home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

– Ты веришь ему? – спросил Страйд, когда они возвращались в город. Он посмотрел в окно, увидел, как над юго-западной частью сгущаются черные тучи. Приближался летний ливень.

– Если он врет, то очень складно, – заметила Серена. – Знаешь, когда я разговариваю с мужчинами и девушками-подростками, я становлюсь циником.

– Считаешь, что священник обязательно врет, когда говорит слишком гладко?

– И даже более того, Джонни.

Как и прежде, она ничего не объясняла. Страйд опять поймал себя на мысли, что Серена многое скрывает. И еще она назвала его «Джонни», отчего голова слегка закружилась. Имя она бросила небрежно, не задумываясь. Страйду вдруг показалось, что это вылетело из нее непроизвольно, Серена и сама не поняла как. В то же время она произнесла его особенным тоном, предполагающим тесные отношения.

Страйд не мог припомнить, чтобы голос Андреа, когда она звала его, звучал столь многозначительно. Такие же оттенки слышались ему лишь в голосе Синди. В голове снова потекли неприятные, страшные мысли. Он вдруг осознал, что с момента приезда Серены избегает думать об Андреа. Влечение к Серене было неожиданным и загадочным, оттеснившим все другие чувства. Страйд никогда не стремился завести роман на стороне. Но сейчас ему хотелось именно этого. И хотелось нестерпимо.

– Тебе доводилось бывать в Риверуолке? – спросил он.

– Ни разу, – ответила Серена и улыбнулась.

Страйд рассмеялся.

– Ты великолепна, – сказал он, надеясь, что она поймет значение этого слова. – Попрошу Мэгги проверить Дэйтона, – продолжил Страйд. – Пусть проверит документы по конференции. Был ли он там на самом деле.

– Ничего не даст. Даже если они и зарегистрировались, то могли в тот же день уехать. И никто ничего не знал бы.

– Проверим регистрацию на авиарейсы, банкоматы…

В кармане у Страйда запищал мобильный телефон. Он достал его, прижал к уху.

– Нам нужно поговорить, – раздался в трубке сухой голос.

Страйд узнал Дэна Эриксона.

– Конечно, – промолвил он. – Ты получил мое сообщение?

– Получил, черт тебя дери. Послушай, это точно она?

– Уверен.

– Вот дерьмо, – прошипел Дэн и замолчал.

Страйду показалось, что он слышит, как в голове Дэна защелкал, вычисляя варианты, калькулятор.

– Невероятно, – наконец промолвил он. – Давай побеседуем не по телефону.

– Хочешь, чтобы я заехал к тебе в офис?

– Ты с ума сошел! – воскликнул Дэн. – Даже близко не подходи к моему офису. Объезжай за милю! Встретимся на автостоянке у колледжа через час.

– А как мы друг друга узнаем? – попробовал пошутить Страйд.

Дэн взорвался:

– Ты не смейся, а давай приезжай!

Страйд выключил телефон. Серена, удивленно вскинув брови, посмотрела на него.

– Дэн Эриксон, прокурор. Обвинитель в деле Грэма Стоунера, – пояснил Страйд. – Похоже, он не очень обрадован твоим приездом.

– Рыцарь плаща и кинжала? Он с ними так и ходит?

– Сейчас он – окружной прокурор, а скоро будет баллотироваться на пост генерального прокурора штата. Полагаю, что попытка дать пожизненное заключение за убийство девушки, которая была жива, принесет ему несколько лишних черных шаров.

Серена нахмурилась:

– Береги мягкое место, Джонни. Он вполне может свалить все на тебя.

– Нисколько не сомневаюсь в Дэне. Чтобы спасти свою шкуру, он меня уволит.

Страйд испытал радость, услышав, как с ее губ опять сорвалось «Джонни».

– И тебе это безразлично?

Страйд увидел, как на лобовое стекло упали первые капли дождя.

– Наверное, да, – ответил он. – Даже самому смешно.


К тому времени, когда Страйд завез Серену в управление и доехал до подъема, ведущего на холм, к автостоянке, «дворники» начали жалобно поскрипывать от беспрестанного скольжения по стеклу – казалось, дождь обрушивал на машину сотни литров воды. Страйд наклонился вперед, к лобовому стеклу, прищурился, силясь увидеть сквозь него в свете фар полотно дороги. Где-то очень высоко в небе светило солнце, но здесь под окутавшим город толстым одеялом мрачных туч будто наступила ночь.

Страйд подъехал к дальней стороне автостоянки, заметил стоявшее в стороне от остальных машин шикарное авто Дэна, «лексус» цвета морской волны с тонированными стеклами. Дэн не выключил фары и двигатель.

Дождь колотил по его джипу. Страйд открыл дверцу, и в салон хлынул поток, сотнями мелких иголок впиваясь в лицо и руки. Он захлопнул двери и направился к «лексусу». Он был закрыт. Меньше чем за минуту Страйд вымок насквозь. Он постучал по стеклу, услышал мягкий щелчок, открыл дверцу и сел на пассажирское сиденье, принеся с собой немного дождя.

– Рад видеть тебя, Дэн, – проговорил Страйд, стряхивая на пол и на сиденья воду с рукавов и воротника.

– Осторожнее, – буркнул Дэн. – Это чистая кожа.

В салоне пахло женой Дэна, то есть большими деньгами. Все, чем располагал Дэн, в том числе и «лексусом», принадлежало Лорен, а не ему. Материальную зависимость Дэн переносил не без изящества. На его левом безымянном пальце сверкало толстое обручальное кольцо с рубином, выше, на запястье, тускло поблескивал золотом «Ролекс». Синий костюм был сшит на заказ, складки на нем не оставляли морщин.

Ожидая Страйда, Дэн слушал местную радиостанцию. Когда тот уселся поудобнее, Дэн выключил радиоприемник. Некоторое время они молчали, вслушиваясь в стук капель дождя по крыше.

– В новостях об этом нет ни слова, – промолвил Дэн. – Оставим все как есть.

Страйд кивнул.

– Долго замалчивать не удастся. Максимум, на что можно надеяться, – на пару дней. В самом лучшем случае. Новость номер один. Сейчас стоит только кому-нибудь слово проронить – и все переполошатся.

– Сколько человек об этом знают?

– Полиция Лас-Вегаса, кое-кто из местного управления плюс Эмили и ее муж, Дэйтон Тенби.

– Прежде чем идти к ним, тебе следовало бы сначала побеседовать со мной.

– Дэн, ты что! Она же ее мать! – возмутился Страйд.

Тот вздохнул:

– Ладно. Давай выкладывай, что там, собственно, произошло.

Страйд рассказал все, что ему было известно о том, как в пустыне возле Лас-Вегаса нашли тело убитой девушки, и о возможной связи этого преступления с событиями в Дулуте.

– Правда, мы пока не знаем, что случилось в Лас-Вегасе, – добавил он. – Неизвестно при каких обстоятельствах она исчезла и почему. Но одно ясно точно: Стоунер ее не убивал.

– Версии какие-нибудь есть?

– Пока нет, – отозвался Страйд. – Проверяем документы, связанные с тем расследованием, выискиваем всех, кто мог иметь хоть какое-нибудь отношение к делу.

Дэн поежился.

– Чем больше людей вы опросите, тем выше вероятность утечки.

– Разумеется. Но речь идет не о проверке старого дела, а о расследовании преступления. Рейчел убили неделю назад. И я хочу знать, кто это сделал. Мы хоть сегодня могли бы дать пресс-конференцию, а сдерживает меня лишь одно – в беседах с людьми я намерен использовать элемент неожиданности.

– Замечательно. Бесподобно, – недовольно произнес Дэн. – Вот уж где республиканцы взвоют от восторга.

– Я верю в тебя, Дэн. Ты знаешь, что говоришь.

Дэн метнул в него злобный взгляд:

– Под дурачка работаешь? Напрасно, Страйд. Я во всем обвиню тебя. Ты недостаточно хорошо провел расследование.

«Молодец, Серена. Так и случилось», – подумал Страйд.

Он кивнул:

– Не спорю, где-то мы, видимо, ошиблись. Но подавать документы в суд, не имея трупа жертвы, решил ты.

– После того как ты месяц ходил и доказывал мне, что Стоунер является преступником.

– Да, потому что я так думал. Мы все так думали. Но доказательная база у нас была слабая, и ты это сознавал. На это я тебе тоже постоянно указывал.

– Публичных слушаний не будет, – резко произнес Дэн. – Ты возьмешь всю ответственность на себя. Я ясно выражаюсь? На пресс-конференции сообщишь, что по вине полиции произошла ошибка, а я действовал вполне искренне, но был дезинформирован. Вами же. Это вы, а не я к тому моменту уже упустили преступника, убийцу Керри Макграт. Ты был расстроен провалом, не сумел сосредоточиться и многого в деле Рейчел просто не заметил.

В том, что говорил Дэн, была доля правды. Страйд и сам понимал, что в тот период он был серьезно озабочен, но не своими проблемами, а другим – он сгорал от нетерпения побыстрее поймать убийцу Рейчел и предъявить его суду. Он действительно утратил способность объективно рассматривать факты, поэтому почти сразу уверовал в виновность Стоунера.

– Я не снимаю с себя часть вины, – признался Страйд. – Но кроме моей вины, там есть еще и твоя.

– Была. Теперь – нет.

– Звучит как ультиматум.

Дэн поморщился:

– Ели попробуешь отвертеться, гарантирую тебе последствия. С Два-К разговор у меня будет короткий.

– Хорошо, спасибо. Я обдумаю твое предложение. Хочешь, я дам тебе один очень полезный совет?

Дэн молчал.

Страйд открыл дверцу и вышел на улицу. Дождь хлестал в салон, заливая кожаные сиденья машины. Наконец Страйд захлопнул дверцу и стоял, ожидая, пока Дэн не уедет.


Глава 39 | Вне морали | Глава 41