home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 46

ВСЕ ПРОПАЛО?

По лицу Клэр струились слезы, когда они с Дэвисом побрели в фойе Британской библиотеки. Клэр полезла в карман за платком, заметив, как побледнело и вытянулось лицо Рубена. Естественно, на него напали, он в шоке.

Она вытащила руку из кармана и сжала его ладонь.

Мне так жаль, — всхлипнула она. — После всего, что вы пережили. Как несправедливо, потерять его на финише.

Клэр высморкалась, снова захлебнувшись слезами. Их грубо столкнули с пьедестала победителей. Бог знает, кто украл Q. Клэр только надеялась, что воры позаботятся о священном документе.

Она успокаивала себя, что у них остались фотокопии, но понимала, что это не одно и то же. Людям хочется посмотреть на подлинник, или, по крайней мере, знать, что его можно увидеть. Некоторые ученые заявляли, что Ватиканского кодекса не существует, потому как их коллегам не удавалось на него взглянуть.

Кто поручится, что Q не осядет у бессовестного частного коллекционера, который запрет его в сейфе, как ворованное произведение искусства, пока свиток не вырастет в цене?

Клэр еще крепче сжала руку Дэвиса.

Вы не ранены? — спросила она, глядя на Рубена. — Вы столько натерпелись. Отложим встречу на час, чтобы вы пришли в себя?

Нет. Это просто шок. Вы так расстроены… Не думал, что старый кусок кожи, которым, по словам моей дочери, впору машины мыть, столько для вас значил, — ответил Рубен, пытаясь смягчить ситуацию.

— О господи, только бы его и вправду не использовали как половую тряпку. Думаете, манускрипт украли крайние фундаменталисты, чтобы мир не узнал о тексте Q? Но они опоздали. У нас есть фотокопии. — Клэр сама ответила на свой вопрос.

— Доктор Клэр Лабелль? А вы, наверное, доктор Рубен Дэвис. Добро пожаловать в Британскую библиотеку. Рада познакомиться.

Клэр и Рубен обернулись к женщине, которая их приветствовала.

Было почти пятнадцать минут одиннадцатого, их вышла встречать маленькая процессия из двух охранников и специалистки по ранним манускриптам, которую Клэр видела во время предыдущих визитов.

— Я провожу вас в кабинет. Все уже ждут. Они делают вид, что спокойны, но на самом деле ваш свиток — то есть манускрипты — очень нас взволновали.

— Спасибо, что встретили, — оцепенело пробормотал Рубен, все еще переживая нападение.

— Только полумать, что у нас будет полная версия Q рядом с Синайским кодексом, Александрийским и Евангелием из Линдисфарна, — продолжала она, не зная, какая драма приключилась с Клэр и Рубеном минуту назад. — Там чудесные иллюстрации. Работа монаха-художника из линдисфарнского приората на Святом острове в Нортумбрии начала VIII века. И конечно, Библия Гутенберга — первая из напечатанных на станке. Их выпустили только сто восемьдесят штук. Некоторые на пергаменте, но в основном на бумаге. У нас есть и те, и другие. Но вы, наверное, и сами в курсе.

Клэр и Рубен не слушали. Клэр смотрела на Рубена, будто спрашивая: «Как объявить плохие новости? Кто скажет, что им достанется только одна половина Q, вы или я?»

Рубен ответил слабой натянутой улыбкой, когда они заходили в кабинет, похожий на зал заседаний директоров.

Представив всех, кто был на встрече, в том числе журналиста и съемочную группу из библиотечного отдела маркетинга и связей с общественностью, Клэр выдали подготовленный контракт на проверку. Все, как они обсуждали. Вспыхнули переносные телевизионные прожекторы, съемочная группа и фотограф запечатлевали момент.

«Репортаж о Клэр и главных ученых библиотеки, подписывающих бумаги, не станет главным событием в семичасовых новостях», — думал Рубен, пока Клэр писала свое имя там, где ей указывали адвокаты.

Когда она закончила, раздались вежливые аплодисменты. Теперь у библиотеки появилась часть старейшего христианского манускрипта — утерянного до недавнего времени Евангелия о жизни, смерти и изречениях Иисуса из Назарета, основателя величайшей мировой религии, христианства.

Персонал библиотеки поставил на широкий стол стеклянный выставочный куб. Несколько экспертов по древностям надели перчатки, готовясь сложить вместе две половины. Все с нетерпением уставились на Клэр. Наступил момент, которого они ждали.

Клэр взглянула на Рубена. Тот кивнул, и она встала, чтобы произнести маленькую речь, придуманную накануне вечером. На видеокамере загорелся красный огонек записи.

— Как вам известно, — начала Клэр, — я обнаружила половину пергаментного манускрипта первого века после того, как услышала о находке Рубена Дэвиса. Мы хотели составить полное Евангелие в виде свитка, каким он изначально и являлся, а не выставлять отдельные манускрипты в разных частях мира. Мы понимаем, что Британская библиотека занимается в основном собранием, хранением и защитой английских публикаций и манускриптов. Но мы выбрали именно вас, потому что вы предоставляете доступ к своим экспонатам людям со всех уголков мира и, кроме того, передаете цифровые копии важных документов через Интернет. Мы с доктором Дэвисом хотели, чтобы Евангелие Q, или, скорее, Евангелие от Филона, предположительного автора манускрипта, могли посмотреть все желающие, а серьезные ученые получили бы возможность его исследовать. Они могут прийти к другим выводам, нежели мы. Поэтому давайте устраивать открытые дискуссии и учиться друг у друга.

Раздались аплодисменты, и Клэр распаковала манускрипт. Камера взяла в фокус греческий текст. Женщина в перчатках приняла свиток и аккуратно уложила под стекло с левой стороны.

— Невероятно. Отличное состояние, — восхищалась она.

Ей вторили другие ученые.

Настала очередь Рубена подписать контракт и передать вторую половину Q.

Клэр посмотрела на Рубена. Она чувствовала, что он винит за произошедшее себя. Придется выйти вперед.

— Думаю, надо объяснить, что случилось с доктором Рубеном Дэвисом. Он слишком скромный, чтобы рассказывать самому, — встряла Клэр, когда Рубен встал и уже открыл рот. — Все, наверное, слышали, что его дочь, Донну Дэвис, похищали. Но вряд ли вы в курсе, что его дом обыскивали грабители. Потом доктор Дэвис пострадал от нападения взломщика. Люди, которые намеревались украсть манускрипт, несправедливо обвинили его в нацизме, установили в его доме «жучки», а в машине — электронное следящее устройство. — У Клэр навернулись слезы на глаза, и она закашлялась. — Сегодня утром, — продолжила она, — мы встречались у памятника Исааку Ньютону, чтобы вместе зайти в библиотеку и передать вам полный манускрипт. И вот, когда мы уже добрались до главного входа, из ниоткуда выскочил этот подонок — простите, другого слова не подобрать, — прыгнул на доктора Дэвиса и отобрал пакет. Затем бросил его другому бандиту, и они разбежались. Рубен, то есть доктор Дэвис, изо всех сил старался уберечь от них манускрипт, но они оказались слишком хорошо организованы и упорны. Мне жаль вас разочаровывать.

Клэр замолчала, чтобы высморкаться и промокнуть глаза. В комнате царила тишина. Камера снимала панорамный кадр, возбуждение на лицах сменялось замешательством.

Кто-то опустил глаза, кто-то уставился в пустоту, побледнев от услышанного.

Библиотекари свято верили в ценность и силу печатного слова. Они — хранители значительной части национального и мирового культурного наследия. Некоторые готовы были голову сложить за спасение драгоценного манускрипта.

Не успела Клэр упокоиться и продолжить, как вмешался Рубен:

— Доктор Лабелль говорит правду. На меня напали во дворе библиотеки, когда мы собирались на встречу к вам. Уверен, что это многим не понравится. Моя дочь, Донна, любит рисовать, я взял один из ее больших альбомов, чтобы поместить манускрипт между бескислотными страницами… — Он помедлил секунду и откашлялся. — Альбом лежал в украденном пакете. Мне очень неловко, потому что там были несколько приличных портретов ее парня. Донна огорчится, потеряв их, в рисунки вложено столько труда.

Рубен замолчал, снял пальто и пиджак, развязал галстук и принялся расстегивать рубашку.

— Не говорите мне, что он намерен устроить стриптиз в Британской библиотеке! — прошептал один из младших членов группы коллеге. — У людей из колонии нет никакого понятия о приличиях. Мне почему-то казалось, что новозеландцы воспитаны получше австралийцев.

Камера не выпускала Рубена из объектива, пока он раздевался до пояса. Озадаченные наблюдатели быстро перешли от горького сожаления к смеху и аплодисментам. На груди Рубена хирургические бинты удерживали прозрачный пластиковый пакет. Внутри виднелся хорошо упакованный свиток.

Морщась от боли, Рубен убрал бинты и, к радости аудитории, объявил:

— Вот и вторая половина Q.

Когда он передал манускрипт и подписал контракт, Клэр заключила Рубена в медвежьи объятия, как истинная канадка.

— Ты, хитрый сукин сын, — упрекнула она. — А что, если пакет выхватили бы у меня?

— Тогда твою речь произносил бы я. Но ты вряд ли устроила бы стриптиз.

— Как ты догадался, что на тебя нападут?

— Я и не догадывался. Просто шестое чувство подсказывало, что за нами следят. А я уже научен опытом прислушиваться к интуиции и играть наверняка, — улыбнулся Рубен. Камера тем временем продолжала записывать.

Когда осторожно соединяли две половины, все столпились вокруг. Кабинет погрузился в благоговейную тишину. Теперь перед ними лежало полное Евангелие от Филона.

Для всех присутствующих это была самая памятная церемония дарения. Представители отдела маркетинга и связей с общественностью ликовали, особенно когда выяснилось, что скрытая камера снаружи запечатлела неудачное нападение. Кто-то уже проверял записи службы безопасности и предвкушал, как они на славу повеселятся, монтируя служебные кадры с удивительной презентацией бесценного манускрипта, который тайком пронесли в Британскую библиотеку и, как по волшебству, достали из-под рубашки.

Первые полосы газет и небывалые рейтинги в новостях обеспечены.


ГЛАВА 45 НАПЕРЕГОНКИ СО ВРЕМЕНЕМ | Седьмая пещера Кумрана | ГЛАВА 47 ЭПИЛОГ