home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пропасть между Министерством иностранных дел и партииными инициативами намечается также в германской и австрийской делегациях. Министр иностранных дел Черниы признается в телеграмме, отправленной из Вены, одному из своих послов, графу Паллавичини:

«…Важно, чтобы Стокгольмская конференция прошла безрезультатно, потому что нужно, чтобы на конференции социалистов были выдвинуты на первый план те требования, которые, как нам кажется, мы с успехом сможем позже выполнить сами, но не социалисты…»

В ответ на это состоящий на германской службе русский публицист Ярослав Колышко, с 1915 года живущий в Скандинавии и имеющий в России финансируемый имперским правительством издательский дом, выпускающий германофильскую прессу, все же предлагает чиновнику Матиасу Эрцбергеру «купить» Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, чтобы патриотические голоса во Временном правительстве влились в общий хор о мире, что могло бы облегчить ведение переговоров правительствами государств, ведущих войну.

Однако в июле в Стокгольм неожиданно прибывает делегация Петроградского Совета и доверительно обсуждает с Парвусом свои представления о мирных переговорах. Он передает их с обратной почтой правлению партии в Берлине, которое несколькими днями позже в ответ на это публикует мирную резолюцию.

Тем самым положение Парвуса реабилитировано, и его впервые принимает Циммерманн. Министерство иностранных дел сознательно не торопится со своими мирными предложениями. От этого можно будет ожидать большего, когда большевики войдут в правительство и боеспособность на фронте будет сломлена пропагандой.

Начиная с Февральской революции, средства из гер манских денежных источников стали поступать к окружающим Ленина радикальным революционерам с нов силой. 14 марта 1917 года статс-секретарь Рейхсказначейства получил следующую телеграмму от Министерства иностранных дел:

«Секретно!

Ваше величество. Имею честь просить Вас выделить Министерству иностранных дел на пропаганду в России сумму в пять миллионов марок за счет главы 6 раздела II бюджета на чрезвычайные расходы. Был бы благодарен, если бы по возможности дело было ускорено.

Ст. — секр.».

Ленин строит на этом громадную пропагандистскую систему, которая должна помочь ему в обеспечении большего доступа к народу и армии. Важнейший выдвигаемый им лозунг для рабочего класса и солдат на фронте — мир. С его помощью тираж одной солдатской газеты в мгновение ока взлетает до сотен тысяч экземпляров, а вскоре после этого — во много раз больше. Ленин продолжает агитировать за «власть Советов» и, конечно, хочет, чтобы в составе Советов были большевики, способные постепенно вытеснить буржуазные силы. Нужно помешать возникновению парламентской республики. Вместо этого должен распространяться хаос, в котором он хотел бы подготовиться к удару.

Следующий шаг Ленин предпринимает в мае 1917 года. Демонстрации противников он пережил уже после своего прибытия на поезде в апреле. Теперь он провоцирует восстание большевистских сил против умеренных. После того как большинство резервистов в петроградских гарнизонах уже созрели для ленинской пропаганды мира, они готовы его поддержать. В ходе беспорядков Ленин требует для их прекращения больше представителей крайне левых в правительстве. В этом случае уйдет с поста также военно-морской министр Александр Гучков. Не случайно последний особенно резко высказывался против пропагандируемой Лениным экспроприации земли, так как он видел в этом опасность для социального мира в стране. Еще важнее: он слушал те патриотические голоса, которые придерживались позиции продолжения войны «до победы».

Еще более неотложным теперь кажется то, чтобы Ленин скорее одержал верх. Во второй фазе Временного правительства с середины мая радикальные силы преимущественно противостоят леволиберальным. Три центральные фигуры пускаются теперь в новый виток борьбы между буржуазно-социальной и большевистской революцией: на стороне правительства — самоуверенный юрист и оратор Керенский и на другой стороне — бескомпромиссный революционер Ленин, сопровождаемый только в мае вернувшимся из Америки Троцким, организатором от бога, который стремится первым захватить власть.

Парвус в эйфории комментирует далекие события в Министерстве иностранных дел в Берлине, развитие которых имеет большой успех, ведь большевики вскоре должны завершить свое дело по разрушению страны.

В июне союзники снова подталкивают Россию к наступлению, чтобы разгрузить французов, которых германская кайзеровская армия снова поставила в затруднительное положение, и, вероятно, чтобы также ограничить рост сторонников большевиков. По интерпретации Парвуса, это происходит только потому, что американцы и англичане потребовали это как условие для дальнейших поставок денег и материалов.

Александр Керенский, ставший вместо Гучкова военно-морским министром, надеется, что сможет укрепить патриотическое настроение и вырвать почву из-под ног у большевистской пропаганды. Он одевается в фантастическую форму и объезжает фронт, чтобы заинтересовать солдат будоражащими речами. Если лозунги Ленина и его товарищей о мире еще не полностью парализовали боевой дух, то в ближайшем будущем в армии и среди уставшего от войны народа настроение должно измениться.

Наступление начинается уже в июне. Генерал Брусилов сразу совершает прорыв в Галиции на сто километров. Но на северных участках русского Западного фронта армия терпит крупное поражение от германских войск. Наступление терпит неудачу.

Тайна состоит не только в специфике военного таланта русской армии. Намного большее значение имеет тот факт, что имперское правительство было заранее проинформировано через агентурную связь (Ленин — Козловский — Ганецкий — Парвус — германское посольство в Копенгагене) о времени предстоящего наступления и могло спланировать свое контрнаступление. Ожидаемая вслед за этим на русской стороне катастрофа должна была быть использована дня путча большевиков с последующим захватом правительством монопольной власти.

План был тщательно согласован:

6 (19) июня начало русского наступления;

1 (14) июля начало германского контрнаступления;

3 (16) июля начало вооруженного восстания в Петрограде.

Момент удачный, так как Петроградский гарнизон наполнен резервистами, не имеющими ни подготовки, ни мотивации к ведению боевых действий против внутренних или внешних врагов государства и в большинстве своем выступающими за заключение мира, то есть тоже поддерживают ленинские лозунги.

Но не все проходит по плану. Из-за плохой погоды германское контрнаступление начинается лишь 6–19 июля. К этому времени восстание в Петрограде уже идет полным ходом. Когда Ленин понимает, что еще слишком рано для этого, он пытается, кроме всего прочего, через призывы в руководимой Сталиным «Правде» притормозить восставших, однако к этому не все готовы. Идут противоречивые обращения к общественности. Одновременно правительство приняло контрмеры. В течение нескольких дней путча расстреляны многие демонстранты, с обеих сторон оплакивают многочисленные Жертвы. Силы безопасности сумели одержать верх за короткое время.

В эти июльские дни появляется подобное взрыву бомбы сообщение: Ленин и его товарищи куплены германским имперским правительством и действовали по его Поручению. Министр юстиции собрал соответствующие документы и теперь хочет опубликовать свои заключения.

Все началось в начале июня. Альберт Томас, член правительства от социалистов в союзнической Франции, во время своего визита в Петроград проинформировал военно-морского министра Керенского и министра иностранных дел Терещенко о своем подозрении и об отношениях Ленина с немцами. В начале июня перед отъездом из Петрограда он дал поручение агенту французской военной миссии в Петрограде, Пьеру Лорену держать в курсе событий русского министра иностранных дел.

Вскоре после, этого Лорен сообщает об обмене телеграммами между Лениным и Стокгольмом, перехваченными французской контрразведкой, что свидетельствует о связи с Германией. Министр иностранных дел передал это министру юстиции Переверзеву, который вступил в контакт с Борисом Никитиным, начальником контрразведки в Петрограде.

21 июня на письменном столе Никитина лежали четырнадцать перехваченных телеграмм. Одни только имена участников, состоявших в регулярном контакте, говорили сами за себя, о чем он сам писал в своих воспоминаниях: «Ленин состоял в почти ежедневной связи с Ганецким, немецким агентом и доверенным лицом Александра Парвуса».

Лорен был приглашен на заседание правительства на одно из слушаний. Но к его немалому удивлению, большинство членов правительства расценили материал не как Никитин, Переверзев и Терещенко, а как «не достаточно отягчающий для обвинений против большевиков». Они полагали, что с опубликованием документов следует повременить до «более подходящего момента». Таким образом, Переверзев должен был действовать в одиночку.

Как член Народных социалистов, одной из многих левых партий, и бывший защитник политических заключенных, Переверзев обладал достаточным количеством контактов с социалистическими и большевистскими кругами; многие большевики порвали с Лениным, так как они или не были согласны с его пораженческой политикой в отношении России, и он сам стал для них подозрительным своим возвращением в Россию, которое, очевидно, было «по меньшей мере разрешено» германским врагом. Так, бывший революционер Владимир Бурцев и Григорий Алексинский, юрист и бывший большевистский, теперь умеренный и критически настроенный по отношению к крайне левым депутат Думы, были теми, кто снабжал министра юстиции основной информацией о связях Ленина, через Парвуса, с правительством Германской империи.

Кроме того, Переверзев заручился сотрудничеством с контрразведкой, затем с Центром шпионажа Генерального штаба и с военной цензурой. За подозреваемыми лицами в Петрограде велось тайное наблюдение, чтобы затребовать от заграничных шпионов информацию о контактных лицах в Скандинавии.

1 июля Переверзев уже имел почти семьдесят телеграмм, которые мог использовать в своем деле против большевиков. То, что он в своей двойной функции — в качестве министра юстиции и генерального прокурора — в дни восстания и путча большевиков хотел опубликовать сообщение о германских связях Ленина, имело одну цель: не допустить победы большевиков под руководством Ленина и спасти Временное правительство.

Утром 4 июля положение в столице стало настолько критическим, что Переверзев решается опубликовать правду, поставив все на карту. Только разоблачив Ленина, можно привлечь для защиты правительства полки, пока оставшиеся нейтральными. Только несоциалистическая газета «Живое слово» готова напечатать этот материал, что наглядно демонстрирует объем средств массовой информации уже находившихся в руках крайнелевых. Так как документов для газетного издания было слишком много, Алексинский быстро составляет краткое сообщение для прессы.

В первой половине дня 5 июля везде в столице видны афиши с крупным заголовком: «Ленин, Ганецкий и компания — шпионы». Это подтверждают выдержки из сообщений свидетеля, кадета Ермоленко.

Теперь Временное правительство должно возбудить винение против подозреваемых в государственной измене и отдать распоряжение на арест Ленина, Зиновьева, Ганецкого, Козловского, Суменсон, Коллонтай и Парвуса.

6 (19) июля арестовывают Козловского, а через два дня Суменсон. В результате утечки информации в Министерстве юстиции Ленин был предупрежден своим другом Бонч-Бруевичем в ночь перед намеченным арестом и смог в последний момент бежать с Зиновьевым в Финляндию.

Но для министра юстиции Переверзева его действия по аресту руководителей путча в результате публикации неудавшейся акции становятся гибельными. Его забрасывают упреками, что он торпедировал дальнейшие расследования через разоблачения; руководители в Совете, как и следовало ожидать, настроены «скептически» и требуют дальнейшую перепроверку предыдущей информации. Министр юстиции уходит со своего поста. Тем не менее он прежде всего не дал осуществить Ленину план насильственного захвата власти.

Алексинский в одиночку продолжает публиковать телеграммы в одной еженедельной газете под заголовком «Без лишних слов». Часть их выходит также в консервативной газете «Русская воля», тем более что ее главный редактор обязан юристу Алексинскому с 1915 года за материалы о деятельности Парвуса и его связях с имперским правительством.

Этими, теперь конфискованными, телеграммами обменивались Козловский и Суменсон в Петрограде с партнером Парвуса в Стокгольме, Ганецким-Фюрстенбергом. Потом еще возникают имена, например, коммерсанта Хирша, торгующего немецкими товарами, и некой госпожи Рубинштейн в Петрограде, затем Юлия Мартова (Цедербаум) и Анатолия Луначарского, тоже вернувшихся в Россию после Ленина с немецкой помощью, Александры Коллонтай, курьера между скандинавскими странами и Петроградом.

Содержание телеграфного общения было преимущественно коммерческим. Это вытекает из того, что Суменсон платит большие суммы в один банк, а в другом получает доходы; точно так же она переводит деньги в Стокгольм. Для контрразведки важно то обстоятельство, что Фюрстенберг-Ганецкий идентичен с когда-то хорошо известным охранке польским социалистом и интернационалистом Ганецким; что он же является сотрудником и представителем в Стокгольме империи фирм Парвуса, которая торгует немецкими товарами и контрабандой провозит их в Россию. Что он, таким образом, является коммерческим и политическим партнером, а в нелегальных акциях и сообщником Александра Парвуса, то есть Гельфанда.

В целом имеется достаточно оснований считать, что при коммерческих связях речь идет об организации «крыши» для нелегальных политических дел. В сумме всех фактов и косвенных улик становится ясно, что связи между большевиками и правительством Германской империи существуют и что Парвус работал в качестве посредника между ними, кроме всего прочего, используя свои коммерческие связи, вместе с Фюрстенбергом и для пополнения партийной кассы.

Одному судебному следователю доверили юридическое освещение дела — «Попытки свержения Временного правительства и противозаконного захвата власти». Широта охвата исследования простирается от самого начала до запланированной попытки путча в начале июля.

Примеры из чаще всего безобидного, нередко неясного обмена телеграммами, который охватывает период с момента возвращения Ленина до лета 1917 года:

«Срочно. Суменсон. Спросить, можно ли сейчас приехать…»

«Козловскому. Обязательно взять с собой подписи, передать нам публикацию, посоветуйтесь с Володей…» [19]

«Из Петрограда Фюрстенбергу, Зальцебаден (Стокгольм). Срочно телеграфно с подписями документ, который защищает Куба. [20] Смутный [21]».

Однако следующее сообщение предельно ясно:

«Из Петрограда Фюрстенбергу, Зальцебаден.

Воскресенье митинг за великую революцию, наши лозунги:

Долой контрреволюцию, Четвертую Думу, Государственный Совет, империалистов, орган, который служит контрреволюции, вся власть Советам! Да здравствует рабочий контроль над производством! Вооружение всего народа! Никакого сепаратного мира с Вильгельмом! Никаких тайных соглашений с английским и французским правительствами! Срочное опубликование Советом справедливых условий мира! Против новых наступлений! Хлеб! Мир! Свобода!»

Телеграмма была отправлена за день до запланированного начала июльского наступления и согласованного с ним восстания большевиков.

Уже из первых протоколов допросов и слежки и при домашних обысках, а также при обысках партийного бюро большевиков картина постепенно проясняется. Прокурор вскоре рассматривает Парвуса как посредника перевода финансовых средств из Берлина, которые затем через него поступали Ганецкому, а затем через «Ниа Банкен» или курьеров, например Александру Коллонтай, в Петроград Суменсон и Козловскому. Передвижения счетов «Сибирского банка» говорят сами за себя.

«Исследование показывает, — говорится далее в сообщении, — что Яков Ганецкий-Фюрстенберг во время своего пребывания в Копенгагене тесно сотрудничал с Парвусом, который, со своей стороны, является агентом германского правительства (…) Деятельность Парвуса направлена опять-таки на интересы Германии и Австро-Венгрии и на поражение России и отделение Украины…»

На основании имеющихся документов считается доказанным, что обвиняемые также «сотрудничали с Германией с целью сокращения русской военной силы.

Кроме того, они с помощью пропаганды вражеских стран в армии и среди населения организовали призывами отказ от ведения военных действий…»

Если в цепи действий от Берлина до Петрограда, включая Скандинавию, были два имени, вызывающих наибольшее негодование у общественности, так это Ленин и Парвус.

Бывший агент охранки так заканчивает характеристику Парвуса в одной русской газете: «Парвус — не провокатор, он значительно большая фигура: агент Вильгельма II».


Путь Ленина и ехавших с ним революционеров в «опломбированном вагоне» из Швейцарии через Германию и Швецию в Петроград по началу мирных переговоров между германск | Купленная революция. Тайное дело Парвуса | Преступление без наказания