home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

– Так мы и знали… – заявил Кровожадный Чтец. – Никого живого.

Варвары помалкивали, прислушиваясь к воинственному реву крови в своих жилах.

Жажда мести потихоньку выдавливала из них все другие чувства – и было от чего.

Крупное селение клана Кусак, некогда весьма процветающее, превратилось в помойку. Ни одного целого здания вокруг, все разнесено по бревнышку, разломано, расплющено, расщеплено. Пятна крови и останки людей, которыми Грендель закусывал, валялись повсюду.

Чудовище развлеклось от души – на площади даже поставило небольшую пирамидку из голов.

Пнилл чесал репу. Да, говорили, что Грендель огромен, но, судя по степени разрушения, это еще мягко сказано.

Вероятно, на казенных харчах, на свежатине монстр успел вырасти.

И, возможно, будет расти дальше.

До неба.

Король стиснул рукоять секиры, гася выползающий из глотки злобный рев.

– Какие будут соображения, жрец? – спросил он, справившись все-таки с приливом бешеной ярости.

– До Мыса Селедок еще как минимум полдня пути. Там, думаю, мы отправимся по суше.

– Куда?

Еще до отплытия в плане руководителей карательной миссии были серьезные пробелы. Варварский стиль – ввязаться в драку, а там видно будет. Но что делать, если драки нет и враг неизвестен?

– Я брошу кости, – сказал Говорун. – Но мне нужна зацепка. Чешуйка, волос, зуб Гренделя, все, что угодно… Надо поискать здесь.

– А…

– Смотрите, что я нашел! – Крик за спиной Говоруна заставил того обернуться.

Посол Головорезии Арбар махал руками, стоя на самом краю разгромленной деревни.

Последние несколько минут рубаки по собственной инициативе обследовали развалины, мучаясь вопросом: будет ли прилично немного помародерствовать или нет? Беженцы успели унести не так много, а Гренделю скарб был не нужен. Много приличных вещей валялось повсюду, соблазняя привыкшие к грабежам и разбоям дикарей.

На крик сбежалась толпа.

Пнилл и жрец протолкались через нее и остановились.

Арбар стоял, опираясь на меч, и сиял, словно только что изобрел воздушный шар. Гном и кобольд серьезно пучили глаза.

– Ну? Что ты нашел, орк? – спросил Пнилл.

Тот указал на землю. Дружинники расступились, увеличив диаметр круга.

Говорун встрепенулся:

– Вот то, что надо!

Арбар нашел след Гренделя, отпечатавшийся в жидкой грязи, той самой, которую так любили когда-то проживающие тут свиньи.

Чудовище ступило в нее по пути на северо-восток, предоставив следопытам несомненную улику.

Оказывается, Грендель был трехпалым и мог бы сойти за громадную курицу, если бы не отсутствие четвертого, отстоящего назад пальца.

И хотя радость находки вдохновляла воителей, размер следа озадачивал.

– Дело это жутко воняет, – проворчал Ворчлюн Ухайдак.

– Не то слово, – отозвался Бородульф Сожру Живьем.

– А ну, разойдись! – скомандовал Пнилл.

Воины попятились, давая Говоруну больше места, и жрец принялся бегать вокруг следа. Смерил его по ширине, по длине, по глубине, рыкнул, а потом побежал куда-то в сторону.

Публика, до сих пор уверенная, что у жреца не все дома, начала перешептываться и скалить зубы. Пнилл живо пресек дисциплинарную разболтанность одной-единственной свирепой миной.

Новый след жрец нашел чуть дальше, уже за пределами деревни. Там была мягкая почва, не грязь, но массивная туша сумела оставить на ней свой оттиск. Говорун прошел несколько раз от одного следа до другого, а потом вернулся к остальным.

– Ну? – спросил король.

– Он не до неба, но, по моим прикидкам, достаточно высок и тяжел.

– Как высок? – спросил Ворчлюн Ухайдак, тискающий мощной дланью рукоять меча.

– Выше королевского дворца раза в полтора…

Варвары ахнули и загомонили. Согласно метрической системе, изобретенной в Диккарии (не способной освоить дюймы и прочие нелепости, рожденные в головах цивилизанчиков), это было не меньше двадцати метров.

– Еще он тяжелый и передвигается медленно. Потому что сыт.

– Я бы ему показал, что значит сыт… – вздохнул Ворчлюн.

– Он ушел на северо-восток? – уточнил Бородульф.

– Да, – кивнул жрец. – След достаточно свежий.

Следопыты, имевшиеся в отряде, разошлись во мнениях. Сказали, что по грязи-то, которая может оставаться влажной долгое время, как раз трудно делать выводы.

И тут самый глазастый воин развеял сомнения коллег.

Вытянув руку в восточном направлении, воитель указал на каменистый холм.

– Гляньте туда. Оно свежее.

В сорока метрах от деревни Грендель оставил еще один след. На этот раз не столько устрашающий, сколько зловонный. Сначала его не заметили, потому что ветер дул в другую сторону, но, подойдя, варвары смогли оценить «аромат» по достоинству.

Чудовище оставило им кучу фекалий. Достигала она высоты двух метров и топорщилась во все стороны голыми костями людей и домашней живности. Натюрморт был настолько тошнотворен, что многие закаленные мерзостями жизни рубаки отвернулись.

– Теперь-то в свежести следа никто не сомневается? – спросил Говорун. – Оно… твою мать!.. Кхе… даже не обветрилось… Ы!

Варвары предприняли массовое отступление. Они предпочитали стоять подальше от улики.

Говорун Кровожадный Чтец стукнул посохом о землю:

– Оставьте меня. Мне нужно обратиться к силам бесплотным, иерархам иных миров и прослоек между ними… Короче, пошли вон!

Воителей доблестных упрашивать долго не пришлось. Вскоре Говорун остался один на один с кучей дерьма и собственными мыслями.

Если Грендель и был где-то недавно, то явно здесь. И направился на северо-восток, вдоль побережья, где в основном судя по скудным разведданным, и ошивался в последнее время. Чудовище не двинулось на столицу, чтобы навести там шороху.

Почему?

Ответа пока не было, но сам факт, что Грендель не интересовался сердцем королевства, успокаивал сердце убежденного патриота. Вероятно, в планы того, кто управлял тварью, не входило разрушение города.

Опять же – пока.

Значит, сверхзадача у экспедиции прежняя – укокошить Гренделя прежде, чем он двинется к новой цели. Пока его занимают многочисленные поселения на побережье, и этим нужно пользоваться.

Говорун запустил руку в кожаный мешочек, что висел у него на поясе, и вынул горсть гадальных рун.

Впав в неглубокий транс, жрец присел на корточки и бросил руны на землю. Мухи, вившиеся вокруг него, просто балдели – запах от кучи был, по их мнению, чем-то потрясающим. Мушиная песня помогала настроиться на нужный лад.

Говорун посмотрел на кости, пытаясь проникнуть взором сквозь препоны повседневности.

Черныш видел все – и разгромленную деревню, и громадный след Гренделя, и не менее громадную кучу чудовищных испражнений.

«О сколько нам открытий чудных…» – подумал дроу, голова которого кружилась от вони.

Но – долг есть долг. Он обещал, что поговорит с Чтецом насчет снадобья, и он поговорит.

Когда дружина отошла обратно к деревне и расположилась на привал, Черныш смог ускользнуть. Не понимая, чего, собственно, он таится, дроу сидел за камнем в десяти шагах от жреца и наблюдал.

Говорун бормотал над рунами, мотал головой, собирал костяшки, кидал снова, всматриваясь в новое их расположение. Наконец просто сел на землю и обхватил гудящий череп руками.

Видения были, но нечеткие и неясные, и руны не давали точного ответа. Выпадала Дорога, Логово, Колыбель.

Что это, пропади оно пропадом, значит?

Выделив три ключевые руны, Говорун пялился на них. Мысль ускользала, хотя и крутилась поблизости. Видения показали жрецу, как Грендель уходит в туман, но не более того.

Да, видимо, тот ритуал отнял у него слишком много сил. Теперь попробуй восстанови. И ведь как всегда – когда нужно, в загашниках уже ничего нет…

– Ищи тварь в его норе.

Услышав за спиной голос Черныша, Говорун подскочил.

– Чтоб ты… Ты чего тут делаешь? Эй! – Громадный вонючий колдун огляделся, возвращаясь из странствий духа.

Темный эльф как ни в чем не бывало указал на три ключевые руны в раскладе.

– Они выпадали четырежды, я видел. И говорят они о том, что тварь ушла в свое логово.

Говорун скривил рожу:

– А тебе откуда знать? Это мое дело – чарами заниматься!

– А я и не пытаюсь. Просто однажды я прочел книгу о разных видах гадания, в том числе, там было и про руны, которыми пользуются жители Диккарии.

– Э… – Кровожадный Чтец смотрел так, словно его вдруг ни за что ни про что отходили дубинками. – Э?..

Черныш воздел глаза к небу.

– Смотри, жрец… Дорога – это значит Грендель ушел. Тю-тю… Логово – это значит, туда, где его место. Колыбель – это значит, чудовище легло спать… И ничего удивительного, учитывая, сколько Грендель сожрал мяса в последние дни…

– Э… – Говорун посмотрел на руны.

– Стоит лишь подключить логику, – добавил дроу.

– Ты прав…

– Черныш… Я слуга виконта Эпралиона, посла Тиндарии, если помнишь.

– Помню… Похоже, ты больше меня в рунах соображаешь. А что, у вас в Тиндарии много такого разного?..

– Чего?

– Этих… книг?..

– Уйма. За всю жизнь не перечитаешь.

– О! – Глазки Кровожадного Чтеца блеснули. Убедившись, что рядом никого нет, он прошептал: – Хотел бы я на это посмотреть. И, по правде говоря, читаю я с трудом. Навыка нет. Учиться здесь этому негде.

Черныш некоторое время смотрел на смущенного гиганта.

– А, так ты хочешь… Ладно, у нас в посольстве есть несколько книг, а можно привезти еще. Кстати, если мой господин осуществит свой проект «Утопия», варвары получат не только большие барыши, но и доступ к обширным знаниям других народов. Почему бы не открыть в Диккарии университет?

Последняя мысль пришла дроу экспромтом и была не такой уж и безумной.

– Ун… Чего? Что это такое? – удивился колдун.

– Место, где учатся и овладевают знаниями.

– Обалдевают?..

– Ну… и то и другое – это уже детали.

– И ты там обалдевал?

– Нет. Я занимался самообразованием.

– Понятно… – покосился на Черныша Жрец, несколько неверно истолковав это слово.

– Мы поговорим об университетах чуть позже. Со своей стороны, как советник и аналитик, помогающий Талиесину осуществлять его проекты, я обещаю тебе всяческую помощь… с книгами или еще чем, понимаешь?..

– Ага.

– А сейчас твоя помощь нужна мне. Точнее, виконту. Ты – чародей, знающий человек, который разбирается в травах, колдовстве и прочем, да?

– В общем и целом.

– Тогда у тебя должен быть способ победить морскую болезнь. Мой господин просто умирает. Если не принять мер, мы на полном серьезе его потеряем.

– Так все запущено?

– Хуже, – вздохнул дроу, машинально отмахиваясь от жреческих мух.

– Тогда… Есть у меня один рецептик, я смогу приготовить по нему отвар, но, предупреждаю, когда твой господин его выпьет, ему будет в двадцать раз хуже, чем сейчас.

– А без этого нельзя?

– После процедуры виконт забудет о морской болезни навсегда, – уверил Говорун. – Многие века бульклинги используют это снадобье. Среди нас, мореходов, все-таки рождаются слабаки, и вот с ними приходится возиться.

– Понимаю.

– Возьми пока это. Корень выворотень-травы. – Порывшись в, казалось, бездонной сумке, Говорун протянул Чернышу две загогулины. – Название страшное, но эффект обратный. Будешь давать виконту по небольшому кусочку, пускай жует и глотает. Пока я не сварю снадобье, это задержит болезнь. Смекнул?

– Да. Благодарю.

«Лучше, чем ничего», – подумал Черныш, пряча подарочек в карман.

– Значит, ты уверен в рунах? – спросил Говорун, почесывая подбородок. Смотрел он на лежащие на земле костяшки так, словно намеревался наплевать на них.

– Да. По-моему, другой трактовки и быть не может. Остается найти логово Гренделя.

– Ага, – мрачно кивнул Кровожадный Чтец. – Всего лишь…


Глава 6 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 8