home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

– Ты сошел с ума, посол, – сказал Пнилл с полной убежденностью. – Путешествие сказалось на твоих мозгах явно не слишком хорошо!

Талиесин выглядел невозмутимым, словно утес, о который разбиваются морские волны.

По его требованию руководство экспедицией и он сам уединилось в стороне от основной массы. Народу велено было держать ухо востро, что он и делал, косясь в начальственную сторону. Мало кто из варваров понимал, чего добивается и творит Талиесин, и подозрения, что он чокнулся, только крепли. Разубеждать в этом публику Черныш не имел никакой возможности, а потому даже не пытался. К тому же дроу и сам не был уверен в обратном.

В самом деле, трудности и лишения вкупе с колдовскими зельями могли повредить мозги господина на раз. А попробуй верни их в первоначальное состояние!

Сидя на камне метрах в пяти от кружка совещающихся, Черныш подпирал голову обеими руками и слушал. Только ему дозволено было отчасти присутствовать на секретном мероприятии.

Вот минуту назад виконт сказал, что проберется в пещеру и самолично убьет Гренделя.

Реакция Пнилла на это была, в общем-то, еще довольно мягкой. Следом за королем свой диагноз подтвердил Ворчлюн Ухайдак. Бородульф Сожру Живьем, судя по всему, воздержался, почесывая в затылке, а Говорун Кровожадный Чтец не сумел скрыть восхищения.

– Да вы оба психи, – проворчал Пнилл, глядя попеременно на посла и колдуна. – Один мелет невесть что, другой ему поддакивает! Ну, парочка! И почему я вас слушаю? Мне надо готовиться к битве. Тварь может проснуться в любой момент…

– Вот именно, – поддакнул вождь клана Топорище. – Лично я пошел делом заниматься…

– Погоди! – остановил его Бородульф. – Не пори горячку. Может, сначала выслушаем виконта?

– Присоединяюсь к Бородульфу, – вмешался Говорун. – Король, я что, когда-нибудь тебя подводил? Брехал, чтобы выслужиться? Почему ты мне не доверяешь?

– Не тебе. Ему.

– Но ведь я рекомендовал тиндарийца к участию в экспедиции. И даже не моя это идея – я уже говорил, что речь идет о провидческих аспектах бытия… Ну, если проще, то именно предназначение поставило Талиесина в наши ряды. Ты еще сомневаешься, Пнилл? Напрасно. Посол приобрел провидческие способности, что и доказал, приведя нас сюда. Без него нам пришлось бы топать по всей Диккарии неизвестно сколько. Да мы могли бы состариться за то время, пока ищем чудовище.

– Складно звонит, – заметил Ворчлюн. – Как всегда. Ну, допустим, привел. За то и спасибо. Предназначение или чего еще там, не знаю, сработало, но как такой… – Вождь обвел Талиесина презрительным взглядом, словно тощую клячу, которую ему пытаются всучить под видом чистопородного скакуна. – При всем уважении к потустороннему – тьфу, не верю! Виконт, ничего личного. С Гренделем должны справиться мы, воины.

Тут присутствующим потребовалось понаблюдать за реакцией Талиесина. Черныш включился в дело, не сводя глаза с господина и готовый в любую секунду прийти к нему на помощь. В чем бы она ни заключалась.

Но виконта ничуть не задело уничижительное отношение со стороны части диккарийского генералитета. Он сидел с загадочным видом и загадочно улыбался. Это несколько не вписывалось в представления вождей – как должен себя вести задохлик. И даже Говорун смутился. Ему, хорошо знающему, что такое колдовской транс, почудилось, что в нем посол пребывает уже давно. Вероятно, он даже не слышал недавнего разговора. Ну, мало ли – оракулы, они вообще странные…

Воцарилась тишина.

– Позвольте объяснить, господа, – неожиданно сказал Талиесин, заставив рубак подпрыгнуть.

Ворчлюн Ухайдак, словно на ногу ему наступил сам Грендель, уронил от неожиданности топор, Пнилл прикусил кончик языка, а Бородульф и Кровожадный Чтец ощутили, как сердца их проваливаются в пятки, чего отродясь не было.

Черныш оказался самым стойким в нервном отношении. Только промокнул со лба ледяной пот.

– Дело в том, что я вижу все,  – сказал Талиесин с убежденностью, которая сделала бы честь и патологическому вруну, который верит в свои бредни. – Не знаю, сохранится ли в будущем у меня дар предвидения, но сейчас он работает.

– И что ты видишь? – почти с благоговением спросил Говорун.

– Вижу Гренделя, спящего в пещере, вижу себя…

– А поточнее? – поднял левую бровь Пнилл, водрузив сердце на положенное место.

– Есть вещи, которые оракул вынужден скрывать, – изрек виконт, повергнув своего слугу в холодную дрожь. – Когда я спал, а еще раньше, когда испытывал муки, я все осознавал и все видел.

– Выход из тела? – спросил Говорун.

– Еще какой выход. Он позволил мне совершить путешествие сквозь незримые мембраны миров и провидеть…

– Ничего не понимаю, – сказал Пнилл. – Если ты оракул, то можешь просто объяснить, уложим мы монстра на лопатки или нет?

– Уложим, – ответил Талиесин. – Это сделаю я. Таково будущее, я вижу его ясно и четко.

– Опять за рыбу деньги, – прорычал Ухайдак. – Ну, скажи на милость, как ты собираешься с ним сражаться? Да еще в одиночку? Я вот лично вообще думаю выкопать перед пещерой огромную яму и заманить Гренделя в нее, потому как даже мы, считаю, всей кучей не завалим его!

Виконт ответил Ворчлюну загадочной улыбкой.

– Я не собираюсь с ним сражаться, господа. Мне известно, где у монстра слабое место.

Наступила тишина. Варвары ждали откровений, но вместо них получили всю ту же загадочную улыбку Талиесина. Она начинала их раздражать.

– Слушай, не томи, – простонал король. – А то у меня уже все чешется! Может, общение с вашим народом вызывает кожные заболевания? Нет, в самом деле!

– Я не могу вам рассказать, – важно ответил виконт. – Есть некоторые вещи, которые оракул… ну, вы поняли…

Талиесин обвел взглядом физиономии вожаков. Большинство из них были перекошенными, точно секунду назад их хозяев пронзила молния с небес.

– Мне нужно спуститься в пещеру в одиночку и убить Гренделя.

– Я – за! – тут же поднял руку Говорун.

– Да подожди ты! – возмутился Ворчлюн. – Что ты поперек дракона в гнездовище прешь! Мы еще ничего не решили!

– Нечего решать. Если прорицатель видит, что именно он будет убийцей монстра, то я ему верю. Между прочим, вмешиваться в дела предназначения и ставить ему палки в колеса чревато неприятностями!

И жрец сурово посмотрел на вождя Топорище.

– Так, тихо! – Пнилл поднял обе руки. – Я вижу, мы еще долго можем лясы точить. Придется решение принять мне. Предлагаю голосовать. Кто за то, чтобы позволить Талиесину сделать как хочет он?

Руки подняли Говорун, Пнилл и – после некоторого раздумья – Бородульф Сожру Живьем.

– Ага, – мрачно буркнул Ворчлюн. – Я, выходит, в меньшинстве.

Его проигнорировали.

– Сделаем так. Мы будет в полной готовности. Если случится форс-мажор и посол не справится, тогда, конечно, наши мечи пойдут в дело, – сказал король. – Я верю в дела предназначения, хотя мало в них смыслю. При этом видел достаточно, чтобы положиться на слова Говоруна и самого Талиесина. История с Гренделем изначально воняла всякими магическим делами, так почему бы событиям не развиваться таким вот образом?

– Но зачем тогда мы сюда приперлись? – спросил Ухайдак. – Стоило ли огород городить? Послали бы его к Гренделю сразу!

– Тогда мы ничего не знали, – ответил вонючий. – Почти ничего. Мое собственное провидение указало лишь, что виконт обязан быть в нашей команде. Остальное прояснилось по ходу дела.

– Ладно. Вижу, вас не переубедить. Делайте что хотите! – Ворчлюн изобразил оскорбленную невинность.

Виконт поднялся с камня, на котором сидел, и задрал подбородок. Героизм как черта характера, плотно угнездившаяся внутри него, определял всю безумную логику его поступков.

Иными словами, Талиесин собирался совершить подвиг.

Верил, что это и впрямь его судьба.

И плевать он хотел на все препятствия.

– Идешь прямо сейчас? – спросил Говорун, готовый проводить новоиспеченного персонажа северного эпоса к месту событий.

– Да. Вижу… вижу чудовище… Оно ждет меня, – изрек тиндарийский посол, вышагивая в сторону пещеры.

Черныш был тут как тут и запрыгал, закружил вокруг твердо вышагивающего господина. Дроу переполняли чувства, которые он выразить не решался.

– Господин, вам что-нибудь нужно? – лепетал Черныш, понимая, что остановить виконта не может никакая сила в мироздании. – Может быть, я пойду с вами?

– Нет, друг мой. Подожди снаружи. Эта работа для меня. – Талиесин даже не посмотрел в его сторону.

За спиной виконта тяжело топали варвары – словно громадные вестники смерти, готовые ухватить его дух и утащить в свои владения.

– Не дергайся, эльф, – посоветовал Чернышу Пнилл. – Если ему суждено убить тварь, он убьет.

«Ну да, – подумал тот, – кто бы сомневался! Только вот что потом станет с господином? Это хоть кого-нибудь здесь интересует?»


Глава 3 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 5