home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

В комнате было примерно как в бане. Жарища. Но воняло словно на кладбище носорогов, где одновременно умерло сотни три животных.

Войдя в дверь и стукнувшись о притолоку, Пнилл Бычье Сердце выругался. Нет, стукаться ему не впервой, просто иногда вонь Кровожадного Чтеца и его, терпеливого и не брезгливого, просто убивала.

Источник амбре сидел на низком табурете возле ложа, а на ложе, замотанное сверху донизу в полотняные бинты, лежал раненый бульклинг. От него остался только рот для вливания лекарственных снадобий и изречения нужных перлов. Пока, правда, бедолага сообщил Говоруну немного. Состояние его оставляло желать лучшего.

Король Диккарии подошел и сунул большие пальцы больших рук за ремень.

– Ну? Как делишки, Говорун?

– Я влил в него самые сильные снадобья, какие есть в моем арсенале, – сказал жрец, над головой которого вились его любимые мухи. – Почистил раны, зашил. Дал ему рунические чары Прикосновений Призраков Крови. Лучше для заживления ничего нет.

– И?

– Будем ждать, – сказала Говорун. – Не меньше двух дней понадобится, пока он сможет адекватно воспринимать действительность.

– Я не могу ждать! – Пнилл ударил правым кулаком в левую ладонь. – Город и так кипит. Вести распространяются как чума. Народ будет требовать ответа – и я, король, обязан что-то сказать родичам!

Кровожадный Чтец ухмыльнулся:

– Не стоит спешить. В такой ситуации можно наделать столько ошибок, что век не отмоешься, король. Ты должен быть осторожен.

Бычье Сердце фыркнул, как бык, и сел в углу.

– Значит, он ничего путного до сих пор не сказал? Даже имени своего?

– Это – Грыздол Верный Глаз из клана Мясоедов.

– Грыздол! Проклятье, я помню его! Какая сволочь сделала с ним такое… я и не узнал! – От могучего рева Пнилла добротный потолок и дубовые балки задрожали.

Вообще, многое из того, с чем имел дело король, проявляло склонность к дрожи. Таким уж богатырем уродился очередной правитель Диккарии. Ходили легенды, что, будучи трех лет отроду, он своим нечаянным чихом отправил к праотцам морского дракона, который на свою беду вылез на пляж закусить карапузом. И дракон тот, по мнению специалистов по фольклору, был не из маленьких, даже не из средних.

Чтец покачал головой. Ее занимали думы одна пессимистичнее другой.

– Послушай, король, – сказал Говорун замогильным голосом, каким обыкновенно сообщают страшные новости. – Ты знаешь меня. Я слов на ветер не бросаю и, наверное, уже не единожды доказал свою полезность. Иначе ты бы не держал меня во дворце. Советы, которые я даю тебе, принесли ли вред нашему королевству?

– Э… Нет.

– Я дам тебе еще один.

– Ну! Не тяни дракона за хвост! – взмолился Пнилл, потрясая кулаками. – Почему у вас, колдунов, такая привычка – доводить всех до белого каления? Нет чтоб сразу сказать, а то напустит тумана, накрутит!..

Говорун кашлянул.

– Ну… это профессиональное… Не обращай внимания, король. Так вот, мой тебе совет: крепись и будь готов к испытаниям. Мы стоим на пороге страшных времен, где балом правит смута. Черная рука тянется к тебе из тумана неизвестности, ибо есть сила, которая хочет уничтожить тебя…

– Погоди, погоди, погоди! Давай сначала. Что там про страшные времена? – Пнилл уставился на вонючего жреца.

– Все во мне вопит, – сказал тот.

– Вопит?

– Именно! А я знаю, что если такое происходит, жди беды! – Кровожадный Чтец сверкнул очами.

– Ну, ладно, куда ж без испытаний. Мы привычные, – сказал король, не особенно напуганный, – но при чем тут Грыздол?

– А при том… Дело не в Грыздоле. То, что убило Обрезая Хромого и его дружину, на этом не успокоится. Древнее зло вышло из-под земли и с каждым днем становится сильнее. Голод его растет после каждой новой жертвы. И…

– Чего?

– Я не знаю, какова его конечная цель, – сказал жрец.

– Сожрать и меня тоже? – подсказал Пнилл.

– Как минимум.

Король сжал виски кулаками, прошелся от стены до двери, а потом сел на дубовую колоду, игравшую роль стула.

– Это что ж получается, Говорун? По моим владениям, то бишь по Диккарии, разгуливает какая-то тварь и жрет людей?

– Так. И мы еще не знаем, как давно она появилась и где именно. А также где сейчас.

– Но… – Пнилл уставился в пространство. Королевские извилины работали на всю мощь, но что-то не очень продуктивно. – Это же плохо!

– Плохо, король, а будет еще хуже. Грыздол – предупреждение тебе. – Чтец ткнул пальцем в замотанную бинтами фигуру на ложе, которая вовсю пускала пузыри.

– Думаешь?

– Я уверен. Моя интуиция никогда не подводит меня.

– Проклятье! – С помощью кулака, способного пробивать каменные стены, Пнилл проверил на прочность свое колено. Колено с честью выдержало испытание.

– Что-то пытается запугать твоих подданных, посеять недовольство, выставить тебя виновником бед. Я уверен, что в скором времени мы получим еще несколько знаков…

– Знаков чего?

Говорун встал во весь свой немалый рост.

– Как я уже сказал, близятся страшные времена. Наша задача – не дать им собрать новую кровавую жатву.

Пнилл несколько минут бушевал, обещая всем виновникам этой катавасии, всем недоноскам и наглецам свернуть шеи или размазать по стенке. Жрец спокойно наблюдал за тем, как монарх мечется по комнате, словно саблезубый тигр в клетке. Наконец Бычье Сердце выдохся.

– Что ты предлагаешь, Говорун? Пропади я пропадом, если собираюсь сидеть сложа руки!

– Мы и не будем сидеть. Сегодня же я проведу ритуал, и он позволит мне приоткрыть завесу тайны. Обращусь к силам бестелесным, к духам всевидящим, к существам без имени, что обитают в глубоких колодцах мира за чертой…

– Вот именно! Обратись! И спроси: какого лешего? – Король целиком одобрил эту идею. – Я должен положить этому конец… Подумай, Говорун, а вдруг это чудовище, или кто там еще, двинется к столице? Тут такое начнется! А сейчас мы даже не знаем, где оно околачивается и где нанесет следующий удар… Эх, надо бы разнести предупреждение по землям. Точно, я этим займусь.

– И еще надо созвать Королевский Совет.

– Ты прав! Так… Так… Когда ты хочешь спрашивать чего-то там у духов в колодцах и без имени?

– Сегодня. На подготовку уйдет пара часов, и я сразу приступлю. Как только я выйду из своей комнаты, никто не должен меня беспокоить.

– Не вопрос, – согласился Бычье Сердце. – И сколько тебе надо будет времени, чтобы получить сведения?

– Утром я буду готов ответить. Если только получится.

– А может не получиться?

– Ступив на территорию тени, ни один ведун не может дать гарантии, что сумеет выжить. А мне потребует прошагать самыми опасными тропами.

Пнилл выпучил глаза и посмотрел на вонючего с натуральным восхищением.

– Опасная у тебя работенка, брат. По мне, так лучше всю жизнь махать секирой, чем ходить по этим твоим тропам.

– В том призвание мое, – заскромничал Чтец. – К тому же, если я прав, некие силы попытаются мне помешать.

– Какие?

– Потусторонние. Есть версия, что чудовище появилось не само, а кто-то помог ему проснуться от спячки. И исподволь направляет… Помнишь сегодняшний туман, король?

– Еще бы! Да в жизни такого не видел!

– Это магия. Я понял это, как только увидел, но он рассеялся до того, как мне удалось завершить некие манипуляции. След потерялся. Туман и чары, вызывающие сон – вот что наслала на Рыгус-Крок незримая рука. Колдовство. Причем сильное.

– А ты сможешь с ним справиться?

– Не знаю. Для этого и провожу обряд. Мне нужно увидеть врага или хотя бы его тень, и тогда я смогу оценить наши шансы.

– Ты истинный патриот Диккарии! – Пнилл похлопал Говоруна по плечу. – Молодец… Так и запишем. Ты производишь разведку, утром докладываешь мне, после чего мы собираем Совет. Пока с теми, кто есть, остальные пускай подтягиваются – я разошлю гонцов. И смотри там в свои колодцы внимательно, жрец, и если что, не церемонься – сразу в лоб!

– Постараюсь, король. – Кровожадный Чтец смотрел в пустоту мистическими глазами, словно уже начал прозревать истину, пронзая в своем стремительном полете иные сферы и миры. – Теперь это дело принципа. Кто-то бросил мне вызов, а Говорун привык отвечать.

– Да! Зададим им жару! – Пнилл поискал глазами, что бы такое сломать, дабы продемонстрировать свою решимость. Ничего подходящего не нашлось – не долбить же стены!

Взгляд короля упал на забинтованного моряка.

Нет, бедняге и так досталось: дробящего кости апперкота он не выдержит.

– Мне нужно идти. Готовиться к обряду.

– Ага! А мне написать кучу посланий!

Варвары собирались уже, выставив косяк, одновременно протиснуться в двери, как Грыздол Верный Глаз захрипел, как закипающий чайник.

Король и жрец обернулись к нему.

– Тьма движется! Глаза! О, какие у него глаза… Нас ждали… Ловушка…

Говорун добежал до ложа и склонился над раненым:

– Что ты помнишь? Говори, Грыздол, заклинаю тебя морскими духами!

– Ловушка!.. – выдал дружинник, плюясь.

– Ты видел? Ты помнишь чудовище?

– Да… – Правая рука Грыздола чертила в воздухе абстрактные фигуры. – Огромный… выше горы… с клыков кровь… слюна…

Заглядывая Говоруну через плечо, Пнилл выругался.

– Мы пытались убить его, навалились всей кучей… – старался раненый. – Сам Обрезай вел нас в атаку… Но чудовище не дало нам высадиться на берег…

– Где это было? – прошипел Кровожадный Чтец.

– Мыс Селедок. Как только мы подошли к нему, монстр вылез из-за скал…

– Дело дрянь, – прокомментировал король.

– Мы не могли драться на суше… а он нас просто ел… Ел и ел, пока…

На этом сбивчивая исповедь воителя закончилась. Бульклинг потерял сознание. Говорун пощупал его пульс и сказал, что сегодня от бедняги мало толку.

– Зато мы знаем, где это произошло. Мыс Селедок, – добавил жрец.

– Мыс Селедок… Земля на границе кланов Почесунов и Кусак.

– День пути от Рыгус-Крока, если на веслах и нажимать изо всех сил, – заметил вонючий. – Чудовище близко.

Пнилл состроил воинственную морду. В его жилах взыграла горячая кровь, напомнившая, что кое-кто давно уже не участвовал в приличной резне. Может, пора уже почувствовать, как под ногами качается скользкая от крови палуба и ветер ревет в парусах?

Сердце варвара заколотилось как бешеное. Даже авторитетное мнение бульклинга, что чудовище выше горы, его нисколько не смутило.

Ну и что? И не таких уделывали. Размер, как явствовало из собственного опыта Пнилла, значения не имеет.

– Что будем делать? – спросил Говорун.

– Следуем нашему плану, – ответил король, в черепушке которого уже зрело некое судьбоносное решение.

Выбрали его главным варваром в Диккарии не за красивые глазки. Пнилл всегда был лучшим воином и не раз доказывал это на ристалищах и в битвах. Не менее значим он был и как политик, умеющий находить с кланами общий язык. В его правление еще не случалось ничего из ряда вон выходящего. Чморлинги и бульклинги, обожающие иной раз пустить друг другу кровь, ни разу при Пнилле даже по-настоящему не подрались. Потасовки на пьянках, разумеется, не в счет.

И сейчас судьба бросала Пниллу вызов – слишком, видать, мирным и гармоничным было его правление, чтобы продолжаться долго.

Настало время вновь доказать, что он может быть королем. Имеет право.

Варвары прислушались: не гудят ли торжественные рога, сзывающие на Варвар-Ог?..

Вроде нет.

– Время дорого! Дерзай, колдун! – Король подарил Говоруну пылающий взор и вышел из комнаты.

Прорва дел!

Кровожадный Чтец вздохнул, вспоминая, сколько всего предстоит, а свита мух, движущихся вокруг его головы по эллиптическим орбитам, возбужденно загудела.

– Диккария в опасности, друзья мои, – сказал он своим крылатым друзьям. – Нам нужно засучить рукава.

С этими словами Говорун шагнул за порог и помчался навстречу великим делам.


Глава 7 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 9