home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 39

В пятницу Страйд заехал за Сереной в отель в начале десятого утра. Он постучал, и она сразу открыла ему. Черные волосы были мокрыми от недавнего душа, кожа блестела. Она оделась поскромнее – в потертые джинсы, свободную темно-синюю футболку без рисунков и надписей и в ковбойские полусапожки.

– Привет, Страйд! – приветливо улыбнулась она ему.

Он вошел. Воздух в комнате был свеж и приятен. Зеркало у телевизора запотело, видимо, Серена стояла перед ним. Чемодан с вещами, аккуратно сложенными, лежал открытым на бюро. Огромная кровать занимала почти всю комнату.

– Извини за не очень хороший номер, – произнес Страйд. – Летом у нас полно туристов.

– Все нормально, – пожала плечами Серена.

Она села на край кровати, стала надевать крошечные серебряные сережки. Кончики пальцев, казалось, ласкали мочки ушей. Серена подняла голову, увидела, что Страйд наблюдает за ней, несколько секунд смотрела на него, затем смущенно отвернулась.

– По дороге я позвонил матери Рейчел по мобильному телефону, – проговорил он, ощущая неловкость. – Только сейчас связался с ней. Можем прямо отсюда поехать к ней.

– Ты ей рассказал?

– Нет, – покачал головой Страйд. – Предупредил, что хочу с ней пообщаться. Но я подозреваю, что она догадывается, о чем пойдет речь.

Серена поднялась. Они стояли очень близко друг к другу, словно перед поцелуем. Страйд поймал себя на том, что ему непреодолимо хочется обнять ее.

– Пойдем? – произнес он.

Они вышли из отеля, сели в его джип. Сиденья в нем уже потерлись и продавились, приборная доска была заклеена стикерами с пометками и замечаниями по различным делам. В подстаканнике стоял пластиковый стакан с остатками кофе двухдневной давности, на полу валялись страницы местной газеты.

Серена, увидев знакомый беспорядок, улыбнулась.

– Не волнуйся, мне нравятся машины с обжитым видом. Кофе старый?

– Почти мой ровесник, – усмехнулся Страйд.

– У вас тут есть что-нибудь наподобие «Старбакса»?

– Нет. Пока довольствуемся «Макдоналдсом». Заскочим?

– Обязательно.

Они купили две чашки дымящегося кофе, Страйд выбросил из кабины старый. Он взял несколько булочек, они жевали их по дороге. Серена сидела, наклонившись к окну, выставив из него локоть. Ветер трепал и путал ее длинные сверкающие волосы. Она отхлебывала кофе. Страйд украдкой бросал на нее быстрые взгляды. Он заметил, что пару раз она посмотрела в сторону. Они почти не переговаривались.

Густой туман стелился по дороге. Проезжая сквозь него, Страйд включал ближний свет и сбавлял скорость. Когда они двигались по вершине холма, откуда открывалась панорама города, он увидел, что Серена стала смотреть вниз, на едва заметные в тумане очертания озера.

– Какой замечательный вид, – улыбнулась она. – Прожив в пустыне долгое время, забываешь, что на свете есть вода и деревья.

– Никогда не был в пустыне.

– Да? Нужно побывать. У нее свое очарование.

– Ты и родилась в Лас-Вегасе?

– Нет, я из Феникса.

Он увидел, как отдаляются от него ее зеленые глаза, и догадался, что нечаянно вызвал у Серены неприятные воспоминания.

– В Лас-Вегас я приехала в шестнадцать лет.

– Молоденькая, – сказал он, раздумывая над тем, что могло согнать ее с родных мест.

По извилистой дороге они спустились на автостраду и устремились на юг. Это был кратчайший путь к предместью, где обосновались Эмили и Дэйтон Тенби. В брак они вступили, когда Эмили еще находилась в тюрьме. Полгода назад ее условно-досрочно освободили.

– Прохладно тут у вас, – промолвила Серена, потирая руки.

– В багажнике у меня есть свитер. Хочешь надеть?

Серена кивнула и наморщила нос.

– Табаком попахивает. Куришь?

– Раньше курил, – признался Страйд. – Год назад бросил, но запах не выветрился.

– Трудно бросать было?

– Нелегко. Перед этим у нас один сотрудник от рака легких умер, всего на десять лет старше меня. Я здорово перепугался.

– Правильно сделал.

Страйд без труда нашел дом Эмили и Дэйтона, он находился в двух кварталах от церкви, куда три года назад, зимой, они с Мэгги приезжали. Страйд остановил машину, достал из багажника светло-коричневый, словно в ржавых подтеках, свитер. Серена, поеживаясь, торопливо натянула его, закатала широкие рукава, подтянула их до локтей, оголив наполовину руки.

– Ты спас мне жизнь, – улыбнулась она, пожимая ему ладонь.

Эмили открыла дверь почти сразу после звонка. Страйд полагал, что тюрьма состарит ее, но ошибся – она выглядела даже моложе, чем на суде. Неброский макияж дополняла мягкая красная помада. В голубых глазах, когда-то мертвых, бесцветных, появился блеск, волосы модно пострижены и уложены. Эмили была в коричневых брюках и белой блузке свободного покроя.

– Здравствуйте, лейтенант. Давно не виделись.

– Да, давно. Прекрасно выглядите, миссис Тенби.

– Зовите меня Эмили.

– Хорошо. Познакомьтесь, это Серена Диал, из полицейского управления Лас-Вегаса, штат Невада.

Брови Эмили поползли вверх.

– Лас-Вегас?

Серена кивнула.

Эмили вдруг забеспокоилась, ее губы тревожно сжались. Она потянула на себя дверь, приглашая их войти.

– Пожалуйста, проходите. Дэйтон в спальне. Извините, мы приехали так поздно, что я просто не решилась звонить вам. Сначала рейс отложили на два часа, потом еще почти сто миль на машине.

– Уезжали отдохнуть? – поинтересовался Страйд.

– Частично. Ездили в Сан-Антонио, на Риверуолк. Там проходила ежегодная церковная конференция, Дэйтон на ней выступал. А потом мы решили остаться там на два дня.

Эмили провела их в гостиную. Дэйтон Тенби, сидевший на диване, поднялся, протянул им руку. Волос на нем осталось совсем мало, лишь слабый венчик вокруг остренькой макушки, да и тот совершенно поседел. Он располнел, что пошло ему на пользу – уже не выглядел таким тщедушным, как прежде, когда Страйд впервые увидел его. В серых слаксах, идеально выглаженной белой рубашке и черной акриловой жилетке.

Эмили и Дэйтон устроились в широком кресле, Страйд и Серена сели рядом на диван, напротив них. Страйд видел, что Дэйтон и Эмили довольны своим браком – несмотря на десятилетнюю разницу в годах, они были счастливы.

– Хочу сразу предупредить вас, лейтенант, что я нисколько не сожалею о том, что сделала, – произнесла Эмили. – Я и сейчас поступила бы так же и отправилась в тюрьму с легким сердцем.

– Я понимаю вас, – промолвил Страйд.

Дэйтон оглядел их.

– Мы полагаем, что вы пришли к нам не для того, чтобы просто проведать. У вас есть для нас какие-то новости?

– Да, – ответил Страйд. – Мне хотелось бы заранее предупредить вас, что они не самые благоприятные.

– Вы нашли ее? – воскликнула Эмили.

– Да, нашли, но не в тех обстоятельствах, что вы предполагаете. В начале этой недели мисс Диал вызвали в пустынное место на окраине Лас-Вегаса. Там обнаружили тело молодой девушки. Боюсь, это Рейчел. – Он помолчал и продолжил: – Ее убили незадолго до этого. Иначе говоря, все эти три года Рейчел была жива.

– Жива? – прошептала Эмили. – Все это время она была жива?

Она сжала руку Дэйтона, закрыла глаза, ее голова поникла и опустилась на его плечо.

– Как она умерла? – спросил Дэйтон.

– Ее убили, – произнесла Серена. – Извините.

Дэйтон покачал головой:

– Нет, нет, не может быть.

Эмили встала, потирая глаза, вытащила из коробки на журнальном столике кусок ткани, промокнула нос и рот. Она заморгала, пытаясь успокоиться.

– Вы хотите сказать, что Грэм не убивал мою дочь?

– Да.

– О Господи! – простонала Эмили, поворачиваясь к Дэйтону. – Я убила его. Невинного человека. Она была жива.

– Он не убивал ее, но это не означает, что он был невиновен, – проговорил Дэйтон.

– Я знаю, я знаю, – запричитала она. – Но три года Рейчел где-то сидела и смеялась надо мной. Она обманула меня, заставила убить его.

– Вам известны какие-нибудь подробности? – спросил Дэйтон.

– Идет расследование, – промолвила Серена. – Понимаю, вам тяжело узнать правду, но я обязана сказать ее вам. И позвольте выяснить – у вас имелись основания предполагать, что она жива? Может, она каким-то образом пыталась связаться с вами?

Дэйтон и Эмили посмотрели на Страйда.

– Нет. Разве что та почтовая открытка, которую вы нам показывали. Помните?

Страйд в двух словах сообщил Серене о странной открытке, полученной им во время суда.

– Ты попробовал отследить ее?

– Насколько возможно, – пожал он плечами. – На ней не было ни отпечатков пальцев, ни следов слюны. Я доложил о ней в полицейское управление Лас-Вегаса, попросил выяснить, кто ее мог послать, но они как-то вяло отреагировали. Не захотели тратить силы и время на поиски девушки, которая то ли находится в Лас-Вегасе, то ли нет.

– На их месте я поступила бы так же, – призналась Серена.

– Я узнавал, мисс Диал, – возвестил Дэйтон.

Страйд и Серена удивленно переглянулись и посмотрели на него. Тот немного помолчал, повернулся к Эмили, словно испрашивая разрешения продолжать рассказ. Она едва заметно кивнула.

– Для меня та открытка, – продолжил Дэйтон, – явилась как бы частью игры, которые так любила придумывать Рейчел. Чтобы поиздеваться над нами. Она почти убедила меня в том, что Рейчел жива. Я ведь никогда не верил в то, что она погибла, Эмили в тот момент находилась в тюрьме. Мне не хотелось бы, чтобы след остыл, и я отправился на поиски Рейчел.

– Вы были в Лас-Вегасе? – удивился Страйд.

– Да, примерно неделю. Когда вы мне сказали, что от тамошней полиции помощи не будет, я решил действовать самостоятельно. Ради Эмили. Она имела право знать правду.

– И что вы предприняли? Как вели розыски? – спросила Серена.

– Конечно, в роли детектива я выгляжу довольно смешно. – Дэйтон слабо улыбнулся. – У меня была с собой фотография Рейчел, я ходил с ней по казино и показывал охранникам. Спрашивал, видели они ее или нет. Они там всех примечают. Во всяком случае, так по телевизору говорят. Я предположил, что если она в Лас-Вегасе, то должна работать в одном из казино. Как и остальные жители. Я несколько раз обошел Стрип и прилегающие районы.

– И вам удалось ее найти? – спросил Страйд.

– Нет, ни единого следа, – печально покачал головой Дэйтон. – Никто ее не видел. Бесплодно проходив неделю, я решил, что поддался своим фантазиям и открытку отправляла вовсе не Рейчел.

– И больше вы в Лас-Вегас не наведывались? – вмешалась Серена.

– Нет.

– Были ли у вас иные причины подозревать, что Рейчел жива? – произнес Страйд, переводя взгляд с Эмили на Дэйтона. – Может, поступали какие-нибудь странные звонки? Приходили незнакомые люди?

– Нет, что вы, – махнула рукой Эмили. – Лично я верила, что она умерла. Дэйтон думал иначе, а я – нет. Даже и мысли не возникало, что она спокойно живет где-то.

– Но почему? – недоуменно спросила Серена.

Губы Эмили сложились в ироничной улыбке.

– Потому что я сидела в тюрьме, и если бы Рейчел была жива, она бы не отказала себе в удовольствии так или иначе сообщить мне об этом. Возможность плюнуть мне в лицо она никогда не упустила бы.

– Простите, что отняли у вас столько времени. – Страйд поднялся, за ним встала и Серена. Они приготовились уходить.

– Что нам нужно сделать, чтобы получить тело Рейчел? – поинтересовался Дэйтон.

– Вам позвонят, – произнесла Серена. – Как только расследование закончится, вы сможете забрать тело. Извините, таковы правила. Но знаете, вам лучше не глядеть на него. Оно лежало в пустыне, на страшной жаре… Вы понимаете…

Эмили тяжело сглотнула.

– Да, да, конечно…

Они попрощались. Дэйтон проводил их до двери. Серена мягко улыбнулась ему на прощание.

– Еще раз прошу прощения. Надеюсь, вы хорошо отдохнули в Сан-Антонио.

– О да, великолепно, – отозвался Дэйтон.

– Мне нравится Риверуолк. А где вы останавливались?

– Мы жили в «Хайатте».

– И никуда не уезжали оттуда?

– Нет, только на экскурсии. В Аламо. Все поблизости.

– Понятно, – кивнула Серена и повернулась к двери, но Дэйтон остановил ее, легонько коснувшись плеча.

– Могу я вас кое о чем спросить?

– Пожалуйста.

– Вам не известно, чем Рейчел занималась в Лас-Вегасе? Где она работала? Мне кажется, что если бы я проявил побольше настойчивости…

– Она работала в стриптиз-клубе, – откровенно сказала Серена.

Дэйтон облизнул губы.

– Вот как… Туда-то я не заглядывал.


Глава 38 | Вне морали | Глава 40