home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 13

ДУРНОЙ СОН

Рубен в изнеможении свалился перед телевизором. Он слишком стар для этих забав. Такой день подошел бы лихому юному герою из голливудского триллера, а не степенному пожилому преподавателю теософии.

Он пощелкал международные новостные каналы кабельного телевидения и остановился на «Скай Ньюс». В полпервого ночи на канале повторяли основные события дня, в том числе австралийские и новозеландские. Взрыв машины в Ираке, пожар в ночном клубе Аргентины, арест политика Квинсленда по обвинению в коррупции и засуха в Новом Южном Уэльсе. Рубен собирался переключить канал, уверенный, что дальше пойдут новости спорта, но тут его ожидало новое потрясение.

Экран заполнили три строчки манускрипта, которые он дал Ричарду.

Может ли этот пергамент, предположительно найденный рядом со Свитками Мертвого моря, оказаться утерянным Евангелием, которое известно библейским ученым под названием Q? — продолжил за кадром ведущий. — Рассказывает Марлен Тонкс из Веллингтона.

Камера переключилась на дом Ричарда и показала огромного Магнификата, осторожно ступающего среди вываленных на кухонный пол продуктов.

Симпатия кошатников Ричарду обеспечена.

Шок не умерил цинизм Рубена.

Вчера доктор Ричард Фидел, старший преподаватель религиозного текстоведения в веллингтонском университете Доминион, заявил, что один из его коллег обнаружил утерянное Евангелие Q, о существовании которого библейские ученые спорят не один год. Доктор Фидел заявил, что Христос не воскрес, а был оживлен, и многие теряются в догадках, что же написано в Евангелии. Сегодня, вернувшись домой, доктор Фидел застал такую вот картину. Доктор Фидел, как вы думаете, кому это было на руку?

— Скорее всего, тому, кто хочет помешать обнародованию документа. Боится, что новое Евангелие перевернет представление о вере. Я уже получаю письма с угрозами и анонимные телефонные звонки от людей, которые называют меня волком в овечьей шкуре. Некоторые срываются на оскорбления. Ведут себя как новые инквизиторы. Они не хотят, чтобы я искал правду.

— Значит, христианские экстремисты?

— Вполне возможно.

— Вы говорили, что подлинный манускрипт стоит от сотни миллионов до миллиарда долларов. Разве это не делает его лакомой добычей для грабителей?

— Вряд ли, Марлен. Обычному воришке древний документ не продать. Да я бы и не стал хранить такой ценный свиток дома, как и любой сотрудник теологического факультета. Сейчас Евангелие Q в надежном месте. Учитывая сегодняшний инцидент, я позабочусь об ужесточении факультетской системы безопасности, чтобы оградить манускрипт от вандалов и преступников на время тестирования.

— Желаем удачи в исследованиях, доктор Фидел. Ваш свиток — очень интересная находка, мы с нетерпением ждем результатов… Когда примерно они будут?

— Трудно сказать. Но через три-четыре месяца я закончу перевод и предварительный отчет. Возможно, надо будет подождать мнения других экспертов. К тому же встает вопрос о финансировании. Бюджет религиозного департамента не рассчитан на подобные исследования. Нам понадобятся спонсоры.

— Спасибо, доктор Фидел.

Рубен покачал головой и выключил телевизор. Потом включил сигнализацию внизу и поднялся в душ.

Ричард выставил себя главным специалистом по Q, и раздражал даже больше обычного. По его словам выходило, что он — невинная жертва, страдающая за правду, вставшая на защиту Q от тайного общества религиозных экстремистов, которые хотят положить конец его исследованиям. Либерально настроенной публике понравится. Людям только намекни, что от них скрывают манускрипт, который бросает вызов официальной религии, и они сразу встанут на дыбы.

Финансирование и спонсоры — интересный поворот дела. Университет явно не пожалеет денег на исследование, которое позволит ему завоевать мировую известность и репутацию. Зачем Ричарду сетовать на маленький бюджет?

Ясно, что древний манускрипт — воплощенная мечта рекламщиков. Какая из ведущих корпораций Запада не пожелает, чтобы ее имя ассоциировалось с одной из самых важных находок в истории? Может, Ричард метит на повышение, привлекая спонсора побогаче? Но на факультете уже полный набор специалистов: профессор, преподаватель и два старших преподавателя, один — Рубен, другой — Ричард.

Вопреки страху перед взломщиками и тревоге, Рубен выключил прикроватную лампу и не успел откинуться на подушку, которую они с Донной спешно набили, как события дня переплелись в хаотичную смесь фактов и домыслов.

Донна звала на помощь, а грабители в вязаных масках показывали ей язык, забрасывая сотовыми телефонами и яйцами из холодильника. Не обращая внимания на крики Донны, Ричард, глашатай в мантии ученого, читал отрывки из Q на греческом койне перед восхищенной толпой журналистов, которые тянули к нему микрофоны с камерами и ловили каждое слово. Громадный кот заполз в тубус для карту его ног и уснул. Тем временем Рубен носился по комнатам с дисками, не зная, где устроить тайник, и в конце концов забрался в пижаме на крышу. Сунул диски в водосточный желоб под проливным дождем. Смеялись соседи, потому что мокрая пижама липла к телу и обрисовывала гениталии Рубена. Чтобы прикрыться, он отпустил крышу и полетел вниз…

Рубен подскочил, просыпаясь.

Какой жуткий кошмар.

Он передернулся при мысли об ударе о землю. Тут же вспомнилось, как смотрел на останки Джейн в похоронном бюро. Гробовщик очень старался, но разрушительные последствия рака и химиотерапии трудно скрыть.

— Как жаль, что ты не со мной, Джейн, — пробормотал Рубен. — Ты так меня поддерживала и Донне тебя не хватает.

Рассвело, пора вставать. Он чувствовал себя как выжатый лимон, хотя поспал, и даже видел сны, которые, как утверждают ученые, необходимы для здорового отдыха. Вряд ли его спасут лишние полтора часа. Он никак не мог собраться с мыслями.

Рубен отодвинул занавески и выглянул в окно.

— Чертовы синоптики, — выругался он.

На улице моросило. Конечно, Рубен не удосужился посмотреть вечером последний прогноз погоды.

Он быстро сложил рюкзак и спустился. Сойдя на последнюю ступеньку, задел инфракрасный луч. Пискнула сигнализация, предупреждая, что надо ввести код и отключить тревогу. Напоминание о том, что его дом — больше не крепость.

Крепость взяли люди со специальными электронными блокаторами и ключами. У Рубена есть желанная для многих вещь, и цена ее такова, что можно плевать на закон.

Вчера был день первый. Что дальше?

Как всегда, запивая завтрак кофе с молоком, Рубен слушал по радио анализ новостей и пролистывал «Кэпитал Газетт». Везде цитировали вчерашнюю передачу. На первой странице красовались три строчки из Q, а ниже — снимок разоренного дома Ричарда, без Магнификата.

В дурном расположении духа Рубен быстро закончил завтрак, запер дом на выходные, понимая, что теперь ему не помогут никакие замки, и отправился в университет. Когда выходил с парковки, изморось превратилась в дождь, а потом и в ливень с ветром.

Зайдя в кабинет, Рубен совсем расстроился. За окном вода выплескивалась через край водостока на асфальт. Наверняка футляр проплыл к отверстию вертикальной водосточной трубы и загородил его.

— Только этого, дьявол, не хватало, — выругался он, снимая черный кожаный пиджак. Распахнул настежь окно и выбрался на карниз.

Брюки и свободная рубашка тут же намокли и прилипли к телу. Рубен нащупал футляр в водосточной трубе. Так и есть. Явно сместился.

— Проклятье, выбора нет, — прошептал он.

Он знал, что если замешкается или посмотрит вниз, боязнь высоты не даст ступить и шагу. Рубен быстро глотал воздух, хватаясь за прочный медный водосток обеими руками, и медленно-медленно продвигался к вертикальной трубе по карнизу шириной в тридцать сантиметров.

Ноги и руки скользили, яростные порывы ветра не давали сосредоточиться. Казалось, прошла вечность, но на самом деле три метра Рубен преодолел за минуту.

— Теперь сложнее.

Он поднял левую руку и схватил ремешок цилиндра. Тот плотно застрял в отверстии вертикальной трубы. Рубен дернул сильнее — сильнее, чем надо.

В игру вступил третий закон Ньютона — на любое действие есть противодействие. Футляр выскочил и описал в воздухе широкий полукруг, увлекая за собой Рубена.

Рубен автоматически рванулся вперед, и опять перестарался. Карниз ушел из-под ног, пальцы скользнули по трубе. Уже в воздухе он взмахнул правой рукой, чудом изловчился дотянуться до широкого вертикального водостока и припал к нему всем телом.

По трубе раскатилось эхо от удара.

У Рубена перехватило дыхание, однако он тотчас обхватил водосток ногами. Другого шанса спастись не будет. Он скользил вниз, пока ноги не уперлись в скобу второго этажа. Там помедлил минуту, отдуваясь, и машинально посмотрел вниз, далеко ли до земли. Зря. Оставалось всего пять метров, но с его шаткой жердочки путь казался неимоверно длинным. Боязнь высоты напомнила о себе. Рубен прилип к трубе под беспощадными хлыстами дождя и ветра, не в состоянии двинуться.

Что делать? Только не притворяться изваянием, пока не ослабеют пальцы. Позвать на помощь? Тогда придется объясняться и показывать Q в футляре. Взобраться обратно по трубе гораздо сложнее, чем съехать вниз. Придется скользить дальше.

Повесив футляр на плечо, Рубен схватился за трубу обеими руками, закрыл глаза и, все еще боясь стать мокрым пятном на асфальте, неловко съехал на землю.

Внизу его охватила дрожь облегчения и запоздалый страх. А еще мучило дежа вю. Утренний кошмар сбылся.

Стук сердца заглушал вой ветра и шум дождя. Рубен вглядывался в окна обособленного заднего корпуса, где располагались кабинеты теологического факультета. Слава богу, ни в одном не маячили любопытные лица. Подвиг остался незамеченным — пока что.

На третий этаж, отведенный теологическому факультету, обычно добирались на лифте. Хотя было всего двадцать минут девятого, Рубена не вдохновляла мысль наткнуться на администратора или пытливого коллегу. Он поднялся по лестнице, оставляя мокрые следы. По пути его никто не заметил. Рубен прикрыл дверь в кабинет, тут же закутал футляр в одежду и сунул в рюкзак. Когда закрывал окно, постучал надоедливый администратор.

— Здравствуйте. Не думал, что вы сегодня придете. Я звонил утром техникам, у вас водосток засорился… боже правый! Тут кругом вода. Верно, через окно натекло. Я звонил, но потом зашел в кабинет фотокопирования… Да посмотрите на себя, вы же насквозь промокли.

— Ничего. Я вымок, пока шел с парковки, а потом открывал окно и прочищал водосток. Да, можете отменить вызов. Я сам справился.

— Напрасно вы беспокоились. — На глаза администратору попался черный рюкзак. — Что это?

— Сухая одежда на смену — вещи для уикэнда. Я заскочил за книгами, чтобы не сидеть сложа руки на выходных.

— Понимаю вас. Мне бы тоже хотелось убраться из дома после того, что пережили вы и остальные. Отвлечетесь, развеетесь. Куда едете?

— Пока не решил. — Рубен никому не собирался выдавать свои планы.

— Тогда приятного отдыха. Не работайте много. Я бы на вашем месте не стал.

Рубен кивнул и пошел в ванную переодеваться, затем бросился к автомобилю. Стоило ему открыть дверцу, как ливень прекратился, и Рубен недобрым словом помянул закон подлости. Выезжая, заметил в университетских воротах Ричарда.

— Слава богу, я ни с кем не увижусь до понедельника, — пробормотал Рубен, чувствуя, как возбуждение от утреннего испытания сменяется усталостью. Как только город исчезнет из виду, по дороге на север он выпьет еще одну чашку живительного кофе. Он молился, чтобы кошмары более не повторялись — ни во сне, ни наяву.

Он отчаянно нуждался в передышке и возможности сбросить драгоценную ношу.


предыдущая глава | Седьмая пещера Кумрана | ГЛАВА 14 ВТОРАЯ ПОЛОВИНА