home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

— Что ж он тут забыл? — спросил Крайлог. — На его месте я бы давно уже…

— Хороший вопрос, — перебила Талула, разглядывая мощь божества. — А может, это не он? Кто видел Пожирателя, кроме этих? — Чародейка кивнула на кучу связанных богов и духов, достигающую потолка. Никто из них не мог и слова вымолвить. И все благодаря эффективному кляпу, технологию изготовления которого любезно предоставил нам Тузмес.

Оказалось, никто.

— Если применить дедукцию и отбросить все самое невероятное, то мы придем к выводу, что это Пожиратель, — сказал я.

— Невероятного здесь слишком много, — ответил Зубастик, — на человеческий взгляд. Все не отбросишь.

— Браул прав. Я уверена — это Пожиратель.

— Ну во всяком случае, он точно бог, — высказал свое экспертное мнение Тузмес. Его соратники, безголовый и четырехрукий, согласились.

— Надеюсь, мы его не прикокнули, — сказала Талула.

Крайлог осмотрел свою дубину и уверил нас в том, что во время операции она находилась не в боевом режиме, а обычном. Значит, опасаться не стоит, Пожиратель скоро придет в себя.

Ну, пока суд да дело, мы прочесали территорию вокруг замка. Толкователя, Мартула и Стиоделарикса к тому времени и след простыл. Они свалили, прихватив складной алтарь и все три камня. Ничего необычного я тут не видел. Это нормально — злодеи ускользают от возмездия, а герои вынуждены опять надрываться, исправляя свои ошибки. Нелегко спасать вселенную — вот что я вам скажу.

Было не совсем ясно, что делать. По логике, не мешало бы связаться с Матиссой Кабат и ее коллегами по Ордену, но у нас такой возможности не было. Раз псевдо-Эриделла не оставила адреса, значит, имелось в виду, что она сама нас отыщет. Замечательно. Только вот когда?

— Просыпается! — сказал Тузмес, на всякий случай создавая вокруг Пожирателя защитную, почти целиком прозрачную сферу.

Мы столпились вокруг нее, словно дети у вольера с медведем.

Пожиратель Миров сел, держась за голову. На лбу лиловела шишка.

— Эй, в чем дело? Кто вы такие?

Мы объяснили, хотя из такой разноголосицы трудно было что-либо понять. Оглядев несколько плавающим взглядом нашу компанию, Пожиратель надул губы.

— Пропади оно все пропадом, — сказал бог, — как закрутилась эта канитель! Значит, вы — те, кто якобы должен был устранить угрозу? Спасители мира? — Пожиратель расхохотался.

— Довольно обидно, — ответил Квирсел. — Мы старались. А то, что вас вырубили, ну это недоразумение. Извините.

— Ага. Случайность. — Крайлог спрятал дубину за спиной. — На войне всякое бывает.

— О тебе я слышал, Несокрушимый, — сказал Пожиратель. — В свое время ты был храбрым и сильным. Жаль, что мы не встретились в более благоприятные времена.

— Ага, — ответил страшный, польщенный тем, что его назвали храбрым и сильным.

— Зачем вы вернулись? — спросила Гермиона. — Насколько мы поняли, вы нарушили договор с Эриделлой, которая вас освободила.

— Нарушил, — подтвердил бородач, — Но что было делать? Пришлось пойти на обман. Что бы вы сделали, если бы просидели семь тысяч лет в этом каменном мешке? Разумеется, воспользовались бы любой возможностью вырваться на свободу. И наконец я ее получил. Поверить не могу.

— События постоянно поворачиваются к нам непредсказуемой стороной, — сфилософствовал Тузмес, — Только утвердишься в какой-нибудь мысли, и тут же оказывается, что все не так…

— Я вернулся, думая застать здесь эту чародейку, — сказал Пожиратель.

— Хотите сдаться? — спросил я.

Бородач поглядел на меня, прищурившись.

— Сдаться? Нет. Перед вашим этим Орденом я ни в чём не виноват, господа. И в новую тюрягу не хочу. Но Эриделла пообещала мне помочь утрясти все проблемы…

— Какие? — поинтересовался Изенгрим.

— Ей нужны эти гнусные твари — Толкователь, Стиоделарикс и Мартул. Я же хочу свернуть их цыплячьи шеи собственными руками. Таким образом, наши с Орденом интересы несколько расходятся, но компромисс возможен. В принципе я не против, чтобы предатели получили по заслугам, исходя из законов местного иномирья. Смерть для кое-кого была бы слишком легкой участью. Пускай помучаются с мое, тем более есть за что. Но об этом я подумал лишь недавно. Свобода ударила мне в голову… а потом… Словом, пусть Эриделла сделает свое дело, а я помогу. Мои силы не восстановились, даже не знаю, когда смогу набрать полную форму, ведь народ, с которым я был связан, давно исчез. — Пожиратель посмотрел на кучу связанных богов и духов и добавил, что многих знает. Когда-то они вместе сражались за собственные интересы, заботились о людях, приносили пользу. Пожиратель с удивлением говорил об этом. В его божественной голове до сих пор, кажется, не уложились все эти печальные факты. До сих пор Пожиратель не мог поверить в предательство.

— Можете на нас рассчитывать, — сказал я, ощутив, что как раз сейчас нужно что-то такое сказать. — Рад, что мы не столкнулись в предполагаемом изначально противостоянии. Рад, что все выяснилось. Вы не собираетесь уничтожать мультиверсум, и это хорошо.

— Да уж, — усмехнулся Пожиратель. — Такая бредовая идея могла возникнуть только в башке Толкователя. Он мне никогда не нравился. Я был наивным. Считал, что сделал доброе дело во имя общего блага, а он и его аколиты вонзили мне нож в спину. Убили мою жену, богиню весны, Айнулли, и моих детей…

Наше высокоморальное сообщество зажужжало.

— Они превратили их в камни, которые использовали против вас, — сказал Зубастик. — Ничего более гнусного вообразить не могу.

Пожиратель покачал головой.

— Ты прав, чародей. И они не ошиблись. Камни действовали. Шесть раз я пытался выбраться из своей тюрьмы, используя все доступные мне уловки, и шесть раз Лига Трех Элементов во главе с Толкователем загоняла меня обратно. Божество, лишенное своей силы, не опаснее кузнечика, и они это знали. Души моих детей оказались самым мощным оружием против меня. Даже мое пророчество оказалось неэффективным.

— И чего же вы хотели сейчас? — спросил я.

— Камни опасны для меня, пока они в руках Толкователя. Вынужден признаться, я надеялся получить от Ордена защиту. С помощью камней, даже при превосходящих силах противника, Толкователь способен натворить много дел. Думаю, сейчас он готовит удар по мне. Это первая его насущная потребность — расправиться со мной. Если у него получится, дальше… Здесь никто не даст гарантии, что этот выродок не станет тем, против кого он якобы боролся.

— Пожирателем миров? — спросил мопс.

— Да, что-то в этом роде. И… как я понимаю, Толкователя вы упустили?

По нашим рядам прошла волна искреннего сожаления. Зубастик попытался утешить присутствующих, сказав, что мы обязательно его найдем.

— Только вот где? — разрушил наш осторожный оптимизм Тузмес. — Пожиратель, ты знаешь, где могут скрываться твои враги? Может, есть какие-нибудь особые места? Убежища?

Пожиратель думал, дергая себя за бороду. Талула, пользуясь моментом, тискала втихаря мою руку. Подозреваю, после всех перипетий она всерьез вбила себе в голову, что я герой. Имею в виду, что теперь она вроде как получила доказательства того, о чем ей долдонила по привычке Гермиона. Талула имела несчастье видеть меня в деле, и ее женское сердце растаяло. А в результате мои акции взлетели до небес.

Я вырвал свою длань и косо посмотрел на чародейку, намекая, что сейчас не время. Не помогло. Талула взирала на Браула Невергора с совершенно неприличным обожанием.

Пожиратель наконец надумал. Судя по красной физиономии, решение он принял исключительно под давлением обстоятельств…

Впрочем, нам опять помешали. Пространство вокруг замка заполыхало от открывающихся в разных местах порталов. Вибрация вновь сотрясла старые камни, и вновь они устояли под напором враждебных сил. Чудо. Вопрос в другом: устоим ли мы?

— К бою! — крикнул Зубастик, взмахнув волшебной палочкой.

Сделать то же самое я не мог — моя палочка все еще лежала дома — и ограничился лишь воинственным возгласом. Но душенька в пятки все-таки ушла.

— Кажется, нас окружают, — сказал Изенгрим, воинственно кусая губы. — Кто?

Всем личным составом (исключая Пожирателя) мы изготовились к сражению. Вероятно, Толкователь пустил в ход свои давно приберегаемые резервы, чтобы окончательно с нами разделаться. Мы разрушили его планы, и вполне, с его точки зрения, заслуживали расправы. А раз так, то… Браула Невергора они не получат. В жизни случаются моменты, когда…

Мои философствования прервал строгий женский голос снаружи. Не сразу, но я узнал приснопамятную Матиссу Кабат.

— Вы окружены! Сдавайтесь! Выходите с поднятыми руками! Волшебные палочки, кастеты и амулеты выбросить! Шаг влево, шаг вправо расценивается как попытка к бегству! Тюрьма накрыта антимагической блокадой, поэтому сопротивление бесполезно!

Боги и духи затараторили. Прошли времена, когда они участвовали в сотрясающих мир сражениях в иномирье, и к сегодняшнему дню уже давно не были грозными воителями.

— Ну это уже наглость, — сказала Гермиона.

Пожиратель грустно усмехнулся, качая головой.

— Мы знаем, что вы там! — прокричала Матисса.

— Знает! — Талула закатала рукава. — Сейчас кое-кто у меня получит!

— Подожди! — Я взял чародейку за локоток, не дав ей осуществить нападение на представителя власти. — Мне нужно поговорить с Матиссой. Похоже, она думает, что мы — Толкователь и его шайка и держим в плену Пожирателя. Не вмешивайтесь пока, но будьте начеку. И вы тоже, Пожиратель.

Бородатый бог уселся на скамейку, которая служила ему верой и правдой все эти века, и благословил меня жестом. Именно таким полководец осеняет разведчиков, у которых нет шансов вернуться из вражьего логова.

Я собрался с духом, напоминая себе, что отныне веду исключительно героический образ жизни, и подошел к разлому в стене.

— Матисса! Матисса, это я! Не стреляйте… или что там вы еще собрались делать!

— Ага! Ваше сиятельство!

В ее голосе прозвучал непонятный восторг. Искренне? Или это тактическая уловка с целью запудрить мне мозги?

Ступив на открытое пространство, я сделал несколько шагов прочь от стены. Сотрудники (или адепты, или кто?) Ордена Наблюдателей окружали развалины широким кольцом. Это были дюжие маги в специальных мантиях со специальными капюшонами, в которых было не понять, где находится голова. Серо-коричневые фигуры замерли на равном расстоянии друг от друга, держа в руках волшебные палочки. Таких палочек я никогда не видел. Их нужно было назвать так — Палочки, ибо каждая походила больше на полицейскую дубинку. Черное дерево с багровыми вставками, на гранях пылают зловещим светом руны, концентрирующие боевую магию. Не иначе какие-нибудь экспериментальные прототипы, созданные при помощи богов и способные бороться с богами же.

Матисса встретила меня почти радостным рыканьем. Мантию она не носила, и вообще, ничто в ее облике уже не напоминало об Эриделле. Личину чародейка сбросила, превратившись в высокую шатенку с длинными ногами в длинных сапогах и форменном сюртуке с косым запахом. Увидев ее, на пару мгновений я даже влюбился. Может, в спецслужбы нарочно набирают таких эффектных барышень?

— Как вы здесь оказались? — спросила Матисса, приближаясь. Улыбка ее источала сдержанный профессиональный холод.

— Долгая история, — ответил я. — Прикажите вашим людям опустить эти штуки.

Я кивнул на страшную волшебную палочку в руке Матиссы. Она посмотрела на меня, а потом отдала приказ особым, секретнослужебным взмахом руки. Маги в мантиях спрятали богобойки в складки одеяний и замерли. Но окружение чародейка снимать не собиралась.

— Спящий Толкователь сбежал, — сказал я. — Его нет. Мы, к сожалению, проворонили важный момент, однако большая часть шайки обезврежена и в вашем распоряжении.

Матисса кивнула.

— А Пожиратель? Мы уловили его ауру. Он вернулся.

— Вернулся, — сказал я. — Понял, что зря убежал, и рассчитывает на помощь Ордена. Камни до сих пор у Толкователя, следовательно, Пожирателю угрожает опасность…

Матисса оглядела замок прищуренными глазами. Ее глаза были прекрасны, но каждый походил на опаснейшую змею, а два — на две змеи, готовые ужалить.

«А такой дамочке на зуб не попадайся, — подумал я. — Держу пари, она не замужем».

— Орден обеспечит ему защиту, — сказала Кабат. — Как мы и договаривались. Пусть не беспокоится.

— А… есть какие-нибудь условия?

— Условия? — Матисса вздернула голову. — Вы и так знаете слишком много о деятельности нашей организации. Теперь о ней знают еще и ваши друзья. Известные обстоятельства диктовали нам свою волю, но не переходите границы, Браул. Вам не нужно знать больше, чем положено…

— Пока Пожиратель находится под нашей защитой, — сказал я, очевидно противореча фактам. Не знаю, что меня дернуло за язык.

— Интересно, интересно. И что это означает?

— Ничего.

— Надеюсь, не ультиматум?

— Мне нужно знать, чего вы хотите от него. Он ведь не отправится за решетку снова?

Матисса покраснела от злости. Опасная, опасная красота!

— Ваше си…

— Извините! — «И откуда мы такие храбрые?» — пискнул порядком подзабытый голосок внутри меня. — Лига Трех Элементов и ее союзники справедливо хотят знать, что будет, когда Орден положит на Пожирателя свою лапу.

— Лапу? Да вы что?

— Неудачно выразился, извините. Я понимаю, Пожиратель — ваша приоритетная цель. Толкователь и другие — цель номер два.

— Нет, не понимаете!

— Просветите меня.

— Пожиратель — ключ ко многим тайнам.

— Толкователь, исходя из этой логики, тоже, — сказал я.

Матисса поднялась, как дрожжевое тесто, свирепо глядя на меня.

— Мы зададим ему всего лишь несколько вопросов. Он будет свободен. И даже больше.

— Больше?

— У нас имеются связи. Наши божественные союзники могут сделать его частью эртиланского пантеона. Или какого-нибудь другого, если Пожиратель захочет выбрать…

— Заманчиво, — сказал я, словно речь шла обо мне.

— Давайте решать, ваше сиятельство. Время идет, — сказала Матисса, поправляя черные кожаные перчатки. — Нам нужно ловить Толкователя.

Я обернулся в сторону замка.

— Сначала переговорю с товарищами по борьбе. Скоро вернусь! Не скучайте!

Махнув Матиссе, ваш покорный отправился в сторону тюряги. Шел я нарочитой походкой бульварного фланера, медленно, со вкусом. Во всяком случае, мне так казалось.

«Думай, думай, думай», — твердил я мысленно, но ничего не добился. Сейчас мне было очевидно лишь одно: Матисса сделает все, чтобы получить Пожирателя Миров — хотя бы для дружеской беседы. Но, захапав бога, выполнит ли она свои обещания? Где здесь двойное дно?

Меня засыпали вопросами. Я пересказал наш разговор — соратники заволновались. Отмалчивался только Пожиратель Миров. О нем словно забыли. Со всех сторон посыпались предложения. Одни хотели с боем прорваться и удрать куда подальше (Крайлог Несокрушимый), другие настаивали на коррупционной схеме — сколько надо дать Матиссе на лапу (четырехрукий союзник Тузмеса), третьи твердили, что у нас нет оснований не доверять такой весомой организации (Зубастик) и т. п. Благоразумие проявила лишь моя сестрица. Гермиона напомнила, что мы тут не осажденные, не преступники и осложнять ситуацию, давая Ордену повод делать неверные выводы, ни к чему. Зубастик, Талула и я поддержали это мнение, однако возникал вопрос, что делать дальше.

— Выходим, — сказал Пожиратель, до сих пор молчавший, — Если Ордену надо о чем-то меня спросить, пусть спрашивают. В любом случае, пока без его защиты мне не обойтись. Камни еще не найдены, — добавил он. — Граф, будете меня сопровождать? Вы проявили себя хорошим дипломатом…

— Спасибо. А когда?

— Сопровождать сейчас, а проявили пару минут назад.

— А… вообще-то, Зубастик он… вы бы видели его на переговорах.

— Достойнейший из чародеев Изенгрим Поттер, — обратился к нему бородатый бог, — не будете ли против, если я изберу вашего друга на роль посредника?

Достойнейший из чародеев смутился.

— Не буду, — пробормотал Изенгрим.

— Браул Невергор станет кем-то вроде… как вы это называете? Адвоката. Если Орден позволит себе лишнее, он напомнит, что так нельзя.

— Дорогой, не смотри, как дохлая рыба! — Гермиона поправила мне воротничок, сдула пару пылинок с плеча. — Соберись! У тебя важная миссия!

— Да. Мы надеемся, что ты нас не подведешь, — произнесла Талула с чувством.

«Вот так влип! Когда не надо, все вдруг начинают меня хвалить и оказывать доверие! А вот просто так, в череде серых будней ни один не подарит ни одного хиленького комплимента!»

Обидно. Ну ладно, я ж понимаю. Героям всегда достается самое трудное.

— Мы с Браулом пойдем вперед, а вы на некотором расстоянии, — сказал Пожиратель. — Не провоцируйте магов. Мы должны усыпить их бдительность.

— Для чего? — спросила Квирсел. Мопсу не нравилось, что Пожиратель, вспомнив свою полководческую молодость, начал раздавать приказания.

— Уважаемый чародей, это же очевидно. Как говорят в вашем измерении, сейчас маги на взводе. Это их профессиональная привычка — палить убийственной магией во все, что движется. Иными словами, наша задача показать, что конфликт, если и был, то благополучно разрешен. Вопросы есть?

Их не было — авторитет и харизма Пожирателя сыграли свою роль. Когда-то, пользуясь ими, он завоевывал доверие божественных армий, так чего удивляться?

В общем, операция «Сдаемся!» началась. Я и Пожиратель (смотрелись мы со стороны будто высокий папа и тощий низенький подросток) вылезли из развалин первыми и пошли по направлению к Матиссе. Чародейка покручивала палочкой и расхаживала взад-вперед.

— Наконец-то! Приветствую вас, Пожиратель Миров. Рада, что мы снова повстречались. — Выдав эту тираду, Кабат зыркнула в мою сторону (мол, а ты что тут снова делаешь?), но я этого не заметил, потому что прислушивался к посасывающим ощущениям под ложечкой. Так многие, в том числе и я, реагируют на опасность.

Происходило что-то странное. Краем уха я услышал, как Пожиратель делает Матиссе комплимент, а краем другого — что остальная наша банда потихоньку выползает из полуразрушенного замка.

— Да что вы, что вы… — Матисса была крутая, но и она не сумела устоять перед чарами Пожирателя. Даже в таком непрезентабельном виде, с бородой, напоминающей громадный волосяной водопад, бог обладал невероятным обаянием для женского пола.

Уж не знаю, о чем шла речь в комплименте, но Матисса зарделась, будто институтка, и начала ковырять землю перед собой носком сапога. Я посмотрел на Пожирателя, не в силах осознать, в чем соль этого спектакля. Я что-то опять пропустил?

Оказалось, впрочем, что нет. Через мгновение злая судьба сделала очередной кульбит и схватила меня за горло. Точнее, взял Пожиратель, ставший на время ее орудием.

Я и охнуть не успел, а также не успели охнуть и мои товарищи по борьбе, как почувствовал — тащат в сторону. Ноги болтаются над землей, дыхание сперло. Перед глазами качается обозримый кусок мира, на котором запечатлены, словно на картине, маги из Ордена и разношерстная толпа, только что вышедшая из замка. На миг все замерло.

— Не подходить! Стоять на месте! Всем! — заорал Пожиратель так, что я чуть не оглох. Ну и голос! Боги грома и то так не умеют. — Палочки на землю! На землю! Иначе я сверну ему шею, а потом завяжу в узел!

Не сразу, как это всегда у меня бывает, я сообразил, что угодил в заложники. И свернуть что-то там, чтобы потом завязать чем-то там, Пожиратель обещал мне.

— Что выдел… — прохрипел я, пока воистину гранитные пальцы сжимали мое горло.

— Молчи, — прошептал мне в левое ухо Пожиратель. Казалось, что туда залетел страшный пустынный самум. — Молчи, потом расскажу!

— Надеюсь!

— Палочки на землю, я сказал! — снова взревел Пожиратель, все дальше отступая от магов.

Его просьбу выполнили. Матисса, теперь разъяренная, словно пума с отдавленным хвостом, сжала кулаки. Рот красавицы перекосился.

— Что вы такое делаете? — спросила она. — Зачем?

— Я не хочу снова в тюрягу! — прорычал Пожиратель. — Этого не будет!

— Граф, вы объяснили ему, что мы не собираемся его запирать?

Неподалеку отсюда Талула свалилась в обморок. Никто и не подумал ее подхватить — просто никто не заметил, все были увлечены представлением.

Говорить не получалось, поэтому в ответ на резонный вопрос Матиссы я только помотал руками и ногами. Это единственное, что сейчас получалось у меня хорошо.

Что вообще Пожиратель задумал? Может, съехал со своего божественного ума?

— Сейчас мы уйдем! — сказал бог, наблюдая за магами. — Я открою портал, но предупреждаю: не вздумайте меня отслеживать. Кое для кого это кончится плохо! Поняли?

— Поняли, — ответила Матисса. — Но чего вы хотите?

— Если мы будем разговаривать, то на нейтральной территории, — сказал Пожиратель. — Не у вас.

— Ладно, — сказала чародейка. — Не возражаю. Что еще? Отпустите заложника!

— Нет! Я не для того его взял!

Логика железная.

Всеми силами я хотел показать соратникам, что у меня все в порядке. Судя по их лицам, они не верили. А разве сигналы, которые я энергично подаю конечностями, их не убеждают? Хотя, признать, я не в курсе, что эти сигналы означают.

Зубастик поднял Талулу и взял на руки.

— Мы уйдем. Не пытайтесь преследовать! Позже я выйду с вами на связь. Никаких шагов не предпринимать! — Пожиратель погрозил магам громадным кулаком, и я почувствовал энергию открывающейся за спиной бога точки перехода.

Как бы то ни было, поделать я ничего не мог и отдался на волю обстоятельств. В общем, думаю, если бы Пожиратель хотел меня прикончить, то давно бы сделал это. Стоит всего еще на полсантиметра свести пальцы, и моя шея переломится, как тростина. Выходит, я ему нужен.

Такой мыслью я и утешался. Пожиратель создал портал, прыгнул в него, но тут же перешел на другую методу перемещения в пространстве-времени. Подобно Стиоделариксу, на котором я ездил не так давно, Пожиратель заставлял саму ткань континуума расступаться перед ним и закрываться позади. Чтобы было удобнее, бородач посадил меня за закорки, после чего увеличил скорость. Мы неслись быстрее падающей звезды.

— Не дадим погоне никаких шансов, — крикнул Пожиратель, словно я его о чем-то спрашивал.

Я массировал шею, гадая, насколько страшные там остались синяки. На очередном повороте, проложенном где-то между невиданными и труднопостижимыми изгибами мироздания, я вцепился Пожирателю в волосы. Уф, чуть не сдуло! Обидно было бы потеряться в вечности сейчас, когда мы близки к развязке.

— Нет, все, конечно, понятно, — чтобы привлечь внимание гиганта, я подергал его за волосы, — кроме одного: куда мы направляемся?

— К тебе, конечно, — ответил бог.

— Что? Что это за дурость? Что мы у меня будем делать?

— Скрываться!

— Ну знаешь. Пожиратель… Я считал тебя умнее! Нас будут искать в первую очередь там, особенно если заподозрят, что я с тобой заодно. И что — спрятать тебя в шкаф?

— Но Матисса ведь не знает, что мы заодно, — сказал бог.

— Это неважно. К тому же я не хочу видеть, как мой дом превращается в руины! Поворачивай! Ищи другое место!

— Хорошо…

Пожиратель на секунду затормозил и сделал прыжок в сторону, издав при этом радостное: «У-ух-х!» Я зажмурился. От мельтешения разнородных частей мультиреальности у меня заболела голова. Люди определенно не предназначены для таких экстремальных мистических нагрузок.

Наконец прибыли. Чувствуя, что желудок мой пытается вылезти наружу посмотреть, что там делается, я сполз с плеч Пожирателя. Точнее сказать, стек с них и очутился на чем-то твердом.

— Ну вот, теперь они нас не догонят! — сказал бог и засмеялся.

Я никоим образом не разделял его игривого настроения.


Глава 16 | Седьмая пятница | Глава 2