home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сахарные острова

Вероятно, не будет ошибкой взять за точку отсчета в освоении русскими южноамериканского континента лето 1763 года, когда мичман Никифор Полубояринов ступил на бразильскую землю, высадившись на берег в местечке Себастьян в устье реки Рио-де-Жанейро.

Естественно, что именно русские моряки опередили всех прочих соотечественников, и пребывание Полубояринова относится к самым ранним посещениям россиянами четвертого по величине материка земного шара.

На побывавших в XVIII веке в юго-западной части Северной, в Центральной и Южной Америке первых русских наиболее сильное впечатление произвели ни жаркие степи Пампы, ни Мексика, ни Бразилия, а так называемые сахарные острова: Гаити, Куба, Мартиника, Пуэрто-Рико, Сен-Томас.

Трудно понять, что искал в этом далеком и экзотическом уголке планеты, известном тогда как Вест-Индия, купеческий сын Федор Каржавин. Владея более чем десятью языками, он отправляется странствовать, и его долгое путешествие фактически выливается в эмиграцию. Три года он проводит в Западной Европе, затем перебирается в Новый Свет, но по-настоящему находит место под солнцем на островах Карибского моря, где живет с некоторыми перерывами свыше десяти лет.

Он пытался заниматься коммерцией, работал переводчиком, служил аптекарем, медиком, совмещал географическое описание увиденного с литературным сочинительством, вел дневник, куда заносил свои впечатления и наблюдения.

Русские на чужбине. Неизвестные страницы истории жизни русских людей за пределами Отечества X–XX вв.

Физическая карта Мексики

По собственному признанию, почти тринадцать лет он провел вне отечества и двенадцать из них «в разных областях как холодной, так и теплой Америки…».

В скитаниях по белу свету Каржавин испытал много превратностей судьбы и нигде так и не смог обрести желанного покоя, однако на Карибах чувствовал себя, по его словам, необыкновенно хорошо благодаря гостеприимству и радушию живущих там простодушных народов, принимающих всех странников с обожанием.

Примерно тогда же (1780-е годы) другой русский купец Василий Банщиков против своей воли попал на Виргинские острова. Его обманом заманили на отплывающий в Америку датский корабль. Он был определен в солдаты, а потом приставлен к «черной работе». Впоследствии, благополучно вернувшись на родину, Банщиков изложил свои приключения и злоключения в книге воспоминаний.

В Мексику торговые интересы Российско-Американской компании привели русских еще в последние десятилетия XVIII века. В следующем столетии отношения Русской Америки с этой страной перерастают из эпизодических в довольно регулярные.

Инициатором сближения с Мексикой был губернатор российских владений в Америке барон Фердинанд Врангель. В 1833 году он предпринял в качестве должностного лица путешествие по Мексике, целью которого было наметить пути активизации дальнейшего экономического сотрудничества между русской и мексиканской сторонами. Его опубликованный «Дневник» свидетельствует о том, что он собирался направить в практическое русло решение вопроса об официальном утверждении за Россией форта Росс и некотором расширении прилегающей к нему территории для размещения новых русских колонистов.


Америка далеко | Русские на чужбине. Неизвестные страницы истории жизни русских людей за пределами Отечества X–XX вв. | Царский подарок