно ничего объяснить!

– Зато мне вы всё хорошо объяснили. Я вас ни в чем не виню. Не будет никакой милиции.

– Вы уверены?

– Конечно. Ефим Аркадьевич, простите меня. Я пошутила.

Вишневская сжала плечи и беспомощно развела руки. Хмурый Здановский пробурчал невнятное ругательство и приоткрыл дверь.

– Больше не звоните мне, – мрачно предупредил он и вышел. С лестничной клетки слышалось его ворчание: – Кругом одни идиоты.

Валентина Ипполитовна, наконец, смогла перевести дух. Она вспомнила, как вчерашний грабитель, выскочив из ее комнаты, зыркнул в ее сторону. Было темно. Лицо непрошенного гостя скрывал капюшон. Она успела заметить только подбородок, но этого достаточно.

Подбородок был гладким. Без бороды!

Ефима Здановского можно не принимать во внимание.

Первый "выключатель" сработал вхолостую.

Осталось всего два. А значит, задача поиска убийцы существенно упрощалась.

Через час Вишневская спустилась во двор. Надо было спешить на встречу с Архангельской. С легкой хромотой, которую она давно уже не замечала, женщина направилась к арке. Это был кратчайший путь к метро. Но при входе под свод с выщербленными кирпичами, учительница будто споткнулась.

Под аркой, прислонившись к стене, стоял человек в синей куртке с красной полосой на плечах. Его лицо скрывал глубокий капюшон, а старушечья осанка мгновенно напомнила учительнице вчерашнего грабителя.

Валентина Ипполитовна испуганно попятилась, развернулась и поспешила к противоположному выходу из двора. Сзади послышались шаги. Она ускорилась насколько могла. Человек не отставал. Хромающая женщина, не выбирая дороги, топала через лужи. При широком шаге ее хромота становилась совершенно некрасивой, но ей уже было не до приличий.

Учительница обернулась. Преследователь не снимал капюшон, хотя дождя сегодня не было. Верхняя часть лица была закрыта. Она увидела только подбородок. Он был острым и гладким. Таким же, как вчера у зловещего ночного гостя.

Испуганная женщина ступила под арку. Впереди маячил просвет, выходящий на улицу. Там люди. Там спасение. На оживленной улице на нее не посмеют напасть. От стен отражались ее неравномерные беспомощные шаги и четкая поступь человека в капюшоне. Она зачастила и побежала бы, если могла, но разные по длине ноги и так предательски раскачивали ее тело. Правая рука Валентины Ипполитовны цеплялась за стенку, будто это могло помочь ей двигаться быстрее. Впервые она пожалела, что не пользуется тростью. Сейчас она могла бы послужить оружием самообороны.

До чего же длинная эта арка! Как жутко здесь даже днем. Но вот и конец.

Учительница схватилась за угол и вывернула на улицу.

Она спасена! Неподалеку люди. Сейчас она крикнет и позовет на помощь.

Чужая ладонь опустилась ей на плечо и сильно дернула назад. Дыхание перехватило. Пожилая женщина оказалась под аркой лицом к лицу с человеком в капюшоне.


предыдущая глава | Тайна точной красоты | cледующая глава