home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38

Мэгги охотно признавалась всем, кто садился к ней в машину, что ее комплекция не позволяет ей водить грузовики. Чтобы хоть как-то видеть дорогу, она подкладывала под себя толстый телефонный справочник, к педалям были привязаны толстые деревянные колодки, без которых ее ноги до них не доставали. До того, как два года назад выйти замуж за Эрика Сонерсона, она водила миниатюрный «гео-метро», но Эрик, бывший пловец, участник Олимпийских игр, в нем не умещался. Поэтому их первой совместной покупкой стал джип, где Эрик мог сидеть, не сгибаясь в рыболовный крючок.

Страйд не любил ездить с Мэгги. Во-первых, ему было больно смотреть и на саму Мэгги, едва видимую из-за руля, и на то, как она водит. Он подозревал, что последнее она делает нарочно, из вредности. Страйд едва сдерживался, чтобы не выругаться, когда она лезла вперед, а его нога непроизвольно нажимала воображаемую педаль тормоза перед светофором.

Вечером самолет, которым прилетала Серена Диал из Лас-Вегаса через Миннеаполис, должен был приземлиться через полчаса. По мере того как они отдалялись от берега озера и поднимались, а точнее, взлетали, по Миллер-Хилл к аэропорту Дулута, ревевший за окнами воздух становился теплее.

Мэгги покачала головой. Впереди на светофоре зажегся красный, но она, с силой надавливая на клаксон, пролетела перекресток, не сбавляя скорости.

– Оказывается, все это время она была жива, – сказала она. – Вот Арчи Гейл-то обрадуется.

Страйд устало кивнул.

– Дэн с ума сойдет, когда узнает, что собирался упечь пожизненно человека за убийство, которого он не совершал. Тяжело ему будет с таким грузом вести предвыборную кампанию.

– Ты сообщил ему? – спросила Мэгги.

– Пока нет. Я попросил у Два-К разрешения подождать до пятницы. Он согласился. Эта детективша из Лас-Вегаса, Серена Диал, тоже согласна пока помолчать.

Мэгги наморщила лоб.

– Будем молиться, чтобы Эмили инфаркт не хватил. Представляешь, какой сюрприз для нее? Убила мужа за гибель дочери, а та жива-здорова.

Страйд пожал плечами:

– Убийства он не совершал. Но я абсолютно уверен, что Стоунер спал с ней.

– Интересно, что же там на самом деле случилось?

– Она хотела исчезнуть из города, и ей понадобилась помощь. Одна бежать она не могла. Рано или поздно, но мы напали бы на ее след. Скорее всего кто-то из приятелей довез ее до Миннеаполиса, где она переоделась и изменила внешность. Приятель вернулся в Дулут и тихо наблюдал за происходящим.

– А как же улики, что мы с тобой нашли? Браслет, кровь, следы от кроссовок.

– Да, проблема. Мы с тобой знаем, что в ту пятницу Рейчел возле амбара все-таки была. – Страйд потер подбородок, посмотрел в окно, на пролетающие мимо них ресторанчики и магазины. – Эмили нет в городе. Грэм потребовал у Рейчел встречи. Они едут к амбару, останавливаются, садятся на заднее сиденье и начинают качать машину.

Мэгги хмыкнула.

– К амбару-то тащиться зачем? Если дома никого нет, не легче ли развалиться в спальне?

– Откуда я знаю? Может, они любили заниматься сексом именно у амбара. Или Грэм не сообщил ей, куда собирается ехать. В любом случае он увозит Рейчел из дома, а потом у него все идет наперекосяк. То ли Рейчел отказывается и тем приводит его в бешенство, то ли они, решив придать своим играм остроты, стали возиться с ножом и зашли слишком далеко. Во всяком случае, Рейчел выскакивает из машины, Стоунер бросается за ней. Догоняет ее, они дерутся, она роняет браслет, он рвет ей водолазку. Затаскивает в автомобиль.

– И что дальше? Он не убивал ее.

– Да, – вздохнул Страйд. – Грэм приходит в себя. Он сознает, что находится в двух шагах от убийства. Напуган… – Страйд помолчал. – А может, все было так же, когда он наведывался туда с Салли? Подъехал кто-нибудь и спугнул его? Он делает вид, будто не замышляет ничего дурного, что привез ее сюда просто подышать свежим воздухом. Потом они отправляются домой, и Стоунер просит Рейчел никому не рассказывать об их ночной прогулке.

Мэгги с силой надавила на тормоз, уступая дорогу еще более бесшабашному водителю, подрезавшему их. Она крутанула руль, резко уводя джип на левую полосу и, поддав газу, метнула злобный взгляд в окно.

– И что дальше? Что случилось дома? – спросила Мэгги. – Рейчел испугалась?

– Не знаю, как насчет Рейчел, а у меня скоро сердце оборвется от твоих маневров.

Мэгги довольно усмехнулась.

– Ты сам учил меня так водить. Помнишь? Ну ладно. Давай лучше про Рейчел. Итак, они дома. Она сильно напугана. Считает, что с нее хватит.

– Правильно, – продолжил Страйд. – Рейчел звонит своему приятелю и просит помочь ей. Тот откликается, после чего она исчезает.

– Допустим, – кивнула Мэгги. – Но почему на чужой машине? Почему Рейчел не берет с собой вещи?

Страйд задумался, покусал нижнюю губу.

– Запаниковала. Не хотела, чтобы ее нашли. Отследить машину проще простого. Нет времени, чтобы собраться. Убегает в чем была. Не исключено, что даже не заходит в дом, боится, что Грэм опять начнет приставать к ней.

Мэгги свернула с главной магистрали на боковое шоссе. Здесь машин было меньше, и она немедленно подняла скорость до семидесяти пяти миль в час. Автомобиль завибрировал.

– Если твои догадки верны, то в Дулуте есть человек, который знал, что Рейчел жива, – произнесла Мэгги – Знал, видел, как судят невиновного, и – молчал.

Страйд кивнул.

– Предположим, Рейчел рассказала этому человеку о том, что с ней случилось у амбара. Он решил, что Грэм заслуживает тюрьмы.

– Странно, а почему сам Грэм не попытался объяснить, что там произошло?

– Грэм? Да ты что! – Страйд засмеялся. – Для него сообщить о поездке к амбару равносильно признанию в сексуальной связи с падчерицей. Присяжные его на месте разорвали бы. Гейл наверняка ему все объяснил. Ему как раз было лучше об этом помалкивать.

– Хорошо. Пусть твоя версия верна. Давай развивать ее дальше. Кто тот таинственный помощник?

– Не знаю, – ответил Страйд. – Мне всегда казалось, что у Рейчел не было друзей. По крайней мере таких, кому она могла бы полностью довериться.

– За исключением Кевина, – напомнила ему Мэгги.

– Да, конечно. Но ты уверена, что он не проговорился бы? Для таких вещей нужно уметь лгать и изворачиваться, а Кевин производит впечатление простофили.

– Тогда, может, Салли? Она явно что-то скрывает, это чувствуется. И мы знаем, что в тот вечер она ходила к Рейчел. Уж кто-кто, а она только обрадовалась бы, что Рейчел исчезнет и навсегда отстанет от ее Кевина. Ради этого она на что угодно согласилась бы.

– Любопытная мысль.

– Думаешь, имеет смысл поговорить с ней?

– Определенно, – произнес Страйд. – Рейчел больше не будет соблазнять ее Кевина, Стоунера на горизонте тоже нет. Почему бы ей сейчас и не сказать правду?

Мэгги свернула на узкое шоссе, ведущее к аэропорту, обогнула по длинной кривой здание аэровокзала. Оно было небольшим, не длиннее футбольного поля, напоминало по форме треугольник с высокой, шоколадного цвета, крышей. Мэгги подъехала к дальнему входу, припарковалась. Она решила пока не вытаскивать из салона плакат с надписью «Полиция». Сквозь громадные вращающиеся двери они вошли в полупустой аэровокзал, поднялись на лифте на второй этаж. Из расположенных под потолком динамиков мягко звучала музыка кантри. Страйд узнал теплый, проникновенный голос Уинса Гилла.

Им пришлось долго ждать прибытия самолета. Страйд приблизился к игральному автомату с грудастой блондинкой в едва заметном купальнике и револьвером в руке под надписью «Шлепни меня!», бросил в него четверть доллара. Когда-то в далекие школьные годы он неплохо гонял шарики, гораздо лучше, чем на велосипеде – с первого раза они у него долетали до самого верха и попадали в гнезда. Он нажал на рычаг. Получилось слабо – шарик проделал лишь половину пути. Второй подскочил до самого верха, недолго поплясал над отметкой в тысячу очков, после чего скатился по извилистому переходу влево, в «кладбище». С третьим шариком к нему начал возвращаться прежний навык – ноги сами собой напружинились, палец мягко и уверенно лег на рычаг. Подошла Мэгги с банкой кока-колы в руке, сделала несколько глотков, наблюдая за его игрой.

– А эта девица из Лас-Вегаса уверена, что убийца отсюда, из Дулута?

Страйд, не отрываясь от автомата, пожал плечами:

– Она не сказала точно. Просто намекнула, что следы ведут к нам.

– Серена Диал. Судя по голосу, крутая особа. Наверное, очень высокомерная.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что она из Лас-Вегаса. А там все девицы такие.

– Никогда там не был.

– Больше нужно ездить по стране во время отпуска.

– Для меня отпуск – это побыть одному в лесу, а не толкаться в толпе на Кони-Айленде. – Он отвлекся и едва не нажал на рычаг, но в последний момент удержался.

– В одиночестве? – поинтересовалась Мэгги.

– У тебя что-то со слухом?

Здание задрожало от вдруг окружившего их неистового рева, мощный сверхзвуковой лайнер пролетел над ними и опустился на взлетно-посадочную полосу. Страйд увидел, как с эскалатора сошла девушка, служащая аэропорта, и, не переставая жевать резинку, направилась к первому входу. Он непроизвольно нажал на рычаг, и серебристый шарик, взлетев, не задев ни одного гнезда, скатился вниз.

Они заторопились к входу.

– Как мы ее узнаем? – промолвила Мэгги.

Узнать Серену оказалось легко. Все пассажиры самолета были типичными северянами, одетыми неброско. Они были знакомы с аэровокзалом и, появляясь в дверях, не суетились, не смотрели по сторонам, а сразу шагали в нужном направлении. Серена Диал выделялась в однообразной безликой толпе, как алмаз среди пластмассовых поделок. Она была в синих кожаных джинсах, туго облегавших ее длинные ноги. Вместо пояса – серебряная цепочка, концы которой свисали на бедра. Футболка размером меньше, чем нужно, плотно обтягивала грудь и заканчивалась выше джинсов, оставляя открытым сантиметра три ее загорелого плоского живота. Поверх нее был надет длинный, до пяток, черный кожаный плащ. Длинные черные волосы, блестящие, словно покрытые глянцем, свободно падали ей на плечи и спину.

– Круто, – прошептала Мэгги.

Страйд не мог припомнить, когда ему доводилось видеть женщину привлекательнее. Он вдруг подумал, что именно так выглядела бы Рейчел в зрелом возрасте.

Серена остановилась у входа, глядя из-под медового цвета солнцезащитных очков, обвела глазами зал, мгновенно узнала в Страйде и Мэгги полицейских и с улыбкой двинулась к ним. Мужчины выворачивали шеи, смотрели на нее, следили за каждым ее движением, но Серена их будто не замечала.

– Вы Страйд? – спросила она. Туфли на высоких каблуках делали ее почти одного роста с ним.

– Да. Можно на ты, – ответил он. – Это моя напарница. Та самая, которая распространяет обо мне лживые слухи. Мэгги Бэй.

– Мэгги Сонерсон, – поправила она его. – Прости, он забыл, что я замужем, – добавила она и, заметив, как Страйд и Серена смотрят друг на друга, усмехнулась: – И иногда забывает, что сам женат.

Страйд покосился на Мэгги, и та исподтишка показала ему язык.

– Форма у тебя неплохая, – съязвила Мэгги. – У вас в Лас-Вегасе всем женщинам такой прикид выдают?

Улыбка сползла с лица Серены. Сдвинув на нос очки, она смерила Мэгги с головы до ног пренебрежительным взглядом.

– Нет, не всем. Только тем, у кого грудь есть.

Мэгги расхохоталась и повернулась к Страйду:

– Слушай, босс, а она мне нравится.

Страйд опять посмотрел на Серену, на сей раз не скрывая интереса. Когда она подняла на него глаза, он вздрогнул, будто по нему пробежал электрический разряд.

– Извини, придется переодеться. У нас в Миннесоте свои законы относительно одежды.

– Ты хочешь сказать, что тут она должна быть скучной?

– Почти.

– Вы мне скучными не кажетесь.

– Подожди, вот получше нас узнаешь, – улыбнулась Мэгги.

Они направились к выходу. На них продолжали оборачиваться, рассматривать Серену. Мэгги и Страйд немного отстали от нее.

– Ты чуть не свалился, увидев ее, – прошептала Мэгги и тихонько захихикала.

Страйд шикнул на нее.

– Ну скажи честно, хочется побыть с ней наедине?

– Да заткнись ты!

На первом этаже они нашли чемодан Серены, дорогой, фирмы «Самсонайт», очень подходивший к ее кожаным джинсам. Страйд подхватил его и крякнул от тяжести.

– Послушайте, – обратился он к ней, – вы что, труп с собой решили прихватить?

Серена улыбнулась:

– Простите, нет. Не знала, что у вас так принято.

Они вышли через те же вращающиеся двери. Воздух был по-прежнему теплым, но в нем уже чувствовалась легкая прохлада от налетавшего с гор ветерка. Серена надвинула очки на глаза, глубоко вдохнула.

– Боже, какое чудо. Свежий воздух. Пахнет зимой.

– Зимой у нас прохладнее, – сказал Страйд.

– Ага. Градусов на тридцать, – подтвердила Мэгги.

Серена кивнула:

– Я знаю. Видела температурную карту Миннесоты в Интернете. Морозилка. Но сейчас приятно, особенно после нашей жары. У нас в Лас-Вегасе сейчас за двадцать тепла. Душновато. Но если хотите испытать нашу настоящую жару, поставьте как-нибудь духовку на предварительный нагрев и суньте туда голову – будет Лас-Вегас.

– Я выходила замуж в Рено, – сообщила Мэгги.

– Вот как? Мне нравится Рено. Я вообще люблю горы. Когда выйду на пенсию, брошу, к черту, пустыню и уеду туда.

– А вы замужем? – спросила Мэгги.

– Нет.

Они приблизилась к джипу Мэгги. Серена устроилась сзади, положила руки на кресло, в котором сидел Страйд, приготовилась разговаривать с ним. Он чувствовал ее локоть на шее, улавливал запах духов, косметики, свежего дыхания. Страйд ощущал себя неуютно и от исходившего от Серены аромата, и просто от ее присутствия.

– Вы уверены, что нашли тело Рейчел Диз? – произнесла Мэгги.

– Абсолютно. Полное совпадение всех отпечатков. Я нашла их в вашей базе данных. Кроме того, свидетельница опознала ее по фотографии. Извините. Понимаю, что ставлю вас этим в неловкое положение.

– Ничего страшного, мы к нему уже привыкли, – отозвалась Мэгги.

– Об этом здесь кто-нибудь знает? – поинтересовалась Серена.

– Только мы и наш шеф, – ответил Страйд. – Не хочу, чтобы сразу все переполошились. Подхватят газеты, телевидение – и опять начнется шум. Сначала сообщим ее матери.

– Да, – согласилась Серена. – Резонанс будет большой. Читала ваш отчет. На вашем месте я бы тоже решила, что он убил Рейчел.

– Спасибо.

– В любом случае после того, как вы побеседуете с ее матерью, нужно браться за дело, снова опрашивать всех, с кем она могла быть знакома.

Страйд обернулся. Их лица разделяли всего несколько сантиметров.

– А как это поможет раскрыть преступление, совершенное в Лас-Вегасе?

Серена сняла очки, и Страйд увидел ее выразительные изумрудные глаза. В аэропорту она показалась ему моложе. Теперь же, вблизи, он видел, что перед ним сидит зрелая женщина, с очень заметными морщинками в уголках рта. Он подумал, что ей около сорока лет. Для него это было все равно немного, но в ее проникновенном, чувственном взгляде, в выражении ее красивого лица чувствовалась пришедшая с годами мудрость. Улыбалась она легко и часто. В этот момент глаза ее словно посмеивались над ним. В то же время они оставались отстраненными, словно отгороженными от него тонкой завесой недоверия. Страйд думал, что оно вызвано инстинктивным ощущением его чисто мужского интереса к ней.

Он вдруг вспомнил, что она не ответила на его вопрос.

– Ну так что, Серена? – послышался голос Мэгги, искоса наблюдавшей за ними.

– Полагаю, вам знакомо такое название – «Рейндж-банк»? – спросила Серена.

– Конечно, – промолвил Страйд. – У нас половина жителей им пользуется. Что вас в нем заинтересовало?

Серена еще ближе придвинулась к нему.

– В комнате Рейчел мы нашли обрывок банковской квитанции, из которой следует, что она недавно была здесь и снимала деньги со счета или отсюда кто-то приезжал к ней.


Глава 37 | Вне морали | Глава 39