home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Преступление без наказания

«Я клянусь перед Всемогущим Господом, его святым Евангелием (…), что я с чистой совестью во всем говорю правду и только правду, ничего не утаиваю и буду отвечать за свои показания перед законом и перед Страшным Судом Бога. В качестве подтверждения этой моей клятвы я целую Святое Писание и крест моего Спасителя. Аминь…»

С этой клятвы начинается каждый допрос, будь то подозреваемые, если Петроградская полиция их смогла поймать, или сотни свидетелей, которые опрашиваются о восстании и большевистской попытке путча в июле и беспокойствах в апреле—мае. Механизмы, пароли и организаторы, в конце концов, одинаковые — так или иначе, число симпатизирующих и жертв в июле было все равно больше. После отправления ленинского «пломбированного вагона» в Россию посланниками германского имперского правительства были организованы и другие способы транспортировки русских эмигрантов из Швейцарии и других стран в Россию, зачастую от 200 до 300 человек за одну поездку. Не без причины, ведь политические эмигранты были в большинстве своем потенциальными революционерами, к тому же, согласно ордеру германского Министерства иностранных Дел, организаторы заботились о том, чтобы «только дружественные по отношению к Германии эмигранты перевозились в Россию». Что касается жертв июльского путча, то многих спас счастливый случай. Их число могло бы перевалить за четыре сотни, если бы во время стрельбы не пошел сильный дождь, после чего не только потенциальные жертвы, но и нападающие ушли в укрытие, и, очевидно, у них не было больше желания продолжать. Вот высказывание одного свидетеля о закулисных руководителях, который должен был это знать: «Я, Иван Дмитриев Зубовский, православный, 36 лет (…), проживающий на Тверской ул., 1/6, не судим, в событиях не участвовал, говорю по существу для протокола:

Я служил ранее, с 1905 года, в спец. отделе № 1 полиции (…) Он занимался шпионажем. (…) Для шпионов в пользу Германии использовались акты № 38 (…), в пользу Австро-Венгрии — № 38А; я не могу вспомнить, идет ли сейчас речь при попытке путча в июле о тех же подозреваемых, что и тогда, в 1905 году (…) Из шпионов, которые работали против России и на Германию, я могу назвать только фамилию Парвус, который в действительности является Гельфандом (…) Что касается Ленина-Ульянова, то он как руководитель партии потерпевших поражение должен быть в III отделении, которое занимается списками политического сыска. Больше я не могу к этому ничего добавить…»

Пометка на шапке протокола: «Не могу поверить».

Другая свидетельница сообщает о подготовке к демонстрациям еще в мае:

«Евгения Ивановна Шеляховская, 37 лет, православная, медсестра Красного Креста при 109-м головном отряде, проживаю (…), не участвовала, ухаживала за ранеными (…)

Я была с 1914 года на фронте и в Петрограде в отпуске (…) После обеда я остановилась вблизи дома Кшесинской; по тому, что говорили в народе, оттуда велась агитация против Временного правительства и Милюкова. Я стояла около часа перед зданием; при этом я наблюдала, как собиралась пестрая толпа из рабочих, женщин, молодых ребят и обычных хулиганов.

Друг за другом функционеры выходили из дома, где, как известно, размещался «штаб Ленина», внешность У них полуофициальная, в шапках; они раздавали что-то людям в толпе. Я видела, как к их рукам протягивались руки, и можно было различить, что «люди Ленина» раздавали деньги. Один из них сказал что-то о том, что «нужно организовываться, действовать сообща…».

Потом я увидела, как один мальчик лет 13–14 получил десятирублевую купюру, спрятал ее в кармане брюк и убежал — чтобы еще раз подойти с другой стороны и прокричать: «Дай мне тоже что-нибудь, старик! За это я тоже крикну: «Долой Милюкова!»».

Раздача денег продолжалась довольно долго (…) Были розданы тысячи рублей. Через какое-то время толпа собралась на «митинг»; людям были розданы плакаты с надписями «Долой Временное правительство!» и «Долой капитал!», потом все двинулись в путь. Я шла вместе с ними, чтобы посмотреть, куда они идут. Все шли к городской Думе; там их приняло несколько кадетов, которые им что-то пробурчали, отняли у них плакаты и разогнали их…»

Названные лозунги идентичны тексту в телеграмме Козловского (конфискованной тайной полицией) Фюрстенбергу в Стокгольм, что указывает на то, что они были составлены в сотрудничестве с командой Ганецкого, Радека и Парвуса. Милюков, как известно, ушел в отставку по окончании выступлений почти одновременно с военным министром Гучковым — новый этап победы максималистов во главе с Лениным на пути к свержению буржуазного правительства. С тех пор, что видно и по Всероссийскому съезду Советов в июне—июле, Керенский стал врагом номер один.

То, что теперь восстановлено об июльском восстании по актам следствия, в основном предопределила словесная дуэль во время упомянутого съезда. Тот факт, что ленинская большевистская партия была представлена только 105 делегатами против 285 социал-революционеров и 284 меньшевиков, то есть соотношение в социалистическом Совете составило один к пяти, Ленин должен был, вероятно, компенсировать своей агрессивностью: он нападал на Керенского из-за продолжения войны, говорил об «опасности контрреволюции», требовал передачи «всей власти Советам» и роспуска Временного правительства.

Керенский не остался перед ним в долгу с ответом и заявил, что прекрасно осознавал положение и правильно оценивал его развитие, однако был не в состоянии остановить его: ленинские методы напоминали о Французской революции; он не отступал перед властью, которая с помощью диктатуры могла уничтожить все свободы, завоеванные Февральской революцией.

«Рогов Андрей Кондратьевич (…), 62 года, православный, не судим (…) 5 июля на Николаевской улице, недалеко от Звенигородской улицы перед продовольственным магазином в очереди стояла небольшая группа. (…) Вдруг один четырнадцатилетний начал кричать, как на собрании: «Долой войну! Она нужна только капиталистам и буржуазии!» Когда его спросили (поскольку в своем возрасте он не мог этого сказать сам), почему он это сделал, он прямодушно ответил, что он — ученик сапожника, а однажды пришли мужчины, которые каждому ученику давали по 10 рублей, если те будут кричать то, чему их научат (…)

Нечто подобное рассказал один солдат, который заучивал такие лозунги на другом собрании, а когда его за это стали ругать, добавил: «Почему я не должен этого делать, если я за это получаю 100 или 200 рублей?»…»

Важнейшим инструментом распространения известий об июльском восстании для большевиков были их газеты, которые они, очевидно, создавали на голом месте, используя для этого внезапно появившиеся в мае наличные деньги, но их тираж тем не менее резко пошел в гору. Известно, что германский МИД одновременно с принятием решения о транспортировке Ленина в Россию 1 апреля 1917 года послал запрос в Рейхсказначейство на 5 миллионов марок.

41-летний Григорий Абрамович Гутнер, инженер-печатник, дает свидетельские показания: «Я уже три года был руководителем типографии «Труд». Незадолго до 15 мая я узнал, что типография продана. Мы обратились с вопросом к директору Манделю, который подтвердил наши опасения. 16-го (мая) пришли новые владельцы типографии; сотрудники остались на своих рабочих местах. Сначала мы продолжали работать по заказам; выяснилось, что наш новый хозяин — Центральный комитет Российской социал-демократической рабочей партии, вскоре типографию переименовали в «Рабочую печать». Мы узнали, что должны будем выпускать «Правду»; для этого нам нужно было предпринять некоторые технические изменения, что заняло около месяца. В это время мы как раз печатали брошюры Ленина и его многочисленные воззвания на листовках, которые распространялись не только в Петрограде, но и в Кронштадте. Сначала мы печатали вместо «Правды» «Солдатскую правду», первый номер «Правды» вышел 5 июля в форме брошюры, так как газета не была готова…»

Другой свидетель, младший лейтенант первого мотострелкового полка, вводит в игру основных ораторов, создающих настроение для восстания и привлекающих офицеров этой части к участию в нем: «…2(15) июля я был на собрании стрелков в Народном доме, потому что, как нам сказали, мы должны были на нем присутствовать. Там выступали разные докладчики. Сначала политический эмигрант, которого я не знал. Он говорил о демократии, за которую нужно бороться, и закончил призывом передать власть в руки Советов рабочих и солдатских депутатов.

Вторым выступал Луначарский. Он что-то рассказывал об истории государственных переворотов и о необходимости передать власть Советам. (…) Публика пока оставалась спокойной.

Наконец, третьим выступил Троцкий. Он говорил эмоционально и с энтузиазмом — это был настоящий призыв в резких словах, горячий и страстный. Он сказал, что военный министр Керенский обманул нас, собственных солдат, точно так же, как и Вильгельм своих, что они якобы принесут свободу всей Европе с винтовками в руках. Он кричал, что нам не нужно больше предпринимать никаких наступлений, что предшествующее наступление произошло только из-за присутствия американцев и что война нужна только капиталистам.

Вся речь Троцкого, насколько я мог понять, была направлена на то, чтобы призвать к вооруженному восстанию против правительства. Его призыв возымел действие на аудиторию. Люди то и дело выкрикивали: «Долой Керенского! Смерть Керенскому!», среди слушателей царила атмосфера возбуждения, и если бы они были вооружены, мне кажется, они бы двинулись в бой и с помощью винтовок потребовали передачи власти Советам. Странно, что Троцкий сказал, что нам больше не нужно бороться, французы тоже зря боролись, но о том что немцы наступают и борются, — ни слова. Я осознаю это только сейчас, задним числом (…)

Я должен по этому поводу сказать, что полковой комитет был против вооруженного восстания — как я потом узнал, поэтому кадет Семашко образовал свой, так называемый революционный комитет, который потом, собственно говоря, взял в свои руки руководство вооруженным восстанием, и перед началом говорил что-то о том, что предводители имеют связь с какой-то организацией, от которой они ждут сообщения, будет ли наступать определенный полк.

Потом была команда «Становись!», и мы вышли в полном вооружении; винтовки перевозили на грузовиках и на легковых машинах (…) Мы выступили примерно в полдесятого вечера. Нас сопровождали незнакомые мужчины с револьверами. Все мы направились к дому Кшесинской и там остановились (…)

Оттуда мы двинулись к Таврическому дворцу, там сказали, что нам больше не нужно идти к Думе, но обстановка уже была так накалена, что один из солдат выстрелил в оратора, а все закричали: «Вперед, к Таврическому дворцу, долой правительство!»

Там нас дружески приветствовал Троцкий и заявил: «Вы свою задачу уже выполнили: только что принято решение, что отныне власть будет только в руках Совета рабочих и солдатских депутатов!» Лишь поздно ночью мы вернулись в казармы; через несколько дней все опять повторилось, пока отряды буржуазного правительства не разоружили нас и других…»

Кадет Александр С. Емельянов вспоминает об одном из уличных боев: «В дни восстания я был свободен и не служил в своей роте. 3 июля в 8 часов вечера я переходил через Литейный проспект и увидел движущийся ав томобиль, в котором находился пулемет, а на крыш машины лежал солдат с обычной винтовкой. Из это я сделал вывод, что где-то проходила вооруженная перепалка, и снова направился домой.

На следующий день, снова на Литейном, я стал свидетелем того, как с места шли вооруженные солдаты, и когда они приблизились к Захарьевской, прозвучал выстрел из пистолета, в ответ на что был открыт беспорядочный огонь от здания Армии и Флота, на который солдаты потом тоже ответили; Кто начал огонь, я не знаю. Улицы были полны людей, в основном солдат.

Когда я вернулся 6 июля в свою роту, я узнал, что перед выступлением полка состоялось заседание так называемого Революционного комитета, в котором принимали участие дезертир по фамилии Семашко, от нас — младший лейтенант Зеберг и несколько солдат (…)

Я могу рассказать еще кое-что из более раннего времени: уже в апреле к нам приезжала некая Коллонтай, которая выступала с речами, призывая нас не ходить на фронт и брататься с врагом, так как это должно привести к быстрому заключению мира с Германией…»

Пропаганда заключения мира и другие методы большевиков, способные сломить боевой дух простых солдат, проводились, по показаниям свидетелей, прежде всего в лагерях для военнопленных, в которые, очевидно, имели доступ революционные вожди, как сообщает 24-летний кадет Федор Новицкий: «…B прошлом году я вместе с другими попал в плен во время Брусиловского наступления (…); через полгода, проведенных в Будапеште в лазарете, я попал в австро-венгерский транзитный лагерь, где провел следующие полгода на германской границе. Потом меня вместе с другими офицерами и солдатами привезли обратно через Германию и Швейцарию в Россию. В Заснице к нашему эшелону присоединился один функционер, утверждавший, что он был полковником в отставке, — не то Алексей, не то Зиновьев. Он сказал нам, что ушел в отставку более Ю лет назад и с тех пор живет во Франции и Швейцарии, перед войной был в Германии у своей дочери, которая замужем за немцем. Далее он утверждал, что был интернирован с другими русскими в начале войны, почему его отпустили, он не сказал, а теперь он ехал к своему сыну в Петроград. Всю дорогу Зиновьев был занят пропагандой окончания войны с Германией и заявил, что Германия нам не враг, мы должны прекратить бороться с немцами, потому что они все хорошо относились к нему и хорошо его кормили; он едет в Петроград с целью агитировать за мир с Германией…»

Из протокола слежки за одним подозреваемым:

«Сухой [22] покинул свой дом в 12 часов дня, пошел к Саперному переулку, вошел в дом № 2, почтовое отделение, в 12.10 он получил там два перевода из Америки, вышел через 15 минут, пошел на угол Литейного и Пантелеймоновской, вошел в овощной магазин, вышел с покупкой (…), поехал на дрожках к Невскому, вошел в дом № 1, Частный коммерческий банк, подошел к кассе для иностранных чеков, — было 1.25, — вышел через 15 минут, проехал на трамвае по Невскому проспекту, вышел у дома № 62, зашел там в Азиатский банк, направился к кассе № 6, где принимают переводы, спросил что-то, пошел в тот же банк на Караванной, вышел через 5 минут, входил в него несколько раз со стороны Невского (…), пошел в Государственную Думу, вышел через 30 минут, сел в трамвай и поехал домой (…)

14 июня Сухой вышел из дома в 11.40, поехал на трамвае к Литейному пр. (…) вышел, шел на площади у набережной, вошел в Американский банк, вышел через 15 минут, пошел через Мойку к парадной в редакцию газеты «Правда» (…), затем на Всероссийское заседание, пробыл там до 1 часа 30 минут, вышел с «чемоданчиком» и поехал с ним на трамвае домой…»

Коммерсант Израиль-Итцек-Хаим Лебен сообщает о другом конспиративном фронте:

«В Стокгольме я занимался торговыми сделками. В этом году, два-три месяца назад, я познакомился с Фюрстенбергом, который жил у Зальтзебадена. По слухам, у него жил некий Радек, с которым я его часто видел вместе. Деловых связей у меня с Фюрстенбергом не было и с «Ниа Банкен» тоже. Фюрстенберг вел себя всегда чрезвычайно осторожно и тщательно взвешивал каждое слово. Я тогда искал определенный товар, для больших поставок (зимние носки), и когда мне сказали, что у Фюрстенберга есть все, я к нему обратился. Он произвел на меня впечатление совершенно неопытного коммерсанта, который не имел представления о вещах. Наша сделка не состоялась. (…) Он часто бывал в кафе «Рояль». Он не скрывал своих симпатий к большевикам и к Ленину и часто ездил на границу, чтобы финансами помочь эмигрантам, которые возвращались в Россию из Америки и Европы…»

Целая гора материалов судебного следователя по особо важным делам Александрова: протоколы допросов, слежек, конфискованные документы, собранные косвенные улики — все это создает более ясную картину. Результат предварительного следствия следователь формулирует следующим образом:

«…Вечером 3 июля на некоторых улицах Петрограда появились автомобили и грузовики с пулеметами, вооруженными солдатами и рабочими. Они останавливали частные машины, под угрозой принуждали водителя и пассажиров выйти, захватывали автомобиль и загружали туда минометы; затем вместе с другими вооруженными машинами они образовали одну колонну. Вскоре началась беспорядочная стрельба, жертвой которой стали многочисленные прохожие из мирных граждан (…)

Предводителем этого выступления был кадет Семашко (…). С апреля он должен был снова находиться на фронте, но оставался в своем полку и начал проводить собрания, формируя при этом «коллектив большевиков» (…). Этот коллектив был связан с одной военной организацией, входящей в партию, которая овладела виллой Кшесинской на Дворянской ул., Д № 1 (…) Оттуда его полк (…) в полном вооружении двинулся к Таврическому дворцу, где был встречен Зиновьевым и Троцким словами: «Вы свою задачу выполнили (…)»

В акции принимали участие около 5000 человек, включая прибывших из Кронштадта вооруженных матросов. Когда они вернулись к вилле Кшесинской, на балконе сначала появился Луначарский, потом Ленин, который приветствовал кронштадтцев, называя их «украшением и гордостью революции»; он требовал свержения всех капиталистических министров в Таврическом дворце, а если те, несмотря на вооруженную угрозу, все-таки откажутся уйти в отставку, то члены делегации должны выполнить другие предписания (…)

Что касается зачинщиков восстания, имеются обширные показания кадета Ермоленко. Его рекрутировал германский Генеральный штаб в Берлине и за высокую плату (сначала 1500, потом 50 000 рублей), на основе письменного соглашения, завербовал в качестве агента; как беженца из русского лагеря для военнопленных в Германии его переправили через фронт для работы в России на Германию. Во время переговоров Генерального штаба с Ермоленко ему сообщили, что он, конечно, не один занят этим делом, в пользу Германии работает уже целая шпионская организация в России, важнейшим человеком которой «от Германии для Германии» является Ленин. Из немецкой части Швейцарии он поддерживает контакт с неким Парвусом, Гельфандом, имеющим репутацию немецкого агента.

Он сообщает, что Ленин, проезжая через Германию, надолго задержался в Берлине. В это время его привезли в лагерь для военнопленных, где находились украинцы. Там Ленин выступал с пропагандистскими речами в пользу отделения Украины от России (…) По данным Ермоленко, Ленин ехал, по согласованию с Германией, в Петроград с целью организовать там беспорядки с помощью большевиков и повернуть войну в пользу Германии…»

Кроме Ермоленко, который, находясь в плену в немецком лагере, действительно был «повернут» и переправлен через фронт в русский тыл с оплаченным поручением, особо ценным свидетелем является упомянутый выше публицист, бывший социал-революционер и агент, Владимир Бурцев. Его дело занимает более 30 страниц, так как он может многое сообщить, а среди прочего следующее:

«…Тогдашняя деятельность Ленина-Ульянова в России с момента его прибытия сюда совпадает с его деятельностью между 1912 и 1914 годами, которую я сам мог наблюдать. Тогда Ленин, Зиновьев, Каменев и другие, к которым приходил Малиновский, жили в Австрии, Кракове, всего в нескольких верстах от русской границы. Обычно пребывание в Австрии для русских эмигрантов в те годы было трудным, но Ленин и K°, выпускавшие в то время газету «Социал-демократ», не только не боялись никаких проблем, а, напротив, пользовались со стороны правительства определенной защитой, как и Польша, и Украина: в связи с предстоящей в скором будущем войной правительство поддерживало тех лиц и партии, которые могли ослабить власть и мощь России. (…) Их обучали построению в Армии и стрельбе (…) К ним поступала большая финансовая помощь (…) Когда Ленин к началу войны находился в тюрьме, то после вмешательства одного министра [23] был выпущен с аргументом, что на свободе он будет больше полезен Австрии, чем в тюрьме (…)

Перед своим возвращением Ленин также воспользовался поддержкой германского врага, а среди агентов важнейшим был Парвус (…) У него уже были завязаны прочные связи с германским правительством со времени подготовки войны против России. В связи с этим Парвус организовывал в Турции, Болгарии, Румынии и Австрии враждебную России пропаганду. Для этого он налаживал контакты со многими известными людьми. (…) Многие его агенты в Копенгагене, как, например, Ганецкий-Фюрстенберг, находились в тесной связи с Лениным и его людьми и оказывали ему не только большие идейные, но и материальные услуги. Это я знаю от людей, которые приезжали из Копенгагена, а также из переписки Ганецкого с агентом Парвуса (…) Сколько он получил от Парвуса, Ганецкого и других германских агентов, я точно сказать не могу, но исключено, что он не знал, что его партия получает средства от Германии (…)

(…) Впрочем, накануне объявления войны России мне позвонил сотрудник одной крупной австрийской газеты: ему была известна позиция по отношению к царскому самодержавию; он пригласил меня в середине войны поехать в Германию и предложить там свои услуги в борьбе против царизма; за это он обещал мне 100 000 марок и неограниченные кредиты. Я объяснил ему, что поеду, но не в Берлин, а в Петербург (…)

Болгарский публицист Раковский тоже непосредственно участвовал в акциях Парвуса. На германские деньги он издавал в Румынии газету «Борьба» в интересах германского правительства; в настоящее время он как раз выступает здесь, в Совете рабочих и солдатских депутатов…»

Документы все ближе подводят к кругу лиц, окружающих Парвуса. Доклад тайной полиции о Козловском, в квартире которого при его аресте были конфискованы документы, может воссоздать картину его деятельности с помощью протокола тайного наблюдения:

«…1.4.1916 года вернулся из-за границы, 19–26 июля 1916 года в Финляндии (…)

С середины мая этого года у Козловского жил незнакомый мужчина, который ни слова не говорил по-русски. Предложение домоуправления заполнить на этого мужчину справку Козловский отклонил и обругал дворника, что тот принадлежит к «старой системе» (…) По сообщениям Бурштейна о заграничном шпионаже вице-министру внутренних дел Белецкому, он мог убедиться в том, что российский гражданин A.Л. Гельфанд получает большие суммы от германского правительства для организации беспорядков в России. Его доверенное лицо в России — Мичислав Юльевич Козловский.

Для маскировки своих политических целей Гельфанд по методу германских агентов открыл несколько торговых контор по экспорту товаров в Россию, во главе которых он поставил Якова Фюрстенберга, в свое время приговоренного в Варшаве военным судом. Он ушел от наказания — защищал его, между прочим, Козловский (…)

8 июля Козловский получил по чеку от Азово-Донского банка крупную сумму и отнес ее сразу в Сибирский банк, где он открыл текущий счет с вкладом в 9500 рублей… [24]»

Обвинительная записка против Козловского обширна, как и протокол его допроса. Во всяком случае, шеф тайной полиции Борис Никитин распорядился о тайном наблюдении за ним уже за несколько дней до восстания; установили только, что он регулярно, каждое утро, посещал несколько банков и вносил деньги в один из них. Несомненно, он умеет ловко «объяснять» подозрительные моменты и как адвокат, и благодаря наличию торгово-политической организации. К тому же связи Ганецкий—Парвус и Парвус—Берлин уже известны, и Козловский пытается не только скрыть, что он уполномоченный Парвуса в Петрограде, но и действительный объем своей связи с Ганецким. Суть его показаний можно сформулировать из официального заявления Совету рабочих и солдатских депутатов, членом Исполнительного комитета которого он является. В нем Козловский пытается опровергнуть все обвинения против своей личности:

«В газете «Живое слово» от 5 июля под заголовком «Ленин, Ганецкий & К° — шпионы» утверждается, что среди «доверенных лиц германского Генерального штаба» в Петрограде (…) есть М.Ю. Козловский, что и он является основным получателем германских денег, которые поступали из Берлина через дисконтное общество в Стокгольме и «Ниа Банкен», а оттуда переводились в Сибирский банк в Петрограде. Далее, что на этом счету в то время находились 2 миллиона рублей. И что отношения между немецкими агентами и большевистскими руководителями подтверждаются благодаря перехваченным военной цензурой телеграммам политического и финансового характера.

Не переходя к политической оценке этой неслыханной клеветы, мне, как члену Совета, кажется необходимым сделать следующее заявление:

1. Я не поддерживал никаких отношений с агентом германского Генерального штаба.

2. На текущем счету в Сибирском банке у меня никогда не было таких больших сумм. Имеющаяся в настоящее время сумма составляет максимум несколько тысяч рублей.

3. Я никогда не был получателем немецких денег из Берлина через Стокгольм или другим путем.

4. Я не обменивался телеграммами политического или финансового характера с немецкими агентами.

(…) выражаю свою полную готовность давать в любое время Центральному комитету Совета (…) соответствующие исчерпывающие справки, как только будет выражено такое пожелание».

Козловский пытается освободиться под залог, но следователь это отклоняет. Одной из причин является высказывание бухгалтера Козловского Евгении Суменсон. Она была арестована через несколько дней после Козловского. В противовес намеренно распространявшимся слухам, что ее вынудили дать показания, утобы использовать их, шеф тайной полиции Борис Никитин в своих личных заметках позднее описывает это совсем по-другому. Он приставил к ней агента, который должен был ее соблазнить, что привело к более быстрому успеху, чем можно было ожидать, зная о ее слабости к противоположному полу. При задержании она с готовностью рассказала все, что знала или могла знать. С учетом известных размеров этой политической операции — это, скорее, безобидный выход.

«Евгения М. Суменсон, 37 лет, лютеранского вероисповедания, российская гражданка, не судима, проживаю в Павловске… Родилась в Варшаве (…) После гимназии давала уроки, в 1905 году вышла замуж за Суменсона, представителя фирмы «Леопольд Ландау» в Лодзи, прожила с ним 4 года, он умер от туберкулеза. (…) Начала коммерческую деятельность, (…), пришла на фирму Фабиана Клингсланда, который среди прочего представлял большую швейцарскую фирму «Нестле Вевье». Сначала я была корреспондентом. (…) Познакомилась с Генрихом Фюрстенбергом, который был критически настроен к правительству, (…) но вдруг выбросил за борт свои социалистические идеалы и посвятил себя больше коммерческой деятельности. Он предложил мне работать на фирме «Клингсланд» в России. Чтобы ввести меня в курс дела и познакомить с медикаментами, он пригласил меня в Копенгаген, где жил его брат Яков Фюрстенберг. С последним я вела переговоры. Так я познакомилась в ноябре 1915 года с Яковом Фюрстенбергом. (…) Согласно контракту, я была не его представителем по продаже медикаментов, а представителем Генриха Фюрстенберга, а он был партнером своего брата по фирме «Клингсланд», я — уполномоченным фирмы в России, также по продаже медикаментов. (…)

Когда я вернулась в Россию, то познакомилась со шведкой Гертрудой Юнгбек, которая представляла одну шведскую фирму в России. Когда она переехала в Петроград, работая на одну английскую фирму, я познакомилась с ней ближе; она работала на Красный Крест, и я пользовалась ее поддержкой в своей деятельности с медикаментами (…)»

После того как она пожаловалась на договорную практику Фюрстенберга, Суменсон продолжает: «…Он посылал мне следующие товары: аптечные принадлежности, термометры, шприцы (…) Я не могу себе представить, что он занимался какой-то другой деятельностью, как говорят, он был очень предан делу (…)

Первая партия оценена в 288 429 рублей, следующую я продала за 440 850 рублей, четвертую — за 314 720, пятую — за 449 400, итого 2 030 044 рубля (…)

Полученные деньги я размещала в Русско-Азиатском и Сибирском банках для перевода в «Ниа Банкен» и Ревизионсбанк Якову Фюрстенбергу; первый банк находится в Стокгольме, второй — в Копенгагене.

Кроме того, я еще переводила деньги на имя Якова Фюрстенберга в Московский коммерческий банк и в Частный коммерческий банк для дальнейшего перевода ему 58 200 рублей, 44 000, 100 000 (…) Кроме того, у меня хранятся еще деньги для Якова Фюрстенберга на мое имя в «Сибирском банке» (…), в банке «Азов-Дон» (…) Кроме того, Яков Фюрстенберг сказал мне, что я в любое время должна давать деньги Мичиславу Козловскому, когда бы он их ни потребовал, и не должна была брать с него за это расписку. В последующие дни я выдала ему следующие суммы (…) Однажды пришел Козловский и заявил, что американский вице-консул в Стокгольме, Рейли, который как раз в это время был в Петрограде, возьмет деньги для Фюрстенберга, и я должна ему заплатить 50 000 рублей. Я это сделала.

Шесть недель назад Фюрстенберг сам был здесь и на мой вопрос, что он здесь делает, ответил, что у него здесь коммерческие и другие дела. Затем он упомянул что-то о политических делах, но не назвал фамилий людей, с кем имел дело. (…) Только при отъезде он объяснил: так как обычным путем в то время нельзя было выехать из России, у него было на это специальное разрешение. Он даже предложил мне получить паспорт через Совет солдатских и рабочих депутатов, по которому я могла бы тоже в любое время выехать за границу. Потом я должна была выплатить ему 40 000 рублей, и он назвал мне целый ряд людей, которые будут приносить на его счет, который был оформлен на мое имя, деньги, которые они ему должны. Было много фамилий, но я не могу вспомнить ни одной…»

Последнее высказывание о выдаче больших сумм Козловскому, члену Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, «без расписки», наверняка является ключевой информацией из показаний Суменсон. В остальном речь идет о деньгах, которые нужно было депонировать и которые незадолго до этого были переведены из берлинского Дойче Банка согласно поручению, как цитировалось выше, на имя большевистских лидеров в Стокгольм. Среди счетов в мае—июне следует обратить внимание на один из последних — в 800 000 рублей, снятых Суменсон. Тем не менее на счету остаются 2 миллиона. Из всего этого следователь может сделать свои выводы. Однако он не может обвинить Евгению Суменсон. Поэтому в сентябре он дает положительный ответ на заявление освободить ее под сравнительно небольшой залог — 15 000 рублей. Это опять дает хороший повод для пропаганды большевиков: они злобно выступают в своей печати, утверждая, что ее освобождение доказывает беспочвенность всех обвинений и подозрений.

Для Троцкого все складывается замечательно. Очевидно, его открытый призыв к невыполнению приказов на фронте и его более или менее завуалированное требование государственного переворота имели меньше оснований для беспокойства, чем его отношение и отношение партии к Парвусу. Он может легко оправдаться, указав на свой «Некролог политически мертвому другу» и предостережение от Парвуса, опубликованное в «Юманите»— газете, которую Троцкий почитает, как и раньше. У него есть политическое алиби. Впрочем, он не упускает возможности напасть со своей стороны на Временное правительство и представить его в нелицеприятном свете. Наступление в июне — июле осуществилось, открыто заявляет он, только потому, что Временное правительство получило за это деньги. Это соответствует тем фактам, что в мае в Петрограде действительно находилась американская делегация и, исходя из 100-миллионного долларового кредита на покупку оружия, перед отъездом заявила: «No fight — no loan!». [25]

В остальном он не остается в долгу перед своей известностью оратора, находясь на посту председателя Исполнительного комитета: «Как же смог враг капитализма протянуть руку за его деньгами? И если произошло — где они? Неразрывная цепь подозрений в германофилии и шпионаже простирается от царицы, Распутина и придворных газет через министерства и их чиновников, Думу, либеральные газеты до Керенского (…) и удручает еще больше в своей монотонности. Политический враг, кажется, не очень хочет напрягать свою Фантазию, перевернув обвинения только справа налево!»

К опровержениям Стокгольмского партийного бюро Ленин из своего финского укрытия добавляет и собственное утверждение, опубликованное в кронштадтской «Правде»: «…C Парвусом я порвал уже в 1915 году, а от Ганецкого я денег не получал. Ганецкий не был членом партии, так как он был поляком. (…) Впрочем, только потому, что я приехал на немецком поезде, я должен был взять деньги у немцев? Мартов и другие использовали тот же путь, но никто не стал бы их подозревать из-за этого!»

Вряд ли кто-нибудь знает, что Ленин, будучи проездом в Берлине, сознательно опоздал на паром в Засниц и переночевал в одном из отелей. Поезд отъезжал в 7.15, он прибыл на паромную станцию с опозданием в 26 часов: в Берлине задержался примерно на 20 часов, в пути находился тоже около 12 часов. Из дневника Курта Рицлера, референта рейхсканцлера Бетманн-Хольвега по политическим вопросам ведения войны, вытекает, что он сам вел переговоры с Лениным. Из его записей от 13 апреля 1917 года следует:

«Правильно также, что через пару недель Россия будет готова к большим концессиям…»

Но дневник Рицлера недоступен петроградскому следователю Александрову.

Кто теперь знает, что Ленин еще до Ганецкого и Парвуса получал деньги из Берлина через Кескюла, а еще раньше — от австрийцев, но, к его счастью, в 1916 году Кескюла порвал с Берлином и, таким образом, исчез из поля зрения. А кто знает о просьбе оказать еще большую денежную помощь и о благодарственной телеграмме Ганецкому о ее получении или о пассаже в одном из писем ему: «…Если они меня когда-нибудь схватят, привези мою записную книжку для безопасности в Стокгольм!»

Для Парвуса петля доказательств становится все уже — но он находится за границей, и поэтому не может быть схвачен.

Государственный советник Николай Александрович Пешков, который был послан Министерством торговли в 1916 году от имени «Комитета по ограничению торговли с вражескими нам странами» в Копенгаген, чтобы составить так называемый «черный список», сообщает: «…Вскоре я услышал от датских коммерсантов 0 членов Российской миссии, что по инициативе германского правительства один русский эмигрант, социал-демократ Гельфанд, — известный среди прочего по кличке «Парвус», — основал «Общество изучения социальных последствий войны». Это общество имело библиотеку, но к ней не имели свободного доступа те, кто хотел читать русские газеты. Только те могли ею пользоваться, кто входил в общество, а это можно было сделать с большим трудом, будучи русским — во всяком случае, была нужна личная рекомендация от кого-либо, кто находился близко к Парвусу. Впрочем, общество не выпускало никаких трудов, и хотя оно называло себя «международным», там вращались только немцы.

Мне было также известно, что Парвус мог свободно въезжать в Германию и выезжать из нее; несколько раз он ездил в Берлин. Перед войной он (…) сколотил в Константинополе миллионное состояние. Когда он обосновался в Копенгагене, я видел однажды его автомобиль, который считался тогда самым фешенебельным и дорогим, какие тогда там были. Близким другом Парвуса был русский эмигрант Сукенников. Перед войной он жил в Берлине, и у него был издательский дом, в котором он печатал памфлеты о России или русских лидерах.

Во время пребывания в должности министра Штюрмера [26] и Протопопова, [27] непосредственно перед Февральской революцией, он занимался тем, что издавал одну газету на шести языках с целью подготовить общественное мнение в нейтральных странах к Необходимости сепаратного мира между Россией и Германией; он говорит, что получит за это много денег, но не говорит, от кого. Для газеты он хотел также заполучить известного писателя Колышко. (…) Кроме того, он на дружеской ноге с немецким агентом Зюнцем. У него было так называемое «корреспондентское бюро». Я узнал, что другие агенты получалц там задания и сообщения. К ним относился также Фюрстенберг, о котором было известно, что он работает на германское правительство…»

Из Копенгагена следователь получает письмо:

«Секретно. Министерство иностранных дел, правовой отдел.

Следователю по особо важным делам, Петроградский окружной суд.

По запросу Главного управления Генерального штаба прокурору уголовного суда передать информацию Министерства иностранных дел через Парвуса правовой отдел считает своим долгом переслать Вам копии телеграмм Русской миссии в Копенгагене и Министерства иностранных дел по его вопросам…»

К нему приложены некоторые документы — копии писем и телеграмм:

«Секретная телеграмма русского поверенного в делах в Копенгагене, барона фон Мейендорфа, от 30.6/13.7 1917 года, № 242.

Проездом через Стокгольм немецкий социал-демократ Хаазе утверждал в личной беседе с русским журналистом, что некий Гельфанд, он же Парвус, способствует тому, чтобы наши большевики получали денежную помощь, и работает как посредник между ними и германским правительством.

Подпис. Мейендорф».

«Секретная телеграмма для миссии в Копенгагене. От отдела прессы МИДа.

Срочно.

Телеграфируйте, с какими корреспондентами говорил Хаазе, когда он высказал информацию касательно Пар вуса.

Подпис. Терещенко».

В своем ответе русский посол в Копенгагене называет своему министру иностранных дел газеты и фамилии корреспондентов, прежде чем он продолжает: «…Вчера вечером французский военный агент Прео сообщил мне по собственной инициативе о Парвусе, причем он добавил к известному мне, что деньги большевикам переводятся отсюда и из Стокгольма через Сибирский банк в Петрограде. Мейендорф».

Далее Мейендорф пересылает 12(25) июля 1917 года совместное заявление русских журналистов в Копенгагене, о передаче которого они его просили. В нем журналисты заверяют, будто от других лиц им известно, что Парвус является «агентом германского правительства» и что он на одном только исключительном разрешении вывоза немецкого угля датскому профсоюзу заработал миллионы, а также что он принимал активное участие на переговорах с Германией относительно транспортировки Ленина.

Двумя днями позже поступает более точная информация о Парвусе, его деятельности в Турции, в Копенгагене, о Ганецком и славе, которой он пользовался, к чему приложена копия договора между ними.

Тем временем русские средства массовой информации за границей и в самом Петрограде призывают обвиняемых к ответу. При этом не пропускается ни одна возможность напомнить Ленину о его бесславном заблуждении относительно одного из его ближайших друзей и товарищей, Малиновского, который оказался агентом-провокатором охранки. Один из авторов издания «День» спрашивает: «Три дня назад я спросил «Правду»: является ли большевик и участник Циммервальдской конференции Ганецкий, друг Парвуса, которого в Дании изобличили в мошенничестве и выдворили, идентичным с тем Ганецким, который вместе с Лениным и Зиновьевым занимался реабилитацией провокатора Малиновского? Три дня я ждал ответа. Но «Правда» все еще молчит. И сам Ганецкий, который Находится в Петрограде, тоже молчит. (…) Итак, это правда. Мошенник и контрабандист (…) Возможно, большевики не понимают, что они делают и что их молчание только подтверждает подозрения?..»

На это Ганецкий, действительно, дает ответ в партии ном органе «Правда», во всяком случае, в ее Стокгольм ском издании, так как редакция в Петрограде после облавы с опустошением редакционных помещений закрыта. Его ответ должен одновременно освободить Ленина от обвинений, поскольку стокгольмское бюро отвечает за работу с общественностью перед большевистской партией. Сначала приведем телеграмму Ганецкого относительно персональных нападок на него:

«Разоблачения (…) это бесстыжий обман. Я никогда не представал перед судом из-за контрабанды или обмана. Как руководитель одной экспортной фирмы, я однажды был оштрафован за несоблюдение экспортных формальностей (…). Травля — это однозначно политическая кампания. Моя деятельность в Копенгагене хорошо известна всем товарищам, которые меня там знают. Я считаю ниже своего достоинства защищаться от лживых нападок бульварного журналиста.

Ганецкий».

Далее в «Правде» от 5 (18) июля написано:

«Мы приняли к сведению грязные нападки (…) на Ганецкого. Так как мы знаем 25-летнюю партийную работу Ганецкого и информированы о его деятельности (…), мы рассматриваем упреки как политический маневр для дезавуации интернационалистов. Мы не сомневаемся, что все члены партии решительно отвергнут эти разлагающие методы политической борьбы.

Бронский, Орловский, Радек».

На это возражает «Вечернее время» от 6 (19) июля.

«…Почему Интернационал, а не Россия?

Откуда взялся Интернационал: сначала был Малиновский — агент-провокатор. Малиновский был продуктом Виссарионова [28] и Ленина, а Ленин создал Зиновьева и Ганецкого, он в свою очередь создал Радека; Ганецкий занимался контрабандой, Радек — воровством. Немецкий агент Парвус произвел всех: Зиновьева, Ганецкого, Зурабова и всю шайку, которая в свою очередь создала Циммервальд и Интернационал (…)

После свержения Николая II они сели в пломбированный поезд, проехали беспрепятственно через все границы (…) и прибыли на подготовленный пир в Россию, чтобы прокричать во все горло: «Долой войну! Да здравствует кайзер Вильгельм! — Простите: Интернационал!»

С этого момента больше нет дезертиров, так как они назвали себя большевиками. В то время как одни устраивали демонстрации и принимали решения, другие умирали за Отечество…»

Защита Ганецкого стокгольмским трио его товарищей по партии иронично сравнивается одним публицистом газеты «День» с литературным произведением очень популярного в России перед войной австрийского писателя Артура Шницлера: «…Блестящий хоровод, автором которого, однако, является не Шницлер, а Ленин. В диком танце кружатся Зиновьев и Троцкий, с долларами американских немцев Ганецкий, Зурабов, Радек, Малиновский (…) Все они апостолы мировой справедливости, противники войны, разрушающие бациллы (…) и слуги русской тайной полиции, которые получали свои оклады одновременно от Виссарионова и германского агента Парвуса…»

Депутаты Думы и социал-революционеры С. А. Алексинский и В. С. Панкратов, считающие себя законно избранными представителями петроградских рабочих, которые в свое время сидели за революционную деятельность в тюрьме, обратились к прокурору с просьбой опубликовать выдержки из документов предварительного следствия. Особенно должны были быть обнародованы те высказывания свидетелей, в которых речь идет о деньгах Германии, данных Ленину на пропаганду против Временного правительства, на разложение боевого духа армии и на отделение Украины. Деньги шли через Парвуса и Фюрстенберга-Ганецкого Козловскому в Петроград.

Когда первое разоблачение секретного документа можно было прочесть в газетах, стокгольмское трио реагирует на это высказыванием, в котором обвинения инсценируются как «заговор против большевиков (…) с помощью поддельных материалов канальи Алексинского». Далее следует отстранение от Парвуса: что касается Парвуса, то они знают его только как издателя «Глоке» и уже давно считают «социал-шовинистом», мнением которого (имеются в виду большевики) «полностью пренебрегают».

Так как никуда не денешь отношения между Парвусом и Ганецким, то их оправдывают легковерностью товарища Ганецкого: «Когда Ганецкий приехал в Копенгаген и по политическим причинам не вступил в исследовательское общество, он воспользовался возможностью работать на фирме Парвуса. Он сделал это, потому что считал лично Парвуса честным и считает так до сих пор, потому что он тем самым мог поддержать не только свою семью, но и партийную кассу польской большевистской организации на своей родине. При этом обоих партнеров политически ничего не связывало, больше того, польская партия Ганецкого работала против политика Парвуса (…) От Парвуса, во всяком случае, ни один большевик не получил ни гроша, и он им этого никогда не предлагал… (…) Он и не германский, и не австрийский агент…»

На основе прочитанного в газетах все больше людей, лично знающих Парвуса, хотят высказаться.

Так, слова просит его бывший партнер, который помог ему в Мюнхене со строительством здания для его издательства, выступал поручителем для взятия кредитов и после обманной аферы с долей прибыли Горького должен был один выдержать финансовый крах. Статья от 7(20) июля в «вечернем времени» начинается словами:

«…Парвус, посредник между ленинистами и германским правительством, учитывал поражение России и использование революции для целей гогенцоллерновского империализма и милитаризма, авантюрист первой степени. (…) Азеф [29] против него — просто младенец. Азеф предал свою партию, а Парвус хотел положить весь цивилизованный мир к ногам Гогенцоллернов…»

Дальше следует что-то вроде резюме в форме детального изложения биографии Парвуса и его деятельности в Европе и на Балканах. Автор показывает, как увеличивается влияние Парвуса как теоретика левого крыла германской социал-демократии с момента, когда он с фальшивым паспортом во время голода в России разъезжал по ней, а потом писал об этом статьи. Затем следует упоминание о его деятельности в Константинополе. Он спекулировал хлебом, вывозя его из Турции через Болгарию в Россию; он чуть было не прервал торговлю с одним общим знакомым; на его вопрос, не конфискует ли Турция хлеб, Парвус ответил: «У нас она его не реквизирует!»

Потом он переходит к воспоминаниям о 1915 годе, когда «можно проследить свежеоставленные шаги Парвуса в Болгарии и Румынии»:

«На Балканах он проводил активную агитацию против России, в пользу присоединения Болгарии к Германии, что он, впрочем, делал и в Румынии, пользуясь поддержкой Раковского (…), которого мы встречаем еще раз в организации «Союза за освобождение Украины» как сотрудника Парвуса (…) Везде, где бы он ни находился, Парвус оставлял следы в виде организаций и публикаций (…) Везде, где он появляется, он Действует как разлагающий элемент, В Германии он издавал журнал, который занимался оправданием империалистических тенденций германского правительства. (…) Одна из его статей: «К 70-летию генерала Гинденбурга»…

«Институт исследования социальных последствий войны» должен был заниматься сбором статистического материала по изучению последствий войны. К тому же во время начала блокады Германии (…) было бы особенно интересно узнать об экономическом положении союзников, можно предположить, что Парвус в данном институте собирал материал с этой целью. На языке офицеров это называется контрразведкой…»

К этому в «Вечернем времени» добавляется резюме деятельности Парвуса:

«…Автор этих строк знал уже в январе о переводе 24 миллионов рублей в Россию и направил запрос об этом тогдашнему министру внутренних дел Протопопову, который незадолго до этого имел беседу с Варбургом. Мне было известно, что деньги были переведены как раз через посредничество Макса Варбурга Дойче Банком и дисконтным обществом. Я уже тогда утверждал, делаю это и сейчас, что эта сумма должна была быть использована на пропаганду мира.

Помощники Варбурга известны: Бальцер он же Свендсон, Шва, представитель берлинского закупочного общества, и бывший пленный фон Герих, который во время ареста назвался бароном фон Раутенфельзом. Все они привезли большие суммы денег из Берлина в Копенгаген и Стокгольм и снабдили своих агентов взрывчатыми веществами. В мае агент Раутенфельз и финн Корнер перешли русско-финскую границу с чемоданом, наполненным взрывчаткой.

В саму Финляндию были привезены деньги Йонаса Кострена, барона Засса и Марквардта и распределены между определенными лицами. Вокруг Макса Варбурга и его пособников часто можно видеть хорошо известных в России германских деятелей: бывшего председателя Совета управляющих коммерческого банка «Рига», доктора фон Бюгнера и профессора, доктора Балода, родственника известного большевика доктора Залита, издателя и редактора прогермански настроенных латышских газет. Особую посредническую роль играют многочисленные экспортные фирмы, возникшие в Швеции, среди них фирма «Штернберг, Шваб и Загебоден».

В одном датском портовом отеле были арестованы несколько шпионов. То же самое имело место 15 июня в Копенгагене (…) Возглавляет германский шпионаж в Дании германский майор Беттигер. (…) Гримм и Боргбьерг, которые хотели отправиться в Россию как апостолы позора и предательства, имели перед этим важную беседу с германским посланником в Стокгольме, фон Люциусом, Максом Варбургом и Бальцером-Свендсоном. Гримм еще раньше (…), до созыва Циммервальдской конференции, когда он еще встречался с Лениным в Швейцарии, беседовал с Циммерманном, Хамманом и Хельфферихом.

Когда Ленин и Зиновьев выразили желание поехать в Россию через Германию, Гримм провел беседу не только с Платтеном, но и с бывшим австрийским консулом в Одессе, немцем Эрихом Герингом и с известным по процессу против Сухомлинова Альтшуллером, [30] то есть с двумя важными германскими и австрийскими военными агентами.

(…) Русские коммерсанты, которые ездили в Стокгольм, все время каким-то образом натыкались на германских, все знающих и все видящих агентов. Теперь мы узнаем о заключительном акте деятельности Ленина, Козловского, Суменсон, вблизи которых можно увидеть и международного шпиона и провокатора Парвуса. Скоро мы услышим еще и другие вещи: о продаже металлов и продуктов питания Германии русскими гражданами, спекуляциях с рублем, подозрительной переписке, попытке скрыть шпионаж, защите распавшихся германских Фирм в России — и снова мы услышим фамилии Варбург, Балод, Шваб, Свендсон, Парвус и Люциус…»

Альтшуллер был австрийским агентом в Киеве, который стал в тягость военному министру Сухомлинову из-за обвинений его в коррупции.

Два чрезвычайно актуальных документа шефа контрразведки Бориса Никитина приводят, наконец, последние доказательства связи Берлина с руководителями путча в Петрограде и той задачи, которую они взяли на себя в пользу Германии, и ставят их в затруднительное положение. Никитин сам сообщает об этом в своих записях:

«…По различным указаниям для тайной слежки за подозрительными лицами и для домашних обысков, я увидел, что Манус, «король биржи», был впутан в это дело. Так как в его финансовые операции были включены скандинавские банки, шпионская разведка обратила особое внимание на Германию. Поэтому я подписал приказ на домашний обыск у Мануса (…) Он, однако, не впустил агента и открыл из своего пистолета огонь. (…) При дальнейшей усиленной попытке он не оказал сопротивления (…) То, что я нашел, превзошло мои ожидания: в одном чемодане я нашел документ на двенадцати больших печатных страницах. Это был проект сепаратного мира между Германией и Россией. Из приложенного листочка было видно, что при передаче его в Стокгольме было уплачено 20 000 рублей. Соглашение предусматривало для передающего документ огромные, не обозначенные суммы при его пересылке в Петроград. (…) Что меня особенно удивило в тексте, так это требование немцев, отделить от России Финляндию и Украину. Тем, что Ленин, очевидно, был готов обещать это немцам, он сам вызвал конфликты в своей партии; так, Дзержинский его упрекал в том, что он сделался защитником сепаратистов и тем самым предал интернационализм, так как право наций на самоопределение ослабляет русский пролетариат…»

Далее Никитин сообщает, как он задержал последних членов в цепи связи Ленин—Парвус:

«У нас были указания на то, что через Торнео из Петрограда в Финляндию и обратно курсировали курьеры. (…) Мы уже конфисковали 10-рублевые купюры — последние регистрационные цифры которых были маркированы, то есть подчеркнуты Германией, как узнали наши заграничные агенты. Точно такие же купюры мы могли изъять и обнаружить также у тех солдат, которые участвовали в июльском восстании на стороне большевиков (…)

То, что Парвус был политическим агентом германского правительства, было вне всяких сомнений, установлено группой из двенадцати русских корреспондентов в Копенгагене. (…) Подручные Парвуса были сотрудниками его института, и список этих лиц мы получили еще перед июльским восстанием (…) Телеграмма корреспондентов министру иностранных дел с этим сообщением была опубликована 19 июля в петроградской прессе. (…)

Не прошло и недели с начала наблюдения за станциями Выборг и Торнео, когда в Торнео во время перлюстрации было найдено письмо, адресованное Парвусу. За ним последовали еще два. Все они были подписаны одной и той же подписью. Первое письмо умещалось на четырех страницах, третье письмо — только на двух. Подпись нельзя было прочитать (…) Содержание писем было лаконичным и не содержало никаких деталей. Только общие предложения, как: «Работа продвигается очень успешно». — «Мы надеемся скоро достичь цели, но нам срочно нужен материал». — «Будьте очень осторожны в письмах и телеграммах». — «Материалы, которые Вы отправили в Выборг, я получил, но нужно больше». — «Пришлите еще материал». — «Будьте архиосторожны в обхождении с другими» — и так Далее. (…) Третье кто-то привез с дачи, на которой жила Коллонтай. (…)

Нам потребовалось немного времени, чтобы установить автора писем, так как не надо было быть графологом, чтобы идентифицировать почерк Ленина по сравнению с другими пробами почерка. Учитывая важность Дела, мы, однако, привлекли двух различных экспертов, Которые незамедлительно подтвердили наше подозрение. (…) Настойчивые просьбы Ленина к Парвусу о пересылке «большего количества материала» были симптоматичны. В особенности если у Ленина речь шла не о коммерсанте и царила полная свобода мнений и слова, обычно не нужно было ничего утаивать, когда речь шла о легальном деле…»

Опубликование общего заявления русских корреспондентов в Копенгагене от 20 июля, которое становится известным также в Петрограде, припирает к стенке и Парвуса. Больше всего давление ощущает на себе заграничное бюро большевистской партии в Стокгольме, так как ему надо реагировать как на русскую, так и на западную общественность. Ганецкий срочно пытается вступить в контакт с Парвусом в Копенгагене. Но тот бесследно исчез. Не потребовалось даже публикации обвинения двенадцати журналистов в датских газетах, чтобы он предпочел скрыться. Ганецкий отправляет 24 июля 1917 года телеграмму партнеру Парвуса, Георгу Скларцу, в Берлин, на Тиргартенштрассе, 9:

«Прошу срочно направить нам заявление, равносильное присяге, для соответствующих копенгагенских властей, что Вы не передавали денег ни через Ганецкого, ни через кого-либо другого, ни большевистской партии, ни Ленину. Заграничное представительство большевиков. Ганецкий.

Подпись Орловский [31]».

Затем следует вторая телеграмма:

«…Дайте, пожалуйста, распоряжение Александру срочно приехать в Копенгаген. Куба [32]».

Однако и Скларц не может найти Парвуса. Он обращается к общим партнерам по переговорам в Министерстве иностранных дел с просьбой помочь его найти. Оттуда отправляется телеграмма в Берн, в германскую миссию. Действительно, посол фон Ромберг смог разыскать Парвуса в одном бернском отеле. Парвус возвращается в Копенгаген, используя в качестве повода заявление для развертывания в прессе кампании в свою защиту. Через Ганецкого он передает заявление в Стокгольм в свойственной ему форме на немецком языке:

«Заявление.

Нижеподписавшийся заявляет, равносильно присяге, что он не давал денег ни большевистской партии как таковой, ни ее вождям Ленину, Зиновьеву, ни каким-либо другим лицам, которые состоят в связи с большевистской партией, ни непосредственно, ни через посредничество Фюрстенберга-Ганецкого. Между нижеподписавшимся и вождями большевистской партии не было во время войны никаких политических или личных связей. Его отношения к Фюрстенбергу-Ганёцкому были коммерческого, личного плана, а не политического.

За все эти заявления несу полную судебную ответственность».

В конце листа есть дополнение воинствующего подписанта, который, очевидно, снова почувствовал себя уверенно:

«Предположительно последнее предложение:

Это заявление я делаю по просьбе зарубежного представительства большевиков, чтобы помочь им установить правду, а не для того, чтобы защититься от упрека, будто я передавал деньги германского правительства Русским революционным партиям. Дело клеветников — Доказывать, будто я агент германского правительства, а не мое — доказывать их ложь».

Разумеется, Фюрстенберг чувствует себя, настолько стесненным, что считает необходимой для себя личную беседу с Парвусом. 5 августа он телеграфирует ему уже в Копенгаген:

«Русские журналисты в Копенгагене ведут против меня клеветническую кампанию, которая стоит головы моим политическим друзьям в России, вождям социал-демократической партии. Должен срочно приехать в Копенгаген, чтобы собрать документы в защиту, обращаюсь к Вашему чувству справедливости, прошу срочно телеграфного разрешения на двухдневное пребывание в Копенгагене. Телеграфный адрес — Салтсьобаден.

Фюрстенберг».

Для Берлина дело тоже постепенно становится щекотливым. 10 августа 1917 года германский посол. Броккдорфф-Рантцау озабоченно телеграфирует в МИД в Берлин:

«Совершенно секретно!

Русская газета «Речь» от 20 июля опубликовала сообщение, что два германских офицера Генерального штаба по фамилии Шидики и Люберс сообщили русскому лейтенанту Ермоленко, что Ленин — германский агент. В качестве германских агентов посредниками между большевиками и кайзеровским правительством выступали Яков Фюрстенберг и д-р Гельфанд (Парвус).

Было бы очень желательно сначала установить, существуют ли действительно немецкие офицеры Генерального штаба Шидики и Люберс и, если возможно, категорически опровергнуть сообщение «Речи».

«Речь» сообщает также, согласно телеграмме из Копенгагена, что немецкий социал-демократический депутат рейхстага Хаазе высказался в беседе с русскими журналистами о том, что Гельфанд является посредником между кайзеровским правительством и русскими большевиками и перевел им деньги. Прошу телеграфных указаний.

Рантцау».
Купленная революция. Тайное дело Парвуса


Сообщение от 21 апреля 1917 года из Генерального штаба в МИД Берлина: «…Прибытие Ленина в Россию удалось. Он работает в соответствии с нашими планами…» | Купленная революция. Тайное дело Парвуса | О августа 1918 г. немецкий посол в Копенгагене с тревогой телеграфирует в Берлин о том, что русские эмигрантские газеты уже опубликовали тайну о Гельфанде-Парвусе ка