home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

– Смотри на меня, болван ты этакий! Знаешь, тупицу такого я в жизни не встречала… Был сыночек у меня, на тебя похожий, так и тот… ну, ладно, это не в тему!

Лже-Офигильда осеклась, уставившись на ничего не выражающую маску – лицо Хряся.

Вот что случилось с вождем Водохлебов, когда он узнал правду.

Недаром говорят: многие знания – многие скорби…

Но колдунье необходимо было рассказать подельнику правду, ведь без его участия заговор если не встанет, как телега, завязшая в грязи, то уж точно забуксует.

В маленькую злобную головенку Большестрашного истина просто не в состоянии была поместиться.

– Значит, так? – зловеще спросила Лже-Офигильда. – Ладно. Тогда прибегнем к мерам радикальным… – Размяв пальцы, колдунья в образе Пнилловой супруги продемонстрировала, что намерена колдовать.

Хрясь колдовства боялся. Особенно того, которое нацеливалось на его драгоценную персону, поэтому просто вынужден был выйти из транса и заморгать.

– Ага! – воскликнула Дрянелла из недр белокурой великанши. – Наконец-то!

Вождь потряс головой.

– Проклятье! Вздорная старушенция! Загнуться бы тебе от парши и поноса! Почему ты сразу мне не сказала?

– Ты потише, голубок! – прошипела старуха. – Потише… Может, я и вздорная, но ты тупее валенка. Что хуже? Нет, вы поглядите: я двадцать минут ему объясняла, кто я! И с таким вот остолопом я должна идти к свершения великим?

Хрясь, окончательно запутавшийся, опустился на пол.

Комната, куда пригласила Большестрашного «королева», была закрыта наглухо. Именно ее облюбовала Дрянелла для консультаций с членами Совета, причем сделала так, чтобы они приходили сюда по одному и не имели возможности сидеть на чем-либо.

Облегчать кому-то жизнь при своей тирании Дрянелла не планировала.

– Подожди… – сказал варвар, – подожди. Давай сначала. Ты говоришь, что отныне ты всем заправляешь?

– Да. – Сидевшая в кресле Лже-Офигильда положила ногу на ногу.

– Но такого не может быть!

– Почему?

– Это мой заговор! Я его создал!

– Уже нет, – ответила колдунья, разглядывая собственные ногти. Точнее, ногти Офигильды. Хм, а ради них стоит остаться в этом теле навсегда… Соответствие полное.

У Хряся отвалилась челюсть. Можно было слышать, с каким стуком она упала на пол.

– Теперь я тут всем заправляю, вождь клана. Ты мне нужен был, чтобы заварить всю эту историю, и то… по большому счету, я справилась бы и без тебя. Но исполнительные дураки всегда полезны.

– Исполнительные дураки? – Большестрашный вспомнил, кто он все-таки такой, и стал грозно и величественно подниматься. – Да я тебя…

Дрянелла щелкнула пальцами.

Вождь Волохлебов ощутил, как холодная сила сковывает его тело и отнимает способность двигаться.

Оставалось только открывать рот в бессильной ярости.

В башке у бедолаги все помутилось, и понадобилось время, чтобы вновь хотя бы на тридцать процентов научиться воспринимать реальность.

– Слушай сюда, громила, – шикнула Лже-Офигильда гигантской коброй. – Смирись. Теперь изменилось все. По старой дружбе я предлагаю сотрудничество тебе. Станешь моей рукой правой, получишь власть. Займешь место второго по значимости человека в королевстве, когда мы закончим… Понял?

С подбородка Хряся стекала слюна, наполненная таким количеством яда, что едва не разъедала прочный пол из хорошо подогнанных дубовых досок.

– Вижу, что понял, – хмыкнула Лже-Офигильда. – Итак, за тобой решение. Вариантов целых три. Первый – добровольно соглашаешься ты работать со мной и дальше, но уже для того, чтобы посадить на трон меня, а не себя. Ты – верный пес, я – хозяйка, госпожа. Вариант второй – ты работаешь на меня не добровольно. Я накладываю на тебя заклятие сильное, и могучий воитель становится моей марионеткой. Это больно, предупреждаю. Твой разум канет во тьму, возможно, навсегда.

Колдунья выразительно посмотрела на вождя.

– А третий? – хрипло выдохнул Хрясь.

– Третий – это самый нехороший сценарий. За несогласие, за предательство интересов моих, за неверность и непонимание текущей политической обстановки… ты… изгоняешься из круга бытия…

– Чего?

Смуглая кожа варвара сделалась светло-серой. Медленно, но верно Большестрашный осознавал, что попал .

– Я уничтожу тебя, так, что ты еще вечность будешь вспоминать об этом. Тебе известно, на что я способна? Так вот – ты видел только часть моего арсенала. Прямо здесь могу я оставить от тебя мокрое место. Хочешь? – спросила колдунья проникновенно-елейным голоском.

– Кто же хочет? – проворчал Хрясь, пряча взгляд. – Никто… никто…

– Ладненько. Третий вариант отпадает.

Громила скрыл вздох облегчения.

– Выбирай из двух оставшихся. Сотрудничество добровольное или принудительное. Первое многие блага сулит после трудов праведных во имя Новой Диккарии. Второй вариант – сплошной дискомфорт, как физический, так и моральный. Знаешь, что бывает с теми, кому на шею садят злого духа, который только и делает, что высасывает из своей жертвы жизненные соки?

Вождь молчал.

– Ты прав, лучше не знать. Так твой ответ?

– Твоя взяла, – сказал Большестрашный, выдержав титаническую борьбу с собой.

Не так-то легко враз отказаться от всех планов.

– А ты умен. Не знала. Так! – Лже-Офигильда соскочила с кресла, больше похожего на трон, и обошла замершего в колдовском параличе Большестрашного.

Тот следил за ней.

– Итак. В столице погромы сейчас идут. Ремесленники, купцы, гильдии, цеха… Это наши внутренние враги. Мы их таковыми назначили. Доставка продовольствия в город прекращена, порт закрыт. Распространен слух, что во всем виноваты внутренние враги, заключившие союз с внешними. Скоро выйдет из-под контроля обстановка – и тогда мы выступим уже открыто, чтобы взять ее под контроль свой личный. Соображаешь, вождь клана? Чем заняты в данный момент твои парни?

– Жгут склады купеческой гильдии на западе столицы, – сказал варвар. – И, кажется, занимаются мародерством.

– Отлично! Видишь, как все складывается замечательно?! Чем хуже, тем нам лучше. Когда все окончательно вверх тормашками перевернется, мы явимся и восстановим порядок. Мы скажем, что теперь власть будет в наших руках, что мы теперь контролируем все и не позволим кое-кому раскачивать драккар. Все ради безопасности Диккарии. Я дам кланам стабильность, о которой они и не мечтали. Выборная идея показала свою несостоятельность, пора ее менять на что-то более внятное и предсказуемое.

Хрясь нервно сглатывал слюну. Заключая с колдуньей договор, он понятия не имел, насколько она чокнутая.

Он бы многое отдал, только чтобы не быть сейчас рядом с ней в запертой комнате.

Вот что значит пренебрегать рекомендациями и покупать котов в мешке. В данном случае сдвинутых диктаторш.

– Главной военной силой будут войска кланов, присягнувших на верность мне.

– Чморлинги?

– И те, и другие. Разграничивать незачем.

– Но мы собирались поссорить кланы, вызвать тотальную войну, – напомнил вождь Водохлебов.

– Мы уже их поссорили. Не ты ли сказал, что то тут, то там вспыхивают кровавые стычки между водяными крысами и подземниками?

– Вспыхивают, – кивнул Большестрашный. – А этого достаточно?

– Все в кассу, вождь клана, – сказала довольная собой Лже-Офигильда. – Главное, тут не должно быть системы. Хаос – этим лучше всего вышибить дух даже из самого организованного общества. Ну, а после Хаоса приходит Порядок. Таков закон.

– А чего делать моим парням? – спросил Хрясь. – Скоро они покончат со складами. Им задают вопросы: ведь все знают, что мои должны вместе со стражей заниматься охраной правопорядка.

– Передай им, чтобы ссылались на Приказ Сверху. Мол, ничего не знаем, боремся с вылазками недобитков вражеских. И побольше таинственных мин и намеков на то, что ситуация еще хуже, чем видится. И будет ухудшаться. Понял?

– Да. А как быть с остальными? Сверкан, Звездун…

– С ними я поговорю лично. Им – приказы отдельные. Также я отослала сообщения Перхуну Длинному Языку и Валуну Неприседаю. Их войска движутся к столице, они уверены, что город захвачен врагом. Они начнут штурм, и тогда… – Тут колдунья не выдержала и расхохоталась.

Хряся затошнило, а ведь он был не из брезгливых.

Более дьявольского и изощренного ума вождь еще не встречал.

Кто он такой со своими мечтами самому занять трон Диккарии и вернуть старые порядки? Младенец!

Отсмеявшись, Лже-Офигильда щелчком сняла с подельника парализующее заклятие.

– Иди и делом займись. Ты и твои воины должны стереть с лица земли Посольскую Слободу. Это – нарыв на нашем здоровом теле. Отныне Диккария разрывает со всеми всяческие отношения, так и передай помощникам послов, перед тем как выпустить им кишки.

– Понял. Отчего же не выпустить! А что с настоящей Офигильдой?

– Она в надежном месте, – сказала колдунья и пронзила вождя пречерным взглядом. – А ты что, сохнешь по ней?

– Кто из нас не сох? Кто не подкатывал к Офигильде, пока она была девицей? Мне она сломала два ребра… Отшила. Только Пнилл и сумел ее завалить. – Хрясь огляделся, опасаясь подслушивания. – Может быть, отдашь ее мне?

– Жить надоело? – удивилась старуха. – Она же угрохает тебя в два счета, особенно после того, как я закрыла ее в пещере глубокой! Эта бой-баба в ярости!

– А ты заколдуй!..

– Вот еще! Обойдешься! Силу тратить на эту дуру безмозглую не собираюсь, а радостями постельными будешь заниматься после победы нашей, не ранее. Все! – Лже-Офигильда махнула рукой. – Отправляйся и уничтожь рассадник влияния иностранного. Нам не нужны никакие посольства. И вообще – когда все устаканится, мы соберем армию и нападем на Тиндарию. Давно цивилизанчики не пробовали на вкус нашего топора. Не слышу!

– А?

– Ты должен говорить: «Да, госпожа!»

Хрясь отвесил поклон, удивляясь тому, откуда вдруг в нем взялось профессиональное раболепие. У вождя-то клана!

– Правильно. Катись колбаской. Через два часа пришлешь кого-нибудь с докладом о ходе операции.


Глава 7 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 9