home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17

Виктор Стрельников неназойливо поддерживал прихрамывающую Валентину Ипполитовну под локоть, пока она спускалась по лестнице. Пенсионерка, озадаченная увиденным в квартире Даниных, выглядела рассеянно и держалась неуверенно. Во дворе раздосадованный оперативник достал долгожданную сигарету и закурил. Табачный дым вернул его в привычное состояние. А подумать было над чем. Входной замок, вскрытый отмычкой, пропавшие старинные статуэтки и таинственная буква Ф на полу осложняли простое на первый взгляд дело.

– Жертва узнала убийцу и хотела написать его имя, – заявил милиционер после нескольких глубоких затяжек.

– Возможно, – согласилась Вишневская.

– Кто из тех, чье имя начинается на Ф, был вхож в семью Даниных?

– В последние годы к ним мало кто заходил, а вот раньше… Феликс Базилевич, например. Это одноклассник и старый друг Константина. Его Софья Евсеевна знала очень хорошо.

– Базилевич и Данин могли конфликтовать?

– Нет. Они долгое время были самыми близкими друзьями. Но…

– Договаривайте, – посоветовал оперативник и грубо изрек: – Убийство это такое преступление, после которого всё дерьмо вплывает наружу.

– Феликс всегда немного завидовал таланту Данина. И пользовался им.

– Использовал в корыстных целях? А сейчас Данин уединился с матерью и контакты прекратились. Вот вам и повод для убийства. Он хотел устранить мать, чтобы стать самым близким человеком для Данина.

– Как легко вы рассуждаете о таких серьезных вещах.

– Опыт. Мотив и возможность – две непременные составляющие умышленного преступления.

– Необходимые условия, как говорят в математике.

– Пусть будет так, – улыбнулся старший лейтенант. – Как мне найти Базилевича?

– Я уже изучила его логистические возможности.

– Чего? Какие возможности?

– Логистические. Оказаться в нужном месте в нужное время. Дело в том, что Феликс Базилевич вчера утром прилетел из Барселоны. Я сверила время прибытия со временем преступления и выяснила, что теоретически он успевал доехать из аэропорта до квартиры.

– Ого! Да вы неоценимый помощник.

– Но данный расчет справедлив при отсутствии пробок на дорогах. После этого я изучила хронику вчерашних ДТП в городе и выяснила, что в половине одиннадцатого на пересечении Московского проспекта и Благодатной улицы произошло столкновение, в результате которого две полосы в центр были перекрыты. Образовалась жуткая пробка и на проспекте и на соседних улицах, которая рассосалась только к часу дня. Базилевич никак не успевал.

– Где вы всё это узнали?

– Виктор Стрельников, в наше время существует универсальная шпаргалка на все случаи жизни. Называется Интернет, – назидательно произнесла учительница. – Милиция в курсе научно-технического прогресса?

– У нас на службе с этим туго.

– Обращайтесь, помогу.

– Базилевича мы проверим. Хотя скорее всего он отпадает, – расстроился старший лейтенант.

– Я бы очень хотела, чтобы это было именно так. Оба мои ученики. Но есть два обстоятельства.

– Какие же? – заинтересовался Стрельников.

– О пробках я узнавала вчера. Базилевич теперь обеспеченный человек и пользуется личной машиной или такси. Но сегодня утром я взглянула на карту города. Если он пересел на метро на станции "Московская" или "Парк победы", то вполне успевал в квартиру Даниных к моменту убийства. Это прямая ветка.

– Да вы, Валентина Ипполитовна, не помощник. В вас пропадает талант следователя! А в чем заключается второе обстоятельство?

– Не знаю, как и сказать. Может это и не важно. Я вчера встречалась с Татьяной Архангельской. Это жена Базилевича. А раньше она была замужем за Даниным.

– Интересный поворот. У подобных историй часто бывает второе дно.

– Я намекнула ей, что Константин передал мне на хранение важные рукописи. Так вот, она мне звонила и настойчиво интересовалась, нет ли среди них, связанных с теоремой Ферма.

– И что здесь странного?

– Ну, как же. Данин упомянул теорему Ферма. Сказал: "из-за нее", а потом шепнул мне: "там было не всё". Если он имел в виду, что убийца приходил за доказательством Великой теоремы и не смог получить ее полностью, то, узнав, что важные записи находятся у меня, он как-то себя проявит.

– И многим вы рассказали об этом?

– Нет. Только тем, кто хорошо знаком с семьей Данина и не чужд математике.

– Валентина Ипполитовна. Я уверен, что мир вертится вокруг денег, а не вокруг математики. Тем более преступный мир. Но если вы хоть отчасти правы, то навлекаете большие неприятности на свою голову.

– Приходится. Я должна найти убийцу, чтобы вы освободили гениального математика.

– С этим не заржавеет. Решает следователь прокуратуры. Вновь открывшиеся обстоятельства в пользу Данина. Не думаю, что его продержат более трех суток.

– Я хотела бы расспросить Константина о его последних словах.

– Вас к нему не пустят. Но я сам попробую. И давайте-ка запишите мой мобильный, и звоните, если что. – Стрельников достал телефон. – Скажите ваш номер. Я наберу его, и у вас высветится мой.

– У меня нет мобильного телефона.

– Как же так? Пользуетесь Интернетом, а телефон…

– Дважды два – пять, – небрежно махнула рукой Вишневская. – Я всегда дома и у меня мало знакомых. В основном, бывшие ученики. А они еще со школьных лет знают мой домашний.

– Ну, хорошо. Вот моя визитка. Я допишу мобильный. И не рискуйте понапрасну. Вы не в том возрасте.

– Ох, Стрельников. Всё самое худшее со мной уже случилось в пятнадцать лет во время автомобильной аварии. И не напоминайте женщине про ее возраст.

Старший лейтенант обезаруживающе поднял руки.

– Виноват. Готов искупить. Вас куда-нибудь подвезти?

– Да я же здесь рядом живу. Хотя… Одолжите, пожалуйста, ваш телефон. Мне надо позвонить Татьяне Архангельской.

Оперативник протянул трубку. После коротких приветствий Валентина Ипполитовна выслушала сообщение Архангельской о домашних адресах Амбарцумова и Фищука, но записывать их не стала, а неожиданно спросила:

– Танечка, а меня пропустят сейчас в ваш институт?

– Я устрою, – пообещала Архангельская. – Хотите встретиться с ними здесь?

– Оба на месте?

– Лёва – наверняка. А Фищук непредсказуем. Вечно мечется по семинарам, конференциям, и о библиотечных днях не забывает.

– Я скоро приеду, – пообещала учительница, вернула телефон и обратилась к старшему лейтенанту милиции: – Вы, кажется, обещали меня подвезти? Мне надо в математический институт академии наук.

– Там работал наш подозреваемый. Вы все-таки намерены продолжить расследование? – со снисходительной улыбкой поинтересовался Стрельников.

– Я не разбираюсь в стоимости антиквариата, но ценность математических идей и безграничность человеческих амбиций представляю себе очень хорошо. А ваши слова, что мир вертится вокруг математики, не далеки от истины.

– Я говорил, что вокруг денег, – возразил оперативник.

– А с помощью чего считают деньги? Какие знаки на них изображены? Математика лежит в основе всего, что создано природой и человеком. Всё сущее есть Число! Вещи это копии Чисел, а Числа – управляющая миром божественная сила! Слышали такие слова Пифагора?

– Валентина Ипполитовна, делайте, что душе угодно. Но помните, милиция не отлынивает от выполнения своей работы. Наш сотрудник еще вчера опросил бывших коллег Данина. Кстати, где он застрял?

– Так мне идти к метро? – с вызовом спросила Вишневская.

– Мы подвезем. Тем более это недалеко.

Из парадного появился Алексей Матыкин. Стрельников воскликнул:

– А вот и Лёха. Что новенького узнал?

– Как печь пирожки с вареньем, чтобы оно не вытекало.

– Тебя зачем посылали?

– Пришлось входить в доверие. – На хмуром лице опера-боксера появилась непривычная улыбка. – Выслушал подробный отчет о достоинствах внучки-студентки, посмотрел ее фотографии и отведал чай с фирменными пирожками.

– Ты не пропадешь. По делу что-нибудь есть?

– Старушка, что этажом ниже, слышала звон разбитой вазы и еще кашель сразу вслед за ним.

– Данин кашлял?

– Не припомню.

– Нет, – уверенно заявила Вишневская.

– Кашель, – Стрельников задумался. – Может по лестнице кто спускался?

– Она утверждает, что кашляли сверху. После звона она прислушалась.

– А точное время?

– Она не помнит. Говорит, в первой половине дня.

– Что же ты вчера эту соседку не опросил?

– Вчера, во время моего обхода она была в поликлинике. Там большие очереди.

– А кашель был мужской или женский? – спросила Вишневская.

– Разве по кашлю определишь? Тем более через стенку.

– Да, верно, – Валентина Ипполитовна задумалась, что-то вспоминая.

– Вы намекаете на…

– Нет-нет-нет, – оборвала она невысказанный вопрос. – Так мы едем?

– Помчались!

Все трое подошли к служебной "Ладе". Стрельников распахнул перед Вишневской дверцу и скомандовал Матыкину:

– Заверни сначала к институту математики, где ты был вчера.

Хлопнула дверца. Валентина Ипполитовна угнездилась на заднем сиденье. Сквозь лобовое стекло она заметила, как во двор легкой походкой вошел человек в капюшоне. Плюхнувшийся на переднее кресло Стрельников перекрыл ей видимость. Учительница успела разглядеть лишь узкие темные очки. Похожие блеснули вчера вечером у наблюдателя на скамейке.

– Я уже видела его здесь, – шепнула Вишневская.

– Кого? – спросил оперативник, обернувшись.

– Вот он, – указала учительница.

Но вошедший во двор заметил милицейскую машину, попятился и исчез под аркой. Милиционеры переглянулись.

– За ним! – скомандовал старший лейтенант.

Топот двух пар ног эхом отдавался в кирпичном дворе без единого деревца.


предыдущая глава | Тайна точной красоты | cледующая глава