home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

Гейл снял очки для чтения, небрежно сунул их в нагрудный карман пиджака и с самой добродушной улыбкой посмотрел на Салли.

– Не волнуйтесь, Салли, надолго я вас не задержу, – мягко произнес он. – Несколько простых вопросов – и только.

«Все, сейчас он ее разорвет», – мелькнуло в голове Страйда. Он помрачнел.

– Значит, вы катались на велосипеде в нескольких милях от города? – спросил он. – А вам не было страшно?

– Нет. Я регулярно туда езжу, раз в месяц как минимум.

Гейл сердито сдвинул брови и стал похож на строгого дядюшку.

– Как? И это после того, как двое студенток из колледжа пропали именно на окраине города. Неужели это вас не беспокоит?

– Возражаю! – вскочил Дэн. – Что думала или не думала свидетельница, не имеет отношения к нашему делу.

– Ваша честь, – возразил Гейл, – уж если присяжным предстоит решать, имел или не имел в действительности место данный случай, они имеют право знать все в контексте данного дела.

Судья Кассель кивнула:

– Протест отклоняется. Свидетельница, отвечайте.

Салли пожала плечами:

– Я не думала об этом. Хотя, конечно, напрасно.

– Значит, Салли, вы не боялись, что с вами может произойти то же, что и с Керри, и с Рейчел.

– Протестую, обвинение уже задавало этот вопрос.

– Поддерживаю.

– Салли, вы утверждаете, что мистер Стоунер подсадил вас, когда вы шли к своей машине? – спросил Гейл.

– Да.

– И это событие так вас травмировало?

– Да.

Гейл помолчал.

– И вы никому о нем не сообщали?

– Нет. Тогда – нет.

– Совсем никому? Ни родителям. Ни Кевину. Ни преподавателям.

– Нет. Я боялась. И еще подумала, что мне все показалось.

– Показалось, – повторил Гейл. – Иначе говоря, вы посчитали, что сделали неверное заключение. Так?

Салли помедлила с ответом.

– Я не знала, что и думать. В смысле я была рада, что все так закончилось, и не хотела причинять ему неприятности.

– И в первый раз вы сообщили об этом якобы инциденте, когда вас допрашивала полиция, правильно?

– Правильно.

– Но ведь полиция вас допрашивала несколько раз? – спросил Гейл.

– Да.

– То есть вы сообщили о своем подозрительном случае не на первом допросе. Верно я излагаю?

– Я говорю вам, что испугалась.

– Салли, ответьте – на первом или нет.

– Нет, – сказала Салли и вдруг затараторила: – Да, я рассказала не сразу, а после того, как узнала об уликах, которые нашли у амбара. Вот тогда я и решила, что этот случай может быть очень важен.

– А пока улик не было, вам и в голову не приходило сообщить о своем переживании полиции, даже во время допроса?

– Нет.

Гейл решил зайти с другой стороны:

– Вы и предыдущий свидетель, Кевин, любите друг друга?

Дэн поднялся.

– Вопрос не существенный и к делу не относится.

– Отклоняется. – Судья Кассель строго сжала губы. – Вопрос разрешаю.

Салли ответила твердо и с явным удовольствием:

– Да, мы очень близки.

– Приятный юноша, – согласился Гейл. – Наверное, девушки на него поглядывают. А, Салли?

– Кевин любит только меня.

– И не посматривает на других девчонок?

– Нет.

– Нет? А другие девчонки на него посматривают? Вот мне интересно – Керри Макграт посматривала на Кевина, как вы думаете?

Дэн подскочил как ужаленный.

– Я протестую, ваша честь! – завизжал он.

Судья Кассель недоуменно посмотрела на адвоката:

– Мистер Гейл, я вас не понимаю.

– Ваша честь, своими вопросами я выясняю достоверность показаний свидетельницы, – ответил тот с радушной улыбкой.

– Протест отклоняется. А вас, мистер Гейл, прошу поскорее убедить нас в том, что ваши вопросы относятся к делу, – хмуро произнесла она.

– Я спрашивал о Керри. Просила она Кевина о свидании?

– Кевин говорил мне, что однажды просила.

– Вас это не расстроило?

– Кевин же отказался, – пожала Салли плечами. – Если бы он согласился, тогда бы я расстроилась.

– Вы рассердились на Керри?

– Нет.

– Точно? И не упрекали Керри?

Салли помедлила, вспоминая.

– Нет.

– Вы говорите так неуверенно.

– Ну, может, я и сказала Керри, что Кевин – мой парень и не стоит с ним встречаться. Подумаешь, большое дело…

– Салли, можно ли называть приличной девушку, которая обращается к своей сопернице вот таким образом: «Отвали от моего парня, стерва, иначе я тебе все волосы повырываю».

Глаза Салли округлились, рот раскрылся от изумления. Только теперь она сообразила. Страйд прочитал в ее глазах мольбу. Она просила о помощи, сознавая, что адвокат стремится все убийства свалить на нее.

– Протестую, ваша честь! – выкрикнул Дэн. – Простите, я в полном смущении. Я не понимаю, кого здесь судят и за какое преступление.

Судья Кассель вздохнула:

– Мистер Гейл, потрудитесь объяснить, что вы хотите узнать. Я более чем снисходительно относилась к вам, но теперь и я тоже в затруднении.

Прежде чем Гейл успел открыть рот, Дэн выскочил со своего места, обежал его и остановился у судейского стола.

– Ваша честь, мы не могли бы обсудить создавшуюся ситуацию в кабинете адвоката? При всем моем уважении к защите я не могу допустить, чтобы он исподтишка втащил через черный ход то, что вы запретили вносить с главного входа.

– Ваша честь, подобные заявления оскорбительны! – возмутился Гейл.

Судья оглядела их. Кивнула. Объявила десятиминутный перерыв.

– А вас прошу ко мне в кабинет, – обратилась она к Дэну и Гейлу.


Судья Кассель устроилась за своим резным, орехового дерева, столом, с идеально, стопочками разложенными на нем бумагами. Напротив нее в кресле удобно расположился Гейл. Дэн нервно ходил по кабинету.

– Послушайте, Арчи, – говорила судья, – давайте держаться процесса.

Гейл широко раскинул руки, словно удивляясь, что она не рассмотрела его тактики.

– Ваша честь, я пытаюсь доказать, что возможен альтернативный и гораздо более убедительный взгляд на совершение данного преступления, и все мои вопросы подтверждают мою теорию. Кроме того, ответы свидетельницы убедят присяжных в том, что свою амбарную драму она просто выдумала от начала и до конца. Я абсолютно уверен, что мистер Стоунер не возил ее туда. Доказательств этому нет, разве что ее слова. Мне, как защитнику, не остается ничего иного, как поставить их под сомнение.

Дэн ответил злобным тоном:

– Ваша честь, сейчас не имеет значения, что свидетельница говорила или не говорила Керри Макграт. Мистер Гейл пытается дискредитировать свидетельницу при помощи слухов, заставить присяжных поверить, будто она замешана в исчезновении Керри Макграт. У него нет улик, поскольку их и не существует. Он желает сбить с толку присяжных. Это возмутительно.

Гейл сокрушенно покачал головой.

– Я уже, кстати говоря, установил, что между исчезновением Керри Макграт и Рейчел Диз есть связь – обе девушки назначали свидание одному парню, после чего бесследно исчезали. А в центре этой загадки стоит ревнивица с диктаторскими замашками. Я обязан разработать данную линию, поскольку она добавляет сомнений в утверждение о том, что мой подзащитный имеет отношение ко второму исчезновению. Кроме того, она разрушает и доверие к самой свидетельнице. Я действую в пределах установленной нормы.

– Ничего она не разрушает, – настаивал Дэн. – Я прекрасно понимаю, чего ты добиваешься. Если Салли выдумала всю историю с амбаром, то у этого есть лишь одно объяснение: она хочет свалить убийство, даже два, которое совершила она, на Грэма Стоунера. Абсурд. Все эти свидания с отказами не более чем совпадения. Сколько еще студентов и студенток общались с Керри Макграт и Рейчел Диз незадолго до их исчезновения? Может, мистер Гейл желает, чтобы мы опросили их всех? У нас нет ничего, что связало бы свидетельницу с Керри и Рейчел.

Гейл чуть склонил голову.

– Отнюдь, ваша честь. Полагаю у меня есть доказательства того, что свидетельница все-таки имеет отношение к исчезновению Рейчел.

Судья нахмурилась, повертела в руках авторучку.

– Принимается, ведь мы рассматриваем дело об ее исчезновении. А что у вас относительно пропажи Керри Макграт?

– Ничего определенного, ваша честь.

Судья Кассель сверкнула недовольным взглядом.

– В таком случае прекращайте задавать свидетельнице вопросы на эту тему. Переходите к предмету рассмотрения, мистер Гейл. Присяжных я попрошу игнорировать все сегодняшние ответы свидетельницы относительно Керри Макграт. Я не желаю, чтобы ее имя упоминалось здесь. Слышите меня? Мы не на рыболовецком траулере, не рыбу в мутной воде ловим, а истину выясняем.

– Уверен, что так оно и есть, ваша честь! – откликнулся Гейл.

– В таком случае отправляемся в зал и продолжим рассмотрение дела.


Прошедшие десять минут преобразили Салли, и не в лучшую сторону. Куда девался ее самоуверенный вид. Теперь на присяжных смотрел перепуганный подросток, со спутавшимися мыслями, не знающий, что свалится на него в следующий момент. Страйд считал, что именно этого Гейл и добивался – сбить с девушки спесь вопросами о Керри Макграт, поставить ее в неловкое положение и после этого расспросами о Рейчел нанести главный удар. Но какой?


Гейл снова натянул на себя маску простодушного добрячка, но голос его резал как бритва. Несколько томительных секунд он пристально рассматривал Салли, словно прицеливался, наслаждаясь ее смущением и тревогой, затем принялся расспрашивать.

Страйд, захваченный разыгрывавшимся действием, даже пожалел, что вдруг появилась Мэгги, пробралась к нему и села. Их ноги соприкоснулись. Страйд сложил ладонь трубочкой, поднес к уху Мэгги и прошептал:

– Что-нибудь стряслось?

Мэгги кивнула, обернулась и, удостоверившись, что рядом с ними нет журналистов, заговорила:

– Я получила по пейджеру сообщение от Гуппо. Он пишет, что едет куда-то на север, по, очевидно, очень важному делу.


– Салли, где вы живете? – спросил Гейл ледяным тоном.

Девушка удивилась, назвала адрес.

– Далеко от дома Рейчел?

– Около мили, не более.

– Пешком пройти можно?

– Конечно.

– Вам никогда не доводилось ходить к дому Рейчел?

– Пару раз как-то ходила. С Кевином.

– И в дом тоже заглядывали?

– Да.

– У ваших родителей какая машина?

– Протестую! – Дэн вскинул руку.

Судья Кассель поморщилась, произнесла со вздохом:

– Отклоняется. Мистер Гейл, – обратилась она к адвокату, – не испытывайте нашего терпения.

– Так какая? – спросил тот.

– «Шевроле».

– Почти такая же, как и у мистера Стоунера?

– Наверное, – прошептала девушка.

– А вы когда-нибудь водили ее?

– Да.

– То есть знаете, как управлять автомобилем?

– Протестую. Этот вопрос уже задавался, и ответ на него был получен, – вмешался Дэн.

– Поддерживаю. Продолжайте, мистер Гейл.

– Хорошо, Салли. Давайте поговорим о том вечере в пятницу, когда вы с Кевином видели Рейчел. Вы трое находились в парке?

– Да, в парке.

– В чем вы были одеты?

Салли помялась, беспокойно посмотрела на Дэна. Тот откинулся в кресле и бросил недоуменный взгляд на Страйда.

– В чем? Не помню.

Гейл кивнул.

– Тогда я постараюсь вам напомнить. – Он вытянул из кармана очки, нацепил их на кончик носа, зашуршал листками блокнота. – Красная рубашка в клетку, джинсы и красная куртка. Правильно?

– Наверное, – смущенно промолвила Салли.

– Но такая одежда у вас есть?

– Да.

Скрестив руки на груди, Гейл изучающе смотрел на нее.

– Вы недолго оставались в парке, не так ли? Ушли от Кевина и Рейчел.

– Да, примерно в полдесятого.

– Куда?

– Я отправилась домой.

– Вы нигде не останавливались по дороге?

– Нет, я сразу двинулась домой.

Гейл снова обратился к своему блокноту.

– Вернулись домой и никуда потом не выходили?

– Нет.

Гейл холодно усмехнулся:

– Абсолютно уверены в этом?

– Да, – твердо заявила Салли.

– Ну, хорошо. Расскажите, Салли, почему вы ушли домой так рано? Почему не остались с Кевином. Ведь он вам приятель, вы сами нам говорили.

– Да.

– И вы оставили его наедине с Рейчел?

– Я очень устала, – слабо улыбнулась Салли.

– Ну, хватит, Салли. Вы же знаете, что Кевин говорил здесь. Он сказал, что Рейчел приставала к нему на мосту.

Салли молча кусала нижнюю губу, стараясь не смотреть на Гейла.

– Вы же видели их там? Да? Видели, что там происходит, Салли?

– Нет, не видела.

Брови Гейла удивленно взметнулись.

– Вы хотите убедить меня в том, что не смотрели на них? Ваш парень стоит на мосту один на один с симпатичной девушкой, а вам, значит, безразлично?

– Я очень устала, – повторила Салли.

– Салли, вы не устали. Вы были вне себя. Ваш парень заигрывал с другой девушкой. С бессердечной стервой, которая специально целовала его, чтобы вас позлить. Вы убежали оттуда. Она унизила вас, и вы разозлились. Правильно?

Салли беспомощно заморгала. Из глаз выкатилась слезинка, поползла по щеке. Девушка торопливо смахнула ее.

– Да, – прошептала она. – Я сильно разозлилась, – еле слышно промолвила она.

– Так вы видели их?

Салли кивнула.

– И рассердились на них?

– На нее, а не на Кевина! – выпалила Салли.

– Рассердились ужасно, – поправил ее Гейл.

Салли нахмурилась:

– Она словно околдовала его. Она со всеми парнями заигрывает, просто так. На самом деле они ей безразличны. Она их просто использует.

– И это выводило вас из себя?

– Она была очень жестокой, – сказала Салли. – И с Кевином тоже забавлялась, как с какой-нибудь безделушкой. На самом деле он ее не интересовал никогда.

– Но как к ней относился сам Кевин? Нравилась она ему?

Салли вспыхнула:

– Ничего она ему не нравилась. Он меня любит.

– И все-таки, Салли, разве он не бросил бы вас, ну хотя бы ненадолго, чтобы побыть наедине с Рейчел?

– Нет! – выкрикнула девушка.

– Ну как же нет? Ведь в тот вечер так и получилось.

– Ничего там не получилось!

– А что тогда там происходило?

Салли опустила голову.

– Она целовала его.

– Что еще?

– Не знаю.

– Как же не знаете, если вы всего несколько минут назад признались, что все видели. Что Рейчел делала с вашим другом прямо у вас на глазах.

Салли помялась.

– Она ему в брюки руку засовывала.

– А пока она таким образом развлекалась с ним, вы стояли внизу, на тротуаре?

– Да.

– Вы считали, что она делала все несерьезно?

– Да. Вот такая она была! В душе все парни ей были безразличны.

– Но Кевину она нравилась. Всем известно, что он тайно любил ее. Разве не так? И вот девушка его мечты подходит к нему. Вы сразу испугались, что можете остаться в стороне. Правильно?

– Кевин никогда не бросил бы меня.

– Салли, нам известно, что Кевин назначил ей свидание на следующий день. А как же встреча с вами?

Салли прикусила губу. Вид у нее был униженный. Казалось, еще немного, и она просто выбежит из зала.

– Он позвонил мне и сказал, что не сможет ко мне прийти.

– Из-за Рейчел?

– Да!

– Итак, после того как вы увидели их на мосту, вы пошли домой.

– Да.

– Просто взяли и ушли.

– Я же сказала, что была расстроена.

– Вам не хотелось высказать им все, что вы о них думали?

– Нет, мне на них смотреть было тошно, не то что разговаривать.

– В котором часу вы отправились домой?

– В половине десятого.

Гейл снял очки, опять взялся за свой блокнот, перевернул несколько страниц. Салли настороженно следила за ним. Когда Гейл отошел к своему столу, она решила, что допрос закончился. Салли поднялась с кресла и начала потихоньку выходить из-за перил. Внезапно Гейл повернулся к ней. Салли судорожно сглотнула и опустилась в кресло. Гейл задумчиво глядел на нее, поглаживая свою бородку.

– Что вы делали дома?

– Несколько минут болтала с родителями, потом легла спать.

– Вы не стали звонить Кевину?

– Нет.

– И Рейчел тоже не звонили?

– Нет.

– Заснуть было, наверное, очень тяжело, ведь вы продолжали злиться.

– Не помню! – бросила Салли.

Ей хотелось пить. Она облизнула пересохшие губы. Салли чувствовала, что допрос скоро прекратится, и вновь приняла прежнюю вызывающую позу. Выпрямилась, ее глаза засверкали. Ответы стали резче, агрессивнее.

– Ваша спальня находится на первом этаже? – спросил Гейл.

– Да.

– Если бы вам потребовалось улизнуть из дома, вы могли бы легко это сделать, не так ли?

– Да, но я этого не делала.

– И вы не ходили к дому Рейчел, чтобы поговорить с ней?

– Возражаю! – Дэн поднялся. – На этот вопрос свидетельница уже давала ответ.

– Поддерживаю, – кивнула судья Кассель.

Гейл решил зайти иначе.

– Ну, хорошо. Давай с этим заканчивать, Салли. Так вы говорите, что в тот вечер вернулись домой и Рейчел больше не видели?

Дэн не успел выскочить со своим возражением.

Салли, широко раскрыв глаза от удивления, выпалила:

– Нет, конечно!

Несколько присяжных, чуя неладное, подались вперед. Дэн подозрительно смотрел на Салли, затем повернулся к Страйду. Взгляд у него был вопросительный и враждебный одновременно.

Страйд наклонился к Мэгги, увидел, что ее обычно медового цвета кожа побелела.

– Ты можешь мне объяснить, к чему этот гад клонит? Чего он к ней прицепился?

– Мне кажется, что сейчас ты меня убьешь.

– По какому поводу? Объясни немедленно.

– Одежда, – прошептала Мэгги. – Он не зря спрашивал ее, в чем она была одета.

По залу пополз взволнованный шумок, судья Кассель ударила молотком по столу, и в наступившей тишине прозвучал вопрос Гейла, заданный тихим бесцветным тоном:

– Салли, скажите нам, пожалуйста, почему так получается – вы утверждаете, будто с половины десятого вечера находились дома, и в то же время вас видели на улице, недалеко от дома Рейчел, в начале одиннадцатого?

Судье Кассель пришлось несколько раз бить молотком по столу, чтобы погасить вторую волну шума, начавшую катиться по залу.

– Нет, я не была там, – залепетала Салли.

Гейл расстроенно вздохнул. Вытащив из кипы бумаг на столе какой-то документ, он приблизился к свидетельскому креслу.

– Салли, вот свидетельские показания миссис Клары Дьюк, которая живет в квартале от дома Рейчел. Они даны в ночь, когда Рейчел исчезла. Прочтите, пожалуйста, абзац, обведенный маркером.

Салли взяла бумагу так, словно она горела – кончиками пальцев, за два верхних краешка и стала читать. Ее голоса почти не было слышно:

– «В свете фонаря я увидела девушку. Она появилась возле моего дома в начале одиннадцатого. Шла она с таким видом, будто что-то искала. Нет, не та девушка, что пропала. У этой пушистые каштановые волосы, одета в джинсы и красную куртку».

– Это были вы? – спросил Гейл, принимая документ из рук Салли.

– Нет, не я, – забормотала она.

– Вот мерзавка. Как же мы ее пропустили? – прошептал и Страйд, поворачиваясь к Мэгги.

– Мы искали тех, кто видел Рейчел, а не других девушек.

Гейл недоверчиво покачал головой:

– Вы хотите сказать, что кто-то в такой одежде, как у вас и с такими же волосами, прогуливался возле дома Рейчел в ночь ее исчезновения, спустя всего полчаса, после того как она унижала вас в парке?

Салли сжалась в комочек, повторила:

– Нет, не я.

– Салли, что вы лжете! – крикнул Гейл.

– Возражаю, – прохрипел Дэн.

– Поддерживаю. – Судья Кассель хлопнула молотком.

Гейл и не думал заканчивать допрос, он только начал входить в раж.

– Мне придется пригласить в качестве свидетельницы миссис Дьюк. Как вы думаете, узнает она вас?

– Протестую. Это лишь предположение.

– Поддерживаю.

Но Гейл добился цели, зародил у присяжных сомнение.

– О чем вы говорили с Рейчел? Требовали, чтобы она оставила Кевина в покое?

– Я не беседовала с ней.

– Что вы ей сказали, когда она открыла? Где находились ключи от машины? Как обычно, у двери? Вы поехали покататься?

– Нет! – воскликнула Салли.

– Салли, вас видели рядом с ее домом, это факт. Хватит отпираться, расскажите нам всю правду. В последний раз спрашиваю – зачем вы ходили к Рейчел?

– Возражаю, – повторил Дэн. – Ваша честь, защита давит на свидетеля.

Но судья Кассель его не слышала. Она, как и все в зале, смотрела на Салли.

– Отклоняется! – бросила она Дэну.

Тот недовольно опустился в свое кресло.

– Свидетельница, отвечайте, – велела судья Салли.

Девушка взглянула на судью, затем на Гейла. Тяжело сглотнув, она провела дрожащими пальцами по волосам, нечаянно сняв с них брошь, провертела ее в руках. Она вдруг зашмыгала носом, едва не заплакав. Вздохнув, она произнесла то, что от нее все ждали:

– Да, я ходила к Рейчел.

По залу прокатился вздох облегчения, а потом опять поднялся шум, но судья Кассель уже была наготове со своим молотком.

– Но я не убивала ее! Я не убивала!

– Салли, вы только и делаете, что лжете. Почему я должен вам верить?

– Прошу права задать вопросы свидетельнице! – закричал Дэн. Ему не оставалось ничего, как перехватить инициативу. Нельзя было давать возможность додумывать о том, что случилось дальше. Правду из Салли должен выбить он, Дэн, а не кто-либо другой.

– Салли, так что вы делали тем вечером? – произнес он.

Девушка охотно заговорила:

– Я была в бешенстве. Из-за Рейчел. Когда родители легли, я тихо вышла из своей спальни и отправилась к ней. Она поступила жестоко, заигрывала с Кевином, а сама к нему ничего не чувствовала. Я это видела. Потому я и отправилась к ней, хотела сказать, что она поступает отвратительно.

– И что дальше? – спросил Дэн.

– Когда я приблизилась к дому Рейчел, ее машина уже стояла там. Я поняла, что она приехала.

– Как вы поступили?

– Я подошла к двери. Хотела объясниться с Рейчел.

– И вы объяснилась?

– Нет. – Салли покачала головой.

– Почему? Ее уже не было дома?

– Нет, я подняла руку, чтобы позвонить, но не позвонила.

– Почему?

Салли бросила на Гейла победный взгляд:

– Потому что я услышала в доме голоса. Там кто-то ругался. Потом раздался визг Рейчел, а за ним голос мистера Стоунера. Я его сразу узнала. По-моему, они там здорово сцепились. Я немного постояла у двери и ушла.

Грэм Стоунер нагнулся к Гейлу и что-то яростно зашептал ему. Дэн остолбенело посмотрел на Салли.

– У меня нет больше вопросов, – сказал он.

Страйд покачал головой. «Ну и намешала же», – подумал он.


Гейл снова поднялся. Если он и был взволнован внезапным откровением Салли, которое, поверь в него присяжные, оказалось бы последним гвоздем в гроб Грэма Стоунера, то никак не проявлял это.

– Эх, Салли, Салли, – мягко пробормотал он. – Еще одна ложь. Хотя ладно. Вы и так наврали нам достаточно. Одной ложью больше, одной меньше – какая разница. Правда?

– Протестую! – взревел Дэн.

– Поддерживаю! – откликнулась судья Кассель.

Гейл с безразличным видом пожал плечами.

– Все, что вы тут наговорили, – очень важная, прямо-таки бесценная информация. Но почему вы все это скрывали столько времени? Почему сообщили только сейчас?

– Я боялась, – выдавила девушка.

– Кого, Салли? – удивился Гейл.

– Его. Мистера Стоунера.

– Даже после того, как его арестовали?

Салли помялась.

– Ну да.

– А вы не боялись, что вам придется понести ответственность за сокрытие информации, необходимой для следствия? И почему, Салли, вы свою маленькую легенду про амбар рассказали, а об остальном промолчали?

– Я думала, мне не поверят.

– И солгали. Прекрасно.

– Я не хотела, чтобы мои родители узнали, что я выходила из дома одна так поздно.

– Не захотели расстраивать родителей? Похвально. Тем более что тогда бы они точно знали, что это вы убили Рейчел. Так?

– Нет! – закричала Салли. – Не поэтому.

– Салли, дело-то все в том, что о ругани между Грэмом Стоунером и Рейчел вы никому до сегодняшнего дня не говорили. Знаете почему? Да потому, что ее и не было. Вы все выдумали.

– Ничего я не выдумывала.

– Да? Ну ладно, успокойтесь, Салли. Так что мы имеем? Несколько месяцев вы обманываете всех, включая полицию, и вдруг признаетесь, что все-таки были у Рейчел в тот вечер. Что там произошло?

– Протестую! – встрял Дэн. – Вопрос уже задавался, и ответ на него был получен.

– Отклоняется, – прошипела судья Кассель.

Дэн осознал, что надвигается катастрофа. Даже судья не поверила Салли.

– Все произошло, как я уже рассказывала. Я услышала голоса.

– Да что вы? – Гейл изобразил удивление. – И о чем же там шел разговор?

– Слов разобрать я не сумела.

– Понятно. Вы просто слышали голоса.

– Да.

– Ага. И вы, униженная, разозленная, протопав милю поздним вечером по отвратительной погоде, решили вернуться, так и не увидевшись с Рейчел? Только потому, что услышали голоса?

Салли кивнула:

– Да.

– И никому потом об этом не рассказывали? Имея на руках такую значимую улику, да еще в деле об убийстве, вы ее скрывали, поскольку боялись? На сей раз родителей, которые поругали бы вас за то, что вы без разрешения вышли из дома в поздний час?

– Нет, не потому. В общем, да, но не так, – бормотала Салли.

Гейл решил завершить допрос с показательной жестокостью.

– Салли, назовите нам всем, – он обвел рукой судью, прокурора и присяжных, – хотя бы одну причину, по которой мы должны поверить в те истории, которые вы нам тут поведали. Хотя бы одну. Пожалуйста.

Салли открыла и закрыла рот. Она провела языком по высохшим губам и не произнесла ни слова.

– У меня все, ваша честь, – сказал Гейл.


Глава 28 | Вне морали | Глава 30