home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

Нейлоновая широкая лямка отдавливала Васильеву плечо. Баллоны с кислородной смесью, ничего не весившие в воде, на суше казались тяжелыми. Стараясь ни обо что не ударить ношу, он вышел из ангара, где от накалившейся крыши было невыносимо душно, и понес к грузовику, стоявшему мордой к воротам. Будка его была раскрыта, внутри, раскладывая снаряжение, возился Борисов. Подойдя к машине, он подал спаренные баллоны товарищу, тот отволок их к самой кабине, на маты, где меньше тряски.

Вспотевший Васильев стащил с себя майку, но и это не спасало. По дороге в ангар он свернул к микроавтобусу, спросил у Ирины воды и облился с ног до головы. Кроме нее в салоне сидела кубинская девушка-врач по имени Глория. Она была не старше двадцати двух лет, довольно симпатичная собой мулатка с роскошными вьющимися волосами, забранными в лошадиный хвост. Стесняясь, она сторонилась общения и пока держалась особняком.

Вылитая на плечи и шею вода моментально высохла под нещадно палимым солнцем, Васильев поплелся обратно в ангар. Навстречу еще нес баллоны еще один новый член команды. Технический специалист, как представил вчера его Сантьяго де Мартинес. Санчес, так звали парня, был невысокого роста, но плечист и крепко сложен. Баллоны, что он тащил на плече, при его комплекции они казались игрушечными, под безрукавкой, трещавшей по швам на его могучем торсе, перекатывались тугие шарики мышц. Лицо его было скуластым, сплюснутый нос выдавал в нем любителя почесать кулаки.

Войдя в ангар, Васильев размашистыми шагами направился вдоль составленных ярусами ящиков и повернул в закуток, где лежало предназначавшееся экспедиции оборудование. Оставив на потом дизельный генератор, который одному унести не по силам, он забрал полиэтиленовую упаковку с минеральной водой и, тужась, потащил к грузовику. Руки, отвыкшие от тяжелой работы, быстро уставали, и прежде чем он передал упаковку сварившемуся в будке Борисову, пару раз устраивал короткие передышки.

Санчес, не в пример ему, таскал как заведенный.

«Не больно он похож на инженера-технаря», — с долей неприязни подумал Васильев, телепаясь на подкашивающихся ногах в бокс.

В закутке его дожидался Санчес, приподнимая от цементного пола генератор.

— Взяли? — обратился он к Васильеву, и историк вцепился обеими руками в какую-то выпирающую железяку.

Тяжел же был этот генератор еще советского образца. Японский аналог Васильев запросто таскал сам, не надрываясь. Чтобы не упасть в глазах Санчеса, он до последнего терпел и не просил перекура, пока громоздкий механизм не просунули в будку. Борисов с трудом сдвинул его от двери, поражаясь:

— Как же вы такую тяжесть вдвоем тащили? Язык бы отвалился меня позвать?

Васильева уже изрядно болтало, но он перебирал ногами вслед за атлетичным кубинцем, не желая ни в чем отставать.

Компрессорная установка была немногим легче генератора. Неловко задевая ее коленями, перенесли к грузовику, возле которого стояли Морозов с господином Мартинесом и Ирина.

— Все? — отряхнув руки, спросил из кузова Борисов и, услышав положительный ответ, спрыгнул на площадку.

Водитель большегруза, наблюдавший со стороны, затворил дверь, набросил засовчик и замкнул в проушинах висячий замок.

— Мы не опоздаем, Сантьяго? — сверилась со временем Ира, перешедшая в виду особой благосклонности с Мартинесом на ты.

— Госпожа Ирина, до вылета еще двадцать минут. Ехать нам и того ближе. Но и опоздай мы, самолет зафрахтован на весь день, полчаса в любую сторону никакой роли не играют.

Сказав водителю грузовика следовать за микроавтобусом, они расселись по местам, задвинув за собой дверь. Васильев, у которого спеклось в глотке, полез за водой.

— Как же вы живете в такой жаре? — он искренне недоумевал.

Мартинес расхохотался.

— Это еще не жарко!

— Тогда что это, если на градуснике тридцать шесть по Цельсию?

— У нас в середине июля за сорок пять зашкаливает. А сейчас лето уже подходит к концу.

— Вам бы наши январские морозы.

— Помню! — ностальгически вздохнул Сантьяго. — Когда еще в Союзе учился… Зима, морозяка заворачивает, а я из общежития в гастроном за портвейном бегу… Жребий на меня упал, — с охотой пояснил он Ирине.

Микроавтобус, мягко шурша колесами, выехал за территорию. Справа и слева до самого шоссе простирался выжженный зноем пустырь.

— Самолету за рейс весь груз не переправить. Придется летать дважды. Не забывайте каждый вечер выходить по рации на связь, — давал последние инструкции Санычу Мартинес. — Чтобы мы за вас не волновались. Санчес знает позывные и частоты, доверьте это дело ему.

Морозов глядел в затемненное тональной пленкой окно, за которым мелькала автострада и согласно кивал. Гавана оставалась позади, микроавтобус мчался по пригородному шоссе, вдоль которого зеленел вплотную подступающий лес…

Впереди ждал затор. Десятки машин скопились на узком участке, перед смятой лобовым столкновением легковушкой, развернувшейся поперек дороги. Дорожная полиция, не взирая на гудки клаксонов и нервозность собравшихся водителей, неспешно производила сопутствующие замеры.

— Я же говорила, что опоздаем! — высунулась в люк Ирина.

Мартинес вздохнул, тут он был бессилен что-либо сделать. Сорок томительных минут ожидания на солнцепеке превратились в часы. Наконец водители разобрались по своим брошенным машинам, медленно-медленно трогались вперед, проезжая мимо изуродованной легковушки, оттянутой тросом на обочину.


* * * | Искатели приключений | * * *