home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Для экспедиции выбрали три самых больших и крепких драккара. Назывались они «Чесотка», «Увалень» и «Страдалец Фиг». Пнилл Бычье Сердце, опытный мореход, самолично облазил суда, проверяя их на прочность и соответствие стандартам бульклингов.

В целом остался доволен. Спрыгнув на влажные доски пирса, король отряхнул ладони и уткнул руки в бока, чтобы по-хозяйски оглядеться. Его шлем воинственно возвышался над головами подданных. Рога, кажется, готовы были пронзить небосвод.

Откровенно говоря, Пнилл был счастлив. Так, как не случалось ему быть счастливым все последние годы. Ведь наконец-то ему представилась уникальная возможность лично отправиться в большой военный поход, лично возглавить, как в Старые Добрые, команду отчаянных сорвиголов, готовых на все ради подвигов и славы.

Да, это было как раз то, ради чего и живет любой хрюрл. Главное, что благодаря Гренделю появился повод смыться из столицы и сбросить с себя на время королевские обязанности.

Уже сейчас, стоя на берегу Бормо-фьорда, Пнилл чувствовал, как в его голове шумят соленые ветра странствий и грохочут будущие сражения. Глаза варвара сверкали как никогда в жизни. Увидь его сам Грендель в тот миг, и он, пожалуй, подумал бы раз десять, прежде чем напасть.

– Ну? – спросил Пнилл у Ворчлюна Ухайдака, которому было поручено начать набор команды. – Накопал что-нибудь?

Королевский зять послал в мутные воды фьорда могучий плевок.

– Желающих сложить головы за Родину больше чем достаточно, – сказал варвар со здоровенным топором за спиной.

Ворчлюн тоже слышал, как ветер странствий задувает в его черепушку и тоже лопался от счастья. Ему выпало быть капитаном «Чесотки», а это ко многому обязывало.

– Они стоят в очереди от пристани до горы Погибели, что на юге от Рыгус-Крока, – добавил бывалый рубака. – Все кланы, какие только добрались сюда, выставили своих бойцов. Боюсь, всех мы не примем.

– Нам не надо всех, – сказал Бычье Сердце. – Только лучших.

– Лучших раз в двадцать больше, чем можно впихнуть даже в самый большой драккар, «Увалень».

– Тогда нужны лучшие из лучших. Пойдем, глянем, кого ты выбрал.

Во избежание толкучки и возможных боестолкновений, а также чтобы любопытные не мешали королю снаряжать экспедицию, пристань оцепили воины клана Раздеруев и отряды городской стражи. Пропускали варваров за оцепление через специальные ворота, где службу несли самые грозные костоломы, каких только могли предоставить Главный Конунг Стражей и Барас Справедливый, бургомистр Рыгус-Крока. Чуть дальше обеспечением порядка занимались чморлинги из клана Водохлебов. От оказанной им высокой чести мордовороты, вытащенные из традиционных подгорных логовищ, чувствовали себя неуверенно. Однако потому их и опасались, что не знали, чего от них ожидать.

В целом, в столице обстановка оставалась спокойной. Охраняли ее со всех возможных сторон, в море несли стражу драккары.

Большой дубовый стол поставили неподалеку от пропускного пункта. За столом сидел Бородульф Сожру Живьем в компании трех других членов Королевского Совета. Они помогали Ворчлюну выбирать лучших из лучших.

Кучка счастливчиков уже сидела в стороне, прямо на досках, и натачивала орудия убийства. Только и слышалось «шших-шших!», когда по топорам и мечам проводили точильным камнем.

Пнилл придирчиво оглядел команду. Были здесь и бульклинги, и чморлинги, из разных кланов, разных возрастов. С виду, разумеется, они создавали весьма воинственное впечатление, но что насчет реальных боевых качеств? Жаль, нет времени проверить!

Впрочем, некоторых король знал лично, и мог только похвалить Ворчлюна за выбор. Эти ребята не подведут. Для них битва – что вода морская для рыбы. То бишь дом родной. Если Гренделю придется с ними столкнуться, чудовищу не позавидуешь.

– Двадцать пять рыл, – сказал Бородульф, разглядывая тонкую деревянную табличку, покрытую воском. На ней были с грехом пополам оттиснуты руны с именами бойцов.

– А нам нужно девяносто, – сказал Бычье Сердце. – Это включая кормчих и послов. Кстати, Бородульф, как там послы?

– Шонвайн готовится. Арбар ответил, что всегда готов и покажите ему только супостата. Рээш Кальмар согласен и придет на пристань к сроку.

– А наш тиндариец?

– Отказался. Впал в ступор, словно красная девица.

Дружинники загугнили, показывая зубы в улыбках.

– Не иначе в штаны наложил, слабак, – сказал Ворчлюн. – А что с такого возьмешь?

Пнилл был единственным, кто не нашел тут ничего смешного. С прорицаниями не шутят, особенно в ситуации, когда решается судьба всего королевства.

Варвары продолжали перебрасываться шутками насчет всего тиндарийского – излюбленная все-таки тема, пока король не прекратил их болтовню и не напомнил, что времени в обрез. Затем потребовал отчета, как продвигается оснащение драккаров провизией и оружием. В частности, крепкими луками и стрелами. С этой целью перед Пниллом поставили главу оружейной гильдии Рыгус-Крока. Варвар только и ждал, когда его позовут, после чего вывалил на Бычье Сердце кучу канцелярщины. Пниллу стоило труда добиться ясного ответа. После долгих словесных баталий, лишний раз убедивших короля в том, что все торгаши чокнутые, Пнилл составил себе картину. Торговцы поставили все, что он требовал: самые прочные стрелы, самые сильные и качественные луки. Король сделал ставку на наконечники, которые используют для охоты на крупного зверя: моржа, гризли, белого медведя и морского дракона. Была даже такая экзотика, как разбрызгивающиеся наконечники, доставляющие жертве множество неудобств после знакомства с их внутренностями. В общем, в логике Пниллу никто отказать не мог, ведь если воевать с крупным зверем, то и оружие должно быть соответствующее. Помимо стрел, были заготовлены копья и гарпуны для забоя китов, а также несколько ведер убойной отравы, чтобы смазывать ею лезвия. От всего этого монстр будет явно не в восторге. Соответственно, и «персонал» для работы с этими штуковинами подбирался опытный, так что экспедиция обещала быть не столько военной, сколько охотничьей.

В общем, работа на пристани кипела. До самого вечера. К десяти часам команда была почти полностью укомплектована и наскоро протестирована самим королем. Пнилл самолично проверял способности вооружившихся деревянными топорами и киянками воителей, особенно тех, с кем не был знаком. Набив дружинникам шишек и с удовольствием получив нехилый набор собственных, Пнилл остался доволен.

«Очень недурно, – думал король. – С такими чуваками можно было бы сходить в гости к самой старухе Хель и показать ей, где раки зимуют!»

Пнилл раздал последние на сегодня указания и потопал ко дворцу. Завтра утром драккары выходят в море. Следовательно, оставшееся время следует посвятить отдыху.

Однако что делать с Талиесином Эпралионом? Ведь некомплект получается!..

Наверное, определенно может сказать только Говорун…

Кровожадный Чтец пошептал в соединенные в замок руки какую-то шаманскую дребедень. И расцепил их. На каменный пол высыпались гадальные руны.

Пнилл, наблюдавший за действиями жреца с подозрением (псих ведь – мало ли что в голову взбредет!), пересилил себя и опустился рядом на корточки. На его физиономию легли красные отсветы от огня в очаге.

В рунах он смыслил столько же, сколько в ценах на кашемир, привозимый из-за рубежа.

– Ну?

Кровожадный Чтец вышел из транса и захихикал. Похоже, эта привычка укоренялась в нем все глубже.

– Ответа ты ждешь, что с послом делать?

– Ну! Мы ж сто раз это обсуждали! – скривился Пнилл. – Он не хочет. А может, без него обойтись можно? На кой ляд нам этот задохлик болезный? Разве он может сражаться с чудовищем? Да его мышка-норушка поборет, если на узкой тропке они сойдутся!

– Нет, нет, нет! – поводил указательным пальцем Чтец у короля перед носом. – Ты не прав. Для экспедиции этой задохлик незаменим будет.

– А поточнее нельзя? – проворчал, теряя терпение, Бычье Сердце.

Говорун вздохнул, на мгновение прекратив придуриваться.

– Если бы колдовство было таким простым! Тогда… тогда бы им занимались все подряд, и оно лишилось бы статуса элитарного искусства…

Пнилл поморгал.

– Так ты чего, прикидываешься психом только?

– Ну да…

– Тьфу! – Король вложил в свой плевок немало досады. – Я ж тебя… – прибавил он, сжимая кулаки. – Я чуть сам не стал посмешищем, когда тебя выгораживал!

Жрец спокойно посмотрел в бешеные королевские глаза.

– Ну и что? Подумаешь!

– Как это? – У Пнилла отвалилась челюсть.

– Вот так! Дело пахнет жареным, король. Чувствую, заговор зреет где-то поблизости, самый настоящий.

– Против меня?

– Да. Я уже намекал тебе… – Кровожадный Чтец встал с коленей и, пройдя в угол, нацедил себе и Пниллу по кружке пива из прохладной бочки. – Кто-то направляет Гренделя. И этот кто-то попытался свести меня с ума. Он меня подловил, пока я путешествовал в поисках ответов на вопросы на просторах потусторонности.

– И?

– Я сумел отбить заклинание, которым мой враг пытался меня нейтрализовать. Оно старое и довольно сильное, и горе мне, если бы я его не знал.

– А зачем же дурочку валять?

– Я не знаю, кто дергает за ниточки в этом балаганчике, но будет лучше, если я усыплю его бдительность. Это сильный маг. Раз он сумел пробудить из спячки Гренделя, то способен на многое. Пускай лучше думает, что сумел устранить меня.

Пнилл выпил полкружки.

– Так как же я тогда уеду? А вдруг тут каша заварится без меня? Сам знаешь, есть личности, желающие видеть свое рыло на троне.

– Их немало, – кивнул Кровожадный Чтец. – Но пока это лишь смутные тени.

– Они могут стать не смутными.

– Да. Нужно как можно быстрее покончить с чудовищем. Так мы нормализуем обстановку в королевстве и устраним недовольство. Пока оно глухое, и мы смогли приглушить его. Но каждый день промедления будет увеличивать шансы заговорщиков. Для них чем хуже, тем лучше. Следовательно, нам остается только устранить сам повод для недовольства. И еще: я полагаю, те, кто устроил этот бардак, не рассчитывают, что мы вернемся из похода.

– Думаешь?

– Уверен. С другой стороны, торопить события им тоже не резон. Значит, пока у нас есть время – они станут выжидать. Параллельно распускать слушки, подстрекать народ к бунту. Благо, что в Рыгус-Кроке сейчас немало обиженных, разоренных и просто тех, кому скучно и охота поразмять косточки.

Пнилл сам нацедил себе еще пива.

– Может, тебе тогда остаться здесь? Офигильда, конечно, никому спуску не даст, но…

– Нельзя. Я думал об этом, но в борьбе с Гренделем тебе понадобится магия. Стрелы и гарпуны – хорошо. Однако этого мало.

– Кому же я тут могу доверять еще, кроме жены?

– Боюсь, таких нет, – сказал жрец. – Придется рисковать.

– Знаешь… я теперь все время думаю, – признался Бычье Сердце. – Быть королем не так и круто. Для моих мозгов иной раз сложновато. Столько всего! И – главное! – не знаешь, чем все закончится… Вон Громмучилд Твердый, помнишь? Все вроде было путем, а потом его взяли да зарубили на его собственном троне братья Мокрые. Заговор.

– Такова судьба королей, – сказал Говорун.

– Хм… А как все-таки насчет будущего? Что там руны говорят? Чем все закончится?

Жрец выдвинул нижнюю челюсть и с неприязнью поглядел на руны, разбросанные на полу.

– Боюсь, что в моем арсенале нет ничего полезного. Ни одно гадание не может показать такое отдаленное будущее. Чем больше вариантов развития событий, тем дальность предвидения сокращается. Нет, руны не дадут тебе ответа. Гадание по птицам, рыбам и призракам пещер тоже.

– А тот… обряд, старый? Я слышал… Ты сам не можешь… Как там это делается? Выход из тела и путешествие в будущее…

Говорун оскалил зубищи. Мухи, словно возмутившись, загудели.

– На одну только подготовку к такому обряду я затрачу месяц. Да, теоретически это возможно, но на практике ни один маг Диккарии к этому не прибегал. Слишком велик шанс не вернуться. А если вернешься, то можешь потерять разум навсегда, и нет гарантии, что добудешь нужный ответ на вопрос. Будущее скрывают могущественные силы, король.

– Ясно, – мрачно ответил Пнилл. – Типа, опять все на своем хребте волочи – никакой потусторонней помощи.

– Почему же никакой?.. – удивился Чтец.

– Это к слову… Так, а что там все-таки с послом? Без него нельзя, а он не соглашается. Выходит, что мешок на голову – и на драккар?

– Тоже выход.

– Серьезно? А эти… международные последствия?

– Ага… Нужно действовать тоньше. Чем-нибудь его соблазнить.

– Чем? У себя дома он богач, каждый день – ванна, дорогие вина, еда с серебра да золота. Опять же, бабы такие, которых у нас днем с огнем… ну, ты понял, с аристократками тут некоторая напряженка. Что же ему предложить?

Кровожадный Чтец ковырялся кочергой в углях.

– Насколько я помню, Талиесин задумал какой-то проект. Коммерческий. И активно ведет переговоры с купцами и цеховыми. Сначала якобы ему пришло в голову благоустроить Посольскую Слободу, затем, говорят, его мечты отправились в свободный полет. Тиндариец учредил ОАО «Утопия». И, по всей вероятности, если я хоть что-нибудь смыслю в этом, ему потребуется королевская поддержка.

– Моя?

– Пообещай ему помочь во всех этих инициативах… И наш болезный дружок будет просто счастлив.

– А это идея! Хорошо, завтра утром пошлю ему письмо. – Пнилл собрался уходить и уже добрался до двери. – Слушай, а ты так и не знаешь, кто именно плетет против меня интриги?

– Нет. Лик сокрыт его.

– Чего ожидать?

– Самого худшего.

– Понятно. Ну, так не впервой…


Глава 11 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 2