home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Деньги — это власть

Получив задания от немецких и русских газет, среди которых оказалась и «Киевская мысль», авансы редакций за свои сообщения о Балканах, взяв кредит, Парвус в конце 1910 года собрался в дорогу. Путешествие было запланировано всего на несколько месяцев. Но оно затянулось на четыре года, которые стали поворотными вехами в его жизни.

Явно уже подошло время сменить место жительства. Исходя из комментариев его русских друзей по партии, ему уже больше нечего было сказать на политической сцене. Так, например, Карл Радек нашел неодобрительное объяснение для отъезда своего товарища Парвуса. Позже он так писал об этом в «Правде»:

Парвус бежал от дегенерирующей немецкой социал-демократии в Константинополь, где только что одержала победу молодая турецкая революция. Очевидно, изучение империализма привело его к убеждению, что новый сильный импульс для рабочего класса должен прийти с Востока. После того как в России как раз действовала контрреволюция, — под этим Радек подразумевал стабилизацию положения в России после беспорядков в 1905–1907 годах — «Парвусу было необходимо либо большое дело, либо новые приключения».

По своей старой привычке Парвус путешествовал под фальшивым именем — на этот раз как Альбрехт Дворак, а в качестве своего адреса для друзей и редакций он указал следующее: «Австрийская почта, Константинополь».

Его путь проходил через Софию, что было не случайно. Там он хотел восстановить контакты со своим старым другом социалистом Христо Раковским, выходцем из Румынии. Еще в первые годы нахождения в Германии Парвус знал Раковского как своего единомышленника и сторонника. После того как его оттуда выслали, он обосновался на Балканах. В будущем он мог бы стать лля Парвуса незаменимым партнером.

Вначале Парвус, как и было запланировано, делал сообщения для немецкой прессы о событиях, носивших, прежде всего, общественно-политический характер. Но вскоре он начал писать для турецкой партийной газеты «Турк Йурду» — «Молодая Турция». Там он смог не только развернуться как пропагандист и теоретик классовой борьбы, но и блеснуть своими экономическими знаниями. Так он, к примеру, разъяснял, как Турции «освободиться от оков европейских договоров о капитуляции».

Очень скоро это принесло ему известность. Первую статью он еще своенравно подписал словами: «Эта статья написана одним революционным марксистом». Постепенно Парвус все большее внимание стал уделять вопросам торговли и финансовым проблемам Турции. Его анализ и прогнозы, а также критическое отношение к «последствиям европейского империализма для Турции», которой Парвус срочно выписывал рецепты для достижения финансовой независимости от Европы, вскоре заинтересовали членов турецкого правительства.

Тот факт, что он встретил здесь благосклонное отношение, только усилил его стремления вмешаться во внутриполитические процессы. Так, например, он попытался выдвинуть требования одинаковых материальных условий для местного пролетариата и иностранных рабочих во время организации демонстрации портовых рабочих 1 мая 1911 года, но инициатива не увенчалась успехом.

Его идея укрепить новое положение Турции созданием Балканской Федерации с Болгарией также не прошла. И все же турки находились под впечатлением от него.

Вскоре Парвус стал экономическим редактором «Молодой Турции» и полуофициальным советником турецкого Министерства финансов. Это не мешало ему консультировать также и частных предпринимателей — армян, которые приезжали в Константинополь в большом количестве; или русских. Вскоре он представлял интересы торговца оружием и магната Базиля (Василия) Сахарова. Фундамент его собственного состояния был заложен.

Оставаясь верным своим взглядам, что Турция могла бы уравняться в правах с Европой, только окрепнув экономически, и руководствуясь официальными требованиями «помочь Турции вернуть ее национальную свободу и достоинство», он начал систематически содействовать созданию инфраструктуры страны. То, что он при этом получал финансовую выгоду не только как консультант, зависело от его способностей налаживать торговые связи. Он также не упускал возможности удовлетворять потребности замешанных в балканских событиях партии в снабжении и оружии и действовал как военный агент.

В конце концов, вопрос заключался в ослаблении влияния России, которая уже учуяла легкую добычу в «больном человеке на Босфоре». В то же время царь должен был обратить внимание, как кайзер Вильгельм в 1912 году организовал военную миссию в Константинополе. В ответ на протест, выраженный российским послом в Берлине, Вильгельм многозначительно спросил: «Это угроза или ультиматум?» и во время приема русской делегации позволил себе нарочито громко обронить одиозное замечание, как будто бы оно было предназначено только для сидящего рядом соседа: «Война между германцами и славянами и без того предрешена, и при этом не имеет значения, кто ее начнет…»

Из Одессы и Болгарии Парвус импортировал в Турцию зерно, из России — оружие и боеприпасы не только для турецкой армии, но и для маленьких балканских государств, машины фирмы «Крупп» из Германии для строительства железнодорожных линий, дерево и железо — из Австрии и других стран. Для него было важно подготовить Турцию к войне. В течение двух лет Парвус, который уже давно имел резиденцию на расположенных близ Константинополя Принцевых островах, стал гордым обладателем торговой империи, куда входили и собственные банки. Он стал супербогатым человеком.

То, что он сумел не только наладить собственный бизнес, но и позитивно повлиять на экономическое положение Турции, требовало хороших связей с наиболее значительными политиками страны. То обстоятельство, что он охотно выполнял работу шпиона для турецкого правительства, только добавляло ему симпатий в этих кругах. Итак, Парвус был в дружеских отношениях и пользовался доверием и политической протекцией Энвера и Талаата Паша, а также министра финансов Турции. Впервые у него было такое пьянящее чувство, которое дарила ему атмосфера власти.

Имея деньги, он мог купить еще больше власти и влияния, — это открытие как с неба свалилось на него на Сканах, — а с помощью власти он смог бы, если бы захотел, стать еще богаче: этакий захватывающий круговорот, который приводил Парвуса в величайший восторг.

Что его огорчало, так это очерк, написанный далеким Троцким с отвращением к корыстолюбию Парвуса, которое в его глазах раз и навсегда дисквалифицировало Парвуса как революционера. Очерк назывался «Некролог живому другу». В нем Троцкий обвинял Парвуса в том, что тот сумел вырасти от революционного enfant terrible до политического суфлера, а из-за своего богатства превратился в «политического Фальстафа». Теперь у него было все, что он желал, и ни один брошенный в него камень не смог бы достичь цели.

И все-таки это был бы не Парвус, если бы смог довольствоваться только дурманом денег и власти. Эту власть он хотел использовать как мотор, которым можно привести что-то в движение. Он не забыл ни о своем революционном ангажементе, ни о намерении совершить революционный эксперимент, тогда как 1905 год в России провалился. Кроме того, слишком серьезным и глубоким было его желание свергнуть царский режим, даже если для этого придется разрушить всю Россию.

Константинополь казался ему к этому моменту идеальным исходным пунктом в стратегическом отношении: он был форпостом, откуда можно было воздействовать как на Ближний Восток и Африку, так и на Кавказ и Россию.

Раздавшийся в Сараеве в июне 1914 года выстрел убил наследника престола Австро-Венгрии и всколыхнул Европу, выведя ее из состояния летнего покоя. Для Парвуса же этот выстрел был радостным событием, стартом для последующих событий, которые Парвус смог бы с помощью хорошей организации и соответствующих сил направить в желаемое русло. Задолго до развязания Австрией военных действий на Балканах, задолго до того, как Германия, вслед за Австрией, вступила в войну, потянув за собой и Россию, Парвус уже публиковал одно за другим воззвания и обращения. Он поместил в газетах серию статей под заголовком «Почему в России нужно победить царизм» размером в целую газетную полосу и размножал листовки, которые затем контрабандой отправлял по Черному морю в Россию. В них он призывал вступить в войну на стороне Германии против России, как к «освободительной борьбе против царизма», a революционеров, находящихся в подполье, призывал к активизации действий против существующего режима.

Начало войны способствовало еще большему разделению в рядах русских революционеров, находящихся по разные стороны границы. В самой России многие голоса оппозиции смолкли от чувства возмущения неожиданным объявлением войны Германией и утонули в широкой волне патриотизма. Именно этот феномен стал причиной того, что даже находящийся в ссылке Троцкий никоим образом не разделял воодушевления Парвуса по поводу начала войны в надежде на ожидаемый революционный хаос. Ленин опять призывал к немедленному «превращению империалистической войны в войну гражданскую», которая бы объединила классы разных стран.

Товарищи в Германии, Австрии и Швейцарии и умеренные русские революционеры обоих течений объявили себя пацифистами и демонстрировали антивоенную солидарность, считая, что во время войны рабочие должны стрелять в рабочих враждебной страны, а от этого может пострадать единство международного пролетариата.

Парвус был другого мнения. Помимо того что война полностью соответствовала его ожиданиям милитаристского конфликта, он ее прямо-таки жаждал, надеясь, что только с ее помощью можно разрушить буржуазное национальное государство и проложить дорогу к социализму. Парвус презирал социалистический пацифизм и не одобрял национальные чувства и патриотизм, охвативший всю Европу, а также многих из его соотечественников, находящихся в ссылке. Парвус не сомневался, что Германия, развязав войну, наконец приведет к краху царскую империю. Сознание этого окрыляло его и вызывало эйфорию, что проявлялось в парвусовских прогерманских воззваниях.


Купленная революция. Тайное дело Парвуса

Сообщение немецкого военного атташе в Санкт-Петербурге от 29 июля 1914 г. министру иностранных дел в Берлине отражает надежду царя, что из-за австро-сербского кризиса война не начнется. Кроме того, царь взывает к тому, чтобы Гаагский третейским суд, возникновению которого он сам способствовал в 1898 г., привел к мирному урегулированию вопроса.

Купленная революция. Тайное дело Парвуса

Немецкий посланник в Гааге сообщает 8 февраля 1915 г. в Берлин о голландских газетных статьях: только после этого стало известно, что кайзер Вильгельм перед объявлением войны России отклонил прошение Русского царя Николая передать документы о сербском кризисе Гаагскомутретейскому суду. Он утаил это, чтобы старания царя по отвращению войны не стали достоянием общественности.

В вызвавшей большой интерес статье, которую Парвус 22 июля 1914 года разместил в турецкой газете «Тасвири Эфкар», он показал, что у Турции в связи с войной появились шансы, которыми она должна воспользоваться в своих интересах. Так, например, она смогла отказаться от своих долговых обязательств, если бы однозначно заняла сторону Германии. В болгарских и румынских социалистических газетах он разместил статьи под заголовком «За демократию — против царизма», в которых защищал, несомненно, хорошо известную ему еще задолго до объявления Германией войны России немецкую военную политику.

Даже не подозревая, какой лихорадочный обмен телеграммами происходил в те дни между Петербургом и Белградом, Веной и Берлином, чтобы предотвратить войну, а одновременно с этим в Берлине уже были подготовлены ультиматумы Бельгии и России, Парвус оказывал тщательно подготовленной превентивной версии Германии публицистическую поддержку, оправдывая начало военных действий.

О таком ангажированном поборнике немецкой военной политики, как Парвус, не могли даже мечтать ни в Берлине, ни в Вене. Международно-правовые аспекты при этом не учитывались, потому что «тот, кто ищет причины войны в дипломатических интригах и соизмеряет с ними преступление, уже прекратил думать по-социалистически», аргументировал он. Так как победа Антанты означала бы триумф царизма и тем самым препятствовала бы революции, что «открыло бы новую эру беспредельной капиталистической эксплуатации во всей Европе», то рабочие партии всего мира должны объединиться в борьбе против царизма.

Прочитав эти строки, Троцкий не был удивлен, что Парвус, бывший для него когда-то почитаемым кумиром, теперь превратился в его глазах в законченного «шовиниста» — и это ради немецких интересов. Он рассматривал любое национальное государство как анахронизм, даже если оно было против царизма, а защиту Отечества, даже Германии против России, как «предательство социализма». Пропасть между обоими стала уже непреодолимой навсегда.


Купленная революция. Тайное дело Парвуса


Da capo | Купленная революция. Тайное дело Парвуса | Последняя телеграмма кайзера Вильгельма II царю Николаю II от 1.08.1914 г.