home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Сведения, почерпнутые из энциклопедии, не в состоянии были подготовить Талиесина к тому, что его ждало впереди. Реальность оказалась куда хуже любых пессимистических прогнозов.

До приграничного города Вейлимонда, стоящего на самой северной оконечности Тиндарии, Талиесин и Черныш доехали без проблем.

Это были пять дней веселого путешествия по приличным дорогам, остановок в дорогих трактирах и гостиницах, обедов с лучшими яствами и винами, прогулок с провинциальными барышнями, переходящими в легкий, а иногда и не очень, флирт… За пять дней Талиесин завел шесть романов и бросил, испарившись поутру в туманной дымке, шесть превосходных девушек.

Сделал он это походя, ибо не имел привычки задумываться о последствиях. На случай неприятностей у него всегда была под рукой отличная фамильная шпага, при помощи которой он отправил на тот свет немало соперников.

В общем, виконт вел себя так, как привык, и по-другому просто не умел.

В Вейлимонде, согласно документам, выданным министерством иностранных сношений Тиндарии, местные власти должны были предоставить виконту все то, что значилось в весьма немаленьком списке. А также привлечь для дипломатических дел кучера, который бы мог отвезти нового посла в страну варваров.

Новость о том, что в Диккарию едет новый представитель, мигом облетела город. Местное дворянство собралось проводить Талиесина, и в честь его даже устроили банкет. Результатом банкета стало утреннее похмелье и лежащая в кровати рядом с Талиесином девица, на поверку оказавшаяся дочерью местного банкира.

Пришло время рвать когти – благо все было готово.

Быстренько собрав барахлишко, Талиесин и Черныш слиняли из гостиницы и прибыли на каретный двор, где их ждал Начальник Транспортного Цеха, зевающий гном с куцей бороденкой.

– Даю вам самое лучшее, самое крепкое, – сказал он, раздирая рот ежесекундно.

Талиесин осмотрел карету, которая больше напоминала катафалк для великана – такой мощной у нее была подвеска.

– Бездорожье, – коротко прокомментировал гном.

Тогда виконт смутно представлял себе, что это такое.

Вещи – чемоданы и кофры с одеждой и все прочим необходимым – уже были упакованы, так что ничто не задерживало путников.

Попрощавшись с небом Тиндарии, с землей Тиндарии, с травой Тиндарии и Начальником Транспортного Цеха, посольство выехало за ворота и устремилось на север.

Через пограничный пост, где стражники зевали не хуже гнома-каретника, проскочили без проблем. Во всяком случае, позади не было видно толпы разъяренных местных жителей, жаждущих крови соблазнителя невинных банкирских дочерей.

Хорошая дорога заканчивалась шагах в ста от ворот Вейлимонда. Как только четверка лошадей проскочила отчетливо различимую границу, карету тряхнуло так, словно ей на крышу сбросили скалу.

Талиесин и Черныш буквально подлетели на своих сиденьях и оказались на полу. Поначалу это было даже забавно, и оба радовались необычным ощущениям, однако чем дальше посольство углублялось на дикую территорию, тем удовольствие уменьшалось, пока совсем не исчезло.

Уже тогда Талиесин гадал, на сколько хватит кареты с укрепленной подвеской и что делать, если авария все-таки случится.

Как выяснилось позже, на неделю, за которую удалось преодолеть, судя по картам, без малого шестьдесят процентов пути.

Дикая и неосвоенная, суровая во всех отношениях земля простиралась вокруг.

Глазу цивилизованного эльфа не за что было зацепиться. Ни городков, ни деревень, ни отдельно стоящих строений. За семь дней мучительного путешествия Талиесин забыл даже, как должны выглядеть жилища. Любые жилища. Он не ждал ничего сногсшибательного, но был бы рад хотя бы самой жалкой лачуге.

Словом, Талиесин до тошноты насмотрелся на горы, долины и холмы, а впереди, судя по всему, этого добра было еще больше – плюс морское побережье, на котором, приткнувшись к Бормо-фьорду, стоит Рыгус-Крок, столица Диккарии.

От такой мысли виконт терял аппетит и проклинал судьбу и ее орудие в лице Дэндала.

Вот его самого бы сюда послать!

Погода тоже радовала несказанно. Большую часть пути шел дождь. Иногда этот дождь приходил с севера, иногда с юга, иногда с востока или запада. А еще, бывало, сразу со всех сторон. Ветер нес на своих плечах громадные массы воды, из-за которых земля раскисала, как тесто, и ехать по ней было невозможно.

В такие моменты, естественно, приходилось искать укрытие. Везло, когда рядом оказывалась пещерка, не везло, когда не оказывалось. И только то обстоятельство, что колеса кареты плотно увязали в грязи, не давало ветру перевернуть ее вверх ногами.

Вслушиваясь мрачными ночами в громы и молнии, Талиесин приходил в ужас. Его разум пребывал в глубоком ауте.

«А ведь это, – подсказывала жестокая интуиция, – лишь Начало!..»

Верховая прогулка ничуть не развеяла мрачного настроения Талиесина.

Лошадей выпрягли, одну, что посильнее, нагрузили барахлом, которое вез с собой виконт, а других использовали по прямому назначению. Правда, седел не было, ехать пришлось прямо так. Подумав, что станет с его дорогими штанами, когда лошадиный пот пропитает их насквозь, виконт тяжко вздохнул.

Из долины выбрались быстро, и в тот же момент начался дождь. Даже ливень. Ветер, пользуясь своим излюбленным методом, бросал воду в путников со всех возможных направлений.

Тучи снизились настолько, что стали задевать вершины скал и рвались на кусочки, каждый из которых соревновался с собратом, кто обильнее опорожнится.

Талиесин застегнул воротник кожаного плаща до самого носа, надвинул треуголку на брови. Капли весело стучали по его голове, словно по пустому барабану.

Прошло три часа, а может, и больше. Посольство двигалось на северо-запад. Пустынность начала настораживать. Ведь здесь уже Диккария, разве нет? И где, в таком случае, деревни, фермы, города?

Талиесин уже начал думать, что изначально пошло что-то не так и они попали не в те Северные Земли, как Черныш прокричал:

– Вижу дом!

Он и правда видел. В том месте, где заканчивался склон очередного поросшего вереском холма, возвышалось нечто, похожее на большую груду камней.

Путники остановились. Виконту нужно было решить, что делать дальше. Первоначальный план был спросить у местных жителей дорогу, но сейчас Талиесина одолевали сомнения.

Кто знает, кто живет в этой груде камней на отшибе? Вполне возможно, что и какой-нибудь тролль, обожающий на завтрак человечину.

– Ладно, едем, – сказал виконт. Всеми силами новоиспеченный посол старался не показать, что боится.

Кажется, вот она, первая встреча с варварами… состоится через пару минут… Ой…

Дождь решил проявить к путникам милосердие и прекратился, как только те приблизились к груде булыжников на двадцать метров.

Оказалось, это не груда, а такой дом, наподобие землянки. Сложен действительно из кусков гранита, укреплен землей и выстлан сверху дерном.

Хозяйственные постройки в лице кривого и безобразного сарая примыкали к дому с восточной стороны.

Был еще загон для скота, в котором толклись грязные овцы, такие большие, что их можно было принять за нестриженых пони.

И сам дом был немаленьким – учитывая, видимо, тот факт, что средний варвар шире и выше среднего цивилизованного эльфа как минимум на одну треть.

Из дома доносились вопли и рычание, словно там выясняли отношения дракон и единорог при содействии других, неопознанных, но весьма злых созданий.

Однако не это поразило Талиесина. Вокруг дома лежали, белея, чьи-то кости, большие и маленькие, а еще валялось нечто, которое, безусловно, было раньше настоящим драконом.

Тушу разделывали прямо на земле, и сейчас от нее остался лишь неполный скелет с пока не тронутой головой.

Не зная, как себя вести, виконт сидел на лошади и думал. Позади него, соблюдая этикет, помалкивали дроу и кучер.

Дракон, уже, собственно, потерявший это звание, повернул к гостям голову и сказал:

– Страшитесь, о, странники! Уходите, пока не поздно! Эта земля не для таких, как вы!

Виконт прикусил губу. Порыв ветра бросил ему в лицо смрад, замешанный на запахе навоза.

Из землянки донеслось дикое рычание – и виконт уже собирался скомандовать отступление, но понял, что поздно.

Наружу выскочило взлохмаченное чудовище с большим ртом и приплюснутым носом. Его голова росла прямо из плеч. Состояло оно из сплошных мускулов, насаженных на могучий костяк.

– Арррггг! – проревело нечто, одетое в короткую полосатую юбку.

– Добрый день… – сказал Талиесин, едва не свалившись с лошади. Животное захрапело – варваров оно никогда в жизни не видело и не нюхало тоже.

Его потрясение можно было понять.

– Кто? Что? Сожру!

Для посла все происходило то ли слишком быстро, то ли, наоборот, слишком медленно. В общем, как во сне.

Он заметил, что чудовище бежит на него, а потом падает, сраженное наповал чем-то, что вылетело из землянки.

С шумом зарывшись мордой в сырую землю, варвар затих. Лошади шарахнулись, и их с трудом удалось уговорить не убегать.

Талиесин посмотрел, что за предмет свалил такую громаду. Оказалось, стиральная доска.

Из дома вышла женщина. Ну, безусловно, женщина, весьма похожая на лежащего, только размером поменьше. Красоткой ее не назвал бы никто – во всяком случае, из тех, кто не родился и не живет в Диккарии. По местным меркам, впрочем, вероятно, когда-то по ней сохли все окрестные парни.

Хозяйка была в платье и переднике. Рукава закатаны, демонстрируя мускулистые руки.

«Грабли», – подумал Талиесин.

Посмотрев на лежащего гиганта, она ухмыльнулась, чем-то довольная, потом подняла взгляд на виконта и его спутников.

– То самое, я хорошо метаю. То самое, я всегда хорошо метала. Я говорила ему, то самое, что запульну любую хрень, то самое, и ему не поздоровится! – сказала женщина, вытирая мокрые руки о передник. – То самое, стирать собралась. А этот, то самое, сожрал пудинг, то самое, который я на ужин припасла, то самое. Я говорю, то самое, чего делаешь, то самое, а он, то самое… Эй, то самое, вы кто такие?

Талиесин снял шляпу и помахал ею, неожиданно забыв, как должно приветствовать по всей форме.

– Мир этому дому, – сказал виконт. – Простите, что отрываем вас от ваших дел, но не могли бы вы сказать, как проехать к Бормо-фьорду? Мы едем в Рыгус-Крок.

– Чего? – Женщина нашла на подбородке бородавку и стала ее почесывать.

– Нам нужно в Рыгус-Крок, – сказал Талиесин. – Не могли бы вы…

– Я знаю, то самое, где Рыгус-Крок! Чего мне, то самое, не знать?

Виконт задрожал, вспомнив предсказание драконьей головы.

То, что осталось от дракона, не подавало признаков жизни.

– А вы кто такие, то самое? Таких, то самое, в наших краях, то самое, не бывало! – сказала великанша, уперев руки в большие бока и выставив могучие груди.

– Мы – посольство из Тиндарии.

– Посольство… То самое, никогда не видела послов. Говорят, то самое, они ростом с полнеба, то самое, и с такими вот зубами… – Женщина подошла ближе, близоруко щурясь и разглядывая путников.

От такого взгляда становилось неприятно. Виконт не мог оторвать взгляда от ее грубого лица и волос, собранных в две длинные, почти до земли, рыжие косы.

Видимо, правы эстеты, утверждая, что безобразие само по себе бывает чрезвычайно привлекательно.

– Сдохнуть можно, то самое, – заключила хозяйка землянки. – А это мой муженек, дали же духи, то самое. Говорили мне, то самое, не ходить за него. А в наших краях послов не бывало – вы точно, то самое?..

– Что? – спросил Талиесин, подозревая, что эта содержательная беседа может продолжаться еще долго. Возможно, несколько дней.

– Послы?

– Совершенно верно, – ответил виконт.

Ужасный выговор женщины порядком истрепал ему уши.

– И чего вам, то самое, надо, волшебный народ?

– Бормо-фьорд… – вздохнул Талиесин.

– Это там!.. – Женщина махнула мощной дланью, разглядывая угольное лицо Черныша. – А желания исполняете, то самое?

– Нет, – покачал головой виконт.

– А то мне надо новое корыто, старое, то самое, прохудилось.

– Не исполняем, – снова вздохнул виконт. – Вы нас перепутали с эльфами, я полагаю. Мне очень жаль.

– Ага… – сказала громадина и, отойдя в сторонку, подняла с земли стиральную доску.

Размахнувшись, она заехала ею только что начавшему приходить в себя муженьку по голове.

Звук от удара получился такой, словно по секвойе ударили громадным топором.

Варвар снова затих, по неясной причине улыбаясь.

– Сладу, то самое, с ним нету, – пояснила женщина, поставив на его зад одну ногу, босую, вымазанную то ли грязью, то ли навозом. – Дурак, дураком и помрет…

Талиесин испытывал единственное желание – слинять немедленно, но врожденная склонность к хорошим манерам словно приклеила его к месту.

– Драконьей крови не хотите? Свежая. Муженек, то самое, его утром притащил.

– Спасибо, нет, – борясь с тошнотой, ответил посол.

Он поворачивал лошадь так поспешно, как только позволяли правила приличия. Тиндарийские. О варварских он не знал ничего, и надеялся только, что эта женщина не станет швырять в него стиральной доской.

– Бормо-фьорд там! – еще раз уточнила хозяйка дома. – Не собьетесь, то самое! Эка, куда забрались!

Удивленная, она долго смотрела им вслед, вспоминая сказки об эльфах, которые слышала в детстве, и не могла взять в толк, чем они отличаются от послов. Чудно, право слово.

Женщина опустила взгляд и сурово воззрилась на мужа.

– То самое, вставай, кабан! Работы по дому, то самое, по горло, а он лежит…

А посольство дуло на северо-запад, стараясь уйти подальше. Первое знакомство с варварами и их нравами было не из самых лучших. Но то ли еще будет.


Глава 2 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 4