home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

ОТКРОВЕНИЕ

Привет, Рубен. У тебя, похоже, дел невпроворот. Как статья для «Журнала американского теиста»? Возобновился спор о Разумном замысле, а?

Доктор Ричард Фидел подсел к Рубену во время обеда в зале отдыха для преподавательского состава теософского отделения.

Да, теологический спор. Не утихает со времен Древней Греции. Распространенная теория, согласно которой вселенная развивается по разумному замыслу, а не подчиняется причудам эволюции.

Тема дня в Америке, — вставил Ричард. — Все уже забудут о конфликте, а они еще долго ведут религиозные войны через прессу и суды.

Эксперт по Библии, Ричард плохо разбирался в философии. Направив разговор в политическое русло, он собирался перехватить у Рубена инициативу.

В Штатах многие христиане ратуют за изучение в школе теории разумного начала как альтернативы теориям эволюции, — задумчиво проговорил Ричард. — Наверное, поэтому ты взялся за статью.

Рубен не замедлил принять вызов:

— Боюсь разочаровать американцев, но вряд ли они отыщут поддержку в моей статье для «Американского теиста».

— Гм, — промычал Ричард, давая понять, что тема ему надоела.

Но Рубен, которому еще не выпадало возможности объяснить суть своей работы коллегам по университету, азартно продолжил:

— На прошлой неделе одна студентка высказала распространенное мнение. Если сидеть на пляже сотню миллионов лет, можно увидеть, как песчинки становятся мельче и улетают с ветром. Но из них никогда не образуется кремниевый чип, и уж тем более компьютер, если только не вмешается разумное начало — тот, кто знает, что делать. Точно так же, зная о сложности природы и особенно интеллектуальных и творческих способностей человека, невозможно представить, чтобы жизнь зародилась случайно. Разумный замысел должен существовать.

— Гм.

— Аргумент по аналогии. Мы знаем, что компьютеры сконструированы, значит и у вселенной должен быть конструктор. Так и ученые свои теории строят. В общем-то, единственное отличие в том, что научные теории можно опровергнуть.

— Интересно, — пробормотал Ричард, хотя его тон говорил об обратном.

Ричард специализировался на религиозных текстах и их значении. Объяснял исторический и социальный контекст произведений, различные трактовки спорных моментов. Его занятия пользовались успехом, потому что он апеллировал к популистским научным концепциям — «постмодернизму», «деконструктивистской методологии», «феминистическому анализу», «парадигматическому сдвигу» и «постхристианскому» мышлению. Еще Ричард получал извращенное удовольствие, накаляя страсти в аудитории и критикуя убеждения студентов, то есть, по его определению, «заставляя их мыслить вне узких рамок заученных теорий».

Как член группы из примерно двухсот ученых, «Семинара Иисуса», Ричард каждый год голосовал за список достоверных исторических «фактов» об основателе христианства. На данный момент в группе считалось, что истинны менее одной пятой слов и деяний, которые Библия приписывает Иисусу из Назарета.

Ричард был любезен и амбициозен. Он как-то обмолвился Рубену, что хотел бы стать первым великим богословом из южного полушария.

То, что Рубен намеревался с ним обсудить, давало Ричарду возможность воплотить это желание.

— Да, это интересно. Спасибо, что спросил, Ричард. Статья движется медленно. Как у тебя дела?

— Как обычно. Студенты-фундаменталисты слышать не хотят, что Иисус воскрес психологически, а не физически. До них никак не дойдет, что Библию писали в основном для поддержания веры, а не затем, чтобы запечатлеть исторические события со слов очевидцев.

Ричард обосновывал свою деятельность тем, что терпит гнев студентов ради науки. Рубен его не перебивал. Он нуждался в помощи Ричарда.

Он потратил три недели, чтобы перевести манускрипт по цифровым фотографиям. Проверил все недавние теории. В Интернете просмотрел несколько предположительных реконструкций ненайденного текста — многие богословы считали, будто он существовал и являлся прямой связью между историческим Иисусом и поздним описанием его жизни в Евангелиях.

Сомнений почти не оставалось. В недрах шкафа покоился источник, которым пользовались Матфей и Лука.

Невероятно, но у Рубена оказалась половина самой важной рукописи на свете — недостающее Евангелие Q.

Но зачем кому-то отдавать ему Q?

«Наверное, искусная подделка, — твердил он и тут же противоречил сам себе: —Вот и конец теориям ученых, заявлявших, что Q нет. Теперь им придется съесть свои магистерские шапочки».

Зал отдыха опустел. Рубен вежливо ждал, пока Ричард закончит рассказ о том, как один первокурсник покинул занятие посреди лекции об истинном значении восстания Иисуса из мертвых, причем в дверях обозвал Ричарда «волком в овечьей шкуре» к веселью и смущению остальных.

Тут Рубен рискнул:

— Прости за каламбур, но я рад, что ты поднял тему восстания. У меня вопрос по переводу. В тексте нет слова «анастасиас» — там другой глагол, и, судя по контексту, Иисуса разбудили. Возможно, его последователи.

Оба знали, что глагол «анастасиас» употребляли ранние христиане, говоря о воскресении Иисуса. Буквально это означало «подняться», «возродиться» или «восстать», но христиане и другие религиозные писатели имели в виду именно восстание из мертвых.

Затем появилось женское имя «Анастасия».. Так звали младшую дочь последнего русского царя, убитого большевиками после революции 1917 года. Пока после падения коммунизма ее останки не обнаружили и не идентифицировали с помощью теста ДНК, на Западе многие верили, что Анастасия оправдала свое имя и пережила расправу над царской семьей.

— Иногда употребляется еще одно слово. Что за отрывок? Мне нужен контекст.

Рубен это предвидел и вручил коллеге распечатку цифровой фотографии с несколькими строчками из рукописи.

Ричард сориентировался мгновенно.

— Похоже на Евангелие от Марка и слово…

Он замолчал и вгляделся в распечатку.

— О господи! Копия оригинала. Написано заглавными эпиграфическими буквами без пробелов, да и пятна на манускрипте видны прекрасно. — Ричард с подозрением уставился на Рубена. — Никогда такого не видел. Откуда он? Еретическое Евангелие гностиков из Египта? Розыгрыш?

— Я точно не знаю, — уклончиво ответил Рубен. Его больше интересовало заключение Ричарда. — В тексте «эгероусин». Получается, его подняли те, кто вошел в гробницу, так? То же слово используется в рассказе о том, как испуганные ученики разбудили Иисуса в шторм на Галилейском море.

Ричард снова пристально посмотрел на распечатку.

— Может, я лезу не в свое дело. Фрагмент в отличном состоянии, и я уверен, что он не единственный. Думаю, у тебя есть оригинал… или ты стал жертвой искусной мистификации. Рукопись дал студент?

— Нет.

— Я бы не пропустил текст, в котором упоминается, что Иисуса подняли люди в гробнице, а не божественное вмешательство, — говорил Ричард, не отрываясь от распечатки. — Да, наверное, ты прав. Навскидку я бы сказал, что разбудили его ученики. Для верности мне надо больше. Что за документ? Где он? Как ты его раздобыл?

Рубен был потрясен. Ричард и правда знает свое дело. Но можно ли ему доверять?

— Ну, давай. Мне нужен контекст, — настаивал Ричард. — Возможно, это подделка. Но если документ — подлинник первых веков, как здорово будет принять участие в переводе и исследовании! Какая помощь университету, да и нам, какая ценность для историков, богословов и общества!

Рубен собирался поделиться с Ричардом лишь самыми необходимыми сведениями. Теперь он жалел, что не набрал греческий текст на компьютере вместо того, чтобы показывать фотокопию отсека.

И все же аргументы Ричарда убедили его. Как всегда, Рубен рассказал больше, чем нужно. Через пятнадцать минут Ричард знал, что в 1973 году некто, работавший в Кумране, передал Рубену кувшин с манускриптом, и тот обнаружил рукопись, когда кувшин разбился во время последнего землетрясения, и свиток может быть частью Q.

Единственное, чего Ричард не узнал — содержания остальных фрагментов свитка и места, где Рубен спрятал манускрипт.

Ричард внимательно дослушал до конца. Потом задумался на несколько минут, прежде чем высказать свое мнение.

— Возможно, искусная подделка. Помнишь шумиху вокруг погребальной урны Иакова — ящика с костями — несколько лет назад? В первом веке на Святой Земле существовала традиция закапывать усопших в землю, пока не разложится плоть, а затем складывать кости в известняковый ящик.

— Да. — Рубен не понимал, к чему клонит Ричард.

— Так вот, погребальную урну нашли в Израиле, сбоку на ней была нацарапана подпись: «Иаков, сын Иосифа, брат Иисуса». Иакова забили камнями в 62 году нашей эры. Несколько крупных специалистов объявили урну подлинной, в том числе ведущий ученый из Сорбоннского университета в Париже. Новость произвела фурор. Пресса была в восторге. «Тайме» окрестила урну самой важной находкой за всю историю новозаветной археологии. Вышла книга и документальный фильм на канале «Дискавери». Урну даже отослали в Королевский музей Онтарио в Торонто, и по пути, к ужасу сопровождающих, в ней образовалась трещина. Ее залепили — такой конфуз — и выставили на всеобщее обозрение, уверенные в подлинности находки.

— Помню. Оказалась фальшивка?

— Израильское управление по делам древностей — бывший Израильский департамент древностей и музеев — утверждает, что да. Сама урна датируется первым веком, как и многие подобные ей, найденные в окрестностях Иерусалима. Но эксперты управления говорят, что их насторожил рассказ о том, как ее обнаружили. Рассмотрели урну под микроскопом, и выяснилось, что надпись «Иаков, сын Иосифа, брат Иисуса» процарапали сквозь естественную патину. Буквы затерли пастой из горячей воды и мела в неловкой попытке сымитировать сглаживание от времени. На подлинниках мел кристаллизуется естественным образом.

— Что потом?

— Судя по отчету, владелец, Одед Голан, доказывал, что его мать помыла урну в горячей воде с порошком, отчего в извести, покрывающей надпись, и появились изотопы кислорода. Управление также обвинило его в подделке древней скрижали, где перечислялись ремонтные работы в Храме.

Рубен засомневался, обдумывая подтекст рассказа.

— Значит, ты предполагаешь, что иерихонская семья нашла чистый пергамент, датируемый первым веком, и написала текст, взяв чернила… скажем, из старинных чернильниц на руинах Кумрана?

— Ну, в восьмой пещере Кумрана были полоски неиспользованных пергаментов, а твоя иерихонская семья могла заполучить старые высохшие чернила. Оставалось лишь добавить дистиллированной воды, чтобы не попасться на следах хлора или других современных примесей.

— А писали чем? Пером?

— Нет. Тростником. Заострять перья — обычно отборные гусиные — начали только в седьмом веке. Перо гибкое, и по толщине каждой черточки можно судить об индивидуальной силе нажима. С тростником такое не проходит.

— Твой вердикт? Подлинник или подделка? — спросил Рубен с надеждой.

— Возможно, твоя семья сделала удачную фальшивку — если использовала пергамент первого века, древние чернила и тростник, знала типичную форму букв, грамматику и стиль писателей первого века.

— Да, возможно. Только я уверен, что эти люди не обманщики. В отличие от создателя погребальной урны Иакова, они ничего не выигрывали, отдавая мне подделку.

— Надеюсь, ты прав. Наверняка мы не узнаем, пока не протестируем… Ах да, я совсем забыл. В иорданской Вади-аль-Маджиб к юго-востоку от Мертвого моря в конце шестидесятых некий бедуин нашел свиток — примерно, когда тебе доверили контрабандой вывезти Q.

— Контрабанда ни при чем. Я взял его случайно. Летя в Тегеран, думал, что получил в подарок бомбу, — настойчиво пояснил Рубен, прежде чем продолжить. — И что за свиток? Такой же, как у меня?

— Вряд ли. Но его могли достать там же, в Иордании, а не в Кумране, как ты предполагаешь.

— Что еще?

— Свиток Ангела, о котором я толкую, нелегально вывезли из Иордании. В конце концов он оказался в руках бенедиктинцев, в монастыре на австрийско-немецкой границе. Те, кто работает со свитком, обязаны давать обет молчания — так что никакого открытого изучения. Церковь любит решать за других, особенно когда речь идет о древних текстах, которые не соответствуют ее догмам, — язвительно заметил Ричард.

— Если те, кто работал над Свитком Ангела, подписывают бумагу о неразглашении, как же ты узнал о манускрипте?

— Хороший вопрос. После смерти одного из монахов частью копии манускрипта завладел израильский хирург и директор колледжа. Писали в журнале «Джерузалем Репорт» лет шесть назад. Ведущий эксперт по Свиткам Мертвого моря заявил, что рукопись может оказаться подлинной, но чтобы узнать точно, надо взглянуть на фотокопию или оригинал. Вот так.

— Почему его назвали Свитком Ангела? — Рубена интересовало все, что могло пролить свет на подаренный документ.

— Потому что в нем рассказывается об экскурсии на небеса, которую проводит ангел Пнимей — там есть сведения из астрологии, способы предсказания будущего по морю и облакам. Это один из самых ранних еврейско-христианских мистических трудов.

— Похоже на Книгу Еноха.

— Сходств много. — Теперь Ричард чувствовал себя как рыба в воде. — Но вот что самое интересное — причина, по которой бенедиктинцы не слишком рвались показать манускрипт. В начале там говорится: «Для Иешуа, сына Педии, священника благочестивого». Иешуа — Иисус по-еврейски. Другими словами, Иисус был сыном священника и имел отношение к ессеям. Вот вам и непорочное зачатие! Отсюда и знание богословия и разговоры о том, как попасть в царство господа. Отсюда критичные замечания о священниках. Иисус своими глазами видел, какие они лицемеры.

— Но ведь имя «Иисус» часто встречалось в первом веке. Может, речь идет о ком-то другом? — засомневался Рубен.

— Может, только вряд ли, судя по контексту. Но это лучше, чем обвинения Цельса во втором веке, что Мария забеременела от римского легионера по имени Пантера, а муж-плотник выкинул ее из дома и осудил за измену.

Рубен кивнул. Ранних христиан часто позорили незаконным рождением Иисуса. Смеялись, что он от стыда позаимствовал у греческих богов историю о непорочном зачатии.

— Свиток Ангела учит, как предсказывать будущее, исцелять болезни лекарственными растениями и камнями — что опять популярно в наши дни. Если говорить о способе воскрешения из твоего манускрипта Q, в свитке есть рецепты бальзамирования мертвецов, как сохранять тела невредимыми до дня восстания.

— Он подлинный?

— Согласно углеродному анализу — первый век нашей эры. Но никто не видел оригинала и ничего не знал о монахе, который оставил фотокопии, так что, возможно, подделка.

Ричард, как всегда, — сама определенность.

— Ладно. Значит Q, или как там его, может оказаться фальшивкой. Но я сомневаюсь. Наверное, старик нашел рукопись, когда работал в Кумране, и спрятал ее до лучших времен. Ты упоминал восьмую пещеру. Хозяйского сына, моего проводника, больше интересовала седьмая. А там, в сущности, не на что смотреть. Одни камни да какой-то мусор.

— Седьмая пещера — 7Q, ага! Там нашли греческие тексты. Некоторые считают их фрагментами Нового Завета. Большинство из нас не согласны, потому что единственное слово, совпадающее по стилю написания — «и». Для меня недостаточно, — как всегда веско заявил Ричард. — Фрагменты из Книги Еноха. Но что, если там лежало новозаветное Евангелие?.. Q! Значит, его могли написать до 68 года нашей эры. Именно тогда перестала существовать община в Кумране. Похоже, нашему факультету предстоит уйма детективной работы, — сделал вывод Ричард, весело потирая руки.

«Но не мне. Я философ, а не библейский археолог», — подумал Рубен. Тем не менее предложение Ричарда казалось разумным: завтра утром Рубен принесет пергамент, и они поработают над предварительным переводом, чтобы не пропустить явную фальшивку, потом за дело возьмется команда профессионалов под руководством Ричарда.

Рубен на пробу согласился.

Это стоило ему безмятежной жизни.


ГЛАВА 7 ГРУБОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ, ФЕВРАЛЬ 2005 ГОДА | Седьмая пещера Кумрана | ГЛАВА 9 В НОВОСТЯХ