home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

О том, что в гомонящую на пристани толпу затесался и Черныш, не знал никто, кроме самого Черныша.

Словно разведчик, с половины шестого утра дроу исследовал повседневную жизнь дикарей, и чувствовал все возрастающий аппетит к естествоиспытательству.

И надо же такому произойти – такой случай!

Столь ценного материала для своих «Физиологических очерков» он и вообразить себе не мог, поэтому слушал, запоминал, мотал на ус.

На его глазах, хотя дроу сам того не понимал, вершилась история…

…А начиналось все так. Еще накануне запланировав свою первую «шпионскую» вылазку в город, Черныш проснулся ни свет ни заря, привел себя в порядок, оставил завтрак и записку для господина на столике и вышел из посольства.

И тут же влип в непроглядный туман – и едва не потерялся в десяти шагах от ворот Слободы.

Вот уж странно так странно!

Остановился дроу и задумался. Мысль его, не в пример некоторым быстрая, острая и юркая, начала работать. И доработалась до осознания того, что, невзирая на погодный феномен, отказываться от миссии нельзя. Невозможно.

Тумана, в конце концов, Черныш не видел? Да было дело. В провинции Киэн, что находилась на юго-востоке Тиндарии и где большую часть населения составляли темные эльфы, туманы не такая уж редкость. Хорошо, хорошо! Густых и белых, как сметана, Черныш ни разу не видел. И что с того?

Положась на инстинкт, дроу зашагал дальше. Прикосновение Тайны тревожило его пытливый ум.

Через тридцать минут Черныш понял, что все-таки заблудился. Он точно знал, что прошел через Старый Город, умудрившись не утонуть в очередной луже, больше напоминающей озеро, а потом свернул налево. Старый Город кончился, началось что-то другое. Но что?

Попытка выбраться из двусмысленного положения привела его в чей-то двор, где на цепи сидел небольшой, но весьма злобный дракон.

Из-за скверной видимости дроу сумел подобраться к нему вплотную и понял, что сейчас получит ощутимый укус, только тогда, когда драконьи челюсти раскрылись во всю ширь.

Дроу спасла реакция, легкие ноги и полнейшее отсутствие лишнего веса. Дракону не хватило секунды. Черныш сделал стремительный прыжок вверх – еще до того, как мозг осознал, что творит тело, – и очутился на краю крыши.

Там он замахал руками, сражаясь за равновесие, и победил. А внизу злой дракончик щелкал зубами и гремел цепью, досадуя на собственную неловкость.

Черныш отдышался и пришел к выводу, что куда-то идти все равно нужно.

И пошел, рискуя ежесекундно грохнуться с крыши и свернуть себе что-либо жизненно важное. Сказать точнее, он пополз. Опять же в целях безопасности. Только на четвереньках ему удавалось видеть то, на что он ступает всеми четырьмя конечностями.

Однако и это не уберегло Черныша от конфуза. Крыша неожиданно кончилась. Дроу и вскрикнуть не успел, как пробил спиной ветхое покрытие курятника и очутился во взбудораженном пернатом царстве.

Хозяйка дома, существо хотя и женского пола, но страшное и не сулящее залетным эльфам ничего хорошего, выскочила из дверей и помчалась через двор.

Вооружена она была половником невероятной для цивилизованного мира величины.

Туман дал Чернышу выиграть время. Хозяйка со всего маху врезалась в колодец, породив небольшое землетрясение, и на несколько мгновений выбыла из процесса.

Воспользовавшись этим, дроу вылетел из курятника. Несся он большими прыжками, словно громадный петух-мутант, а позади него наблюдались явления хаотические. В них темный эльф разбираться не имел ни малейшего желания. Перескакивая через заборы, Черныш каким-то чудом умудрился больше ни во что не вляпаться. Это, конечно, если не считать грязи, навоза и чего-то, с природой которого бедолага был незнаком.

Но все-таки ему повезло. Перескочив через новый забор, преследуемый котом с одним глазом, Черныш очутился на улице. Что за улица и где она находилась, никто ему объяснить не мог: вокруг не было ни души. Эту странность он отметил давно. Из-за тумана Рыгус-Крок словно вымер.

Дроу нашел более-менее чистый проулок и затаился в нем, чтобы проанализировать последние события. Кроме катавасии с драконом, ничто больше не нарушало зловещей тишины, и у дроу мурашки бежали по спине. Ища разумное объяснение тому, что видит, и снимая с себя куриные перья, Черныш так ничего и не понял.

Виноват был, безусловно, дефицит данных. Устранить проблему можно было только одним способом: идти дальше.

И дроу пошел, крайне медленно, буквально прощупывая дорогу ногами. Было жарко и нечем дышать. Вонь, обычная для столицы Диккарии, только усугубляла положение.

Долго ли, коротко, но дроу добрался до окрестностей порта. Произошло это случайно – Черныш сделал поворот, чтобы не искупаться в одной луже, но свалился в другую и завыл, словно сгорающий феникс.

Расстроившись до невозможности, он прыгнул в произвольном направлении. Это и решило дело. Двигаясь назло обстоятельствам (все равно ведь заплутал), Черныш вскоре услышал слабый плеск воды и аромат гниющих органических останков. А потом и голоса. Их становилось все больше.

Сидящий в очередной засаде Черныш слышал, как переговариваются горожане. Обсуждали туман, зловещие знамения и быстро расползающиеся слухи о черном колдовстве. Однако пока мало кто знал, что и где случилось. Какой-то неведомый инстинкт тянул ротозеев к причалу.

Туман рассеивался.

Черныш выбрался наружу и влился в колонну зевак, шествующую в сторону нечистых вод Бормо-фьорда. Манифестация со стороны выглядела довольно грозно.

Помимо собственно варваров, Черныш заметил тут людей, гномов, орков и эльфов – из той странствующей братии, что ненадолго остановилась в столице Диккарии по некой надобности. Поэтому дроу не чувствовал себя белой вороной. Скорее, очень грязной, однако это как раз и не выделяло его из массы.

Протиснуться к переднему краю событий оказалось не так-то легко. Варвары и все прочие стояли плотными рядами. Черныш немного попрыгал, стараясь разглядеть хоть что-нибудь впереди, но понял, что от этого толку мало. Нужно было искать другой путь – и нашелся он вскорости. Распихивая ротозеев, к месту происшествия прибыл бургомистр со свитой. Пользуясь естественным волнением в толпе, дроу проскользнул в первую попавшуюся брешь и добрался до пирамиды пустых бочек, что высилась возле столба. Ее уже облюбовали местные подростки, но Чернышу удалось-таки отвоевать себе местечко.

«Отличный вид, – подумал дроу, – посмотрим!»

«Ну и ну…» – добавил он мысленно через минуту, глядя на пустой драккар, врезавшийся в пирс.

Глаза Черныша выкатились на лоб – до того леденящей кровь была картинка.

А стихийно образовавшая комиссия по расследованию уже успела сунуть нос в корабль и нашла среди обломков оружия, скамей и обрывков кланового имущества одного живого. Не замеченный раньше и погребенный под хламом, раненый дружинник не мог даже подать сигнал бедствия.

Когда бургомистр Рыгус-Крока Барас Справедливый склонил над бульклингом свое монументальное лицо, тот назвал его мамулечкой.

– Что он помнит? Что знает? – прорычал бургомистр, нервно переминаясь с ноги на ногу.

Хотя туман рассеялся и выглянуло солнце, он чувствовал себя не слишком уютно рядом с окровавленным драккаром.

Эшвах Разумник, сидевший на корточках возле раненого моряка, повернул голову.

– Сейчас рано спрашивать, – сказал помощник градоначальника. – Ему нужен лекарь, иначе кранты. Кто-то хорошо обработал бедолагу.

Результат такой обработки видели все. Одежда бульклинга и кольчуга превратились в тряпки, покрытые запекшейся кровью и лоскутами кожи. Чья-то здоровенная длань (с когтями-бритвами) прошлась по туловищу наискосок, оставив в плоти три глубоких борозды. Края борозд светились вывернувшимся желтоватым жиром.

И тут толпа, у которой сдали нервы, начала голосить:

– Зло витает здесь!

– Страх и ужас близится!

– Все, нам каюк!

– Зло! Чур меня!

– Братья, спасайся, кто может!

– Правильно! Город проклят!

– О боги, дайте сил!

Барас сжал громадные кулаки и повернулся к ротозеям:

– А ну, всем молчать! – Когда-то он был кормчим на драккаре и отлично натренировал глотку в борьбе с грохотом, что порождает ураган.

Жизненный и управленческий опыт бургомистра показывал, что иногда умение повергать толпу своим ревом на колени очень полезно.

Правда, на колени суеверные туземцы не упали, но уши им прижать пришлось. Пряча глаза, варвары в передних рядах смущенно шаркали ножками. Другие делали вид, что любуются чайками, хотя тех видно не было – птицы не отошли от колдовства, коим угостила их злая Дрянелла, и до сей поры валялись в полуобмороке. Гости столицы пытались показать, что их тут нет вовсе. Короче, не было в окрестностях живого существа, на которого бы не подействовал голос Справедливого.

– Не потерплю беспорядка! – Барас воздел к небу кулак. – Вы что, драккаров не видели никогда, болваны? Все немедленно заткнулись, иначе кое-кому придется отвечать за препятствование в работе городской управы. Я лично упрячу смутьяна в холодную! Ясно?

Разношерстный народ безмолвствовал. Даже подростки, не способные и пяти минут держать рот на замке, предпочли не испытывать судьбу.

– Он умирает, – заметил Эшвах, прерывая идиллию. – Если не поторопимся, уже никогда не узнаем, что случилось…

Бургомистр потер нос в поисках удачных мыслей. Конечно, раненому нужен был костоправ, вот только где его взять? Порой Справедливый ужасно тупил – и чем больше народа смотрело на него в этот момент, тем мыслительный процесс сильнее буксовал.

– Ну, граждане дорогие, расступись!

Голос Пнилла Бычье Сердце пролетел над головами, и те сразу принялись вращаться. Ну вот, сам король пожаловал, значит, теперь можно не бояться. Пнилл устоит против любой холеры, если та вздумает выкобениваться. Не зря ведь выбирали.

Облегченно вздохнул и Барас – он заметил в свите короля Говоруна Кровожадного Чтеца. Уж кто-кто, а врачевать вонючий умел.

– Что происходит? Город на ушах! – Король, возвышаясь над всеми присутствующими громадными рогами на шлеме, уткнул руки в бока. И ноги по-хозяйски расставил, отчего Барас Справедливый стал куда меньше ростом.

Пришлось бургомистру ввести короля в курс дела. Эшвах добавил кое-какие детали.

– Ага! – Пнилл суровым взглядом оглядел окровавленный драккар, а потом без лишних церемоний забрался в него. – Ты смотри! Охренеть! Это чьи коготки тут поработали?

Король производил обыск корабля энергично и ухал, словно гигантский филин.

– Кто же это, бердыш ему в брюхо, сотворил?

– Морской дракон? – предположил Барас.

Пнилл удивленно выпучил глаза:

– Ты чего? Сам полжизни проплавал, а не знаешь, как морские драконы охотятся? Если большие, то переворачивают драккар и уже хавают моряков в воде. А если силенок недостает, то выдергивают жрачку прямо с палубы и утаскивают на дно. И никакой морской дракон не будет сидеть тут и пировать, ожидая, когда его разрубят на кусочки! – Король взмахнул рукой с зажатой в ней обглоданной костью. – И у них нет таких здоровенных когтей! – Пнилл кивнул на явственную отметину в деревянном борту. Две борозды длиной в метр.

Раненый бульклинг завыл. Говорун впустил в него мощный заряд исцеляющих чар, от которых бедняга аж подпрыгнул. Боль заставила его открыть глаза.

– Монстр! Монстр! Спасайтесь! Он… всех… нас…

– Чшшш! – Кровожадный Чтец положил ладонь на лоб моряка и прочел заговор.

Раненый живенько потерял сознание, после чего все уставились на Говоруна.

– Жить будет.

– Нам нужно знать, что он помнит, – сказал Пнилл. – Я не позволю, чтобы какой-то сраный монстр разгуливал по Диккарии и жрал моих соплеменников! А ну, вы, двое! – Король поманил пальцем двух впавших в транс чиновников городской управы, что пришли вместе с Барасом. – Берите его и несите ко мне во дворец! Возражения не принимаются. Отрабатывайте жалованье, дармоеды!

Громадные чинуши очнулись – все-таки Пнилл приказывает. За руки за ноги взяли они раненого и потащили в указанном направлении.

– Говорун, ты понял, да? – Бычье Сердце посмотрел прямо на жреца. – Дознайся. И… если он умрет, а даже если и нет… В общем, мне нужны твои руны. Нужно знать… печенкой чую, в Диккарии назревает какая-то дрянь!

Кровожадный Чтец колыхнул одеяниями, распространив еще одну волну вони по окрестностям, и заверил короля, что сделает все от него зависящее. А зависит от него многое .

На этом мистический варвар откланялся и широким шагом прошествовал во дворец.

– Итак, Барас, – сказал Пнилл, – мы должны навести тут порядок. Драккар – убрать. Пирс починить, в городе следить за порядком. Волнения нам ни к чему. Обо всем докладывай мне лично, причем каждые два часа!

Барас Справедливый мрачно подумал, что теперь-то покоя не жди.

Вот все было прекрасно в его владениях, и тут нате – кушайте!

И кто, спрашивается, во всем этом виноват? Чьи козни? Может, правы ротозеи, говорящие чего-то там о Зле, Ужасе и Страхе?

Пойди разбери!..

Бургомистр мигнул, заметив, что Бычье Сердце смотрит на него и ждет немедленного ответа.

– Все будет по вашему приказу, – сказал он. – Мы… э-э… мы выведем всех на чистую воду…

Никого, конечно, Барас никуда выводить не собирался, просто почувствовал, что нужно добавить что-нибудь героическое, внушительное.

Пнилл ткнул его пальцем в грудь:

– Это правильно. Так держать.

Чтобы больше не чесать языком, а посвятить время чему-то полезному и государственному, Бычье Сердце решил свалить из порта. В конце концов, он еще даже не завтракал, а потому на голодную башку думалось плохо. Намеренный исправить недоразумение как можно скорее, Пнилл зашагал прочь. Гвардейцы и несколько человек из свиты пристроились сзади, образовав довольно длинный хвост.

Толпа молча провожала короля сотнями глаз, а когда Пнилл скрылся из виду, стражники по сигналу Бараса начали зачистку причала.

– Валите! Валите! Нечего тут делать! Проводится расследование! Кто будет мешать, отправится под арест! – зарычал бургомистр. – Кто хочет?

Желающих не нашлось. Уже через три минуты причал был пуст – за исключением главного распорядителя, в ведении которого находились все хозяйственные вопросы. Чувство долга просто не позволило хромому экс-моряку дать деру вместе со всеми.

– О! – обрадовался Справедливый. – Ты-то мне и нужен!


Глава 5 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 7