home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 45

НАПЕРЕГОНКИ СО ВРЕМЕНЕМ

Час пик наступил и закончился. Но на платформе станции Мэйденхед все еще стояла уйма народа в ожидании поезда до Паддингтона.

Мужчина, который следовал за Рубеном до Лондона, смешался с толпой. Уже не в образе зануды — теперь он походил на лондонского бизнесмена с дипломатом в руке и газетой под мышкой. Он с легкостью завязал разговор с пожилой женщиной. Начал с нейтральной темы, которую вместо приветствия обсуждают англичане со своей деревенской родней.

Одинокая пенсионерка с готовностью откликнулась, когда он заметил, что сегодня гораздо холоднее вчерашнего. Она рассказала приятному молодому человеку, что надеялась не замерзнуть, но лучше бы съездила к сестре в Лондон вчера. Увидев их вместе, любой бы предположил, что парень едет со своей бабушкой.

Обязательная хитрость. Узнав его, Рубен точно забеспокоится. Но на этой стадии нельзя дать ему отменить планы или подстраховаться. Иначе не получится устроить засаду.

Молодой человек уже позвонил шефу по сотовому и доложил, на какой поезд собирается сесть Рубен. Более того, Рубен нес завернутый плоский пакет около сорока сантиметров в ширину и метра в дайну.

Молодой человек добавил, что, как и он, Рубен переоделся в официальную одежду. Накануне Дэвис ходил в голубой рубашке с открытым воротом, черном кожаном пиджаке, темно-зеленых брюках свободного покроя и спортивных ботинках. Сегодня он выбрал длинное черное пальто поверх темного костюма с белой рубашкой и галстуком. На ногах красовались кожаные ботинки. Молодой человек подвел итог своим наблюдениям:

— Я уверен, Дэвис спешит на встречу к третьей стороне, чтобы отдать пакет.

— Действуй, — приказал начальник команды.

В пакете явно находился манускрипт, молодому человеку предстояло не выпускать Рубена из виду и сообщать о его передвижениях.

Когда в девять десять поезд прибыл на платформу, молодой человек помог пенсионерке зайти в тот же вагон, где скрылся Рубен. Так они оказались в числе последних, зато молодой человек мог не волноваться, что Рубен выпрыгнет обратно прежде, чем поезд тронется. Конечно, Рубен мог перейти на другую платформу до Оксфорда или даже пересесть в Ридинге, чтобы рвануть через Канал.

Они сели. Молодой человек слушал рассказы пожилой женщины о ее внуках, не спуская глаз с Дэвиса. Он уже отправил сообщение начальнику: «на 9—10», подтверждая место назначения и ожидаемое прибытие полчаса спустя.

Рубен высадился в Паддингтоне и поступил, как несчетное множество утренних пассажиров. Кинулся в проход между информационным бюро и киосками по заказу билетов в театр и бронированию отелей, затем вниз по ступенькам и эскалаторам, по лабиринту тоннелей, которые вели к станциям подземки. Наученные многолетним опытом люди машинально отступали в сторону, пропуская Рубена. Так же как и молодого человека, который мчался за ним в пятидесяти метрах.

— Черт, черт, черт. Что теперь? — ругался про себя молодой человек. Перед ним встала дилемма. Рубен направлялся к Кольцевой линии. Они не ждали такого хода. Вчера молодой человек провожал его до Британского музея на встречу с женщиной, и начальник команды сказал, что туда же Рубен вернется с манускриптом.

На основе всех его докладов остальные члены команды планировали перехватить Рубена у музея. Патрулировались все входы и выходы.

Сам коренной лондонец, молодой человек знал — легче всего добраться до Британского музея подземкой из Паддингтона, выйти на Тотнем-Корт-роуд и прогуляться чуть больше квартала. То есть надо выбрать линию Бакерлу и пересесть на Оксфорд-Сёркус, что и сделал вчера Рубен.

Теперь он направлялся к Кольцевой.

«Ублюдок не собирается в музей — а может, решил вначале с кем-то встретиться или что-то предпринять».

Молодой человек отчаянно просчитывал варианты в доступные ему несколько секунд. Если звонить шефу команды сейчас, придется выходить из туннелей, чтобы появился сигнал. Рубен исчезнет к тому времени, как он вернется.

Приехал поезд в 9: 47, открылись дверцы, пассажиры хлынули внутрь и начали проталкиваться наружу, молодой человек едва не потерял Рубена из виду. Ему приказали не спускать с Дэвиса глаз, и в последнем рывке ему удалось втиснуться в закрывающиеся дверцы соседнего с Дэвисом вагона. Отдышавшись, молодой человек присел у дверей, готовый бежать за Рубеном, как только тот выйдет на станции.

Теперь он представлял, куда направляется Рубен — но что, если тот выйдет на другой остановке и возьмет такси или пересядет на Чаринг-Кросс или Ливерпуль-стрит? Надо предупредить остальных.

Тем временем в Иерусалиме Агент отвечал на телефонный звонок. Контакт в Министерстве внутренних дел передал ему затребованную информацию.

Агент тут же набрал защищенный мобильный номер шефа группы, который слонялся у главного входа в Британский музей.

— Дэвиса не потеряли?

— Нет. Несколько минут назад прибыл в Паддингтон. Едет в Британский музей на метро.

— Тогда не буду тратить ваше время, — отрывисто произнес Агент. — Так вот, о фотографиях женщины, с которой Дэвис встречался в музейном кафе, и имени, что ваш человек прочитал на папке.

— Да?

— «К. М. Лабелль» — это доктор Клэр Лабелль. Эксперт по древним манускриптам из института Фронтеддю, факультет древних ближневосточных наук. При университете Британской Колумбии в Ванкувере.

— У нас как-то меняются планы?

— Обработайте ее, как и Дэвиса. Они в одной лодке. Мне только что подтвердили, что Лабелль въезжала в Израиль студенткой в начале декабря 1972 года на семь недель. Улетела в тот же день, что прилетел Дэвис. Совпадение? Не думаю. Ей попался другой манускрипт или часть того, что у Дэвиса. До сих пор она избегала нашего внимания.

Агенту было трудно признавать, что он пропустил важную зацепку. Но все-таки они разыскали Клэр Лабелль как раз вовремя.

— Может, она консультирует Дэвиса? — предположил молодой шеф команды и пояснил: —На фотографиях она выглядит сногсшибательно для старой карги. Вот почему Дэвис выбрал ее. Захотел любовницу в союзники.

Агента рассердил намек, что красивыми бывают только молодые. Он понимал, что Дэвис не стал бы рисковать Q, чтобы уложить в постель женщину с другого конца планеты.

— Сомневаюсь, что она переводила Дэвису древний текст. В Новой Зеландии переводчиков хватает. Зачем вызывать эксперта из Ванкувера, даже если она сногсшибательная карга? — насмешливо парировал Агент.

Эджвер-роуд, Бейкер-стрит, Грейт-Портленд-стрит — а Рубен все не выходит. Значит, следующая станция. Поездка заняла всего ничего — десять минут. Молодой человек, наблюдавший за Рубеном, приготовился выскочить из поезда на Юстон-сквер.

Молодой человек оказался прав. Он заметил в толпе темные волосы и шерстяное пальто Рубена — тот шагал к выходу с пакетом под мышкой. Успеет ли предупредить тех, у Британского музея? Выбежав на улицу вперед Рубена, чтобы заработал телефон, молодой человек нажал кнопку быстрого вызова. Шеф команды ответил на первом гудке.

— Дэвис идет к Британской библиотеке.

Повернувшись к сообщнику, шеф прошипел:

— Бегом. Он в библиотеке.

Преследователь Рубена уставился в другую сторону. Ни в коем случае нельзя возбудить у него подозрение. Если бы Рубен сейчас на него взглянул, то увидел бы лишь спину мужчины, который прижимал к уху мобильник. Просто один из толпы.

Рубен вышел со станции Юстон и осмотрелся, пытаясь сориентироваться, потом быстро пошел к главному входу в Британскую библиотеку, что в километре по Юстон-роуд.

— Оставайся с ним, — инструктировал шеф. — Мы будем через восемь-десять минут. Если не успеем, хватай пакет прежде, чем он зайдет в здание. То же самое с женщиной, которую ты видел вчера. Она тоже замешана.

На бегу, рядом с помощником, шеф звонил двум другим членам команды, которые стояли на подходе к Британскому музею, и отдавал те же приказы.

Со стороны можно было заметить четырех человек, бежавших с разных сторон, не обращая внимания на машины и светофоры. Для лондонцев — привычная картина. Студенты из Лондонского университета неподалеку часто срывались в последнюю минуту и неслись по улицам, чтобы успеть на станцию Сент-Панкрас, напротив новой Британской библиотеки.

Через шесть минут лавирования между продавцами, туристами, студентами и служащими, покупающими обеденный кофе, Рубен оказался в квартале от сомнительного нового сооружения. Это было гигантское здание из оранжевого кирпича с красной и зеленой отделкой, увенчанное башней с часами и стильными покатыми крышами. В одном из путеводителей его описывали как «возмутительно слабое архитектурное решение рядом с готическим великолепием станции Сент-Панкрас». В другом — как «свежий, новаторский подход по сравнению с мрачными и угрожающе готическими викторианскими шпилями станции».

Эти определения пронеслись у Рубена в голове, когда он проходил за каменно-железную ограду Британской библиотеки на выложенный кирпичом внутренний двор, который обычно называли Пьяцца. Они с Клэр договорились встретиться у памятника Исааку Ньютону работы Эдуардо Паолоцци. Несмотря на все попытки сохранять спокойствие, возбуждение грозило перейти в истерику.

Клэр ждала его, стискивая в руках аккуратно упакованный пакет того же размера, что и у Рубена.

— Точно в срок! — Клэр поцеловала его в щеку. — Пока доберемся до кабинета, будет четверть одиннадцатого.

Им оставалось пройти пятьдесят метров до главного входа, который вел в фойе.


Второй раз за утро преследователь Рубена испытывал затруднения. Он видел одного человека из своей команды, изначально поджидавшей у Британского музея, — тот бежал по Юстон-роуд к Пьяцце, другой наступал ему на пятки. Но если ждать их, Рубен и Клэр сумеют ускользнуть за автоматические двери.

В библиотеке у справочного бюро сидят охранники, за входом следят скрытые камеры, повсюду снует персонал и посетители, которые могут вызвать полицию.

Рубену и его сообщнице, рассудил молодой человек, придется вначале пойти в справочное бюро. Ни в один национальный музей или библиотеку не пропустят с такими большими пакетами. Вдруг там бомба или место для редких книг, которые они собираются украсть?

Даже если их ждут, сотрудники безопасности захотят проверить, в самом ли деле это Рубен и Клэр.

Может, если помедлить несколько секунд, пока присоединятся другие члены команды, им удастся залететь в фойе и напасть на Рубена с Клэр? Они могут напороться на доблестных охранников или попасть в кадр, но рискнуть стоит.

Молодому человеку хватило полсекунды, чтобы сопоставить эти варианты с командой шефа хватать пакет самому. Хватать так хватать, его дело — подчиняться приказам.

Но который пакет? Клэр шла по левую руку от Рубена и держала свой под мышкой слева. А Рубен — справа.

Молодой человек ринулся по Пьяцце со скоростью тренированного бегуна.

Рубен с Клэр были в метре от главного входа, когда он напал. Одним мощным рывком выхватил у Рубена пакет. Потом развернулся и помчался обратно к Юстон-роуд, передал добычу шефу, который, задыхаясь, бежал навстречу.

Рубен стоял на входе и с ужасом глядел им вслед. Клэр тоже не могла двинуться с места от шока и причитала:

— О нет, только не сейчас, нет, нет, не может быть…

Грабитель и его помощники бросились врассыпную и исчезли за полминуты.

Во второй раз за утро молодой человек выполнил свой долг. В конце концов решение далось ему легко. Времени схватить оба пакета и убраться не было, а он знал, что манускрипт у Рубена. Он твердо верил, что передал начальнику Q.

Молодой человек гордился, что благодаря ему манускрипт вернется в Израиль, туда, где и должен находится по праву.


предыдущая глава | Седьмая пещера Кумрана | ГЛАВА 46 ВСЕ ПРОПАЛО?