home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 43

КАКОЕ ИЗ УЧРЕЖДЕНИЙ?

Как всегда, удостоверившись, что никто в кафе их не подслушивает, Агент повернулся к другу, старшему советнику по древним текстам.

— Когда мы встречались на прошлой неделе, я подозревал, что Дэвис готов достать манускрипт из тайника. По нашим сведениям, он раздумывал, отдать манускрипт нам или новому институту, который доктор Ричард Фидел пытается создать и возглавить…

— В следующий раз, когда найду важный артефакт, последую его примеру. Открою институт и назначу себя директором. Звучит посолиднее, чем «советник», — легкомысленно вставил старший чиновник управления.

— Так вот, — вернул его к делу Агент. — Дэвис решал, скинуть Q нам или оставить своей альма-матер, университету Доминион. Мы подталкивали его в нужном направлении — мягко убеждали.

— Рад, что не я испытывал на себе ваш дар «мягкого убеждения», — пробормотал старший советник. — Думаю, наткнувшись на манускрипт, лежащий без присмотра, вы бы сочли, что он дожидается нас.

— Примерно так. Из Окленда в Веллингтон приехала команда на смену обгоревшим жертвам. По пути они прочесали фургон и лагерь.

— Нашли что-нибудь?

— Ничего. Украинка обыскала кабинет Рубена. Естественно, там тоже ноль. Иначе Донну не похитили бы.

— Есть соображения, где манускрипт сейчас? — У старшего советника возникло неприятное ощущение, что его друг в тупике.

— Есть. Дай закончить и поймешь, что случилось и как мы близки к цели.

— И правда. Значит, не все потеряно? — оживился старший советник.

— Конечно, после похищения Дэвис чувствовал себя ужасно, так что спровадил дочку к ее друзьям. Она явно знает меньше нас, не то наша украинская подопечная со своими бандитами вытягивала бы из нее информацию клещами. Подбросив дочку, Дэвис прыгнул в машину и укатил в Таупо.

Агент замолчал, чтобы отпить кофе и проверить кафе на предмет соглядатаев.

— То есть манускрипт все же там?

— Терпение. Сейчас расскажу. Наша команда села ему на хвост. Они держались поблизости, думая, что Дэвис спрятал манускрипт где-то в окрестностях. Дэвис несколько раз останавливался, и нашим людям приходилось туго — слишком часто светились, — признал Агент.

— Манускрипт за городом? Дэвис заметил слежку?

— Да. В воскресенье он пошел в церковь Таупо, а потом в интернет-кафе, где вел себя очень странно. Наша парочка думает, что он хотел выйти на третье лицо, которому доверил манускрипт.

— Вышел? — заинтригованно спросил старший советник.

— Нет. Отправил записку дочери. Похоже, Дэвис послал еще одно-два письма за те пятнадцать минут, что его искали. Мы установили только один «жучок» у него в машине, а Дэвис припарковал ее не у интернет-кафе. Далее, три дня назад он пошел на рыбалку, а потом наши люди видели, как он собрал вещи и поехал на юг. За ним следили до заправочной станции, Дэвис пробыл там десять минут, затем, судя по приборам, двинулся на юг.

— Домой? — старший советник не мог дождаться, когда друг перейдет к сути.

— Нет.

— Как нет?

— Когда наши люди посчитали, что можно догнать его на автостраде в Веллингтон, то обнаружили только машину с кучей детей и лодкой на крыше. В ту самую лодку Дэвис и опустил «жучка». Либо так, либо его автомобиль умеет плавать. Вчера сигнал поступал с середины Веллингтонского залива.

— Скользкий тип, этот Дэвис. Но восхищения достоин.

— На сей раз ему повезло. Но неважно.

— Ты знаешь, где манускрипт? — старший советник не представлял, как неудачная слежка за Дэвисом могла привести их к Q.

— Да. Дэвис, похоже, пустился в другую сторону — в Окленд, потому что сел на самолет до Лондона. До аэропорта Хитроу, если точно.

Старший советник открыл рот, будто собирался выругаться, да так и закрыл. Пожалев скисшего друга, Агент уточнил, что они получили информацию от одного из агентов, проверявших списки пассажиров в сингапурском аэропорту Чанги. Потом рассказал, как сведения передали другому агенту в Директорат по иммиграции и гражданству британского Министерства внутренних дел. Тот накануне вечером организовал тщательный обыск Рубена и его багажа на пограничном контроле в Хитроу.

— Манускрипт не нашли, — как ни в чем не бывало сообщил Агент. — То есть Дэвис послал курьера. Он умен, только не догадался, что у нас есть человечек в Министерстве внутренних дел.

— Но при чем здесь Q? Дэвис может быть где угодно… В Великобритании его найти гораздо сложнее, чем в Новой Зеландии с ее крошечным населением.

— В обычной ситуации я бы с тобой согласился. Но Дэвис заполнил бланк прибытия, где написал свой адрес в Великобритании — дом на Сент-Люк-роуд, в Мэйденхед, Беркшир. Это на Темзе, недалеко от Виндзора и аэропорта Хитроу. До Лондона и Оксфорда можно быстро добраться поездом, — уведомил Агент друга.

— Фальшивый адрес?

— Нет, Дэвис прокололся. Мог же написать что угодно. Наверное, думал, мы его не догоним. Или так сбились биоритмы, что он по ошибке дал адрес друга, у которого остановился. За ним следят с Норфолк-роуд, там рядом, за углом.

Они помолчали. Старший советник переваривал новый поворот событий. Он благоразумно не спрашивал об израильских агентах в аэропорту Чанги и британском Министерстве внутренних дел. Ради своего спокойствия Израиль присматривал за теми, кто выступает против него. Сотрудники с доступом к иммиграционной и пограничной информации в стратегических государствах были частью системы безопасности. Старший советник допускал, что Агент держал эти контакты на случай, если Дэвис появится в Европе или Северной Америке.

Удивительно другое. Как Агент сумел организовать слежку за Дэвисом во всех частях света, не вызвав вопросов начальства? Скорее всего, паразитировал на другой операции и использовал бесплатный труд добровольцев — людей, которые верили, что работают на благо Израиля.

— Тогда ты знаешь, где Дэвис, — с надеждой заметил старший советник. — И знаешь, что манускрипт при нем?

— Мы думаем, у Дэвиса есть к нему доступ… но это не точно. — Глядя другу в глаза, Агент доверительно прибавил: —Зачем еще доктор Рубен Дэвис подался бы на юг Англии? Во въездных документах он написал «туризм», только вряд ли наш философ станет шататься по Тауэру и Вестминстерскому аббатству или наблюдать за сменой караула в Букингемском дворце.

— Думаешь, он сдаст манускрипт европейскому покупателю?

— Мы уже выяснили: он не из тех, кто соблазнится деньгами, — продолжил Агент. — Желая разбогатеть, теософию не преподают. Скорее идут в экономисты, финансисты, бизнесмены, юристы или становятся частными предпринимателями и по макушку окунаются в грязный рынок.

— Значит, отдаст за просто так?

Да, он из тех идеалистов, которые верят в подвиги на благо человечества. Он думает, будто нашел Святой Грааль, — цинично добавил Агент, — и хочет всем его показать. Тем самым усложняя задачу нам. Гоняйся он за деньгами, было бы легче.

Так мы заполучили четыре из Свитков Мертвого моря, когда сирийский православный архиепископ дал объявление в «Уолл-Стрит Джорнал» в 1945 году. Выкупили их анонимно за четверть миллиона зеленых. Большие деньги по тем временам. — Старший советник помедлил и задал очевидный вопрос: — Если он собирается отдать манускрипт какому-то учреждению, то почему не израильскому музею? Он антисемит? Бунтует оттого, что родители назвали его Рубеном в честь первого колена Израилева?[9]

Сомневаюсь, — ответил Агент. — Он не отверг Анну, узнав о ее еврейских корнях. Как многие либеральные ученые, Дэвис против расизма, но не терпит нашей колониальной политики и мер безопасности, которые мы вынуждены применять ради выживания.

Какое это имеет отношение к израильским музеям?

Если Дэвис отдаст нам Q, манускрипт увидят лишь те, кому мы позволим въехать в Израиль.

Почему он должен так подумать?

Наверное, Дэвис начитался статей о том, как новая стена безопасности отгородила палестинских христиан с Западного берега от Иерусалима, некоторым христианским священникам и членам религиозных орденов аннулировали визу, а другим ужесточили правила ее получения.

Ясно, — проговорил старший советник. — Дэвис полагает, что из-за нашей системы безопасности резко сократится число тех, кто увидит Q.

Агент кивнул:

— Да, лучше бы Дэвис отдал Q нам, законным владельцам. Теперь, вероятно, мы последние, о ком он подумает.

— Значит, у него на уме европейский институт? — подытожил старший советник.

— Да. Тот, который обеспечит максимальный доступ, особенно для ученых, иначе Дэвис вручил бы манускрипт своему приятелю, доктору Ричарду Фиделу.

— Но ведь это глупо, выставлять его в Европе, — возразил старший советник. — В других странах есть христиане, гораздо более заинтересованные в Q. На месте Дэвиса я бы отдал его нам, чтобы увязать Евангелие Q со Святой Землей, или американскому институту. В США знают, как обращаться с древними манускриптами, и христианство там процветает.

— Наверное, он не обратился к Штатам из-за их сильного произраильского лобби, в том числе двадцати миллионов евангелистов, которые верят во второе пришествие Иисуса на израильскую землю. Если Дэвис отдаст Q американскому институту, а Израиль сделает официальный запрос, что произойдет непременно, институту будет трудно выдержать общественное и политическое давление.

— Только не говори мне, что Дэвис хочет вручить Q своим давним надутым хозяевам, британцам.

— Думаю, так и есть. Вот зачем я тебя позвал. — Агент наклонился к другу. — Мне нужно мнение эксперта насчет института. Нам бы выследить Дэвиса и помешать ему.

— Подозреваю, для этого ты и просил меня вспомнить все европейские учреждения, которые специализируются на древних манускриптах. Я набросал список.

Старший советник вынул из сумки кипу распечаток.

— Куда бы ты отнес Евангелие Q на месте Дэвиса? — спросил Агент. — В Британскую библиотеку? Оксфордский университетский музей? Заметь, Дэвис ездил в Оксфорд. В Британский музей? Или подался бы через континент во Францию, Голландию, Бельгию, Германию, скандинавские страны или Италию? Документ религиозный. Может, Ватикан? Надо сузить круг.

Обрадовавшись, что манускрипт не потерян и даже сам идет к ним в руки, старший советник откинулся на стуле и задумался.

Первым делом отбросил самые невероятные предположения.

— Если Дэвис наметил Ватикан или другие страны Европы, разве он не полетел бы туда напрямую? — возразил он другу. — Зачем останавливаться в Мэйденхеде — кстати, забавное название для города.[10]

Чтобы повидаться с приятелем? Манускрипт жжет ему руки. Дэвису не захочется мариновать Q дольше, чем положено. Заметь, в библиотеке Ватикана хранится ценная коллекция древних текстов, в том числе, наверное, три важнейших ранних манускрипта по Библии: Кодексы Ватиканский, Синайский и Александрийский. Ватиканский — потому что принадлежит Ватикану, приобретен в Средние века. Считается, что над ним работали два писца в начале IV века…

— Не надо читать мне лекции! — перебил Агент.

Извини, я отвлекусь. Современные ученые обычно исследуют Ватиканский кодекс по первым копиям, написанным от руки. В последнее время мало кто видел оригинал. Я даже посмотрел библиотеку и музей Ватикана в сети. Там только копии, что они распространяют, и список произведений, к ним относящихся. Естественно, Ватикан упрекают, что он гноит манускрипт в подвалах, либо не знает о его истинном местонахождении.

— Они потеряли самый ранний и полный текст Библии?

— Не думаю. И все же на месте Дэвиса я бы обеспокоился. Над Свитками Мертвого моря изначально работали несколько римских католических ученых. Их обвиняли в медлительности и чрезмерной скрытности. Дэвис, наверное, тоже об этом знает. — Старший советник замолчал, сверяясь с записями, и снова посмотрел на Агента. — Ватикан крайне политизирован. Если какая-нибудь из фракций поймет, что ей угрожает текст Q, манускрипт станет предметом междоусобных распрей и засекреченных исследований, увязнет в библейских комиссиях и научных церковных комитетах, не увидит света десятки лет.

— Как в типичном правительственном департаменте.

— А если в Q найдутся какие-то противоречия с католической доктриной, — добавил старший советник, — например, если Иисус призывал священников жениться и рожать детей, тогда манускрипт застрянет в комитете веры и доктрины на следующие триста лет. Его постигнет та же участь, что и Ватиканский кодекс. Никто никогда не увидит оригинал.

— Ты шутишь? — изумился Агент.

— Я не преувеличиваю. Ватикан официально признал теорию Галилея об устройстве Вселенной лишь двадцать пять лет назад. Через триста пятьдесят лет после того, как инквизиция взяла его под домашний арест. Не думаю, что Дэвиса устроит бюрократическая возня. Сплошной феодализм.

— Ладно, если не Ватикан, тогда кто? Британская библиотека? Оксфордский музей? Британский музей? Или еще что?

Опять воцарилась тишина, пока советник сверялся с заметками и обдумывал три варианта.

— Месяца два назад я бы проголосовал за Британскую библиотеку. У них известная во всем мире коллекция древних манускриптов и большой опыт. Но если Дэвис прилежно учил уроки, в чем я не сомневаюсь, то библиотеку он не выберет.

— Почему?

Не поднимая глаз от распечаток, старший советник объяснил:

— В начале тридцатых годов британцы купили у Советского Союза почти семьсот страниц Синайского кодекса IV века. Это вторая по древности Библия в мире. Некоторые утверждают, что и первая. Другие страницы Синайского кодекса находятся в монастыре святой Катерины на Синайском полуострове, в Лейпцигском университете и в Российской государственной библиотеке. Недавно все страницы соединили в цифровую копию целой книги, которую выложат в Интернете, в открытый доступ. В газетах проскальзывали намеки, что англичане вернут свои страницы в монастырь святой Катерины.

— Зачем в монастырь? — спросил Агент. — Ты ведь сказал, что они покупали их у русских в тридцатых годах — при Сталине. По-моему, Сталин отчаянно нуждался в зарубежном финансировании.

— Верно, англичане заплатили сто тысяч фунтов стерлингов. — Старший советник прикинул, что лучше нарваться на обвинение в лекторских замашках, чем не рассказать всю историю. — Древний Кодекс изначально забрал у монахов немецкий ученый XIX века Константин Тишендорф из Лейпцигского университета, он действовал от имени русского царя Александра II. Тишендорф, вероятно, обманул монахов, сказав, что хочет взять кодекс на время и переписать. Получив книгу, он пустил слух, что монахи отдали Синайский кодекс в дар царю, да еще укрыл несколько страниц для своего университета. Монахи могли его одарить, только вряд ли. Они дорожили Библией. Вот почему они желают вернуть кодекс, а Британская библиотека может прислушаться к их просьбе.

— Интересно. Кому отдадут манускрипт Q, если Дэвис доверит его библиотеке? — невинно спросил Агент.

— На месте Дэвиса я бы предположил, что Британская библиотека передаст Q нашему Управлению по делам древностей, если мы сумеем обосновать просьбу.

— Вот так просто? Библиотека отдаст старейшее подлинное Евангелие ради восстановления справедливости, пусть даже Q — самая значительная археологическая находка века? Прости, я тебе не верю, — скептически подвел черту Агент. — Не думаю, что это происходит именно так.

— Можешь смеяться, — фыркнул старший советник, вновь зарывшись в записи, — но Великобритания подписала Конвенцию ООН, цитирую, «о методах запрета и предотвращения нелегального импорта, экспорта и перевоза культурной собственности». В Англии она вступила в силу в конце 2002 года, древние манускрипты оговариваются отдельно.

— Израиль подписал конвенцию?

— Нет. Иначе у нас возникли бы юридические проблемы. Иордания потребовала бы вернуть ей Свитки Мертвого моря и все, что мы у них отвоевали.

— Если я правильно понимаю, мы хотим, чтобы англичане отдали манускрипт Q нам, — недоверчиво сказал Агент, — но не согласны возвращать им, к примеру, друидские тексты, найденные где-нибудь в антикварном магазинчике Израиля?

— Я не специалист по международному праву. Но, кажется, именно так.

— Но отдадут ли они? Мы ведь не в силах доказать, что Q взяли с нашей территории, — продолжил Агент.

— Я же говорю, если мы обоснуем просьбу, — напомнил старший советник. — Я читал в статье «Лондон Тайме», что Британская библиотека собирается вернуть итальянцам манускрипт XII века, который украли из собора близ Неаполя во время Второй мировой. Так почему бы не отдать нам Евангелие Q, нелегально вывезенное из Кумрана?

— Если только Q на самом деле обнаружили в Кумране или еще где-нибудь в пределах наших расширенных границ. Предположим, что так, и мы вправе требовать Q по закону.

— Конечно, вправе.

— Да, но Дэвис нашел манускрипт в Новой Зеландии. Подписала ли Новая Зеландия бумажку ООН, которая запрещает воровать культурную собственность? — спросил Агент.

Старший советник опять сверился с заметками:

— Пока нет. Но где Дэвис нашел манускрипт, уже не важно. Важно то, действительно ли его правомерно вывезли из Святой Земли.

— Я так понимаю, Дэвиса заботит, чтобы Q не отдали нам, — подвел итог Агент. — Тогда, может, его привлечет Британский или Оксфордский музей? Который?

— Любишь трудные вопросы? В Оксфорде несколько музеев, но Городской и Естественно-исторический с его динозаврами отпадают.

Старший советник сосредоточился на другом музее Оксфорда — Ашмола на улице Бомон в центре. Старейший публичный музей в Британии, специализируется на древних искусствах и археологии от палеолита до викторианской эпохи.

— Музей Ашмола обладает значительной коллекцией манускриптов и с готовностью предоставляет их на изучение. Как и Британская библиотека, не принимает артефакты, добытые незаконным путем. Директора вряд ли возьмут Q, когда узнают, что Израиль хочет вернуть манускрипт. Они активно участвуют в раскопках на Ближнем Востоке, и примут сторону Израиля, даже если Q обещает стать жемчужиной их выставки.

— Остается Британский музей. Собрание древностей со всего мира, с мировой же репутацией.

— Верно. Директора могут засомневаться, принимать ли манускрипт, над которым нависла юридическая тень. Однако они придерживаются политики открытого доступа к музейным артефактам. Несмотря на запросы из Египта, Британский музей не спешит отдавать знаменитый Розеттский камень, который содержит указ на трех древних языках Ближнего Востока и дает утерянный ключ к расшифровке египетских иероглифов. В Британском музее есть древние манускрипты — к примеру, материал из египетской Книги Мертвых, но ранних христианских текстов очень мало.

Старший советник перевернул страницу и воскликнул:

— О, я пропустил главное. В 1998 году открылась Британская библиотека. Сейчас в ней хранятся книги из Британского музея, в том числе ранние христианские манускрипты, Александрийский кодекс и та часть Синайского, о которой я тебе рассказывал.

— Получается, если Дэвис отдаст Q Британскому музею, манускрипт осядет в Британской библиотеке. Может ли Британский музей выставить его прежде, чем отсылать в библиотеку?

— Не знаю. Наверное.

— Тогда Дэвис выбрал Британский музей или библиотеку. Возможно, музей ему показался надежнее, — рассудил Агент.

Побарабанив пальцами по столу, старший советник сделал собственный вывод:

— Думаю, Британский музей. Он известнее библиотеки и может первым выставить манускрипт.

— Теперь будем придумывать план. Нам гораздо удобнее забрать Q сейчас, когда Дэвис уверен, что пересекает финишную черту, чем пытаться выманить его у англичан законным путем или апеллируя к их чувству справедливости, — заявил Агент. — Сменим тему. Как дела с Мириам?

— Продвигаются, — ответил старший советник. — Медленно, но верно, спасибо.


ГЛАВА 42 В ПУТЬ | Седьмая пещера Кумрана | cледующая глава