home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

В общем, ничего путного мы с Талулой не придумали и решили просто вернуться. Наше долгое отсутствие могло навести Толкователя на подозрения, а как раз этого надо было избежать. Впрочем, гарантий не было, что уже не случилась какая-нибудь катастрофа. Если в действии участвует Браул Невергор, без нее просто не обойтись. Не удивлюсь, если, несмотря ни на что, мультиверсум все-таки постигнет печальная участь.

Из портала мы вышли в том же месте и встретили примерно ту же картину. Боги занимались своим делом. Гермиона, Квирсел и Зубастик слонялись неподалеку, делая вид, что усердно размышляют над проблемой поиска Пожирателя Миров.

— Слушай, я кое-что придумала, — прошептала Талула Поттер, тыча меня в ребра пальцем.

— Ну?

В этот момент к нам подошли остальные члены Лиги. На их физиономиях было столько вопросов и нетерпения, что описать невозможно.

— Как дела? — спросил Зубастик, дергаясь, как маленький мальчик, мечтающий попасть в туалет.

— Не молчи, Браул! — Гермиона вцепилась в мой рукав.

— Для начала скажите, как дела здесь!

— Они напали на след. — Юная волшебница бросила в сторону богов подозрительно-негодующий взгляд. — Эти проклятые камни постоянно сбивают рисунок заклятий.

Талула кивнула. Ну да, мы-то знали, что на самом деле собой представляют артефакты.

Со стороны алтаря донесся звук взрыва. Небольшой такой был взрыв — всего лишь разметал толпу богов и духов, наградив каждого не хилой магической контузией. Я заметил, что камни в алтаре светятся ярче и цветные шарики над ними летают яростнее, если можно так выразиться.

Я принял торжественный вид. Должно быть, напоминал в тот момент вождя, готового вести в бой свое войско. Совсем как Пожиратель Миров.

Боги и духи, ругаясь, вернулись к своему ритуалу. Судя по голосам, у них возникли разногласия. Колдовство было слишком глобальным, чтобы однозначно трактовать его проявления.

— Итак, — сказал я, радуясь, что трения в божественной среде предоставили нам немного времени. — Талула что-то хочет сказать. Прошу.

Чародейка хрустнула пальцами и предложила напасть на Толкователя и его шайку и скрутить, пока есть возможность. Она употребила даже слово «обезвредить», чем привела наше сообщество в большое волнение.

Гермиона поджала губы, чуть отодвинулась от подруги и сообщила ей, что та свихнулась. Зубастик тоже отодвинулся и выразил то же мнение. Квирсел ничего не сказал, глядя на Талулу, будто она не человек, а гигантский паук-птицеяд.

— Вы не все знаете, — заметил я.

— Что мы еще не знаем? — простонала Гермиона. Она терпеть не может, когда я начинаю нагнетать таинственность. Полагает, что я издеваюсь над ней.

Напомнив себе, что время дорого, я вкратце изложил соратникам историю с Эриделлой, которая на самом деле не Эриделла, а Матисса Кабат. Сделал краткий экскурс в криминальную историю банды Толкователя и яркими мазками обозначил его бездонное коварство и нечистые методы.

Реакция не заставила себя долго ждать. Зубастик побагровел, рискуя получить апоплексический удар. Его спортивные кулаки сжались с хрустом, мечтая пройтись по чьей-нибудь божественной роже. Особенно всех возмутила история с бедной супругой Пожирателя и его детишками, превращенными в камни. Гермиона тут же пообещала, что лично спустит шкуру с Толкователя, а из белого кролика сварит суп. Квирсел поделился мнением, что консоме будет лучше, лично он его обожает.

— Тихо, тихо! — сказал я, краем глаза наблюдая за толкотней вокруг алтаря.

— Теперь понимаете, почему я хочу их обезвредить? — спросила Талула.

— Да я сам сейчас…

Я успел схватить Зубастика за плечо. Чародей, набычившись, покосился на меня.

— Не забывайте, это все-таки боги, а мы — не чародеи из Ордена, которые знают методы борьбы с ними. Матисса предупредила, чтобы мы были осторожны.

— Но чего ждать? Группу захвата? Ну так неизвестно, когда она появится и что успеют эти мерзавцы натворить! — протрещала Гермиона. Другой рукой мне пришлось держать ее.

— Есть еще Тузмес, — напомнил я.

— Точно. Надо бы привлечь его на свою сторону. Он такая же жертва этой аферы, — согласилась Талула.

Зубастик на миг задумался.

— Не спорю, он может быть полезен. Но как привлечь его внимание? Не подойти же и не сказать: «Давай арестуем Толкователя!»

Гермиона призвала Лигу напрячь все умственные ресурсы. Боги и духи тем временем сумели достичь немалых успехов. Над алтарем висела большая овальная штуковина, сотканная из света, цветного тумана и закрепленная по краям жгутами Силы, которая переливалась всеми оттенками радуги. Невероятно, они заставили камни работать! Ну и что же дальше?

Гермиона первая набрела на что-то дельное.

— Давайте выманивать их по одному! Сначала позовем Тузмеса и расскажем правду. Затем станем звать всех по очереди и связывать. Высокий поможет.

— Идея хорошая, — сказал Зубастик, — но трудноосуществимая. Куда нам их выманивать? Здесь кругом пустое пространство и вот эта полуразрушенная тюряга.

— Тюряга!!!

Участники сообщества посмотрели на меня, требуя аргументации.

— Ее-то мы и используем!.. Слушайте!

За неимением лучших идей Лига решила рискнуть. Разбредясь по развалинам, мы стали громко восклицать, что нашли много интересного. Восклицать требовалось так, чтобы заинтересовать богов и заставить их оторваться от дела. Используя все свои в той или иной мере имеющиеся актерские способности, мы голосили как чокнутые. Жаль, зрителей не было — мигонская публика по достоинству оценила бы наши старания. Действо тянуло на целую пьесу со своим не таким и простым сюжетом.

— Тузмес, посмотри, что мы нашли! — надтреснутым голосом воззвал я по условному сигналу. Поттеры спрятались в камере Пожирателя, в которой не было стены, а я торчал совсем рядом. Гермиона и Квирсел валандались неподалеку, чтобы в случае чего ринуться на помощь.

Настал весьма тревожный момент. Мало таких выдавалось на моей памяти. Здесь и сейчас решалась судьба всего предприятия.

— Тузме-ес! Кхе… Тузме-ес!

Наконец синеглазый внял моим мольбам и, разбрасывая искры, помчался в мою сторону. Я думал, что бог собирается меня вздуть, но он притормозил прямо перед моим носом и вежливо спросил, почему я ору как не знаю кто…

— Мы нашли доказательства.

— Какие? — Тузмес вращал головой.

— Они внутри, в камере, — сказала Гермиона. — Пожиратель оставил на стене послание, которое мы раньше не заметили. Оно укажет нам, где его искать.

— Ну!

Бог забежал под каменные своды узилища и попал в руки Зубастика. Тот подошел со спины, а мы загородили выход.

— Высокий, нам нужно с вами серьезно поговорить! Пожалуйста, верьте нам!

Синие глаза Тузмеса стали большими.

— Что?

— Верьте! От этого зависит ваша судьба! — сказал я.

— Что?

— Перестаньте наконец чтокать! — произнесла Гермиона. — И слушайте!

Сбитый с толку, Высокий выслушал-таки наше сбивчивое высокоскоростное объяснение и, как мне показалось, едва не свалился в обморок.

— Значит, меня надули? — Синеглазый растерялся, словно актер на премьере, узревший, что зрительный зал абсолютно пуст.

— Всех нас! Вы должны помочь нам обезвредить Толкователя и его подельников. Прямо сейчас!

Тузмес посмотрел на каждого из нас, желая убедиться, что все мы скопом не сошли с ума.

— Ладно. Я уже ничему не удивляюсь. Что я должен делать?

— Позовите Крайлога. Его дубина нам очень пригодится, — сказал Зубастик. — А мы наколдуем побольше крепких веревок.

Приятно, когда команда работает сообща. Колесики единого механизма крутятся во имя великой цели, и в груди каждого спасителя мира горит праведный огонь. В такие-то вот минуты и понимаешь, что вроде не зря коптишь небо. Твоя жизнь имеет смысл.

Не думал, что мне доведется участвовать в таком спектакле, но тем не менее это произошло.

Тузмес позвал Крайлога, и тот, недовольно ворча, двинулся в сторону замка. Пока он переставлял свои страшные ноги, мы создавали прочные веревки и накладывали на них заклятия, не забывая при этом восклицать на все лады. Суть восклицаний, как и раньше, сводилась к тому, что мы будто удивлялись, как легко решается загадка Пожирателя. Квирсел, стоявший, как говорят среди городских низов Мигонии, «на стреме», сообщил нам, что божественная компашка клюнула.

— Большая их часть смотрит в нашу сторону. Толкователь и Мартул сердятся.

В этот момент появился Крайлог. Собственно, возле алтаря ему делать было нечего и он просто маялся дурью, явно испытывая желание пустить в ход дубину. Мы предоставили ему такую возможность. Тузмес взял на себя роль переговорщика, рассказав бывшему богу войны, как дела обстоят на самом деле. Реакция Крайлога была предсказуема, и мы еле удержали его от немедленной расправы с Толкователем. И объяснили, что нужно сделать.

— Хорошо, — проворчал страшный, вращая глазами и плюя на ладони. Дубина его казалась еще более ужасающей, чем раньше. — Приступим.

Операция вступила в новую фазу, можно сказать основную. Я уже предвкушал, как мы подадим Ордену Наблюдателей божественных субчиков на блюдечке с голубой каемочкой, и Матисса откроет рот, впечатленная нашей находчивостью…

Вскоре на наше камлание отозвался Неусыпный Страж. Ему тоже захотелось посмотреть, какое такое послание оставил Пожиратель. Едва он вошел в полумрак камеры с отсутствующей стеной, как Несокрушимый угостил его дубиной. Страж отрубился, и мы связали его, положив в уголок. Вторым был один из незначительных богов, составляющих свиту Тузмеса. Ему мы приказали молчать и стоять тихо, так чтобы видно не было. Дальше — больше. Божества и духи чередовались. Союзников из числа соратников Высокого мы заталкивали в один угол, а членов шайки Толкователя — в другой, предварительно оглушив и обездвижив. Крайлог получил удовольствие от своей работы, сказал даже, что очень похоже на старые добрые времена. Мы ничуть не сомневались.

— Квирсел, как там дела? — спросил я, прикинув по величине куч, что большая часть наших клиентов уже поймана — так или иначе.

Правда, оставались виновники торжества — Толкователь, Мартул и Стиоделарикс. Их отсутствие беспокоило не только меня. Талула высказал мнение, что в нашем гениальном плане, кажется, есть серьезная прореха. Толкователь не дурак, хотя таковым и прикидывается, и он мог вполне что-то заподозрить. А заподозрив, смыться, чтобы не угодить в ловушку…

Лига признала справедливость этих слов, и не успела прийти к единому мнению, как Тузмес взвился к потолку и сказал, что чувствует приближение него-то. Вскоре мы тоже почувствовали.

— Сейчас откроется окно, — сказал синеглазый.

— Это, наверное, Матисса.

— Квирсел, — позвал я, — вернись!

— Их там нет, — сообщил со всей мрачностью мопс.

— Кого?

— Тех, ради кого мы все это затеяли.

— Смылись, — прокомментировала Гермиона.

— Тихо! — шикнул Тузмес. — Оно уже здесь…

Мне удалось схватить Квирсел а и спрятаться в камере. Крайлог занял свое место за углом, подняв дубину над головой. Ему нравилось, и он готов был долбить по чьим-нибудь черепам хоть до бесконечности.

В точке выхода пространство и время слегка всколыхнулись, но вскоре все успокоилось. Некто ходил по развалинам, то отдаляясь, то приближаясь, и ворчал себе под нос. Кто-то, я бы сказал, не маленький. Если не считать шагов этого неизвестного, было тихо. Мы, как последние идиоты, за неимением лучшего сгрудились в полумраке камеры Пожирателя, размышляя каждый о своем (я думал, что мы всерьез прокололись — спугнули Толкователя, попробуй его теперь найди!).

И тут чья-то могучая тень, превышающая по могучести даже Крайлога Несокрушимого, появилась на фоне разлома в стене. Не дожидаясь, пока глаза привыкнут к полумраку, ее обладатель шагнул внутрь и заработал от Крайлога фирменный удар по лбу. Дубина не подкачала. Звук, порожденный ею в результате столкновения, походил на треск падающего дерева на лесосеке. Гермиона ойкнула. Талула прижалась ко мне. Боги и духи, кто был в состоянии, охнули разом.

Громадная человекообразная фигура покачнулась, но не упала. Крайлог размахнулся и добавил — в то же место. Снова треск, и вот уже после этого нежданный гость, развернувшись вокруг оси, рухнул на каменный пол. Замок закачался, грозя обрушиться нам на головы. От массового бегства из-под неустойчивой крыши нас спасло только крайнее любопытство.

На полу лежал здоровенный такой мужик, состоящий из мускулатуры, шрамов и свирепо разросшейся бороды до пояса. Запах от него шел, мягко говоря, забористый. Из одежды — только набедренная повязка, сильно обветшавшая от времени.

Наши дамы сморщили носы. Остальные принялись чесать репу, гадая, кого же нам посчастливилось так приголубить.

Мы сгрудились вокруг тела, выдвигая гипотезы. Лига разгалделась, словно стая ворон, и продолжала бы и дальше сотрясать воздух, пока у меня не лопнуло терпение. Воздев руки, я призвал всех к тишине и сообщил:

— Сдается мне, это и есть тот, кого мы ищем. Пожиратель Миров.

И снова наступила немая сцена. Все по законам жанра, ничего не поделать.



Глава 15 | Седьмая пятница | Глава 1