home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

Сантьяго де Мартинес объявился в одиннадцатом часу утра, сразу после завтрака. Своих российских гостей он застал выходившими из столовой.

— Как ваше самочувствие? — чмокнув тонкую кисть Ирины, озаботился он в первую очередь.

— Нормально.

Она через силу выдавила улыбку, когда, конечно, все было далеко не нормально, а минувшую ночь она в бессоннице прокрутилась на постели, мешая спать Васильеву, и забылась уже перед самым рассветом. Но и тот короткий утренний сон, который вернее было бы назвать забытьем, облегчения не принес. Ее мучили кошмары, снился то карнавал, где все ополчились против нее, и всякая маска, отвратительно склабясь, прятала в складках одежды нож. То вдруг грезилось, что под одеялом шебуршится змея, холодной и мерзкой веревкой ползет по груди, блистая черными бусинками глаз; она с криком подскакивала с кровати…

— Я с хорошими новостями, — Мартинес пожал руку Санычу.

— Мужчины, давайте не будем о делах говорить в коридоре, а поднимемся к нам номер, — предложила Ирина, резонно считая, что двухкомнатный люкс все же лучше тесных апартаментов Морозова.

Пригласив гостей в гостиную, она предложила Мартинесу кресло у балкона, где обдувало морской прохладой. Саныча усадила под картиной, предложив остальным кожаный диван, что стоял напротив мебельного гарнитура с хрусталем, чайными сервизами и прочей посудой.

Мартинес раскрыл дипломат, вынул лист бумаги, на котором грубыми штрихами был набросан портрет мужчины.

— Сегодня меня навестили из департамента полиции. Вчерашними происшествиями сильно заинтересовался министр внутренних дел, особенно после того, как я рассказал ему о цели вашего визита и о предстоящей совместной экспедиции. Он дал понять, что будут приложены все силы к розыску злоумышленников, а это — составленный со слов администратора отеля портрет человека, бравшего ключи от вашей комнаты. — Он протянул его Владимиру. — Посмотрите внимательно, может знаком вам?

Взяв у Сантьяго де Мартинеса листок, Васильев просмотрел его мельком и передал супруге.

— Я его не знаю, — с уверенностью заявил он.

Ирина более пристально рассматривала рисунок. Неестественно круглое, широкое лицо, глаза на выкате и мясистый нос. Встреть такой страх божий, подумалось ей, в темное время и в темном месте, запросто схватишь инфаркт.

Рисунок прошелся по рукам, но никто из россиян подозреваемого не узнал.

— Ладненько, — убрав его в дипломат, Мартинес перешел к более важному. — В ресторане, в день знакомства, я рассказывал, что просил англичан изучить архивы Королевской библиотеки в поисках документального подтверждения злополучного рейса «Виктории» из Индии в Британию и подробностей ее гибели.

— Англичане что-то нашли? — насторожился Морозов.

— Да, — с важностью кивнул де Мартинес. — Не буду от вас скрывать, — и к моему, — он особо выделил ударением слово «моему», — немалому удивлению. Не знаю даже, с чего и начать…

Он помял пальцы, подобно пианисту перед ответственным выступлением, извлек из кейса старую, обтрепавшуюся гравюру. — Работа неизвестного художника. Портрет адмирала военного флота Британии сэра Генри Вильсона. Датируется примерно началом шестидесятых годов девятнадцатого века.

Морозов с трепетом принял он него гравюру, боясь ее повредить. С серого листа на него строго и с присущим высшему сословию высокомерием смотрел статный мужчина в парадном, сплошь увешенном наградами, мундире. Лицо его было тонким и выразительным, и почти по интеллигентному мягким, если бы не глаза — особенно удавшиеся художнику. Глаза его были жесткими, глядели с холодным прищуром, выдавая в адмирале человека волевого, умеющего подчинять себе других.

— Карьера сэра Генри после трагедии с «Викторией» покатилась под откос. Все дело в том, что груз на ее борту предназначался самой королеве, и Виктория не простила оплошности своему лучшему адмиралу.

Сантьяго снова с хрустом замял пальцы.

— В 1857 году в Индии вспыхнуло восстание сипаев. Сипаи составляли костяк бенгальской армии, принимавшей участие в ликвидации мятежей своих соплеменников. Они были вроде сегодняшних наемников, получали жалование, которое было не в пример низким. Кроме того, англичане, не желая в колониальных войнах терять своих солдат, использовали именно сипаев. Индусам доводилось воевать в Афганистане, Бирме, Китае. Недовольство такой политикой и вызвало первую искру. А взбунтовались они из-за такой мелочи, как патроны…

— Патроны? — обнимая за плечи невесту, переспросил Васильев.

— Именно!.. Британцы до такой степени считали сипаев за быдло, что поставляли патроны в обмотках, смазанных от ржавления говяжьим или же свиным жиром.

— Глупцы, — засмеялся Морозов. — Во многих индийских штатах корова почитается как священное животное.

— Все верно! И еще тонкий момент — в бенгальской армии служили брахманы, джаты, раджпуты, и часть их исповедовала ислам.

— Возможно, чего-то я не понимаю? — вмешался Васильев, — Но какая здесь связь?

— Большая, мой друг! — воскликнул Сантьяго де Мартинес. — Обмотки приходилось прежде обкусывать, чтобы извлечь патроны. Теперь представьте реакцию мусульманина, которого заставляют проделывать это, соприкасаясь не просто свинины, а ее жира!..

Да… надо еще добавить, что колонизация проводилась силами Ост-Индской компании, неплохо нагревавшей руки на торговле и вывозе из колонии драгоценных металлов и камней… Бунт был жестоко подавлен! — сверкая глазами, воодушевлено прибавил Мартинес. — Выжигались целые города. Все, что имело цену, разграблялось. Грабились дворцы князей, грабились храмы и монастыри. Никто не мог противостоять всесильной компании. Пока однажды слухи о творимых зверствах не дошли до сведения королевы Виктории. В пятьдесят восьмом году Ост-Индскую компанию прикрыли, ее хозяев в Британии ждал Тауэр!.. Но глупо садиться за решетку, имея баснословное состояние. Желая откупиться, владельцы послали слезное письмо Виктории, обещая в подарок Ее Величеству золото и алмазы. Они, правда, и здесь шельмовали. Презент королеве составлял лишь малую толику того богатства, что они собирались переправить в Британию. В середине декабря 1858 года они загрузили подарками торговую шхуну «Викторию» и в сопровождении лучшего фрегата британского флота, под командованием самого Вильсона, отправили в рискованный поход. Как мы знаем, в порт назначения «Виктория» не прибыла.

Он сделал передышку, оглядывая слушавших ученых. В его неудовольствию, Борисов несколько отвлеченно дрыгал ногой, засмотревшись на цветочные узоры сервизов. Казалось, он вполуха слушал рассказ, веря в него не более, чем историческую небылицу. «Скептик, — определил его де Мартинес, — такие не верят ни во что, и отрицают очевидное, пока не увидят собственными глазами ощупают со всех сторон… Другое дело его молодой коллега, благодарный слушатель…»

— Огромную ценность, на мой взгляд, представляет дневник адмирала!

— Как?! — не веря в столь удачное стечение обстоятельств, даже привстал из кресла Морозов. — Неужто до наших дней сохранился?

Торжествующая улыбка сама расползлась по лицу Мартинеса. Порывшись в кейсе, он шлепнул на колени целлофановую прозрачную папку, внутри которой лежал журнал в коричневой плотной обложке, со всеми предосторожностями вытащил его, развернул на помеченной закладкой странице, готовясь читать…


* * * | Искатели приключений | * * *