home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Следующее утро выдалось туманным: Рыгус-Крок утонул в сырой молочной массе, что покрыла Бормо-фьорд и его окрестности.

Сопровождала это обычное на первый взгляд природное явление тишина . И не просто какая-нибудь рядовая, а самая что ни на есть зловещая. Столица стала напоминать кладбище. Даже самые безбашенные варвары, которые просто не в состоянии не бузить сутки напролет, отсиживались по углам и не могли понять, что происходит. Собаки заткнулись. Кошки, которых еще не употребили в пищу беднейшие слои городского населения, предпочитали никому не напоминать о своем существовании.

Те, кто еще спал, видели тревожные сны. Те, кто проснулся, чего-то ждали. На улицу почти никто не выходил, а смельчаки отмечали необычную густоту тумана – вытянутую руку разглядеть было невозможно. И мчались интересоваться у старожилов, когда в последний раз такое было. Оказалось, никогда, во всяком случае, на памяти выживших из ума старых пней.

Город замер.

Ветра не было, море не давало о себе знать даже самым тихим деликатным плеском. От чаек не осталось и следа, словно вся эта наглая пернатая свора взяла да вдруг двинула ласты.

Только два варвара во всем Рыгус-Кроке свободно расхаживали в тумане.

Как только рассвет начал подползать к морю, они поднялись со своих дырявых и вшивых соломенных тюфяков и пошли на работу.

Сколько себя помнили, Начхал и Мухал работали грузчиками в порту. Для какого-либо другого занятия у парочки просто не хватало извилин, но, как часто в подобных случаях бывает, физическая сила переливалась через край. А что еще надо настоящим портовым ребятам? Занимаешься любимым делом, по вечерам щупаешь женский пол, пьешь самогонку на мухоморах или дерешься.

Начхал и Мухал считались лучшими мордобойщиками в Бормо-фьорде и ходили у местного населения в фаворитах. Оттого собственные морды их были, мягко говоря, далеки даже от варварского стандарта. Начхал и Мухал стояли на втором месте после Хряся Большестрашного по уровню уродства, но, в отличие от вождя Водохлебов, они не родились такими, а стали в результате многих лет общения с чужими кулаками.

Звезд с неба приятели не хватали, а потому не брезговали и грязной работой. Уборкой причалов, например. Приработок все-таки.

Положив на плечи по здоровенной метле, Начхал и Мухал и топали по деревянному настилу.

Вдруг Начхал остановился. Только сейчас до него дошло: что-то не так.

– Слышь, того… – сказал он.

– Ась?

Мухал успел отойти на три шага, и его не стало видно в тумане.

– Чего? Того… – Начхал почесал репу. – Смотри!

– Смотрю. Это туман, что ли? – Мухал подошел к приятелю.

Тот проявился из дымки, словно призрак.

– Ага. Он. И тихо. Чаек нет. Вообще никого!

Мухал принялся думать. Заключалось это в том, что красавчик пытался вспомнить какие-нибудь слова, которые бы подходили под описание увиденного.

На варвара было жалко смотреть. Бедолага занимался тем, для чего явно не родился.

– Не помню, чтобы так, а ты? – спросил Начхал, ища глазами, кому бы дать в челюсть. Многие жизненные проблемы (если не большинство) он привык решать именно таким способом.

– Тоже не помню, – поскребся в заднем месте Мухал. – И чего делать?

Обзор окрестностей ничего не давал – их попросту не было.

Вообще, любое другое существо, с более тонкой душевной организацией, давно бы поддалось панике и начало вопить, рисуя в воображении всякие ужасы, но амбалы были не из таких.

– Пошли к пирсу, посмотрим, – предложил Начхал.

И они пошли, топая по старым доскам. Звука, правда, почти не было. Густой, как воск, туман пожирал его моментально.

Шли варвары уверенно, ибо дорогу к каждому пирсу знали назубок и могли найти его с закрытыми глазами. Сейчас это умение пригодилось.

– Чего ж творится-то? – пробормотал Мухал, когда длинный деревянный язык пирса, по которому они шли, закончился. – Где все?

Некоторое время понадобилось им, чтобы вспомнить вчерашние события. Были они самыми обыденными, ничего выдающегося. Приходили и уходили драккары – боевые или торговые. Шла себе погрузка-выгрузка своим чередом… Хм. В чем же тогда дело? Туман, выходит, виноват?

К такому выводу варвары пришли после недолгого совещания.

Мухал опустился на карачки, чувствуя ладонями влажные доски пирса, и посмотрел вниз, за край. Вода никуда не делась. Как ей и положено, она плескалась у покрытой мхом опоры, и на ее поверхности покачивалась вонючая пленка мусора и гниющих рыбьих останков.

Варвар добавил ко всему этому свой плевок.

– И бригадир куда-то делся, – заметил Начхал, вглядываясь в туманную дымку.

– Колдовство!

Мухал выпрямился и состроил страшную морду.

– Это еще откуда? – спросил Начхал, когда приятель вытащил из-под рубахи несколько защитных оберегов на веревочках и перещупал их по очереди.

Духи-защитники должны были в этот момент приступить к работе, отгоняя злые влияния от хозяина, и, возможно, так и сделали. Во всяком случае, в тот день с Мухалом и Начкахом ничего не случилось.

– А откуда колдовство приходит? – спросил Мухал.

– Откуда мне знать? Я – не колдун.

Вообще-то, Мухал тоже не знал, откуда приходит колдовство – надеялся, что коллега скажет. В результате осталось только озадаченно сопеть в обе ноздри.

В общем, никаких потрясающих логикой и здравомыслием выводов не последовало.

– Погодь! – вдруг поднял руку Начхал, обладающий более острым слухом. По ушам ему били изрядно, но не все данное природой он успел растерять. – Корабль! Приближается!

Варвары застыли на месте, водя ушными раковинами. И хотя туман воровал звуки, грузчикам удалось уловить характерный плеск воды у ватерлинии. Кто-то шел под парусом, не используя весла. Не просто шел, а двигался к причалу на всех, что называется, парах, и не дул в рожок, как это установлено правилами.

Что оставалось делать доблестным грузчикам? А ничего. Стоять и тупо пялиться в туман, к чему у обоих обнаружился явный талант.

А неизвестный корабль, который мог вполне быть и привидением, тем временем приближался. Было слышно теперь даже, как потрескивает его корпус.

– Смотри! – промычал Мухал, указывая перед собой.

Начхал посмотрел. Прямо на них из тумана надвигалось больше размытое пятно. Оно росло и приобретало четкость, пока людям не стало ясно, что это и есть драккар, который они ждали. Ну, не то чтобы ждали, но все-таки.

– Ы! – только и сказал Начхал.

На ринге он обладал неплохой реакцией, но тут просто стормозил. Понял, что корабль, идущий на большой скорости, сейчас врежется в пирс, но ноги так и приросли к настилу.

Мухал тоже осознал угрозу. И тоже прилип к месту.

Продолжалось это, впрочем, недолго. Судно и не думало предпринимать меры к экстренному торможению и протаранило пирс. Раздался оглушительный треск. Удар носовой частью прямо в то место, где стояли грузчики, оказался весьма сильным.

Настил ушел у варваров из-под ног, и оба они высоко взлетели над грязными водами фьорда. Бултых! Некоторое время оба ничего не видели и не слышали. Барахтанье заняло значительную часть времени, и тут было не до формальностей. Периодически выныривая, грузчики оглашали туман ругательствами, но тот и не думал рассеиваться. Собака подлая!

Так успел подумать о нем Мухал и понял, что как последний болван идет ко дну. Чья-то лапа схватила его за шиворот и потянула наверх. Лапа принадлежала Начхалу, за что ему можно было только сказать спасибо.

Мухал ругнулся. Вскоре он уже лежал на досках пирса и разевал рот, глотая воздух.

– Где корабль?

Начхал, мокрый, указал в сторону моря.

Драккар остановился. Протаранив пирс, он снес половину его и увяз в торчащих вкривь и вкось досках и опорах. Были хорошо видны боевые щиты по бортам, поднятый парус. Весел варвары не заметили – равно и следов команды.

По опыту грузчики знали, что как только драккар причаливает, начинается шурум-бурум. Мореплаватели сразу принимаются орать, дуть в рога и свистульки, ругаться, требовать выпивки и жратвы. Все вокруг них приходит в движение. Сходят воители – особенно, если они только что из удачного военного похода – на берег с таким видом, словно весь Рыгус-Крок должен им денег и долг этот они истребуют сполна. В общем, спасайся кто может.

А тут – тишина гробовая. Эхо столкновения давно умерло. Драккар, мертвый и пустой, слегка покачивался на грязный волнах.

– Чего делать будем? – спросил Мухал, ткнув приятеля локтем.

– А я знаю? Может, посмотрим?

– Ага.

Они сдвинулись с места не без боязни. Дело было явно нечисто, и, скорее всего, без колдовства и всякого такого не обошлось. Поэтому, хоть и движимые любопытством, грузчики шли осторожно, так, чтобы в любой момент навострить лыжи.

– Кровью пахнет, – сообщил шепотом Мухал. – Как пить дать.

В сыром воздухе, оседающем влагой на лицах варваров, действительно висело нечто такое. Кровавое. Спутать этот запах с чем-то другим было сложно.

Грузчики подобрались к самому кораблю. Теперь им было хорошо видно, что творится за бортом.

– Чур меня! – проворчал Начхал. – Чур!

– Это… Это…

– Где команда? Чего тут такое?

Амбалы чувствовали, как ледяной ужасный ужас сковывает их спины.

Драккар оказался пуст – в том смысле, что команда отсутствовала как таковая. Зато все было залито кровью, забросано внутренностями и обглоданными и расщепленными костями. Оружие – мятые шлемы, сломанные и погнутые мечи и прочее – валялось где попало. Нижняя часть паруса висела кровавыми лоскутами. Вещи словно кто-то нарочно портил, ломал, раздирал. Разгром был полнейшим. И нелепым по уровню кровожадности.

Мухал долго разглядывал побоище, отмечая про себя, что не видит ни одного тела. Во всяком случае настолько целого, чтобы о нем можно было так говорить.

– Дело – дрянь, – заметил Начхал, вволю налюбовавшись кровавым натюрмортом. – Надо кому-нибудь доложить.

– Кому? – спросил Мухал.

– Бригадира найдем. А там пусть сам разбирается. Не наше это дело. Кто-то прикончил бульклингов.

– А чей это драккар?

– Не знаю. Но чей-то определенно.

Не обладая хорошей памятью, которую к тому же усердно вышибали из башки Мухала многие годы, варвар разглядывал клетчатый парус. Паруса у вождей были в клетку, но различались по цветовой гамме, согласно клановому разделению. Но вот поди разбери, кто какие цвета носит! Чтобы запомнить все эти нюансы, мало не быть дальтоником. А лучше всего быть профессором.

Потому не было ничего удивительного в том, что Мухал не смог опознать драккар. Названия на борту тоже не было.

– Ладно, валим отсюда. – Начхал потащил приятеля прочь. – Тут какая-то каша заварилась. Не хочу ее хлебать.

Мухал не возразил. Он тоже считал, что в этой ситуации ретирада будет наиболее благоразумным шагом.

Бригадира варвары все-таки разыскали. Через двадцать минут. К этому времени туман начал потихоньку рассеиваться, подул пока слабый, но свежий морской ветерок.

Рыгус-Крок, наконец, проснулся.


Глава 3 | Чрезвычайный и полномочный | Глава 5