home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

«Сатурн» Бетси попрежнему стоял в гараже, а мой пикап – за домом, но ни одна из машин не была на ходу. Все следующее утро я провел, пытаясь завести их. Наконец часов в десять, в перерыве между завтраком и ленчем, я отвез Бетси в «Джампстарт» – она хотела поговорить с Биллом Тьюнингом по поводу возвращения на работу.

– Бетси! Курт! Привет, Мириам! А ты, кажется, подросла! Рад вас снова видеть! – поприветствовал нас Билл – толстый краснолицый мужчина. При первой встрече он всегда производил впечатление весельчака. – Знаешь, Бетси, мы все так переживали. Я оказался в трудном положении, когда ты так неожиданно исчезла. Куда ты увез эту девушку, Курт?

– Билл, – сказал я, – сейчас вы наговоритесь всласть. Рут здесь? Хочу поблагодарить ее за вчерашний ужин.

– Мы должны поддерживать друг друга, – сказал Билл.

Оказывается, все это время Рут стояла у черного хода и курила.

– Привет, Рут, – сказал я. – Хочешь, пока Бетси разговаривает с Биллом, я вытащу тебе свиные отбивные из морозильника?

– Они там так долго лежат, что не знаю, можно ли их теперь есть. Билл обещал разморозить холодильник и освободить его в эти выходные.

– Думаю, лучше достать то, что еще пригодно для еды, – настаивал я, и Рут подмигнула мне.

– Ну, – протянула она, – ты достаточно худой, чтобы пролезть туда. А Билл – слишком толстый. Поэтому там все так и запущено. Тебе дать пакет?

Морозильник попрежнему был покрыт изнутри инеем и походил на ледяную пещеру. Большой отверткой я шумно скалывал лед, пока не добрался до полки над свиными отбивными и старыми булками для гамбургеров. Здесь несколько месяцев назад я оставил свой «огнетушитель», так как думал, что уеду не больше чем на пару недель. Мешочек со льдом лежал на месте. Я стал освобождать его отверткой. Колол, кромсал, отковыривал. Несмотря на холод, я вспотел. Я вытянул руку и стал искать на ощупь. На мгновение, которого оказалось достаточно, чтобы сердце едва не выскочило у меня из груди, мне показалось, что «огнетушитель» исчез. Затем мои пальцы нащупали его – он вмерз в слой льда. Я поверил в существование ангелахранителя. Я изо всех сил дернул «огнетушитель», пытаясь вынуть его, но он не сдвинулся с места. Я ухватил его покрепче и стал раскачивать, но он не поддавался.

– Курт, что ты там делаешь? – послышался голос Бетси.

– Ничего, малышка. Пытаюсь вытащить изо льда старые продукты.

– Давай быстрее. Билл хочет, чтобы я поработала сегодня в дневную смену, а мне еще надо вернуться домой.

От тепла моей руки лед наконецто подтаял, и «огнетушитель» выскочил, издав чавкающий звук. Я положил его в рюкзак. Затем, достав коробку со свиными отбивными, а заодно и коробку с булками для гамбургеров, я бросил их в бумажный пакет и, как только выбрался из морозильника, передал Рут.

Бетси улыбнулась мне.

– Ты похож на Снежного человека, – сказала она, и Мириам рассмеялась.

Днем я поехал на старую водопроводную станцию, находившуюся на северовосточной окраине Уэстфилда. Помню, как ездил туда с классом на экскурсию; мне было восемь лет. Тогда меня больше всего поразило, что на водопроводной станции была большая, пышущая жаром топка. Не могу сказать, для чего она служила, но я надеялся, что она все еще там есть. Я хотел разведать обстановку. И вдруг я увидел на двери кабинета управляющего имя Сэма Перкинса – того самого Сэма Перкинса, который был моим лучшим другом в третьем классе, как раз когда мы ездили на ту экскурсию. Потом его родители переехали, и мы стали ходить в разные школы. Странно, как теряются следы людей даже в маленьком городке. Сначала по инерции продолжаешь наводить о них справки, но постепенно они исчезают из твоей жизни.

Повзрослев, Сэм оказался намного серьезнее, чем могли предположить те, кто знал его ребенком. В городе было полно людей, которые стремились жить правильно, и Сэм старался не отставать. Я ушел в рейнджеры, но время от времени слышал о нем. Он женился, завел двух детей, каждое воскресенье ходит в церковь и еще чтото в этом же духе. Он не был похож на человека, который стучал Библией по кафедре и призывал преследовать негров и евреев. Сэм хотел производить впечатление хорошего христианина и порядочного семьянина. Возможно, он таким и был. Я не знал, каким он был сейчас.

– Курт! Дружище! Ты вернулся! – радостно воскликнул Сэм, когда я появился на пороге его офиса. Он выглядел так, как я и представлял себе: белая рубашка с короткими рукавами, полосатый галстук, правда, лицо у него несколько оплыло и стало какимто печальным. – Я слышал, что ты уезжал защищать страну.

– Я был в резерве армии, не более, – скромно ответил я.

– После твоего исчезновения ходило много слухов.

– Ты же знаешь, как бывает в армии, – сказал я. – Планируется сделать коечто потихому, а поднимается столько шума. Но уверяю, со мной ничего особенного не случилось.

– Опять рейнджеры?

Меня удивило, что ему известно о моих делах. Но Сэм всегда интересовался окружающим миром.

– Да, примерно. Но говорить об этом не положено…

– Если ты мне расскажешь, то тебе придется убить меня?

– Верно. – Я рассмеялся и слегка покачал головой.

– Как Бетси и Мириам?

– Хорошо. Да, у них все нормально. – Я так и не смог запомнить имя его жены и детей. – А твоя семья?

– Каролина и дети в порядке, спасибо. Бог мой, Курт, я так рад тебя видеть!

– Я тоже. Очень.

– Что я могу для тебя сделать? – Он искренне хотел мне помочь, и я уже собирался попросить его о небольшой экскурсии по станции. Хотелось узнать, чем он занимается. Но тут Сэм задал еще один вопрос: – Ты ищешь работу?

– Вообщето нет.

– Если хочешь, я могу тебя устроить.

– Сэм, я просто пришел поздороваться, так как проходил мимо, и еще я подумал, что мы с тобой давно не виделись.

– Да, я рад, что ты зашел, – сказал Сэм. – И я знаю, что ты снова начнешь работать по контракту, и тебе, возможно, придется уехать. Но я подумал… что ты мог бы мне немного помочь.

– Что ты задумал?

– Понимаешь, здесь очень плохо обстоят дела с дисциплиной. – Он встал и закрыл дверь офиса. – Как посмотришь на людей, которых приходится брать на работу, то плакать хочется. Те, кто соображает, что слишком умны для такой работы, а другие, слишком ту… ладно, не достаточно умны. Но главное, что никто из них не придерживается старой доброй дисциплины.

– И в чем проблема?

– Это персонал среднего звена. Они наблюдают за компьютерами, проверяют оборудование, сверяют графики. Одна из главных обязанностей – следить за подачей хлора и не допускать утечки. Есть аварийная система, но излишняя осторожность никому еще не вредила. Понимаешь, мы не на атомной станции, и тебе не обязательно быть инженером, так что особенно не переживай. Но нам нужен человек, серьезно относящийся к работе, а главное – умный. Ты имел дело с водопроводной системой?

– Я собирал кухни и коечто делал сам.

– Этого достаточно. По крайней мере на небольшой срок. Но это очень ответственная работа. Если мы не будем все делать как должно, у людей не будет чистой воды. Или хуже того, она будет плохого качества. А что касается хлора… к нему нужно относиться с уважением. Поэтому когда я увидел тебя в дверях своего офиса, то подумал: «Сэм, твои молитвы услышаны!» Я уволил последнего ночного инспектора на прошлой неделе. С тех пор работаю по две смены. И просто с ног валюсь. – Сэм нагнулся над столом. – Курт, ты мне сделаешь большое одолжение, если поработаешь у нас пару месяцев. Просто освободишь меня ненадолго, пока я не найду когонибудь на эту должность. Вот и все. Если решишь уйти, это твое право. А если захочешь остаться, я оформлю тебя на полную ставку.

– Я могу подумать?

– Конечно, – ответил он. – Сообщишь о своем решении завтра?

Я посмотрел на своего друга, который сильно изменился за эти годы, но все равно оставался моим старым другом.

– Пожалуй, ответ уже готов: принимаю твое предложение.

Когда я вернулся домой, в большой комнате работал телевизор и перед ним сидела Мириам. На кухне работала посудомоечная машина. На нашем новом телефоне в спальне мигал сигнал о полученных звонках; Бетси нигде не было.

Я вернулся в комнату к Мириам.

– А где мама?

Заканчивался повтор мультфильма «СкубиДу», и Мириам ждала, пока пройдут финальные титры.

– Мама в душе, – ответила она, не отрывая глаз от экрана.

Бетси, заматывая вокруг себя полотенце, показалась в дверях ванной.

– Привет, малышка, – сказал я.

– Нет времени, – отозвалась она. – Ты опоздал, мне надо успеть в «Джампстарт». Не могу поверить, Билл оказался таким милым.

– У меня тоже приятная новость.

– Неужели?

– Сэм Перкинс с водопроводной станции взял меня на работу. Это поможет нам подняться. Придется работать в ночную смену, зато хорошо платят.

Бетси пыталась понять, серьезно ли я отношусь к этому предложению и действительно ли хочу его принять.

– Очень хорошо, – заключила она.

На вторую ночь я взял с собой на работу Меч Ангела. Печка на водопроводной станции нагрелась сильнее, чем паровой двигатель, и сквозь старое слюдяное окошко пробивалось желтокрасное сияние. Через несколько месяцев должны сменить оборудование. Сэм сказал, что ему чудом удалось работать на этом оборудовании так долго при таком низком бюджете. Он едва сводил концы с концами. Я открыл маленькое окошко и затолкал «огнетушитель» в печку, как снаряд в пушку, а потом закрыл и запер заслонку с оконцем. Через секунду раздался хлопок: контейнер взорвался и стал плавиться. Вот и все, Меча Ангела больше не существовало. Моя старая война, моя святая война, наконецто кончилась. Но я был единственным, кто знал об этом.


Глава 27 | Охота на «крота» | Глава 29