home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Первая дорога, которую странники встретили в Диккарии, имела все признаки дороги в широком смысле слова.

По дну очередной, очень вытянутой долины кто-то проложил неровную полосу. Расчистил, убрав камни, и поставил верстовые столбы. Что на них было написано, виконт так и не понял, потому что не знал варварских рун. Возможно, на табличках содержались ругательства. Или заклятия какой-нибудь местной дорожной магии.

Черныш высказал предположение, что варвары так отмечают расстояние от чего-то до чего-то. Как в Тиндарии.

Талиесин промолчал, занятый мыслями о будущем.

Ехали уже часов пять. Местность становилась все более населенной. Несколько раз путники видели вдали поселения – знакомые по форме землянки торчали то парами, то тройками, то кучками дворов по десять.

Если доводилось проезжать совсем уже близко, посольство прибавляло ходу. Талиесину не улыбалось встречаться с аборигенами. Он помнил здоровяка, первой реакцией которого было сожрать незваных гостей. Оставалось надеяться, что в самом Рыгус-Кроке дела пойдут более мирно.

Въехав на возвышенность, через которую, кряхтя, переваливала «дорога», больше похожая на пьяную змею, эльфы увидели, наконец, и Зимнее море.

Плескалось оно у скалистых берегов с благородным спокойствием, как все эти миллионы лет своего существования.

Пена билась среди скал и взлетала вверх хлопьями, похожими на крупные снежинки. Цвет море имело свинцово-синий.

Присмотревшись, Талиесин различил вдали спины каких-то больших животных. Из спин их торчали высокие плавники.

– Это косатки, господин, – сказал Черныш, хотя его никто не спрашивал. Иной раз дроу любил блеснуть своими знаниями, почерпнутыми из книг, которые виконт не читал, но коими владел. – Хищные млекопитающие…

Виконт велел ему заткнуться.

Они продолжили путь, вдыхая сырой воздух моря. Лошадям перемена атмосферных условий понравилась, и они побежали куда более резво. Возможно, впрочем, предчувствовали скорый постой.

Талиесин, который никогда в жизни не видел ничего крупнее озера, чувствовал с удивлением, как растет у него в желудке тяжесть. Когда она выросла достаточно, то решила подняться к горлу. Виконт мог назвать это только одним словом: тошнота.

Так он открыл для себя, сам того не подозревая, морскую болезнь.

В общем, было плохо. А тут еще страх, такой, что коленки сами собой дрыгались, словно решили научиться танцевать.

Пытался виконт думать о своей возлюбленной, но ничего не получалось. Только тошнило.

– Рыгус-Крок, – наконец торжественно, точно так было запланировано, объявил Черныш.

Обогнув скалы, торчащие одной стороной в море и похожие на древесные грибы, странники увидели Бормо-фьорд.

Тянулся он с востока на запад – довольно узкая бухта, в которую впадала текущая с гор река. В дельте этой реки на восточной оконечности фьорда стоял город. Столица Диккарии, конечная цель пути. Место, где Талиесину предстояло жить – по самым оптимистическим подсчетам, несколько лет.

К городу приклеился порт, в котором толпились многочисленные корабли (очень многие с клетчатыми парусами). Над мачтами кружили чайки, а те, что не кружили, украсили своими телами ближайшие скалы и разнообразные возвышенности, галдя без перерыва.

Даже отсюда было видно, насколько грязная вода возле пирсов. В ней плавало столько мусора, что он казался пестрым покрывалом, сшитым из тысяч мелких лоскутков.

Запахло дымом. Где-то на огне готовили жаркое. К дыму примешивался запах навоза, вонь гниющих рыбных остатков и еще другой, теперь знакомый не понаслышке – запах варваров.

Еще не въехав в город, Талиесин понял, что это ему решительно не нравится. Вытащив из внутреннего кармана флакончик с духами, он смочил ими платок и приложил его к носу.

Аромат цветов, живо напомнивший виконту о далекой цивилизованной родине, даже настроение поднял. Махнув рукой, Талиесин приказал трогаться. Всадники устремились вниз по склону, приближаясь к городу.

Это была вторая дорога, встреченная ими в Диккарии. По ней двигались в основном пешим ходом самые разнообразные варвары. Одеты громадины были тоже по-разному, кто побогаче, кто победнее, но всех объединяла одна черта: прирожденная свирепость, без труда читавшаяся на физиономиях. А еще почти полное отсутствие систематического образования.

Талиесину потребовалось немало смелости, чтобы заставить себя ехать прямо. Так и хотелось уменьшиться в размерах, втянуть голову в плечи и сделать вид, что его тут нет и не было никогда.

Бросив взгляд на Черныша, обычно невозмутимого, виконт и там увидел замешательство. Кучер же вовсе от страха стал серым, что твоя холстина.

Всадник – редкое явление в Диккарии. Неорганичное, что ли. Варвары слишком велики, чтобы ездить верхом, потому издавна предпочитают путешествовать пешкодралом. Если же наездники все-таки встречались, то здесь имелось лишь два варианта объяснения – либо это местный выпендрежник, либо иноземец. И тот, и другой, конечно, привлекали внимание.

– Эт кто такой? – услышал Талиесин справа от себя.

У обочины, заросшей бурьяном, остановились два амбала в полосатых юбках. Кроме этой одежды, на них ничего больше не было. Если не считать предметом туалета крепкую дубину, разумеется.

Громада, которой товарищ адресовал вопрос, вылупил глазки. Его нижнюю челюсть можно было использовать в качестве наковальни.

– Может, типа, привидение. Или Морской дух Рэкки.

– Сам ты Морской дух, – сказал первый варвар. – Не из моря же он едет, а, наоборот, к морю. – Тут, видимо, чтобы еще больше убедить приятеля в том, что тот ошибается, первый двинул его по затылку.

Талиесин приподнял шляпу в знак приветствия, ускоряя ход. Черныш и кучер сделали то же самое. Неприятно, когда тебя разглядывают, словно чучело диковинного зверя в кунсткамере.

Улизнуть было самое время – два варвара разодрались, поднимая тучу пыли. Обгоняя Талиесина, в сторону города пролетела какая-то тряпка, в которой можно было без труда опознать полосатую юбку.

«Дикари – они и есть дикари, – подумал виконт. – Ума не хватает штаны надеть…»

Полагая, что по неизвестной причине все мужчины в Диккарии носят этот странный предмет одежды, Талиесин вскоре убедился в обратном. Проехав мимо нескольких варваров – кто шел так, кто тянул тележку с грузом, кто погонял свое имущество, настоящую лошадь, – посольство увидело экстравагантную компанию.

– Пара-пабабам-пабабам-пабабам! Пара-пабабам-пабам-бам-ба! – Грозное эхо воинственной песни сотрясало небеса и заставляло придорожные камни покрываться трещинами.

Эти мужланы отличались от других организованностью, что выдавало в них представителей воинского сословия. Построившись по двое, великаны шпарили к воротам Рыгус-Крока неким подобием строевого шага, от которого дрожала почва.

Каждый воитель тащил на себе круглый щит, копье и оружие для рукопашной – как правило, тяжелый топор, хотя встречались и палицы, и громадные мечи. Единой формы одежды не было, но все варвары тяготели к шлемам с рогами. Рога были самые разные – от традиционных бычьих до оленьих и даже лосиных. Некоторым, заметил виконт, они очень шли. Во всяком случае, внешне дикарская свирепость от таких шлемов только выигрывала.

Теперь Талиесин понимал, как трудно было тиндарийцам воевать с этими монстрами. Лично у него пятки отваливались от ужаса при виде этих физиономий, украшенных рогатыми конструкциями.

– Господин, – тихо сказал Черныш, нагоняя виконта. – Эти в штанах.

Дроу всегда был глазастее Талиесина. Да, эти носили штаны из кожи, украшенные меховыми вставками на случай внезапного похолодания, и заправляли их в тяжелые сапоги, способные отдавить ногу и мамонту.

– Гляньте, господин, – добавил слуга, указывая куда-то в сторону ворот. – Там есть и другие, в штанах которые…

– И в юбках, – добавил виконт.

– В энциклопедии этого не было, – заметил Черныш. – Странно. Вероятно, наличие того или другого указывает на какую-то социальную дифференциацию. Каста? Варна? Класс?

– Предлагаю тебе начать вести записки о своих впечатлениях… – пробурчал Талиесин. – Назови их «Физиологические очерки»…

– Возможно, я так и сделаю, – ответил Черныш, которому мысль очень понравилась. Невозможно голубые глаза дроу вспыхнули. – В Тиндарии книга может стать бестселлером.

Виконт закусил губу, вслушиваясь в непрерывно гремящую боевую песню.

Дружинники, не снижая скорости, проломились через небольшую пробку на дороге и вошли в город через массивные ворота из мореного дуба. Там, где они прошли, царствовало разрушение. Те, кого они потревожили, тут же принялись выяснять отношения – в основном при помощи кулаков. Колошматили варвары друг друга самозабвенно, не имея ни малейшего понятия о цивилизованных способах решения разногласий. Похоже, этим были неведомы суды и дуэли.

Тиндарийцы, пользуясь суматохой и клубами пыли, в которых сталкивались, словно айсберги, дерущиеся, пробрались незаметно к воротам.

Сразу от них в глубь Рыгус-Крока шла деревянная мостовая Рыночной площади, по обеим сторонам от которой поблескивала грязь, доведенная дождем почти до жидкого состояния. В ней барахтались щенки и поросята, с виду не отличимые друг от друга.

– Куды? – проворчал, словно вулкан, стражник, появившийся невесть откуда.

Он был всем шкафам шкаф, и самый большой шлем (с одним рогом) сидел на его макушке, словно наперсток. Ему и оружия было не надо – одной своей дланью красавчик мог разметать целое войско.

Лошадь Талиесина, а также три другие замерли на месте и разинули рты. Стражник был выше самой рослой из них на две головы. Ширина же варвара выходила за все разумные пределы.

– Кто такие?

– Э… – Талиесин постарался как можно быстрее собраться с духом. И выпалил: – Я – чрезвычайный и полномочный посол Тиндарии, а это мои спутники. Прошу вас, благородный страж, проводить нас к вашему королю, ибо имею честь вручить ему верительные грамоты…

Стражник даже не пытался соображать. Стоял, расставив руки. Талиесин вспотел, хотя ветер гулял прохладный.

Сзади начала собираться недовольная толпа. Дерущиеся умерили свой пыл, хорошо размялись и нашли себе новое занятие.

Кто-то свистел, чтобы привлечь внимание пришельцев, кто-то ругался, другие горячо спорили.

– Зря стараетесь, – сказал кто-то, выходя из-за массивной фигуры стражника. Талиесин только что повторил свою речь. – Наш Малыш в детстве стукнулся головой. Он знает лишь две фразы. Обе вы слышали.

– Куды? – снова спросил великан, демонстрируя свой потрясающий словарный запас.

Варвар вполне нормального размера осмотрел тиндарийскую делегацию. Рогатого шлема на нем не было, зато имелась кожаная шапка, похожая на капюшон. Из отверстий по бокам головы торчали уши.

– Значит, посольство? То самое? – спросил дикарь, одновременно грозя кому-то кулаком позади Талиесина.

Туземцы загалдели еще громче. Кто-то потребовал сожрать задохликов, чтобы не мешали проходу, а один фундаменталист высказал мнение, что времена нынче препаршивые, раз всякие вонючие хлюпики разгуливают спокойно в самом сердце Диккарии.

Ему ответили, что это люди, а вон тот белобрысый, кажется, трубочист, иначе с чего у него такая рожа черная. Несогласные с этим мгновенно затеяли новую драку.

Виконт кипел от гнева, но, будучи теперь послом, не мог его демонстрировать.

– Простите, какое «то самое»? – спросил он у маленького варвара.

– Которое мы давно ждем, – ответил тот. – Я – Эшвах Разумник, помощник бургомистра Рыгус-Крока.

Виконт представился, опустив перечисление своих наследственных регалий и владения, которые остались у него в Тиндарии. К чему разжигать алчность в диких сердцах?

– Значит, вы и есть. Надо доложить королю. Пнилл Бычье Сердце будет рад.

Талиесин не удержался и спросил, кто такой Пнилл Бычье Сердце и почему он будет рад.

– Наш король, – ответил Эшвах, сначала подозрительно прищурившись, но потом решив, что чужеземец он и есть чужеземец, особенно из Тиндарии. Чего с него взять?.. Темнота. – Пнилл Бычье Сердце – великий воин и король, вождь клана Раздеруев, наводящего ужас на просторах морей.

– Тогда, – сказал Талиесин, радуясь, что хоть это выяснилось, – мы должны немедленно увидеть вашего могучего владыку. Того требует дипломатический этикет.

Толпа позади делегации шумела не хуже шторма, налетающего на скалистый берег зимой. Разумник адресовал кому-то еще один кулак. Видимо, должность, которую он занимал в том, что можно было принять за местную бюрократию, давала ему немало власти на вверенной территории.

– Сейчас Пнилл готовится к свадьбе. Сегодня он берет в жену Офигильду, дочь Ворчлюна Ухайдака, вождя клана Топорище. Так что вряд ли примет вас, – сказал Эшвах, почесав подбородок.

– Как же быть?

– Езжайте в Посольскую Слободу. Там вы будете жить. А я доложу королю и сообщу вам, когда он готов будет вас принять. Идет?

Виконт, конечно, согласился. Всяко лучше, чем стоять здесь, чувствуя нарастающую угрозу в скором времени не собрать костей.

Вообще, удивительно, как до сих пор их не разорвали на кусочки вместе с лошадьми.

Эшвах отправил Малыша дрыхнуть на своем посту и дальше, а сам повел делегацию в город.

«Пронесло, – подумал виконт, – пока все идет более или менее…»


Глава 3 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 5