home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

– Приостановить суд? – Брови судьи Кассель вздернулись, а голос поднялся на октаву. – Мистер Эриксон, признайтесь, что вы демонстрируете свой очаровательный юмор.

Дэн печально развел руками.

– Я сознаю, что это неожиданно, ваша честь.

– Не то слово. Не неожиданно, а возмутительно.

Мужчины придвинулись к столу судьи. Зал за ними снова наполнился приглушенным шумом и разговорами. Судья Кассель звонко ударила молотком по столу, но присутствующих это не успокоило. Грэм Стоунер со стоическим лицом сидел за столом адвоката. Сегодня Эмили села за его спиной, будто хотела, чтобы он постоянно чувствовал ее присутствие. Ее глаза впивались в спину мужа. Грэм увидел, что она сменила место, покосился на нее и больше не обращал внимания. Он, разумеется, ощущал ее, чувствовал ее запах, ведь она сидела так близко от него.

Присяжных в зале еще не было, они находились в своей комнате, рядом с залом, не зная, что Дэн просит Кассель продлить суд. Они были единственными в штате Миннесота, кто утром не прочитал аршинные заголовки газет «НАЙДЕНО ТЕЛО РЕЙЧЕЛ?»

– Подобного никто не мог предполагать, – уговаривал судью Дэн. – В интересах правосудия мы должны сделать перерыв, подождать результатов анализов.

– Обратите внимание, ваша честь, раньше отсутствие тела его не беспокоило, – вставил шпильку Гейл.

Судья Кассель сурово воззрилась на Дэна с высоты своего стола.

– Что вы ответите на это?

– А что ему отвечать? Начал процесс без единого доказательства, с одними слухами и догадками. Понимает, что проигрывает. Вот и пытается затянуть процесс, хоть как-то выкрутиться.

– Я не прошу приостановить рассмотрение дела, – парировал Дэн.

– Еще бы он этого просил! Ваша честь, я не вижу никакой необходимости продлевать слушания. Фактов – нет, свидетелей – нет. Считаю, что пора заканчивать.

Дэн покачал головой:

– Основная часть защиты построена на создании у присяжных впечатления, что Рейчел жива. Своими постоянными намеками он внушает им эту мысль и тем заставляет их сомневаться. Мы имеем право предъявить присяжным доказательства, что заявления мистера Гейла не более чем инсинуации и Рейчел на самом деле мертва.

Судья, скрестив руки, откинулась на спинку кресла.

– Мистер Гейл?

– Ситуация, которую пытается создать Дэн, по своей сути ущербна. Присяжные слышали свидетелей. Пока впечатления от их показаний у них свежи. Если вы согласитесь на требование обвинения и отложите суд, присяжные многое забудут, что и нечестно, и неразумно. Кроме того, не исключено, что обнаруженное тело не имеет никакого отношения к нашему делу. И еще – кто может точно сказать, сколько времени потребуется для идентификации и возможно ли вообще ее провести.

– Арчи, вы не меньше меня должны быть заинтересованы в перерыве, – сказал Дэн. – Ваша честь, как бы мы ни изолировали присяжных, они могут узнать о находке. Новости просачиваются даже сквозь щели в стене. А узнав, сразу решат, что это Рейчел. Полагаю, мы обязаны предоставить присяжным право основывать свое решение на фактах, а не на вымыслах.

Судья Кассель усмехнулась.

– Как это благородно с вашей стороны, мистер Эриксон. Но дело в том, что присяжные во время перерыва в рассмотрении дела ничего не узнают о находке. Сразу после вашего вчерашнего звонка я распорядилась отключить телефоны в комнатах присяжных. Слава Богу, успела это сделать за несколько минут до выхода в эфир известной Птички. У присяжных нет ни телевизоров, ни радиоприемников, по городу они перемещаются в автобусе с занавешенными шторами, под солидной охраной. Если бы мы откладывали процесс на день-два, можно было бы гарантировать, что они не узнают о найденном теле ни вне зала, ни в самом зале. В крайнем случае я объявила бы на это время процесс закрытым.

– Вы можете сослаться на нарушения законодательства в ходе процесса, – предложил Дэн. – И мы начнем все сначала.

Гейл открыл рот, чтобы выразить свое негодование, но судья Кассель махнула рукой, останавливая его.

– Мистер Гейл, такое я уже предполагала. Никаких нарушений законодательства в ходе процесса не было, мистер Эриксон. Суды с моим участием проходят без нарушений.

– Ваша честь, люди не должны страдать лишь потому, что адвокат преуспел в своих попытках доказать им, что отсутствие тела равносильно отсутствию преступления. Теперь труп у нас есть.

– Не забывайте – вам неизвестно, чье тело обнаружено, – заметил Гейл. – Это не обязательно Рейчел. Но даже если и она, никаких дополнительных улик против мистера Стоунера вы не получите. Фактически обнаружение трупа ничего ценного к делу не прибавляет.

– Мы этого пока не знаем, – горячо возразил Дэн. – Мы не исследовали место захоронения.

– Да, мистер Гейл, давайте не будем забываться. Здесь мистер Эриксон прав, – проговорила судья Кассель. – Свою пользу от отсутствия трупа вы уже извлекли. Заявлять, что наличие тела для данного процесса – вещь несущественная, что оно вообще никому тут не нужно – это уже лишнее.

– Простите, но они сами посчитали возможным начать процесс, не имея трупа, – произнес Гейл. – Даже если бы они нашли его неделю назад, мистер Стоунер все равно был бы сейчас уже оправдан.

– Это не относится к обсуждаемому вопросу, ваша честь, – промолвил Дэн.

– Вероятно. Но не вы ли так стремились представить мистера Стоунера перед присяжными? А сейчас вы попросту не даете им вынести вердикт.

Судья Кассель сжала губы, подняла руку, прекращая дискуссию:

– Я бы хотела услышать более подробное сообщение о находке и о том, сколько времени потребуется для идентификации тела.

Она поискала глазами Джонатана Страйда, найдя, поманила его пальцем.


Поднимаясь, Страйд сразу почувствовал на себе взгляды присутствующих в зале. Он не выспался, одежда его была испачкана грязью, они выехали ранним вечером, а вернулись в город всего два часа назад. Все это время он в поисках улик вместе с двадцатью другими офицерами топтал мокрую землю под слепящими лучами прожекторов. Страйд понимал, что затея безнадежная: после шести месяцев дождей, снега и мороза им не найти ничего – ни волосков, ни крови, ни следов, что связало бы Грэма Стоунера с преступлением. В руках у них оказался лишь скелет, а точнее, груда перемешанных костей. И еще вопрос: «А чье это тело, собственно говоря?» Принадлежность его еще предстояло установить.

Он прошел через навесные ворота в перилах, присоединился к Дэну и Гейлу. Судья оглядела его одежду, лицо, темные круги под глазами.

– Длинная у вас выдалась ночка, лейтенант, – заметила она.

– Очень, – вздохнул он.

– Надеюсь, вы не уснете, пока я буду задавать вам вопросы?

– Постараюсь, – усмехнулся Страйд.

– Благодарю вас. Прежде всего я хотела бы знать, откуда Птичка и вся его братия получили информацию о найденном теле, – требовательным тоном проговорила она. – Утечка информации в середине процесса – плохо, а распространение ее по всему штату – просто отвратительно. Хорошо еще, что присяжные ничего не услышали.

– Я очень сожалею об этом, ваша честь. Я понятия не имею, откуда Птичка получает информацию.

– Ладно. В конце концов, он делает свою работу. Теперь объясните, что вы нашли. Это действительно человеческие останки?

– Да, – кивнул Страйд. – Подтверждено судмедэкспертом на месте.

– Пол?

– Женский.

– Возможностей для быстрой идентификации нет? Сейчас можно определить, кто это – Керри, Рейчел или другая девушка?

– Пока нет ничего, по чему можно было бы идентифицировать быстро – ни одежды, ни личных вещей. Вся надежда на анализ ДНК и на стоматологов.

– Сколько времени займет процесс полной идентификации?

Страйд пожал плечами:

– Не могу сказать точно, ваша честь. По-разному случается, бывает, что устанавливаем за пару дней, а иногда тянется до месяца.

– Никаких достойных внимания улик возле трупа не обнаружено?

– Мы продолжаем искать, но, учитывая, что прошло почти полгода, основания для оптимизма у меня нет.

Дэн решил вмешаться:

– Идентификация тела – главный ключ, ваша честь. Если обнаружится, что это Рейчел, обвинение станет яснее.

– Если, если, если, – возразил Гейл. – Одни предположения. Если тут, если там… Улик нет, но мы продолжим поиски… Может, день, а может, неделю или месяц. Мистер Стоунер вовсе не обязан сидеть и смотреть, как полиция дает туманные обещания, надеясь выискать подходящие улики против него. Ваша честь, нет у них ничего. Один дым, и тот рассеивается.

Судья Кассель вздохнула:

– Я склонна согласиться с вами.

Дэн обеими руками вцепился в спинку скамьи.

– Ваша честь, я прошу вас – всего несколько дней. До конца недели мы попытаемся завершить идентификацию. После этого заканчиваем процесс.

– А к тому времени свидетельские показания станут далекими воспоминаниями, – злобно хмыкнул Гейл. – Я – против. Суд должен быть продолжен.

– Потом мы зачитаем им любые свидетельские показания, которые они захотят. – Дэн повернулся к нему.

– Я вас умоляю, – отмахнулся Гейл.

– Ну пожалуйста, – жалобно произнес Дэн.

Кассель прервала их спор:

– Хватит, джентльмены. Мистер Эриксон, я понимаю вашу ситуацию. Но я не испытываю желания продолжать разговор о тех увлекательных возможностях, которые откроются перед нами с получением новых ошеломляющих доказательств. Мы работаем с тем, что есть. На данный момент у вас нет ничего, кроме теорий и надежд. Вы согласились на процесс без трупа, вы убеждали нас в том, что у вас и других доказательств вполне достаточно. Мне остается прибавить, что вам придется соблюдать ваши собственные условия.

Она нагнулась, легонько постучала по микрофону и ударила молотком по столу, усмиряя присутствующих, затем огласила свое решение:

– Просьба обвинения о приостановке процесса отклоняется. Суд будет продолжен.

– Ваша честь, я вторично прошу приобщить к делу данные под присягой письменные показания Нэнси Карвер о сексуальной связи между ответчиком и Рейчел Диз на том основании, что свидетельница не может присутствовать в суде.

– Отклоняется. У вас есть еще что-нибудь, мистер Эриксон?

Дэн негодующе сжал кулаки.

– Нет, ваша честь.

– Отлично. Пристав, пригласите в зал присяжных.

Страйд отвернулся от Дэна. Тот смотрел на него холодными глазами, кипя от ярости. Так на Страйда никто и никогда не глядел. Казалось, вместе с телом из мокрой ямы полиция извлекла и будущее Дэна, и винить в этом нужно только одного человека – Страйда.

– Это ты обгадил мне весь процесс с самого первого дня, – услышал Страйд его змеиный шепот.

Он не ответил, времени не было.


Глава 30 | Вне морали | * * *