home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

День выдался пронизывающехолодный и отнюдь не подходящий для развлечений на свежем воздухе. Коегде еще не стаяли кучки снега, но в этот воскресный час, когда церкви уже опустели, многие молодые люди все же предпочитали проводить время за подвижными играми, больше похожими на поединки.

Спустившись в отлогую низину меж двумя холмами у северовосточного городского вала, я застала на ней цвет флорентийской молодежи. Четыре десятка отпрысков родовитейших семейств с ожесточенными лицами носились за кожаным мячом, отбивая его друг у друга.

В этом суровом состязании зевать было некогда: ноги мелькали, руки отбивали, отбирали, толкали. До меня долетали хрипы, крики радости, ярости и досады на слабую игру, а над шевелящейся массой разгоряченных тел курился едва приметный парок.

Ничего не стоило выделить среди прочих Лоренцо: он был самым темным – и волосами, и одеждой. Глядя, как задиристо врезается в гущу соперников его крепкая мускулистая фигура, я подумала, что он, должно быть, и есть самый неистовый участник игрового сражения. Джулиано по сравнению с братом был еще юноша, хотя недостаток силы он компенсировал неукротимой энергией. Был здесь и Сандро Боттичелли, но Леонардо я среди них не заметила.

Наконец крики переросли в гортанное крещендо триумфа и поражения, и игра завершилась. Недавние соперники рассыпались не на две команды, а на закадычных приятелей. Они смеялись, дружески толкались и хлопали друг друга по плечам.

Лоренцо почти сразу увидел меня издали и, отделившись от толпы, быстрым шагом двинулся ко мне. Всетаки странная у него улыбка…

– Катон, как хорошо, что ты пришел! Ты, однако, пропустил чудесную игру! Я с детства не гонял мяч с таким упоением.

К своему превеликому удивлению, после нашего ужина во дворце от Лоренцо ко мне непрерывным потоком потекли приглашения составить ему компанию, начиная посещениями воскресной службы в кафедральном соборе, которые я с благодарностью отклоняла, до участия в городских празднествах, куда я с большим удовольствием являлась, всякий раз вливаясь в семейный круг Медичи.

– Вы не слишком пострадали, – сказала я, указывая на царапину на лбу Лоренцо и на брызги грязи на его щеках и тунике.

– Может, зайдем к тебе в аптеку и отпарим дочиста? – запросто предложил он.

– В следующий раз приходи пораньше, и мы сыграем вместе, – подоспел вездесущий Джулиано.

Он растолкал нас плечами и, как всегда, без всяких церемоний вступил в разговор.

– Боюсь, мне больше не суждено погонять в мяч, – уклончиво ответила я. – Однажды я неудачно вывалился из окна конюшни и повредил коленную чашечку. Мне и верхомто тяжело ездить.

– А мой братец влюбился в своего коня, – заявил вдруг Джулиано, избавив меня от тягостных объяснений.

– Тактак, интересно, – подзадорила я его, с ухмылкой покосившись на Лоренцо.

– Они с ним неразлучны, – продолжал как ни в чем не бывало Джулиано. – Лоренцо взялся сам задавать ему корм, а Морелло как завидит его, так сразу бьет копытами, ржет и пускается в пляс.

– Просто он больше любит мужчин, – пояснил брату Лоренцо.

– А если выдается день, когда Лоренцо некогда исполнять обязанности конюшего, то Морелло хворает, – не унимался Джулиано и, обернувшись к брату, добавил со всей серьезностью:

– Когда ты отлучался в Неаполь, твой конек чуть не зачах от тоски.

За это время к нам подошли еще несколько молодых людей, но вскоре, не сказав ни слова, они тяжеловатой походкой, вперевалочку потащились обратно к городу. Кажется, первым песню завел Лоренцо, но ее тут же подхватили остальные, и вся компания принялась выводить непристойные куплеты о косматой прелестнице, которая, несмотря на волосатость, чудо как хороша в постели. Слова песни знали все, и заканчивалась она залихватскими хлопками по подмышкам, после чего все чуть не валились на землю от хохота.

К тому времени мы уже гурьбой шли по городским улицам и горланили под балконами то неприличных заведений, то роскошных дворцов, дожидаясь, пока не покажется в окне юная красотка и не улыбнется нам или почтенная матрона нас не выбранит.

Сандро Боттичелли юлил между мной и Лоренцо, подхватив нас обоих под руки.

– Найдутся ли у тебя на сегодня новые вирши? – осведомился он.

– Так, пара строчек, – скромно ответствовал Лоренцо.

– Значит, целый эпический опус, – поддразнил Сандро и заявил мне:

– Ты знаешь, он ведь у нас искусник сочинять сонеты!

– Неужели? – улыбнулась я.

– Еще желторотым юнцом он написал их прорву, – заверил меня Боттичелли. – Любовные стансы, посвященные прекраснейшей из флорентиек. Донельзя слащавые стишки!

– Тьфу на тебя! – рассмеялся Лоренцо, пихнув Сандро в бок, и вдруг велел:

– Стойте!

Вся компания тут же повиновалась, словно военный отряд своему старшине. Лоренцо трепетным голосом, более проникнутым страстью, нежели мелодией, затянул посвящение, обращенное к закрытым окнам третьего этажа:

До чего ж прекрасна юность,

Скоротечна и кратка…

Остальные хором подхватили за ним припев. Не успели они допеть до конца, как окно отворилось и на балкон вышла очень миловидная молодая женщина, несмотря на ночную прохладу, в одном только платье. Над узким корсетом вздымались молочнобелые пышные груди, озаренные лунным сиянием.

– Кто пропел мне серенаду? – обратилась она к нестройно голосящей толпе под своим балконом. Все в компании тут же притихли. – Ну же, назовитесь! Я чтото не различу вашего лица, но так хрипло каркать может только ктото из Медичи!

Вдруг в воздухе очертил плавную дугу снежок и с мягким шлепком приземлился прямиком в ложбинку меж грудей девушки. Она тихонько взвизгнула, а с благородными повесами от хохота случились корчи. Джулиано изумленно воскликнул:

– Лоренцо, ты сумасброд!

Меня передернуло при мысли, что такой изысканный вельможа, каким я считала Лоренцо, оказался способен на подобную выходку. Затаив от ужаса дыхание, я ожидала, что за этим последует: ругань, поспешное исчезновение дамы с балкона с последующим появлением в дверях грозного родителя… Мне было страшно даже поглядеть, что делается наверху.

Однако ответом на снежок был такой же снежок, запущенный в голову Сандро Боттичелли. Молодые люди завопили от притворного возмущения и принялись нашаривать на земле остатки снега, чтобы запустить им в обидчицу, а озорница тем временем беззастенчиво стряхивала на их головы хлопья, осевшие на перилах балкона. Она заливалась смехом, но вдруг поперхнулась, свесила голову вниз, выставив напоказ лицо и грудь в талых потеках, крикнула шепотом: «Вы все негодники!» – и стремглав унеслась в полураскрытую дверь.

– Ничего, мамочка, – писклявым голосом передразнил воображаемые оправдания Джулиано, – я просто дышала воздухом!

Мы все с гиканьем поспешили свернуть за угол. Джулиано примкнул к Сандро, а мы пошли вдвоем с Лоренцо.

– Вы, кажется, недавно женились? – осведомилась я с неподдельным интересом, понимая, однако, что затрагиваю довольно щекотливую тему. – Разве так положено вести себя молодожену?

– Это не предосудительно, – растерянно возразил Лоренцо. – А позволительно и даже желательно. Ты ведь, наверное, и сам не чужд галантной любви. Но есть еще любовь платоническая. – Последнее слово, видимо, ввергло его в неловкость, потому что он торопливо добавил:

– Своего брата я люблю гораздо больше, чем жену. И Анджело Полициано, и Сандро Боттичелли всегда будут значить для меня больше, чем она. – Немного оправившись от смущения, Лоренцо принялся терпеливо разъяснять:

– Клариче «дарована» мне по причинам политическим и военным. Она станет матерью моих детей, и за это я буду превозносить ее и любить наших сыновей и дочерей. Но моя супруга не разделяет ни моих мыслительных… – Он поколебался и добавил:

– Ни духовных предпочтений. Мои упования на сей счет пропали втуне. Впрочем, неважно, – беззаботно улыбнулся он. – Я счастливейший человек на всем белом свете и больше ни разу не утомлю тебя жалобами на неудачную женитьбу!

Так, парами, мы и дошли до Меркато Веккьо. На рыночной площади уже собралась огромная толпа. Мужчины, женщины, дети переговаривались, ожидая чегото, и прихлопывали в ладоши от холода. Посреди площади был сооружен временный загон, откуда доносилось цоканье копыт о мостовую – судя по звукам, туда согнали около полудюжины лошадей.

Мы с Лоренцо стали протискиваться вперед сквозь толпу, и в этот момент у меня заложило уши от громкого хлопка. Все небо внезапно озарилось, словно над нами разом вспыхнули тысячи звезд, – начался фейерверк.

Каждый новый взрыв неизменно сопровождался неистовыми ахами и охами публики. Мы с Лоренцо подошли вплотную к загону, кони в нем, не привыкшие к суматохе и беспорядочным огненным вспышкам, пугливо косили глазами. Ктото открыл двери загона и впустил туда еще одну лошадь – это была кобыла. Только тут я поняла, что все остальные были жеребцами и только ее и поджидали. Толпа заволновалась. Никто больше не смотрел на салют – земное зрелище обещало гораздо больше остроты.

Запах самки мгновенно возбудил жеребцов: они разом захрапели, зафыркали и начали теснить друг друга, соперничая за близость с ней. В небе разорвался очередной снаряд, и огненные блики отразились в ошалелых глазах кобылы. В этот момент самый сильный из жеребцов покрыл ее, и флорентийцы разразились бурными восклицаниями. Конь наскочил снова, и я поймала себя на неспособности оторвать взгляд от мешанины взмыленных конских крупов, где в одно сливались острое животное удовольствие и боль.

Краем глаза я заметила, что Лоренцо отошел в сторону и разговаривает со слугой, которого я раньше видела в семейном дворце. Мне не было слышно слов, но по помертвелому лицу наследника, его болезненнотоскливому взгляду я сразу поняла, что род Медичи постигла утрата.

Я протолкалась сквозь плотный строй зевак, чтобы быть ближе к другу. Он обернулся ко мне.

– Будь любезен, разыщи Джулиано и Сандро, – попросил Лоренцо, блуждая взглядом вокруг себя. – Наш отец… Мне надо идти, сейчас же.

– Я отыщу их, – пообещала я. – Лоренцо…

Он обернулся ко мне, глядя на меня так, словно его ударили по голове дубинкой. Я обняла его и прижала к себе:

– Я соболезную…

– Папочка… – прошептал он и скрылся в толпе.

А я отправилась на поиски его братьев.


ГЛАВА 11 | Синьора да Винчи | ГЛАВА 13