home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Эмили казалось, что она сходит с ума. Никогда еще с того страшного дня, когда она надавала пощечин Рейчел, она не чувствовала себя настолько одиноко. Она не в силах была сдерживать отчаяние, которое, накатывая волнами, захлестывало ее. Эмили словно плыла по морю без всяких надежд на спасение.

Оставляя на ковре смятую дорожку, она нервно ходила взад и вперед по комнате, то сжимая виски, то заламывая пальцы, то выбрасывая руки вперед. Немытые волосы падали ей на лицо. Она задыхалась, жадно хватала ртом воздух. В голове неустанно пульсировала боль, будто растущая и разрывающая ее изнутри опухоль.

– Сейчас я покажу вам браслет, – сказал детектив, входя в комнату, – а вы ответите, узнаёте вы его или нет.

Эмили закричала, как только увидела его.

Ей не верилось, что этот день может когда-нибудь настать. Она вспомнила, что ей рассказывала в студии мать другой девушки, Барбара Макграт. Как боялась она появления в дверях дома полицейских со скорбными лицами. Эмили не слушала ее. Ей хотелось верить, что ее Рейчел жива, однажды зазвонит телефон, и она услышит в трубке знакомый издевательский смех.

Ей верилось в это до последней секунды, той самой, когда перед ней выложили браслет. Теперь она знала точно – Рейчел мертва. Кто-то убил ее.

Полицейский выбил у нее из-под ног опору. Он ушел несколько часов назад, а она все металась по комнате, полубезумная от горя.

Эмили вдруг застыла, прислушиваясь к тихому гудению электродвигателя у входной двери, подававшего в комнату теплый воздух. Спирея постукивала ветками по оконному стеклу, царапая его. Жалобно поскрипывал пол в комнате, словно под тяжестью шагов невидимого призрака. Но отвратительнее всего раздавался в ушах монотонный стук клавишей. Щелк, щелк, щелк. Это Грэм, здесь же, в комнате, всего в нескольких метрах от Эмили, продолжал работать на своем ноутбуке.

Щелк, щелк, щелк.


– Я беременна, – сообщила Эмили и напряглась, ожидая его ответа.

Она сидела на диване в крошечной гостиной, неловко сложив руки на коленях. Грэм расположился в кресле напротив нее, держа в руке бокал с виски. Они только что закончили обед, ели приготовленную Эмили баранину на ребрышках, запивая шампанским.

Оба пребывали в блаженном расположении духа, отдыхали. В этот момент она ему все и выпалила.

– Ты говорила, что предохраняешься, – произнес Грэм.

Эмили наморщилась. Не такой ответ она ожидала услышать. В его голосе не было ни любви, ни радостного волнения, один легкий упрек.

– Да, я пила таблетки, но стопроцентной гарантии они не дают. Случайность. Божья воля.

– Я не уверен, что мы с тобой готовы к такому шагу.

– А я уверена, что к такому шагу никто не готовится заранее.

– Я говорю о ребенке. Нужно ли тебе сохранить его?

– Только не это! – воскликнула она. – Я не собираюсь убивать собственного ребенка.

Грэм молчал.

– Ты слышишь? Я не пойду на аборт. Как ты можешь предлагать мне такое? Ты же его отец. – Эмили поднялась с дивана, обошла столик, села перед Грэмом, взяла его ладони в свои. – Ты не хочешь, чтобы у нашего ребенка был дом и семья?

Всего несколько секунд он ошеломленно глядел куда-то поверх ее плеча, затем едва заметно кивнул. Эмили почувствовала громадное облегчение, широко улыбнулась, не скрывая радости. Она подскочила, обвила руками его шею, крепко прижала к себе.

Она долго покрывала поцелуями лицо Грэма, потом торопливо зашептала:

– Давай поженимся как можно быстрее. В будущую субботу.

Грэм улыбнулся в ответ.

– Хорошо. Уедем на уик-энд куда-нибудь на побережье, найдем тихую сельскую церковь. Если хочешь, возьмем с собой Рейчел.

Его слова вызвали в ее сознании неприятное легкое облачко. Счастливая минута заставила Эмили забыть о дочери. Но и оно сразу растаяло. Она почувствовала себя сильной и уверенной. «Все правильно, именно так и надо сделать. Может, ей наконец-то удастся создать семью. Семью, которой не нужно будет беспокоиться о деньгах».

– Я согласна. Возьмем ее с собой.

Эмили откинулась назад и начала расстегивать блузку, наблюдая за тем, как внимательно Грэм следит за движениями ее пальцев. Как только блузка упала на пол, он протянул к ней жадные руки, крепко сжал ее груди.

В это мгновение резко запищал висевший у него на поясе пейджер. От неожиданности они отпрянули друг от друга и вскочили. Эмили снова села, ее грудь вывалилась из-под сорочки. Грэм суетливо выхватил пейджер из чехла, с полминуты глядел на него, затем повернулся к Эмили.

– Прости, – сказал он, – мне нужно идти.

Эмили привела себя в порядок, пригладила волосы, убрала грудь под сорочку. Пожимая плечами, она улыбнулась Грэму:

– Все нормально.

Она проводила его до двери, постояла там, вдыхая свежий вечерний воздух, глядя, как Грэм отъезжает от дома. Она смотрела вслед его машине, пока та не исчезла в конце улицы. Эмили оставалась на улице еще некоторое время, наслаждаясь легким бризом, приятно холодившим лицо, потом вошла в дом и, бормоча что-то под нос, направилась в кухню.

– Как смешно у тебя сиськи болтаются, – вдруг услышала она за спиной чей-то голос.

Эмили обернулась и увидела Рейчел. Та сидела на ступеньках лестницы, ведущей на второй этаж. Ее короткие обрезанные шорты и топик плотно облегали бедра и полную грудь. Черные волосы Рейчел были мокрыми, словно она только что вышла из душа. Кожа блестела.

– Так ты подглядывала за нами? – удивилась Эмили.

Рейчел беззаботно пожала плечами.

– Грэм меня видел. Я не хотела вас прерывать. Такой момент.

У Эмили не было желания портить вечер перебранкой с Рейчел. Она отвернулась от нее и ушла в кухню.

– Опять взялась за старые штучки? – окликнула ее дочь.

Эмили остановилась как вкопанная.

– Что ты имеешь в виду?

Рейчел сморщила лицо и, передразнивая ее интонацию, пискляво произнесла:

– Я принимаю таблетки. Случайность. Божья воля.

– Ну и что? – резко отозвалась Эмили.

– А вот то! – Рейчел вытащила из кармана нераскрытую упаковку крошечных, зеленого цвета, таблеток. – По-моему, это противозачаточные таблеточки. Что ж ты их не принимала, мамочка? Или забыла?

Эмили всплеснула руками, закрыла ими рот. Лицо побелело. Вскоре она успокоилась и воскликнула:

– Ты ничего не понимаешь!

Рейчел ткнула в нее пальцем:

– Заткнись! Все я понимаю. Сучка ты, вот кто. Правильно мне папа говорил, что ты облапошиваешь мужиков.

Эмили молчала. Рейчел, конечно, права – она обманула Грэма, но это была ложь во спасение их обеих от опостылевшей ей нищеты. Эмили считала, что после стольких лет постоянной нужды она заслужила право на финансовую безопасность. Ей опротивела работа, она хотела пожить спокойно и в свое удовольствие, тем более что потребности у нее были весьма скромными. И еще она верила, что, расставив Грэму западню, совершила благое дело ему же – пройдет время и он поймет, как любит ее.

– Думаю, мне стоит поблагодарить тебя, – продолжила Рейчел. – Ведь папу ты таким же манером вокруг пальца обвела, да? Вот потому я и сижу тут? Конечно, ты прекрасно знала, что одной тебе его не удержать.

Эмили закусила губу. Хотелось закричать, возразить дочери, сказать ей, что она не права и все происходило совсем не так, но она молчала, и чем дольше тянулась пауза, тем убедительнее казались слова Рейчел.

– Ты предсказуема, – произнесла Рейчел.

– Собираешься все выложить Грэму? – спросила Эмили, догадываясь, каким станет ответ Рейчел.

Дочь никогда не упустила бы случая вставить матери шпильку. Все ее планы, разработанные с таким тщанием, рушились на глазах. Однако Рейчел удивила ее.

– Зачем я буду ему все рассказывать? Наоборот, такие штучки нас сближают. – Она поднялась с лестницы и исчезла в своей комнате.


Эмили умоляла полицейских оставить ей браслет, но ей даже не дали подержать его, лишь показали через пластиковый пакет, так чтобы она увидела надпись, и сразу убрали в кейс. «Вещественное доказательство, – объяснили Эмили и пообещали, что отдадут браслет после суда. – Если суд, конечно, состоится. Если удастся узнать, что случилось с Рейчел».

Эмили продолжала ходить по комнате. Боль в голове сделалась невыносимой. Эмили сдавила голову руками и застонала. Реальность оказалась ужаснее, чем она предполагала. Ей нужен был человек, кто утешил бы ее, к кому она могла бы прижаться и поплакать, долго и горько. Эмили остановилась и посмотрела на мужа. Его равнодушный вид вызывал у нее глухую ярость. Он стучал по клавишам компьютера, будто не только ничего не случилось, но и самой Эмили не было в комнате. Не обращал ни малейшего внимания на ее стоны и всхлипывания, на шорох ее шагов.

Щелк, щелк, щелк. Пальцы Грэма бегали по клавиатуре. Дочь Эмили убита, а он как ни в чем не бывало знай себе составляет банковские сводки.

Когда все это началось? Как она могла не заметить, пропустить момент отчуждения? Это же ее облапошили, заставили поверить в то, что она его любит и он ее тоже.

Эмили глядела на его спину и спрашивала себя: «Как случилось, что мы охладели друг к другу настолько, что перестали сопереживать?» Когда Эмили поняла, что Рейчел мертва, она могла думать лишь о том, что жизнь ее опустела, но произошло это сразу после свадьбы с Грэмом. Именно тогда между ними все закончилось.

Грэм обернулся, удивленный молчанием Эмили, увидел ее дикие глаза и ненавидящий взгляд. Она не знала, как справиться с навалившимся на нее горем. Джинн вылетел из бутылки. Эмили трясло от негодования.

– Присядь лучше, – сказал Грэм. – Расслабься и отдохни.

«Странно, как ему всегда удается говорить только правильные вещи?» Как ненавистен вдруг стал ей его голос. Невозмутимый и уверенный, его манера бесстрастно и четко выговаривать каждое слово. Эмили не могла больше терпеть его.

– Расслабиться? – прошипела она. – Ты предлагаешь мне в такой момент отдохнуть?

Они изучающее смотрели друг на друга. Он, спокойный, вежливый, глядел пустыми, безжизненными глазами куда-то сквозь нее. Чужой.

– Я понимаю тебя, знаю, что ты сейчас чувствуешь, – промолвил Грэм таким тоном, словно успокаивал неразумного ребенка.

– Боже мой, – прошептала Эмили, обхватив ладонями лоб. Она закрыла глаза, ее лицо исказила гримаса ненависти. – Да ни черта ты не знаешь! – воскликнула она. – Ты не способен и не желаешь ничего чувствовать! Сидишь в кресле, притворяешься любящим мужем, а в душе посмеиваешься надо мной. И не нужно врать, я вижу, что я тебе безразлична.

– Ты говоришь абсурдные вещи, Эмили, – меланхолично заметил он.

– Абсурдные? – вскипела Эмили. Она разжала и сжала кулаки. – Господи, и почему это случилось именно со мной? Почему я, а не кто-либо другой должен говорить абсурдные вещи?

Грэм промолчал. Эмили тряхнула головой, все еще не веря себе.

– Ее больше нет.

– Полиция лишь нашла ее браслет. Пока это ни о чем не свидетельствует.

– Мне все ясно! – оборвала его Эмили. – У меня нет больше Рейчел. И тебя у меня тоже нет. Да и не было никогда. Так?

– Эмили, пожалуйста…

Она перебила его:

– Что пожалуйста? Продолжай, Грэм. Ты хотел сказать: «Пожалуйста, уйди отсюда! Не беспокой меня своими мелкими проблемами». Скажи, зачем ты женился на мне? – нагнувшись к нему, прошипела она. – Ты мог бы просто дать мне денег. Я бы родила и никому бы не сказала, что это твой ребенок. Почему ты женился на мне, если не испытывал ко мне никаких чувств?

Грэм пожал плечами и спокойно ответил:

– А разве у меня был выбор?

Эмили чуть не задохнулась от злости, но возразить не посмела. Он был прав. Это ее ошибка, ее вина.

– Нужно было делать аборт, – проговорила она. – Так все стало бы намного проще. Процедура почти безболезненная и бескровная. Р-раз – и жизни внутри тебя нет. И все стало бы великолепно. Да, Грэм? Конечно, мне не пришлось бы потом терять Рейчел, а ей истекать кровью. И жениться на мне не пришлось бы. Да и вообще зачем тебе жениться? Тебе не жена нужна, а подстилка, с которой можно время от времени забавляться. Или собеседница из бюро секс-услуг по телефону.

Грэм вскинул голову. Эмили обрадовалась, что ей удалось задеть его за живое. Он смотрел на нее с испугом.

– Да, да, милый, я все знаю. Видишь, а ты даже и не подозревал. Я однажды проследила за тобой и увидела, как ты стоишь в своем кабинете, мастурбируешь и, сопя, болтаешь с какой-то потаскушкой по телефону. И я слышала, как ты говорил ей, что тебе приятно. Приятно, да? Разумеется, хотя бы не нужно притворяться, что тебе нравится трахать меня. И говорить тоже не нужно. – Эмили подняла голову и уставилась в потолок. – Всем вам без меня было бы лучше – и тебе, и Томми, и Рейчел. Всем вам я испортила жизнь, верно? Ну почему я не сделала аборт? Не только во второй раз, но и в первый.

Эмили упала на колени и принялась колотить кулаками по ковру. Она свалилась на бок, перевернулась на спину, обхватила колени.

окровавленное тело.

Раскрыв глаза, она увидела Грэма. Тот склонился над ней. На его лице она заметила маску тревоги и озабоченности. Тоже фальшивые, как и все в их жизни.

– Не прикасайся ко мне! – взвизгнула она. – Не трогай меня! Грэм, пожалуйста, не притворяйся, – взмолилась она. – Тебе больше не нужно лицемерить.

– Почему бы тебе не пройти к себе наверх и прилечь? Выпей таблеточку, успокойся. Поспи. У тебя сегодня был ужасный день. Ты взвинчена.

Эмили оставалась лежать на ковре. Гнев и злость прошли. Прошло все. Они победили ее, сначала Томми, потом Рейчел и вот теперь Грэм. Она очень долго боролась с ними, но ее усилия оказались напрасными, все закончилось болью и страданиями.

Ей показалось, что она видит рядом с Грэмом Томми и Рейчел. Нет, Рейчел стоит подальше, у самых дверей. Она еще маленькая, ей восемь лет.

– Прими таблеточку, – повторил Грэм, сидя рядом с ней на корточках.

Теперь это был не сон. Он действительно так сказал. Эмили улыбнулась. Грэм прав, он всегда прав, никогда не теряет присутствия духа. Ей пора идти наверх, оставить его здесь. Да он и не пойдет за ней, она это знает. Пора ложиться и уснуть. А во сне Эмили о них забудет.

Она поднялась и, отстранив руку Грэма, направилась к себе. Томми и Рейчел провожали ее холодными взглядами. В ее воображении они все еще находились здесь. Эмили даже слышала, как они переговариваются и тихонько смеются над ней.

– Хорошо, – прошептала она. – Вы победили.

«Выпить таблеточку? – пронеслось у нее в голове. – Ну что ж, так я и сделаю».


Глава 13 | Вне морали | Глава 15