home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 50

Он нашел Андреа на втором этаже. Она сидела в своем кабинете, проверяла работы студентов, одна в мертвой тишине здания. Дверь кабинета была открыта. Андреа, задумавшись, не услышала его шагов на лестнице.

Ему невольно вспомнилась их первая встреча. Раны в их душах еще кровоточили, два одиноких человека, жившие в мечтах о возобновлении семейного счастья. Он полагал, что способен исцелить ее, но сколько бы времени они ни проводили вместе, она так и не избавилась от горечи. Брак тоже оказался ложным шагом. Они оба совершили ошибку. Мог ли догадываться Страйд, какой серьезной она станет?

– Здравствуй, Андреа, – промолвил он.

Она вскинула голову. Страйд не знал, что хотел бы увидеть в ее глазах: страх, злость или печаль. Но он ничего в них не увидел. За столь короткое время он, похоже, сделался ей чужим.

– С возвращением, – равнодушно ответила она. – Не ждала тебя так скоро.

Андреа постарела или на лице ее совсем мало косметики. В серой рубашке, составлявшей часть формы колледжа. Она носила ее так долго, что местами рубашка потеряла цвет. Светлые волосы небрежно заколоты сзади, очки в полуоправе съехали на кончик носа.

– Ну и как? Выяснил? – спросила она и прибавила, повышая голос: – Стоило стараться?

Страйд уловил в ее словах едва сдерживаемый, рвущийся упрек, словно это он был виноват во всем.

Он шагнул в кабинет, тяжело опустился на деревянный стул напротив Андреа.

Ему очень не хотелось сообщать ей.

– Он умер, – промолвил Страйд.

У нее перехватило дыхание. Она откинулась на спинку стула, быстро сняла очки, и Страйд увидел ее насмерть перепуганные глаза.

Андреа ждала, что он скажет именно это.

Страйд кивнул:

– Робин.


Он надеялся, что она солжет, притворится изумленной, узнав, что Робин, ее бывший муж, являлся любовником Рейчел.

Ничего подобного не произошло. Андреа прикрыла глаза.

– Глупенький урод, – прошептала она. – Как это произошло?

Страйд коротко рассказал ей о том, что случилось в трейлере. Из уголка глаза Андреа выкатилась маленькая слезинка и поползла по глубокой морщине на щеке. Страйд на несколько секунд умолк, давая ей время справиться с горем, и лишь потом выпустил на нее всю злость.

– А ведь ты все знала! – воскликнул он. – Знала и молчала. Подвела к тому, что я сам поехал туда и увидел собственными глазами. Ты же предполагала, что я догадаюсь.

– Я уговаривала тебя туда не ездить, – возразила Андреа, вытирая слезу. – Вспомни, как ты рвался туда.

– Потому что моя работа – вести расследование! – Страйд поднялся, прошел по кабинету и с шумом захлопнул дверь. Резко повернувшись, он приблизился к столу: – Сколько? Сколько времени у них это продолжалось? Ведь тебе наверняка все было известно. Ты делала из меня дурака – пока я бегал по кругу, разыскивая Рейчел, ты знала, что она убежала с твоим мужем.

– Ничего я не знала! – выкрикнула Андреа. – Он ушел от меня за несколько месяцев до исчезновения Рейчел. Ты разве не помнишь? Вот как она все просчитала. Она не хотела оставлять ни единой зацепки. Разработала план и реализовала его. Только осенью она вызвала его.

– И когда же ты обо всем узнала?

Андреа опустила голову, уставилась в стол.

– Когда? – повторил Страйд.

– В прошлом месяце я получила от него письмо.

– Он упоминал в нем Рейчел?

– Упоминал? Ты шутишь, наверное. Он ни о чем другом и говорить не мог. – Ее рот скривился, будто она попробовала что-то несъедобное. – Лишь писал – Рейчел, Рейчел, Рейчел… Как она его соблазнила, увлекла, играла им… Жалкий слизняк, он только о ней и думал.

– Где это письмо?

– Я его выбросила.

– Зачем? – спросил Страйд, недоверчиво глядя на нее. Ему вдруг показалось, что если он сейчас отодвинет ящик стола, то увидит там письмо.

– Не знаю зачем, – отозвалась Андреа. – Просто выбросила – и все. Мне нужно было забыть о нем, о том, что он со мной сделал, вычеркнуть из жизни.

Страйд покачал головой.

– Не ври, – тихо произнес он. – Говоришь, он был без ума? А ты? Ты не была без ума от него? Он выбрасывает тебя, меняет на семнадцатилетнюю, а ты ходишь помалкиваешь. А почему? Потому что ты и теперь его любишь.

Андреа не стала отрицать. Она сидела, сомкнув губы, вызывающе глядя Страйду в лицо.

– Андреа, тогда объясни мне, как это называется? Твой бывший муж пишет тебе письмо, в котором плачется на жизнь, рассказывает о своем романе… И как поступаешь ты? Летишь к нему, ползаешь перед ним на коленях, умоляешь вернуться.

Он увидел в ее глазах страх.

– Я не…

– Хватит издеваться! – бросил Страйд. – Ты считаешь, я совсем отупел? Я начал сомневаться в тебе еще до поездки в Лас-Вегас. А когда, приехав туда, увидел твоего бывшего мужа, спившегося в трейлере… Как ты полагаешь, о ком я сразу подумал, Андреа? О тебе. Я отправился в аэропорт, зная, что неделю назад ты гостила у сестры в Майами, проверил твою кредитную карточку и сразу выяснил, что тогда же ты купила билет на самолет до Лас-Вегаса.

– Я не просила его вернуться, – произнесла Андреа. – Я испугалась. В письме он писал, что хочет покончить счеты с жизнью. Я не могла просто сидеть и ждать.

– Такие вещи можешь мне не рассказывать! – перебил ее Страйд. – Они мне не интересны, поскольку касаются вас с Робином. Что произошло между тобой и Рейчел?

Он смотрел на Андреа как на подозреваемую, внимательно следя за ней, и наконец увидел то, что ожидал – чувство вины.

– Расскажи, почему ты ее убила.

– Я должна вызвать адвоката? – осведомилась Андреа.

– Ты решила, что я пришел арестовывать тебя? Андреа, оказывается, ты меня совсем не знаешь. Не беспокойся. Согласно заключению, составленному полицией Лас-Вегаса, Рейчел убил некий бродяга, называвший себя Трясучкой Бобом. Все, дело закрыто.

– А может, все так и было?

Страйд раздраженно вздохнул.

– Хватит играть в кошки-мышки, Андреа. Робин скорее убил бы себя, чем Рейчел. Кроме того, ты оставила очень серьезную улику. Мы обыскали машину, которую ты брала напрокат, и обнаружили в багажнике кровь и твои волосы. Ты убила Рейчел и отвезла ее в пустыню.

– Я хотела, чтобы он увидел Рейчел, – горько промолвила она. – Он так ее хотел. Вот и получил.

– Расскажи все от начала до конца, – попросил Страйд. – Мне необходимо знать правду.

Андреа кивнула. Дрожащими пальцами она засунула за ухо прядь, закусила губу.

– Вообще-то я не за этим туда ездила.

Она поднялась, вышла из-за стола и встала рядом со Страйдом. Принялась рассматривать фотографии на стене: свою, Страйда и Робина. Она не сняла их даже сейчас.

Страйд почувствовал запах табака. Андреа опять закурила.

– Джонатан, его письмо оглушило меня. Я сообразила, что нам с тобой грозит опасность. Надо мной она и тогда висела, но я ничего не предпринимала. Наверное, потому что она была от меня далеко. А когда Робин в своем письме все рассказал мне, я поняла, что должна с ним увидеться. Поверь, я и не думала ехать к Рейчел. Мне эта мысль и в голову не приходила. И я отправилась к нему. Ты был там и видел, во что он превратился. Я не поверила своим глазам. Это она сделала его таким.

– Ничего подобного, – возразил Страйд. – Он сам себя таким сделал.

– Нет, он не виноват. Робин всегда был слабым. Я всегда замечала за ним эту черту. Ее подметила и Рейчел. Она манипулировала им. Он поведал мне, чем она его привлекла. Расхваливала его стихи, говорила, что он гений. Заставила поверить в то, что они созданы друг для друга. Рейчел врала, но он-то принимал ее слова за чистую монету. После того как Рейчел расправилась с Грэмом, она отшвырнула от себя Робина. Он стал ей не нужен. Для него это являлось сильнейшим ударом. Он чувствовал себя так, словно ему вырвали сердце. Начал пить и очень скоро опустился. Для чего ему оставалось жить?

– Расскажи о Рейчел!

– Хорошо. Ехать к ней я и не думала. Робин сообщил мне, где она работает, но я пропустила его слова мимо ушей, я не к ней прилетала. С Робином я проговорила часа два, если, конечно, это можно назвать беседой. Он уже мало чего соображал, начинал бормотать что-то непонятное. Когда мне это опротивело, я уехала.

– Искать Рейчел?

– Нет. Я прибыла в аэропорт, чтобы сесть в самолет и вылететь домой, но постоянно мысленно возвращалась к Рейчел и к тому, что она сделала со всеми нами. Со мной. Временами я будто впадала в забытье. Как случилось, я до сих пор сама не представляю, но когда я очнулась, то обнаружила, что еду не в аэропорт, а назад, в Лас-Вегас. В клуб, где она работала. Я никогда не встречалась с Рейчел, но, как только она вышла на сцену, сразу узнала ее. Именно такой мне ее описывал Робин – изумительно красивой и холодной как лед. Я поняла, что мне недостаточно просто посмотреть на нее. Мне нужно было, чтобы и она увидела меня и созналась во всем, что сделала. Я подождала Рейчел на стоянке и двинулась за ней. Я зашла к ней в квартиру и высказала ей все, что о ней думаю. Что бы ты заявил незнакомому человеку, который походя разрушил твою жизнь? Я вспомнила о Робине, спившемся в трейлере, о нас с тобой, и это меня страшно разозлило.

– Она узнала тебя?

– Конечно. Рассмеялась, сказала, что отдает мне Робина. Она все знала о расследовании, о нас с тобой. Добавила, что мы с тобой благодарить ее должны за то, что мне она подарила мужа, а тебе – убийцу. Она хохотала над нами. – Андреа вдруг обмякла. – Я не знаю как… Не этого я ожидала от нее услышать. Она ни о чем не сожалела, не стыдилась. Глядела на меня своими холодными глазами, как на букашку, с которой можно поиграться и раздавить.

Страйд заметил, что руки Андреа задрожали. Ему не хотелось будоражить ее воспоминания до такой степени, чтобы она потеряла самообладание.

– А что она еще говорила? – спросил он.

– Лгала! – выпалила Андреа, и ее кулаки сжались. – Она всю жизнь лгала.

– В чем выражалась ее ложь?

– Во всем! Я сказала ей, что она не имела никакого права вторгаться в нашу жизнь. Робин любил меня. – Глаза Андреа превратились в щелочки, как у готовой наброситься змеи. – Знаешь, что она мне ответила? Что Робин все равно развелся бы со мной, потому что он уже не мог спать со мной и желал уйти с кем угодно, лишь бы не оставаться со мной. Он будто говорил ей, что ложиться на меня – то же самое, что ложиться на холодную доску, что у меня между ног нет ничего живого.

– Вот сволочь, – пробормотал Страйд.

– Да, вот когда я его узнала. Но сейчас Рейчел не врала. Это я все время лгала себе. Про Робина, про себя. Я стояла, слушала ее, и во мне закипала ярость. Никогда раньше я такого не испытывала. А Рейчел продолжала издеваться надо мной. Она, видимо, считала меня объектом для презрительных шуток. Как человек я для нее ничего не значила.

– И что ты сделала?

– Там на полке стояла ваза. Я схватила ее и хотела швырнуть на пол. Закрыла глаза, размахнулась, бросила. Куда-то попала, сама не знала куда. Раздался глухой стук, будто что-то тяжелое упало…

Сколько раз он слышал подобные рассказы от пытавшихся вызвать жалость к себе преступников, Страйд и припомнить не мог – давно сбился со счету. В таких случаях его сердце обычно каменело, но не на сей раз.

– …лежала на полу мертвая. Я смотрела на нее, ничего не понимая. Поверить не могла, что она умерла и это я убила ее.

– Рейчел умерла давным-давно, – проговорил Страйд.

Андреа смотрела на него умоляюще:

– Я даже не предполагала, что тебя снова втянут в это расследование, Джонатан. А никто другой никогда бы не догадался о такой связи в деле.

Страйд сознавал, что оправданий у Андреа нет и случись ей предстать перед судом, ее бы осудили. В то же время ему вдруг показалось, что ни она, ни Робин в общем-то не так уж и виноваты. Наверное, поэтому он не собирался никому рассказывать о своей тайне. Да и кому она нужна?

– Что теперь? – спросила Андреа.

«Вот именно. Что теперь?» – мысленно повторил Страйд и ответил:

– Ничего. Теперь нам всем придется жить с этим.

– Я знаю, как тебе трудно, – прошептала она и прибавила: – Уходить.

– Если честно, то мне абсолютно не трудно. Думаю, это поможет мне кое-что понять.

Ему очень хотелось встать и попрощаться, выйти и остаться одному, наедине со своей виной, но он понимал, что не должен оставлять Андреа без какой-нибудь надежды, без того, за что она могла бы зацепиться душой. Он чувствовал себя обязанным разубедить Андреа в том, что ее прошлое было сплошной ложью.

– Робин знал, что ты убила Рейчел, – сказал он, поднимаясь, – но взял преступление на себя. Он желал, чтобы его считали виновным. Ради тебя. Он ради тебя это делал, Андреа.


Только сейчас до Страйда наконец дошло – ему некуда идти. Он оказался бездомным в своем родном городе.

Он свернул на мост через канал, остановился там же, где стоял в тот вечер. А до него в тот вечер тут стояла Рейчел. Перед тем как отправиться домой и подбросить улики в его машину. Потом она стащила кроссовки отчима и встретилась с Робином. Тот поджидал ее неподалеку, на тихой улочке. Затем они отправились к амбару разыграть маленькую пьеску. С погоней, с порезами и клочьями окровавленной одежды. Уликами, попавшими вскоре в дело. Ставшими загадками.

«Я все время шел у них на поводу», – думал Страйд.

Он разглядывал темную воду, почти недвижимую под едва заметным ветром, идущим с озера. Положил руки на перила, попробовал их прочность, вообразил, как на них балансирует Рейчел, покачал головой. Не удержись она тогда под порывами ветра, слети с перил, и ее жизнь пошла бы по иному пути, и как знать – лучшему или худшему?

Теперь он хотя бы разгадал ее тайны. Все, кроме одной. Он никак не мог постичь главного – зачем она это делала?

Зачем затевать эту страшную игру? Что послужило причиной упорной войны между Рейчел и Грэмом? Страйда удивляло, что именно на этот вопрос Рейчел не оставила ответа. Она все предусмотрела, везде разбросала свои приманки. Правда, оставалось нераскрытым значение почтовой открытки, где была написана одна фраза: «Он заслужил смерть».

Страйд повернулся, облокотился спиной на перила и балку, смотрел на машины, снующие между городом и Пойнт-Парком. Он восстановил в памяти последовательность событий, включая и недостававшее звено – Робина. Он представил Рейчел осенью, сидящую на его лекциях в колледже. Вспомнил, как она заявила Андреа, что подарила ей мужа, а ему – убийцу.

Страйд чувствовал, что приближается к чему-то очень важному, разгадка близка, но мысли путались, а мозг окутывал туман. Как озеро.

Страйд услышал пение шин на стальных листах. Он изумился, увидев, как со стороны Пойнт-Парка на громадной скорости едет красный «фольксваген» с красивой черноволосой девушкой за рулем. Улыбаясь Страйду, она пронеслась мимо. Ему вдруг почудилось, что это Рейчел. Дикая, невесть откуда взявшаяся мысль. Страйд нисколько ей не удивился, он уже хорошо знал, что и мертвая она найдет способ преследовать его.

Нет, это была не машина Рейчел, не ее…

Кровавый жук.


Глава 49 | Вне морали | Глава 51