home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Примерно так мы переругивались и скрещивали копья в попытке доказать друг другу очевидное не только выходя из дома, но и сидя в экипаже. И продолжали толочь воду в ступе, даже когда выгружались всей компанией во дворе поместья Поттеров. Дискуссия прекратилась лишь с появлением Эйры Поттер, матери семейства и весьма уважаемой матроны. Эйра любила принимать гостей и старалась всегда встречать их лично, не доверяя столь важное дело дворецким. С криком, не совсем приличествующим особе такого социального положения, баронесса бросилась Гермионе на шею.

Пока шло обнимание, мы с мопсом стояли возле кареты. Я держал его на поводке, и мы оба чувствовали себя дураками.

— Скажи, чтобы меня отдали слуге и чтобы мне обеспечили прогулку в парке, — сказал чародей под шумок. — А дальше я сам.

— Что ты сам?

— Положись на меня… — бросил Квирсел, изображая маленькую собачку. А что делают маленькие собачки (впрочем, большие тоже)? Нюхают и задирают лапу.

— Фу! — сказал я. — Посмотрели бы на тебя твои соплеменники из твоего измерения!

— Чего не сделаешь ради торжества истины?

В самом деле…

В следующий миг на меня налетела Эйра Поттер и заверещала своим пронзительным сопрано, достигающим самых печенок. Моих оно достигло за считаные секунды, в результате чего мне стало еще хуже, чем раньше. Однако я приложил все силы, чтобы вспомнить, как держать себя, как быть обходительным и галантным.

— А ты ничуть не изменился с тех времен! — сказала Эйра. — Все такой же милашка!

От «тех времен» меня прошиб холодный пот, и я что-то промямлил насчет «великой чести» и «неожиданной радости». С веселым смехом меня потрепали за щеку, да с такой силой, что едва не оторвали, и пригласили в дом.

— Какая у вас собачечка! — пролепетала Эйра, принимаясь тискать Квирсела.

Тот захрюкал от столь энергичных ласк и бросил в мою сторону умоляющий взгляд. «Спасите!» — говорили его глаза-плошки. Я вспомнил о своих обязанностях и поделился соображением насчет парка.

— Конечно! Там ему будет хорошо, правда?

Я подавил желание прочистить ухо. Эйра — славная компанейская женщина, тридцать лет назад она была одной из ярчайших звезд мигонского высшего общества, но уж больно громкая.

Когда прибежал слуга, я торжественно вручил ему поводок. Квирсел, радуясь, что освободился, резво припустил за своим вожатым в сторону парка. Погода сегодня благоприятствовала прогулкам, что не могло не радовать. Но что и где собирался разнюхивать чародей, я не имел понятия.

— Идемте! — провозгласила Эйра Поттер. — Сейчас накрывают на стол, а мы пока что возьмемся за аперитив, если никто не возражает! По стаканчику! По стаканчику! — Взрыв радостного смеха. Мы с Гермионой переглянулись. — И растолкаем муженька, небось дрыхнет в своем кресле у камина! — Это она про Сида Поттера, отца Изенгрима, Талулы и еще троих чудовищ, носящих эту гордую фамилию.

За эти годы я успел подзабыть, какая атмосфера царит в «Юных девах» — именно так, не мудрствуя лукаво, один из предков нынешних Поттеров назвал свое поместье. Непосвященный может решить, что он попал в плохой театр, где играют одни сумасшедшие. Но будет неправ. Надо лишь присмотреться, и станет ясно, что Поттеры — всего лишь безобидные чудаки и иной раз эксцентрики, способные, конечно, и сразить какого-нибудь чопорного субъекта своей непосредственностью. В бытность своих шашней с Талулой я был однажды свидетелем того, как почтенные родители, Сид и Эйра, во время обеда бросались друг в друга печеным картофелем. Было, замечу, очень весело, особенно когда мне попали в глаз. Почин предков подхватили потомки, все, включая Зубастика, хотя он был самым старшим. Вскоре столовая превратилась в район боевых действий, оглашаемый взрывами хохота и визга, а я тем временем спасался, сидя под столом.

Так что от Поттеров можно ожидать чего угодно. Думая об этом, я споткнулся о мраморную ступеньку. Гермиона поддержала меня своей твердой рукой и шепнула, чтобы я не смел кукситься, не то хуже будет.

— Тебя привели не в пыточную, — сказала она тихо, — так что улыбайся!

Я с трудом улыбнулся. Хорошо ей говорить, она понятия не имеет, что висит надо мной и что произойдет в ближайшие минуты. А для меня грядущие события хуже пыток. Да в тот момент я бы с удовольствием сменил ужин у Поттеров на дыбу, лишь бы избежать «серьезного разговора».

«Юные девы» — громадный дом с двумя крыльями, западным и восточным, потолки в нем — как во дворце, отделка — закачаешься. Хотя интерьер и нуждается в некотором обновлении, но как раз в его старообразности и заключается прелесть. Помогает почувствовать посетителю, как и в случае с клубом «Алмазное заклинание», дух Изначальности. Здесь все дышит временем и поколениями, над которыми, как знамя над войсками, развевается история. Обширный холл, в котором можно устраивать кавалерийские смотры, увешан портретами старых Поттеров. Все они, прошлые и нынешние, конечно, являются чародеями и составляют наряду с Невергорами, Скоппендэйлами и прочими костяк эртиланского сообщества магов. И выражение лиц на портретах соответствующее, эдакое не от мира сего. Впрочем, вы бы посмотрели на физиономии моих предков, чьи портреты висят в моем родовом гнезде. На них принадлежность к чародейской касте выражена еще сильнее.

Кругом носились слуги, у всех было какое-то дело, хотя на первый взгляд их перемещения наталкивали на мысль о пожаре. У Поттеров всегда так. Каковы хозяева, таковы и работники. Никто из них не умеет чинно передвигаться и распространять вокруг себя ауру сдержанного достоинства. Более того, каждый слуга или служанка орал во всю глотку (у Эйры научились), задавая друг другу вопросы и находясь при этом на значительном расстоянии от собеседника. Своды потолков только усиливали эхо, вызывая у людей со слабой нервной системой желание забиться в какой-нибудь темный угол или вовсе бежать без оглядки.

Лично на меня крики действовали именно таким образом. После каждого вопля сердце мое срывалось в бездну и возвращалось с большой неохотой, зная, что через секунду все повторится. И если бы Гермиона не сжимала мою руку, не знаю, как долго я бы выдержал.

Громче всех, разумеется, блажила Эйра, развлекая нас историями из своей жизни. Так как я давно здесь не появлялся, чародейка посчитала своим долгом ввести меня в курс решительно всего, что произошло в «Юных девах» за истекший период. Я делал вид, что мне жутко интересно, а сам затравленно озирался.

Хохоча, Эйра сказала, что ее дочь очень хочет меня видеть и передает пламенный привет. Вот опять! Это что, секретная фраза — «пламенный привет»? Неужели это знак, о котором говорил тот оборванец, назвавшийся Спящим Толкователем? Тогда хотелось бы знать, знак чего?! А если не знак, то не является ли это благодушие ширмой, за которой таятся коварные замыслы? И где в конце концов Талула?.. Ох, поистине ожидание смерти хуже самой смерти…

Эйра повела нас в гостиную размерами с приличную конюшню и усадила на диван. Перед камином, как было предсказано, расположился Сид Поттер. Надувшись ликера, он дремал, свесив бородатую голову на правое плечо, и его ничуть не беспокоил шум-гам.

«Вот крепкие нервишки», — подумал я с завистью. Буду ли я таким же непробиваемым в его возрасте?

Заметив, что ее возлюбленный брат по-прежнему дрожит, словно лист на ветру, Гермиона сжала его пальцы и ободряюще кивнула:

— Все идет хорошо.

— Что именно?

— Все!

— У меня ощущение, что вокруг меня зреет какой-то заговор, — сказал я, наблюдая, как Эйра Поттер будит своего муженька. Бородатый чародей, худой обладатель внушительного, как говорят, брюшка, сопел и отмахивался от супруги, словно от назойливой осы.

— Браул, ты все неверно понимаешь.

— Значит, вы с Квирселом что-то раскопали?

— Не совсем, но, думаю, мы на правильном пути — нам удалось ухватить пару ниточек. А теперь, когда у нас есть ключ, блокнот живенько раскроет нам свои тайны.

— Почему-то мне кажется, все это плохо кончится.

— Не дрейфь!

Сообразив, что обычные методы не действуют и что похлопывание по щекам и зажимание носа и рта ни к чему не приводят, Эйра Поттер издала воинственный клич и бросилась к стене, где висели охотничьи принадлежности. Из их числа чародейка выбрала рожок и ринулась обратно. И вот в этот самый рожок она дунула над правым ухом Сида Поттера, как делала, подозреваю, уже не раз.

Лично я от такого дуновения просто взлетел бы к потолку и, скорее всего, проделал бы в нем дырку, однако Сид снова поразил меня своим хладнокровием. Да он просто базальтовая глыба, а не человек! Даже не вздрогнув, он открыл глаза и сонно посмотрел на супругу, а потом перевел взгляд на меня и Гермиону.

— А? Дорогая, у нас гости? — спросил чародей, потягиваясь так вальяжно, словно он не аристократ голубых кровей, а самый обычный кот на подушке. Борода его торчала во все стороны, но это Сида не волновало. С той поры, как я в последний раз был в «Юных девах», глава семейства стал еще более раскован в своем поведении.

Эйра быстро ввела мужа в курс дела, и после того как чародей стряхнул с себя ликерную дрему, очи его зажглись, как факелы. С криком: «Браул, малыш, как давно мы тебя не видели!» — Сид накинулся на меня. Невзирая на возраст, двигался он пугающе быстро. Тряся мою руку, чародей сыпал вопросами, на которые я не успевал давать ответы и только мычал, глупо улыбаясь. Именно из-за таких моментов, в частности, я и перестал любить выходы в общество. Суета и беготня — вот каким оно стало в последнее время. Аристократическая сдержанность в нашем кругу постепенно переходит в разряд дефицитных товаров. «

В общем, мучили меня минут десять, а Гермиона смотрела на это безобразие с удовольствием.

Вопил от радости Сид, блажила по той же причине Эйра. Расположились они с двух сторон, чтобы было удобнее обрабатывать мои уши, и постепенно я начал замечать, что глохну. Умоляющий взгляд на сестрицу ничего не дал. Волшебница считала, что такая свирепая приветливая терапия мне лишь на пользу.


Глава 14 | Седьмая пятница | Глава 16