home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



НАЙДЕНО УТЕРЯННОЕ ЕВАНГЕЛИЕ?

Невероятная находка, которая изменит наши представления об Иисусе и Новом Завете Джоан Хили рассказывает о бесценных Свитках Мертвого моря, обнаруженных в Веллингтоне

Среди жертв землетрясения прошлого месяца оказался израильский сувенир. Точная копия кувшина из-под оригинальных Свитков Мертвого моря. Разбившись, она явила бесценный древний манускрипт, скрывавшийся внутри.

«Возможно, перед нами утерянное Евангелие Q, о существовании которого столько лет спорили ученые, — говорит доктор Ричард Фидел с факультета религии университета Доминион. — Находка действительно потрясающая — из тех, что перевернет наши представления об Иисусе и Новом Завете».

По словам доктора Фидела, был проведен предварительный анализ, согласно которому манускрипт является подлинником. Возможно, его написал один из близких соратников Иису са между 35 и 68 годом нашей эры. То есть это самый ранний из всех найденных христианских документов.

Чтобы доказать подлинность манускрипта, сотрудникам университета придется провести множество тестов.

Доктор Фидел считает, что факультет религии располагает лишь последней частью Евангелия Q. Что случилось с первой половиной, никто не знает.

«Верующим в физическое воскрешение Христа, скорее всего, придется пересмотреть свои взгляды. Там нет ни слова о пустой гробнице. Судя по тексту свитка, Иисуса пробудили от смерти друзья и родственники, — объяснил доктор Фидел. — То же самое описывается в религии вуду. Некоторые шаманы делали из людей зомби, живых мертвецов, чтобы те им служили. Жрецы вуду использовали нейротоксины, например тетродотоксин — бактерию, живущую в отдельных видах иглобрюхих рыб».

Доктор Фидел утверждает, что в XVIII веке гаитянские рабы применяли методы вуду, чтобы «умереть» и «восстать» из могилы через несколько дней, получив таким образом свободу.

«Иглобрюх, или фугу, как его иногда называют, водится в Средиземном и Красном морях. Возможно, ученики Иисуса знали о подобных приемах и добавили зелье к травам и специям в губке, которую подносили страдающему на кресте. Мария Магдалина и другие женщины оживили Иисуса специальными отварами, придя в гробницу на первый день Пасхи», — говорит доктор Фидел.

Кувшин со спрятанной рукописью привез в Новую Зеландию один из сотрудников теологического факультета в 1973 году. Он получил сувенир от друзей, которые работали в израильском Национальном парке Кумран, где были найдены Свитки Мертвого моря в конце 1940-х — начале 1950-х годов.

Доктор Фидел уверен — если свиток подлинный, музеи, библиотеки, коллекционеры и церковные общины с радостью выложат от сотни миллионов до миллиарда долларов США за честь обладания одной из величайших археологических находок.

Не зная, как еще выразить свой гнев, Рубен выплеснул кофе в раковину на кухне для персонала.

— О чем ты думал, Ричард? А твой чертов иглобрюх только сбивает с толку. Каким боком он связан с воскресением?

Он перечитал статью и вскипел еще больше, обдумывая последствия рекламного трюка.

Ричард имел право обратиться к прессе через университетский отдел по связям с общественностью. По уставу сотрудники могли рассказывать журналистам о своей работе, а он занимался как раз религиозными текстами. Но у него одни гипотезы! Ричард лишь взглянул на фотографию нескольких строк, он даже не видел исходник, который самонадеянно обозвал свитком. Да и с владельцем манускрипта не посоветовался.

Хуже того, Рубен подозревал, что рассуждения Ричарда о вуду создадут впечатление, будто Q — оккультный документ. Серьезные ученые тут же его забракуют. Прочитав статью, большинство из них отмахнется от манускрипта, даже не взглянув на него.

Но это полбеды. Ричард сказал, что манускрипт из Святой Земли привез сотрудник факультета в 1973 году, то есть из пятидесяти кандидатов осталось восемь ученых теологического факультета. Из них выделилось три. Первый — австралиец, которого привлекли к работе как эксперта по исламским фундаменталистским движениям и сделали профессором, когда он выпустил популярную околорелигиозную книгу о трагедии 11 сентября в США. Второй — калифорнийский ученый из Стэндфордского университета, который изначально специализировался на женских божествах Северной Америки и натуралистических религиях, а недавно расширил область своего исследования, включив сравнение с богами маори и спиритуализмом. Третий — Рубен.

Любому под силу заглянуть на сайт университета Доминион и найти их на странице теологического факультета. Рядом с послужным списком каждого размещена фотография, как на паспорт, а по ней легко определить возраст. Возле имени сотрудников указаны электронные адреса, так что можно без проблем отправить сообщение, вроде: «Q случайно не у вас?»

Еще Рубен знал — подобную историю ни за что не пропустит мировая пресса.

Несмотря на мощную традицию иконографии в искусствах, Новая Зеландия — страна светская, и религией здесь интересуется меньшинство. Не то что в других странах, особенно — в США. Там религиозные темы красуются на первых полосах газет. А новость грандиозная. Как только она просочится в «Ассошиэйтед Пресс», «Рейтере» или любое другое информационное агентство и его филиалы, американские журналисты поднимут шумиху, станут требовать подробности и фотографии рукописи.

Они влезут на каждое тестирование, поднимут Свитки Мертвого моря и сравнят Иисуса с ессеями, они разожгут теологические дебаты на животрепещущие темы — например, воскресение Христа. Американцы любят полемику.

А еще Америка богата на фанатов Ричарда.

Журналистам не понадобится много времени, чтобы обработать Ричарда и двух других людей из списка, и тогда под огнем окажется Рубен. Репортеры засядут под его окнами и будут следить за каждым движением, пока не выведают все, что захотят.

Хуже того: Ричард назначил цену за манускрипт — достаточно высокую, чтобы заинтересовался любой уголовник или антиквар. Когда речь идет о древних свитках, закон определяет владение лишь на девяносто процентов. Все равно что найти золотой слиток на Диком Западе. Участок всегда может застолбить кто-то другой.

Рубен лихорадочно перебирал варианты. Неожиданный поворот событий радовал только в одном — он пришел в университет рано, и успевает хоть как-то смягчить последствия. Но как?

Сполоснув чашку, Рубен уставился на свое отражение в оконном стекле. Оно подсказало, чем заняться в первую очередь.

Он открыл сайт теологического факультета. Убрав фотографию, он только привлечет внимание, но если с помощью графических программ немного ее изменить, можно выиграть время. Он принялся за работу: темные волосы скрыли седину. Покатый лоб выпрямился. Исчезли два отчетливых старческих пятна. Морщины выровнялись, несколько светлых пикселей — и глаза засияли сквозь очки. В довершение он изменил перспективу, чтобы лицо немного похудело.

Рубен перенес фотографию в редактор, ввел свой код доступа и щелкнул по кнопке «отправить». Новая картинка заменила прежнюю. Он улыбнулся, изучая свое произведение искусства. Теперь он выглядел на сорок один — в 1973 году ему было девять, слишком молод, чтобы заниматься контрабандой.

Тут Рубен криво ухмыльнулся, сообразив, как использовать спесь Ричарда себе во благо.

— Конечно. Его тяга к международному признанию станет для меня амортизатором и щитом. Раз уж воробей вылетел, можешь с ним поиграть, Ричард, до поры до времени.

Открыв в браузере поисковик, Рубен выбрал опцию «новости», напечатал «Евангелие Q» и щелкнул «искать». Появилось неутешительное уведомление: за 0, 23 секунды обнаружено 143 сайта. Пробежав их глазами, Рубен облегченно вздохнул. Все, кроме одного, посвящались Евангелической музыке и певцам Кью, Сюзи Кью, Кью-Ти и Пи-Кью. Последний сайт ссылался на материал Джоан Хили, который Рубен только что прочел. В Интернет история не просочилась — пока.

Рубен включил радио на мобильном и надел наушники.

— … Дуг Макдоналд из Фермерской федерации Саутленда. Будем надеяться, на смену засухе скоро придут дожди. А теперь обещанный рассказ о том, как после недавнего веллингтонского землетрясения явился на свет божий вероятный подлинник утерянного Евангелия Q, написанного сразу после смерти Иисуса около 33 года нашей эры. У нас в гостях доктор Ричард Фидел с теологического факультета Новозеландского университета Доминион в Веллингтоне, ведущий национальный эксперт по религиозным текстам. Доктор Фидел, просветите нас… что такое Евангелие Q? Какое-то странное название. Почему не имя святого, например Матфея или Иоанна?

Ричард подробно объяснил ведущей утреннего шоу Мэри Грант, что такое Q, которое цитировали Матфей и Лука, подавая текст каждый по-своему. Отметил, что на подлинность свитка указывают характерный стиль греческого письма и место его обнаружения у Мертвого моря.

Спросив, насколько важен Q и почему единственный христианский свиток оказался в Кумране, Мэри дала Ричарду возможность выдвинуть свою новейшую теорию о вуду, зомби и оживлении Христа, основанную на греческом слове в Q. Он добавил, что в середине первого столетия люди твердо верили в пришествие мессии, которому предстояло спасти народ от римских завоевателей.

— В некоторых Свитках Мертвого моря и Евангелии от Матфея упоминается апокалипсис, судный день, который наступит после распятия Иисуса и поднимет мертвых из могил. Кое-кто воспринимает пророчество буквально и считает, будто покойные восстанут физически. Лично я думаю, это фигуральное описание нового драматического поворота израильской истории.

— Доктор Фидел, вы утверждаете, что, судя по рукописи, Иисус на самом деле не умер. Его каким-то образом привели в чувство друзья. Была ли его смерть тем самым поворотным событием, которого все ждали?

— Мне кажется, апокалипсис наступил, когда римские легионы вошли в Иерусалим где-то в 70 году нашей эры. К середине второго века почти все евреи покинули Палестину — и рассеялись по миру. Для кого-то приход мессии воплотился в 1948 году, когда Израиль спустя два тысячелетия снова стал независимым государством. Спасителем выступил не один человек, а целое движение решительных людей. А катализатором послужили трагедии нацистского холокоста.

— Я думала, мессия избавит от провинностей, которые отделяют нас друг от друга и от Господа. Что говорится в свитке Q? — настаивала Мэри Грант. — О чем идет речь: о спасении от греха или новом государстве Израиля, как вы только что сказали?

— Нет, Мэри, детали надо выяснять из контекста. Но опять же, у нас не все Евангелие, а примерно половина. Мы не знаем, где другая часть.

— Вы видели свиток? Какой он?

«Хороший вопрос. Интересно, как ты выкрутишься на сей раз, Ричард», — подумал Рубен.

— Это пергамент, возможно, козлиная шкура, законсервированная для сохранности. Мы проведем научные тесты, чтобы проверить ее подлинность. Пока что работаем над переводом по фотографиям.

— Где свиток сейчас?

— В надежном месте, Мэри. Больше ничего сказать не могу.

— Почему его доверили сотруднику теологического факультета?

— Наверно, потому, что мы умеем обращаться с древними рукописями.

— Почему новозеландцу? — Мэри явно не удовлетворил ответ.

— Мы — маленькая страна на краю мира, нам не придет в голову разыгрывать Q как политическую карту, подобно другим государствам.

— Тогда ждем с нетерпением полного перевода и результатов анализа.

Вторая ведущая представила очередную тему: почему знакомства в сети приводят к успешным бракам. Рубен выключил радио и снял наушники.

— Что за бред! Звучало убедительно, но он же просто дразнил волков. Теперь его растерзают.

Рубен снова запустил в сети поиск «Евангелие Q». Тот занял на сотую долю секунды больше, чем десять минут назад, и выдал 154 сайта. Историю «Кэпитал Газетт» повторили одиннадцать печатных изданий, включая «Острелиан», «Сидней Морнинг Геральд» и «Эйдж» в Мельбурне — австралийские газеты. Снежный ком покатился. Скоро новости появятся в «Вашингтон Пост», «Гардиан», «Ле Монд», «Хаарец», «Известиях», на «Би-би-си» — да везде.

В папку «Входящие» прилетело сообщение для всех сотрудников теологического факультета.

Я — уважаемый антиквар, моя семья занимается древностями в Иерусалиме, Бейруте, Лондоне, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе более шестидесяти лет. Наш опыт и знания помогут Вам справиться с Евангелием Q, проверкой его подлинности и переговорами о продаже, в том числе самым знаменитым музеям и библиотекам мира. В подтверждение своей добросовестности мы предложим вам полмиллиона долларов невозмещаемого аванса, если вы назначите нас своим единственным представителем по данной рукописи.

Омар Фарах, «Антиквариат Фараха»

Ниже — адрес, телефон и факс нью-йоркского офиса «Антиквариата Фараха». Отправлено в 1. 15 утра по местному времени.

О господи… Акулы торговли и волки массовой информации не дремлют. Так, надо собраться с мыслями. Впрочем, полмиллиона баксов не помешали бы…

— Черт, — осенило Рубена. — Остальные расценят это как предложение факультету, то есть подтверждение своей причастности, а Ричард заявит, что если бы не он, никаких предложений вообще бы не поступило.

Ученые, может, и живут в башнях из слоновой кости, но Рубен знал по опыту корпоративного финансирования университетских проектов, что инстинкты выживания у них на высоте. Продавались отдельные ученые и весь исследовательский персонал. Факультеты активно искали любой возможный источник финансирования и соответственно обыгрывали свои изыскания — называлось это объективностью исследования.

Рубен вспомнил двух сотрудников теологического факультета, которые получили правительственные гранты на изучение религиозных основ фундаментализма и жестокости в Юго-восточной Азии. Подавая заявку, они мало что знали по теме. Но через год уже объявляли себя экспертами и выступали с лекциями на втором и третьем курсах.

Рубен ввел адрес Национального бюро погоды и посмотрел прогноз на следующие пять дней.

— Прекрасно. Дождя нет. Мне и надо-то всего тридцать шесть часов.

Выключив компьютер, он прошел километр до города, заглянул в аптеку, затем в магазин карт, куда попал к открытию, в девять утра. Со свертками под мышкой Рубен направился обратно в университет. Попытка проскользнуть мимо болтливого администратора факультета окончилась позорным провалом. Невнятное «доброе утро» Рубена было воспринято как приглашение посплетничать о Q.

— Правда, доктор Фидел сделал потрясающее открытие? Кто бы мог подумать, что ученики превратили Иисуса в зомби… Я вижу, вы прошлись по магазинам перед работой.

— Да, утром самое время для покупок.

Рубен сбежал в свой кабинет и запер дверь. На тонкую операцию потребуется минут пятнадцать, а посторонние ему не нужны.

Он быстро распаковал самый большой пакет из коробки. Цилиндрический футляр для карт — метр в длину и сорок сантиметров в ширину — с крышкой из нержавеющей стали. Самый большой из запасов магазина, со специальным ремнем, чтобы носить через плечо. Во втором пакете скрывался цилиндр вполовину меньше.

Рубен отказался от пластиковой трубки, побоявшись, что она согнется или расплавится, если вдруг случится пожар.

Протерев маленький цилиндр изнутри сухой тряпкой, Рубен запихнул на дно вату, которую приобрел в аптеке. Затем вытащил папку из-за картотечного шкафа, осторожно развернул манускрипт, снял зажимы, свернул его, крепко сдавливая рукопись между листами книги по искусству, и вложил в футляр поменьше. Заполнил пустоты ватой, сверху втиснул еще, чтобы манускрипт не двигался, и прочно завинтил крышку.

После чего открыл пакет мелкой полистирольной крошки из магазина карт, установил маленький футляр примерно посредине большого и засыпал свободное пространство. Теперь маленький контейнер не терся о края большого и обладал ударопрочностью. Убедившись, что крышка отвинчивается, Рубен забил оставшиеся пустоты ватой и закрыл цилиндр уже намертво.

Наконец, подписал этикетку: «Навигационные карты Берингова моря и Алеутских островов».

«От воды, огня, температурных изменений и ударов защитил. От любопытства тоже. Мы на другом конце света, вряд ли новозеландец додумается украсть карты Берингова моря. Хотя кто его знает, — засомневался Рубен. — Есть люди как сороки — тащат все, что блестит».

Он открыл окно, забрался на стол и положил футляр в широкий сточный желоб нависающей крыши. Она защищала от солнца и ненужных взглядов благодаря выступу чуть более высокого крыла другого здания, которое стояло под прямым углом к кабинету Рубена.

Слезая со стола, он скрестил пальцы. Ему пришло в голову, что при порядочном ливне футляр для карт может перекрыть сток.

— Случай расследуют, все откроется, и я буду выглядеть дураком. Так и вижу заголовки: «Ученый выкинул бесценный свиток в водосточный желоб. Рукопись спас университетский дворник», — представлял Рубен, ставя папку Донны обратно за картотеку.

Отперев дверь, он сходил по черной лестнице к мусорному баку и выкинул пакеты. Едва он вернулся в кабинет и перезагрузил компьютер, как в дверях возник Ричард — его томило желание поговорить о деле, и он вроде бы не замечал, как мрачно взглянул на него Рубен.

— Привет. Я тут пробивал серьезные ассигнования для нашего факультета и всех необходимых тестов. Вчера поговорил с репортерами, заинтересовал их. Свиток сделает университету крутую рекламу. К нам обратится весь христианский мир, да и представители других религий. Ученые из лучших институтов, музеев и библиотек приедут, чтобы увидеть рукопись своими глазами. По-моему, здорово.

— Ричард, почему ты не посоветовался со мной, прежде чем выступать перед журналистами? Я всего лишь просил тебя перевести одно слово из контекста. Я не просил кричать о свитке на весь мир и пропагандировать с его помощью теории о воскресении Христа.

— Согласен, Рубен. Но я четко дал понять, что теория моя, я привлекал внимание к манускрипту. И к прессе обратился потому, что нам нужны дополнительные ресурсы, если браться за дело всерьез. Я думал, ты обрадуешься — ты ведь не любишь репортеров, а у меня и опыта побольше. Так или иначе, журналистам нравится, когда можно на кого-то сослаться. Я помог им, я помог нам. Если у тебя были возражения, сказал бы заранее. Я бы не стал ничего делать тебе наперекор. Кстати, а где рукопись? Ты говорил, что принесешь ее сегодня.

Он оглядел комнату, а Рубен безропотно пожал плечами. Ричарда нельзя переубедить. Он для всего найдет основания.

— Тут?

Не дожидаясь ответа, Ричард мигом вытащил из-за картотеки папку.

— Там книга по искусству. Ничего особенного. Мне ее дала Донна.

— Да?

Ричард не поверил. Он открыл книгу и пролистал оставшиеся страницы. Его лицо вытянулось от разочарования.

— Ну, так где? Надо браться за тесты и перевод. Я уже поговорил с Маргарет Ашер с факультета химии. Они проконсультируют насчет углеродного анализа и посмотрят, из чего состоят чернила.

— Не стоило…

Ричард притворился глухим. Рубен колебался, и он хотел отрезать ему все пути к отступлению.

— Еще я побеседовал с Фредом Мэтисоном с факультета физики. Он специализируется на свете. Говорит, чтобы отличить чернила от пергамента, надо положить рукопись под ининфракрасные лучи. Так мы увидим то, что не заметим невооруженным глазом.

— Все это слишком быстро.

— Рубен, это необходимо, писцы иногда смывали предыдущие записи и заменяли их собственным текстом. Обычное дело в Средние века, между прочим. Но и раньше могло случиться. А еще писцы допускали и исправляли ошибки. Тогда Фред уточнит фразы, дату и исторический контекст.

— Нет, Ричард. Манускрипт отдали не просто так. Мне надо подумать. Ты привлек журналистов и взялся не за свое дело. Я знаю, ты проникся, и тебя занесло. Но разве ты не видишь, что открыл ящик Пандоры и создал кучу проблем? Удивляюсь, как ты вчера не подумал, когда после разговора со мной шел в отдел связей с общественностью. Если не веришь мне, открой почту. Нам уже предложили полмиллиона долларов. Но мне надо подумать.

— Серьезно? — Ричард подошел к компьютеру. — Хорошее начало. Рад, что наш факультет наконец заметили.

— Тебя заметили, Ричард, — возразил Рубен. — А теперь извини. У меня лекция через несколько минут. Кстати, ты натолкнул меня на мысль: спрошу у студентов, способен ли познать Бога философский зомби. Он действует и разговаривает как человек, но лишен сознания. Можно ли наверняка отличить зомби от человека?

Сарказм пропал втуне. Ричард принял его за одобрение своей теории.

— Ладно, когда лучше начать тесты, обсудим позже.

— Ты никогда не сдаешься, да, Ричард? — вздохнул Рубен.

Когда Рубен объявил тему, студент в первом ряду выкрикнул:

— Доктор Дэвис, между нами и зомби есть одно отличие. Они восстают из мертвых.

Все захохотали. Рубен окончательно убедился, что не зря отверг помощь Ричарда.


ГЛАВА 9 В НОВОСТЯХ | Седьмая пещера Кумрана | ГЛАВА 10 РЕАКЦИЯ ВЛАСТЕЙ